Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Деятельность судебного эксперта

 Анализ понятия «деятельность судебного эксперта» требует детального изучения его общих характеристик, определения места и значения в жизни общества, установления связей с другими близкими понятиями.
Специализированная экспертная деятельность в настоящее время приобретает актуальное значение. Принимаемые решения в условиях интенсивных межгосударственных и межнациональных интеграционных процессов требуют взвешенных и обоснованных подходов, учитывающих весь спектр действующих факторов и тенденций. Это связано с процессами глобализации в политической, экономической, социальной сферах, ускоряющимися темпами прогресса в науке и технике, обострением экологической обстановки не только в отдельных регионах, но и в планетарном масштабе.

 

Не вызывает сомнений, что многие принимаемые решения и последующая их реализация в пределах одного государства без предварительного, объективного и всестороннего экспертного исследования может существенно повлиять на уклад жизни и безопасность населения других государств, континентов[1]. В такой ситуации социальный статус эксперта и значение его работы существенно возрастают. Вместе с этим повышаются и требования, предъявляемые к результатам такой деятельности с точки зрения объективности, всесторонности и обоснованности.

 

На семантическую близость понятий «экспертная деятельность» и «деятельность судебного эксперта» указывалось в работе Б.М. Бишманова[2]. Однако следует отметить, что автор рассматривает эти понятия как стоящие рядом, без должного анализа их взаимоотношений. Между тем их отношения должны характеризоваться как целое и часть. В качестве целого рассматривается экспертная деятельность. Деятельность же судебного эксперта является только частным проявлением общего понятия «экспертная деятельность» и фигурирует, как явствует из наименования, только в судебной системе. Иерархические отношения этих понятий представлены на рис. 1.

 

деятельность судебного эксперта

 

 

Основанием для объединения таких разнородных экспертиз является общность существенных характеристик деятельности эксперта вне зависимости от сферы поставленной задачи и его специализации. К ним следует отнести наличие двух фаз деятельности при производстве экспертизы (рис. 2). Их векторы различаются по предметности, направленности, разрешаемым задачам и применяемым методам. Вместе с тем они объединены одной общей целью, что позволяет говорить о целостности деятельности эксперта, а потому и тождественности ее важнейших структурных элементов.

 

деятельность судебного эксперта

 

Когнитивная фаза занимает весь исследовательский процесс. На этом этапе деятельность эксперта направлена на выявление и трансформацию информации, содержащейся в объекте. Фаза заканчивается завершением формирования внутреннего убеждения эксперта.

 

Коммуникативная фаза начинается с началом формулирования выводов. Продолжается при составлении текста заключения эксперта, подготовке иллюстративного материала. Такой подход не противоречит теории коммуникации, так как взаимодействие осуществляется как при непосредственных устно-речевых контактах, так и опосредованно, по письменно-речевым каналам связи. Заканчивается фаза принятием выводов эксперта либо несогласием с ними. В случае судебной экспертизы это вынесение судебного решения по делу.

 

При формировании научного определения «деятельность судебного эксперта» следует учитывать два важных обстоятельства и, поэтому возможно наметить как минимум два направления.

 

Первое состоит в определении всей сложности и многоплановости явления деятельности судебного эксперта. В этом случае необходимо учитывать особенности деятельности эксперта при производстве экспертиз, консультационной и профилактической работе, взаимодействии эксперта с сотрудниками правоохранительной системы и участии эксперта в судебном заседании. Перечисленное представляет важнейшие структурные элементы деятельности эксперта и в определении должно найти отражение. Но такая дефиниция будет многословной, слишком объемной и неудобной для использования в научном обороте. Необходимо находить согласие и меру между содержанием и его внешним оформлением.

 

Второе: допустимо также выделить только существенные, определяющие стороны деятельности и пренебречь второстепенными. Очевидно, что такой подход также имеет право на существование. Но в таком случае возникает проблема выбора: что отнести к разряду существенных и какие элементы деятельности оценить в качестве второстепенных. Выше уже отмечалось, что необходимо делать такой выбор среди факторов, влияющих на исследование деятельности судебного эксперта.

Очевидно, как первый, так и второй путь имеет свои положительные и отрицательные стороны, причем последние в обоих случаях преобладают и поэтому непригодны для формирования конструктивного определения деятельности эксперта.

Представляется продуктивным принятое в психологии подразделение в пределах одного вида деятельности: ведущей и производных от него подвидов деятельности. Определение рассматриваемого предмета должно указывать как на общие черты, так и на уникальные его особенности. Деятельность судебного эксперта — это ведущий, системный, целенаправленный и программный процесс внутренней — психической и внешней — двигательной активности эксперта, направленный в соответствии с поставленной задачей на преобразование потенциальной информации, содержащейся в объекте исследования, существенные для судебного разбирательства сведения, а также выполнение производных от ведущего действий, обеспечивающих его точность и полноту.

 

Ключевыми словами в определении являются «процесс преобразования». Процесс как самостоятельное явление сущностно связан с временным фактором, он всегда разворачивается во времени. В содержательную сторону процесса, взятого отвлеченно, могут входить явления любой сферы деятельности человека, например технологический процесс, химический, творческий, коммуникативный и т.д.

 

В определении это слово относится к субъекту деятельности — эксперту. Человеку, имеющему развитую психическую организацию и способному выполнять сложнейшие двигательные акты навыковой природы. Причем проводится противопоставление внутренних и внешних аспектов деятельности. Внутренний аспект по отношению к внешнему является главенствующим. Так, познавательные процессы при производстве экспертизы составляют существо его деятельности, и от их результатов, в основном, зависят особенности протекания производных действий. Внутренний план включает психический мир человека и все явления, связанные с его субъективной организацией. К нему относятся мыслительные, волевые, эмоциональные элементы психики, ценностные ориентации, этические и эстетические представления, явления духовного порядка. Очевидно, в деятельности эксперта они играют решающую роль.

 

Внешний план имеет подчиненное значение, он обеспечивает не только успешное протекание всей деятельности эксперта, но во многих случаях необходим в качестве ее важнейшего условия. Так, судебному медику для того, чтобы выяснить причину смерти человека, необходимо умело рассечь его грудную клетку, извлечь легкие и препарировать этот орган. Судебный баллист, трасолог, почерковед должны обладать в своей сфере навыками работы с оружием, механизмами, приборами и документами. Такие исполнительные блоки движений и операций входят в квалификационные показатели специалиста.

Вместе с тем непосредственно противопоставлять психическое и двигательное некорректно, так как сами навыковые движения обеспечиваются сложными психическими процессами и поэтому представляют собой единое целое[3].

Субъект деятельности всегда находится в активном состоянии. Слово «активность» предусматривает самый широкий спектр явлений, начиная от неосознаваемой, например физиологической активности какого-либо органа человека, и заканчивая его осмысленной и направленно-волевой активностью при достижении поставленной цели. Под термином «активность» имеются в виду динамически устойчивые характеристики основных параметров деятельности конкретного эксперта, несмотря на постоянно меняющиеся ее условия. Аналогичную характеристику можно встретить при исследовании письменной деятельности. В частности, анализируя криминалистические значимые свойства письменно-двигательного навыка человека, В.Ф. Орлова отмечает: «Функциональная система письма обладает свойствами высокоорганизованных динамических систем — высокой устойчивостью и вместе с тем высокой подвижностью, надежностью, возможностью компенсаторных изменений и т.п. Подобные системы организуются по принципу сложного сочетания жестко детерминированных и вероятно-статистических связей. В сложной функциональной системе результат строго адекватен той программе, условиям, цели, которые связаны у данного лица с совершением конкретного поведенческого акта. В то же время варьирование, изменение условий, целей и других факторов изменяют и программу. Из этого следует наличие свободы выбора, определенная статистичность в конкретном решении»[4].

 

Представление о деятельности как процессе не упрощает сложности ее организации. С целью некоторого редуцирования в пределах одного вида деятельности необходимо выделить ведущую и производные от ведущей деятельности (рис. 3). При таком подходе возможно корректно отграничить главное в доминирующем виде деятельности, а затем по необходимости рассмотреть подчиненные.

 

деятельность судебного эксперта

 

Ведущим видом в деятельности судебного эксперта является производство экспертиз. Он подробно выделен с учетом индивидуально-деятельностной точки зрения в определении.

 

Ведущей деятельности присущи основные целеустановочная и мотивационная функции. Производные же виды деятельности, к которым относятся профилактическая, консультационная и участие эксперта в судебных заседаниях и следственных мероприятиях, обеспечивают точность и полноту, объективность и презентабельность ведущей. Несомненно, все производные виды деятельности являются коммуникационными по своей природе и характеризуются особенностями сферы «человек-человек».

 

Процесс деятельности определяется как системное, целенаправленное и программное явление. О системности в деятельности эксперта говорится во многих изданиях[5][6]. Вкладывают в этот термин, как правило, содержание, не всегда раскрывающее его истинное значение.

 

В литературе можно встретить мнение, согласно которому деятельность эксперта характеризуется как систематичная. При этом отмечается, что «систематичность деятельности эксперта проявляется в постоянном выполнении своих обязанностей в силу его профессии». Такая характеристика обращена к внешним чертам деятельности и определяет ее проявление в ряду других деятельностей, но не затрагивает сущностных особенностей.

 

Деятельность, подобно живому организму, обладает свойствами системы. Это означает, что деятельность состоит из такого множества элементов, которое образует определенное единство и целостность благодаря их устойчивым отношениям и связям между собой. Иначе говоря, устойчивые связи множества элементов порождают структуру системы.

 

В целом системно-структурный подход при изучении сложного явления предполагает его рассмотрение не как единичного объекта либо суммы частей, соединенных между собой механически, но как единого целого, состоящего из взаимосвязанных элементов. В этом случае изучаются не только элементы объекта, но и межэлементные связи, происходит выявление структуры системы и ее качественно новых свойств. В результате достигается полное и адекватное познание объекта.

 

При исследовании деятельности судебного эксперта системно-структурный подход является методически решающим условием ее объективного и всеобъемлющего познания. В этой связи разрешением важнейшей задачи является выявление структуры деятельности и установление межэлементных связей. Особенность такого исследования заключается в том, что сами элементы системы не являются простыми явлениями, а представляют собой сложно организованные подсистемы, действующие порой в качестве самостоятельных систем.

Процесс характеризуется также целенаправленностью. В целом деятельность эксперта, будучи явлением общественного порядка, не может быть мыслима вне целеполагания. Бесцельной деятельности не существует, так как цель имплицитно включена в ее состав. В противном случае будет получена активность без целостности, направленности, структурности, программности, а следовательно, лишенная какого-либо смысла.

 

В литературе отмечается целевой характер экспертной деятельности. Причем основной и единственной целью деятельности, по мнению авторов публикаций, является установление новых доказательств, актуальных в пределах конкретного судебного разбирательства. «Общественный характер деятельности порождает ее целенаправленность, заключающуюся в том, что в каждом случае производства экспертизы должны быть установлены на основе применения специальных познаний новые факты или дано толкование представленным эксперту фактам, которые, фигурируя в качестве доказательств, призваны способствовать установлению объективной истины по делу». Очевидно, что деятельность эксперта в силу природы экспертизы должна постулировать такую цель. Однако представлять ее в качестве единственной означает неоправданно упрощать сложное явление. Теоретические конструкции, построенные без учета эмпирического материала, неизбежно приводят к расхождению с нуждами практики (проявлению так называемого «эффекта ножниц»).

 

Целеобразование человека всегда связано с временным фактором и представляет собой сложный процесс. Субъект ставит перед собой цели, которые он планирует достичь в будущем, но намечает их в настоящем, с учетом окружающего мира, субъективных представлений о своих возможностях и т.д.

 

Общественно предопределенная цель деятельности в реальных ситуациях дополняется иными, личностно значимыми для эксперта целями. Их перечень весьма значителен. Среди них можно выделить следующие: позиционировать себя в определенном круге своих знакомых, демонстрировать кому-либо свои возможности и способности и т.д. Таким образом, цели можно подразделить на основные и дополнительные, социально окрашенные и личностно значимые. В формировании личностных целей также присутствует значительный социальный аспект.

 

Процесс имеет направленность в соответствии с поставленной задачей. Не следует смешивать нацеленность и направленность деятельности эксперта. В данном случае это очень близкие по смыслу термины, однако они имеют некоторое различие. В первом случае это устремленность к идеальному, желаемому. Во втором речь идет о конкретном, материально ощущаемом результате деятельности — заключении эксперта. Направленность деятельности эксперта определяется и задается инициатором экспертизы и конкретизируется в задаче.

 

Цель содержит обобщенный образ значимого для субъекта будущего. В процессе деятельности результаты разрешения частных задач сопоставляются субъектом с этими обобщенным образом, что позволяет корректировать и контролировать основные параметры процесса. Такое сопоставление и является единственным объединяющим условием целостности деятельности эксперта. Цель наполняет также содержанием смысловую сторону деятельности.

 

Целенаправленность, как уже отмечалось, предполагает и требует некоторого форсирования событий, «забегания» субъекта в будущее. В деятельности такая временная устремленность связана с ее программированием. В таком случае программный компонент выступает механизмом, упорядочивающим процесс. Построение программы позволяет предусмотреть весь алфавит действий, операций, ведущих к достижению поставленной цели. Для этого существует общая программа. В дополнение строятся частные программы, обеспечивающие наиболее ответственные действия. Современные представления о программировании деятельности свидетельствуют о возможной совместимости высказанных в свое время Н.А. Берн- штейном двух гипотез: гипотезы «гребенки» — планирования всего действия до начала движения и гипотезы «цепочки» — достройки и конкретизации программы внутри последовательности действий[7]. Программа содержит план, обеспечивающий надлежащую последовательность реализации алфавита мероприятий.

 

Процесс деятельности судебного эксперта имеет своим содержанием преобразование. С научной точки зрения, надо признать, преобразование представляет недостаточно изученный феномен. Оно объединяет собой множество явлений — таких как абсолютность и относительность нового в познании, сущность когнитивного процесса, формирование внутреннего убеждения человека, творчество, интуиция, взаимная связь сознательного и неосознаваемого и т.д.

 

С точки зрения здравого смысла преобразование есть перевод уже имеющегося в нечто другое, причем это второе сущностно связано с первым и поэтому не является процессом создания принципиально нового. Таков путь в науке, технике, искусстве, таков он и в экспертизе. Например, закон всемирного тяготения действовал в природе и до его осознания. Заслуга Ньютона состоит в переводе ранее не известной человечеству, потенциальной информации об этом аспекте физического устроения мира в известную или актуальную. Такое толкование этого слова мы находим и в словарях: «1. Совершенно переделать, изменить к лучшему. 2. Превратить из одного вида в другой, из одной формы в другую»[8].

 

В процессе экспертного исследования производится преобразование информации, содержащейся в объекте в потенциальном, скрытом виде. Объем информации, извлекаемый экспертом из объекта, зависит от ряда факторов, объединенных в группы объективных и субъективных. По поводу информации и выделении названных групп факторов говорится и в экспертной литературе.

 

К объективным факторам относятся вооруженность эксперта специальными знаниями, наличие специальных навыков, возможность применения всего спектра методов исследования, наличие приборной базы. К субъективным факторам относятся свойства психофизиологической организации эксперта и черты его характера. Таких факторов очень много, из них наиболее существенны особенности восприятия, наблюдательность, настойчивость трудолюбие, усидчивость, способность к аналитической работе и синтезу информации.

 

В экспертном исследовании происходит преобразование информации не только из скрытой в известную. Наряду с этим информация приобретает иные, юридически значимые свойства. И в этой связи можно говорить о социализации и преобразовании информации в сведения. Вместе с тем сведения имеют значение только в пределах конкретного дела. За его пределами юридическая составляющая таких сведений представляет интерес только для специалистов. Имеются в виду сотрудники экспертных подразделений и научные работники, изучающие практику производства экспертиз, историки, исследующие конкретное исторически значимое дело.

 

Кискина Е. Е.
Психолог Саратовского ЛУВДТ, соискатель кафедры криминалистики СЮИ МВД России

 

  1. Достаточно вспомнить последствия аварий на Чернобыльской атомной электростанции, китайском нефтехимическом заводе в провинции Цзилинь.
  2. Бишманов Б.М. Эксперт и специалист в уголовном судопроизводстве. М., 2003.
  3. Гордеева Н.Д. Экспериментальная психология исполнительного действия. М., 1995.
  4. Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации // Труды ВНИИСЭ, М., 1973. Вып.6.
  5. Основы судебной экспертизы. Ч. 1. Курс общей теории. М., 1997.
  6. Зимин А.М., Майлис Н.П. Судебная экспертиза. М., 2002.
  7. Бернштейн Н.А. Физиология движений и активность. М.: Наука, 1990.
  8. Ожегов С.И. Шведова И.Ю. Толковый словарь русского языка. 4-е изд., доп. М., 1999.

 

Статьи по теме:

Криминология и вопросы профилактики в криминалистике и судебной экспертизе

Теоретическая лингвистика и судебная лингвистическая экспертиза. Бринев К.И.

Основные криминалистические виды судебной искусствоведческой экспертизы

Особенности назначения и производства судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств биологического происхождения при расследовании серийных убийств

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 3285 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека