Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Формы выводов в заключении экспертов

 В методическом пособии для экспертов, следователей и судей[1] с позиций логики выводы эксперта по результатам идентификационного исследования классифицируются следующим образом:

  • по содержанию предмета высказываемого утверждения — выводы об индивидуальном объекте или родовом (групповом) тождестве;
  • по степени подтвержденности высказываемого утверждения — категорические и вероятные;
  • по наличию (отсутствию) логических союзов — альтернативные и однозначные, а также условные и безусловные;
  • по качеству связей — утвердительные и отрицательные.

 

В данной статье мы рассмотрим тот пункт данной классификации, который касается степени подтвержденности высказываемого утверждения, а именно проанализируем используемое в нем понятие «вероятный».

 

Прежде всего отметим, что данное понятие определенным образом созвучно понятию «вероятность» из области математики. Надо сказать, что использование достижений естественных и технических наук считается одной из специальных задач криминалистики и методически целесообразно. Математические методы призваны сыграть большую роль в развитии теоретических судебно-экспертных концепций[2].

 

В связи с этим очень кратко проследим историю развития процесса математизации производства судебных экспертиз.

 

Первая документированная работа по применению методов и средств кибернетики в судебной экспертизе принадлежит криминалисту Р.М. Лацману, который совместно с ленинградскими математиками в 1963 г начал исследования по применению математических методов распознавания образов в судебном почерковедении. Несколько позже подобные исследования были начаты во ВНИИСЭ.

 

В том же году в Москве прошла научная конференция «Применение теории вероятностей и математической статистики в судебной экспертизе». На начальном этапе математизировалось выделение идентификационных свойств, оценка их идентификационной значимости.

Использование математических методов в судебной экспертизе прошло определенный путь, прежде чем был поставлен вопрос о необходимости «математизации» теории криминалистикой идентификации.

 

Сначала количественный подход представлялся факультативным и дополнительным к существующим традиционным методам исследования вещественных доказательств. На следующем этапе по существу ставилась задача не развивать те аналитические методы, которые уже относительно давно применялись в криминалистике и судебной экспертизе (методы Бертильона, Локара, Бальтазара), а прежде всего определить, что представляют собой объекты экспертного анализа с количественной точки зрения.

 

Первое время достаточно часто дело представлялось таким образом, что традиционные и математические методы применяются самостоятельно, а на этапе обобщения результатов исследования эксперт учитывает все имеющиеся в его распоряжении данные. Если результаты совпадали, то они просто подтверждали друг друга. В какой-то мере это можно сравнить с формированием выводов при производстве комплексной экспертизы, когда для ответа на один и тот же вопрос прежде всего производятся исследования по различным экспертным специальностям, а затем на основании промежуточных выводов дается итоговый ответ. Когда, так сказать, «промежуточные выводы» совпадали, обоснованность вывода была понятна. Если же традиционные методы давали одни результаты, а математические — другие, предпочтение отдавалось результатам, полученным с использованием традиционных методов. Такой подход противоречил основным положениям теории идентификации о единстве экспертного исследования и взаимосвязи количественных и качественных свойств объектов.

Именно поэтому постепенно вырабатывалось более точное представление о едином процессе экспертного исследования с применением математических методов.

В дальнейшем развитие исследований по применению математических методов в судебной экспертизе приводило к все большему усложнению математического аппарата, к вторжению количественных методов не только в сферу выделения идентификационных свойств, оценки их идентификационной значимости, их сравнительного исследования, но и в область формирования экспертного вывода. В связи с этим в настоящее время, по нашему мнению, при все возрастающей роли математизации производства экспертных исследований полезно было бы использовать математическую терминологию в отношении выводов в заключении эксперта.

 

После краткого экскурса в область математизации производства экспертиз проанализируем используемый на сегодняшний день термин «вероятный вывод». Как уже говорилось, в настоящее время выводы в заключении эксперта по виду логической формы подразделяются на категорические и вероятные. Толкование выражения «категорический вывод» не вызывает трудностей. Выражение же «вероятный вывод», на наш взгляд, требует серьезного анализа.

 

По мнению В.Я. Дорохова и других авторов, «само выражение «вероятное заключение» неудачно, так как понятие вероятности обычно корреспондирует понятию достоверность, а это, в свою очередь, иногда дает повод необоснованно отождествлять категорическое заключение с достоверным. Категоричность вывода представляет собой логическую форму выражения мнения эксперта. Поэтому с точки зрения допустимости доказательства речь может идти о категорической или предположительной форме выражения мнения эксперта, но не о вероятном или достоверном значении выводов».

Мы согласны с данным утверждением в той части, что категорический вывод не должен автоматически восприниматься участниками процесса как достоверный. Также мы солидаризируемся с критикой выражения «вероятный вывод». На наш взгляд, серьезным недостатком выражения «вероятный вывод» является то, что оно может быть воспринято в том смысле, что, по мнению кого-то, данный конкретный вывод является наиболее вероятным из возможных ответов эксперта на поставленный перед экспертизой вопрос.

 

Предлагаемый И.В. Бурковым и А.В. Мурзиковым для замены выражения «вероятный вывод» термин «предположительный вывод» может быть также понят как конкретная формулировка вывода, которая по предположению какого-то лица дана или будет дана экспертом в его заключении[3]. Таким образом, термин «предположительный вывод», как и критикуемый авторами термин «вероятный вывод», может быть понят как априорный (полученный независимо от опыта, до опыта), т.е. вывод, сформулированный до ознакомления с заключением эксперта лицом, не проводившим экспертизу и, в принципе, возможно, даже не обладающим специальными знаниями, выбор одного из всех возможных, по мнению этого лица, вариантов ответа эксперта на поставленный вопрос. Естественно, что прогнозирование, результатом которого является предположение о содержании ответа на поставленный перед экспертизой вопрос, никак не связано с производством экспертизы и с получаемым в результате экспертного исследования выводом. Необходимо исключить двусмысленность в используемой в судебной экспертизе терминологии.

 

По нашему мнению, правильнее в отношении судебных экспертиз вместо выражения «вероятный вывод» применять выражение «вероятностный вывод», которое соответствует математической теории вероятности, чьи понятия и математический аппарат уже сейчас широко применяются при производстве экспертиз. Такая терминология не будет вносить элемент неопределенности при толковании выводов эксперта, что важно при использовании результатов экспертизы в судопроизводстве. Следует отметить, что, например, в генетической экспертизе в выводах приводится численное выражение значения вероятности. В других видах экспертиз это, в принципе, тоже возможно. Данный факт также говорит в пользу применения выражения «вероятностный вывод» вместо выражения «вероятный вывод».

 

Пашинский В. В.
Заведующий отделом ГУ Башкирская ЛСЭ Минюста России.

 

  1. Экспертная криминалистическая идентификация: методич. пособие для экспертов, следователей и судей. М.: РФЦСЭ, 1996. Вып. I. Теоретические основы.
  2. Экспертная криминалистическая идентификация: методич. пособие для экспертов, следователей и судей. М.: РФЦСЭ, 1996. Вып. II. Специальные методы и частные методики экспертно-криминалистической идентификации.
  3. Бурков И.В., Мурзиков А.В. Заключение эксперта как вид доказательства. Владимир, 2001.

 

Статьи по теме:

Деятельность судебного эксперта

О формировании внутреннего убеждения судебного эксперта

История возникновения и развития судебной экспертизы

Назначение судебных экспертиз

Факторы, влияющие на допустимость экспертного заключения

Тайны чемоданчика эксперта-криминалиста

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1426 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека