Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Использование специальных знаний при расследовании уголовных дел в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов

В современных условиях раскрытие и расследование уголовных дел в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ либо их аналогов практически невозможно без использования специальных знаний сведущих лиц – специалиста и эксперта. Данные субъекты оказывают содействие лицам, осуществляющим предварительное расследование посредством применения специальных знаний, как в процессуальной так и не процессуальной форме. Каждая из перечисленных форм в свою очередь включает виды специальных знаний. Так, к процессуальной форме использования специальных знаний, традиционно относят заключение и показания специалиста и эксперта, участие специалиста в процессуальных действиях. К непроцессуальной - предварительное исследование объектов, производство ревизий и документальных проверок, дача консультаций и справок.

 

Наиболее востребованным видом специальных знаний, используемым при расследовании уголовных дел, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в процессуальной форме, является судебная экспертиза. Так, за период с 2003 по 2013 год, в экспертно-криминалистической службе Управления ФСКН по Красноярскому краю количество физико-химических экспертиз увеличилось почти в 15 раз. Указанные статистические данные наглядно свидетельствуют, о существенном увеличении нагрузки. Аналогичная ситуация складывается и в экспертно-криминалистических подразделениях при МВД России. При этом в связи с проводимыми организационно-штатными мероприятиями, направленными в том числе и на сокращение численности сотрудников экспертно-криминалистических подразделений, можно предполагать, что в ближайшее время эта ситуация будет только усугубляться.

 

Эта же тенденция прослеживается и в отношении одного из видов непроцессуальной формы специальных знаний – предварительного исследования объектов. В частности, за аналогичный период (2003 г. по 2013 г.) в экспертно-криминалистической службе Управления ФСКН по Красноярскому краю количество физико-химических исследований, увеличилось в среднем в 21 раз. Это не может не вызывать озабоченность. Вместе с тем, достаточно часто исследованию подвергаются одни и те же объекты. Первый раз, объекты исследуются на основании задания должностного лица (следователя, дознавателя, сотрудника оперативного подразделения). Результат этой деятельности оформляется в виде справки и имеет принципиальное значение при принятии решения о возбуждении уголовного дела. Второй раз, эти же объекты, (нередко тем же самым лицом, с использованием того же самого оборудования и методики), исследуются при производстве судебной экспертизы, выполняемой на основании постановления лица осуществляющего предварительное следствие.

 

Так, например, при выполнении оперативно-розыскных мероприятий у К. был изъят сверток из отрезка тисненой фольги серого цвета на бумажной белой основе, в котором находилось прессованное вещество темно-коричневое вещество со специфическим запахом, в хрупком состоянии, представленное в виде плоского комка. В соответствии со ст. 6 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» данное вещество было направлено на исследование для разрешения двух вопросов: является ли оно наркотическим средством, если да, то каким именно? Какова масса данного вещества?

 

В процессе исследования специалистом выполнялся определенный алгоритм действий, предусмотренный соответствующей методикой. В частности, вещество было взвешено, далее с различных частей комка и его центральной части отбирались пробы, которые измельчались, а затем отбирались необходимые для исследования навески. После чего выполнялось микроскопическое исследование и применялись также методы тонкослойной хроматографии. В результате специалистом было установлено, что представленное вещество является наркотическим средством – гашишем, массой 0,09 г1.

 

Абсолютно аналогичный алгоритм действий выполнялся и экспертом при даче заключения эксперта. Таким образом, фактически нерационально расходуются силы и время сотрудников экспертно-криминалистических подразделений. На необходимость разрешения этой проблемы неоднократно обращалось внимание в криминалистической литературе и предлагались два варианта ее решения:

1.  Оформление результатов предварительного исследования объектов заключением специалиста;

2.  Назначение и производство экспертизы до возбуждения уголовного дела.

 

Предпринял попытку разрешения этой ситуации и законодатель, через реализацию последнего из перечисленных вариантов. В частности, 4 марта 2013 г. Федеральным законом: «О внесении изменений в ст. 62 и 303 Уголовного кодекса Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» в ч.1 ст. 144 УПК РФ были внесены положения, позволившие дознавателю, органу дознания, следователю, руководителю следственного органа назначать экспертизу до возбуждения уголовного дела, принимать участие в ее производстве и получать заключение эксперта в разумный срок.

 

В этой связи можно предположить, что многолетняя дискуссия по данному вопросу должна быть прекращена. Вместе с тем, анализ правоприменительной практики органов наркоконтроля за последние одиннадцать месяцев (с марта 2013 по февраль 2014 г. включительно) свидетельствует, что принятые законодателем изменения, в настоящее время фактически не реализуются на практике. В частности, в экспертно-криминалистических службах Управлений ФСКН по Томской, Иркутской областям, Красноярскому краю и других за указанный период имеют место лишь единичные случаи производства экспертиз до возбуждения уголовного дела. Причины этого различны. Результаты опроса экспертов2 из различных регионов страны, обучавшихся по направлениям: «Дактилоскопическая экспертиза» и «Участие специалистов в оперативно-розыскных мероприятиях и следственных действиях» на факультете переподготовки и повышения квалификации СибЮИ ФСКН России свидетельствуют, что их (причины) возможно классифицировать на две группы:

1.  Субъективные - высокая нагрузка, переутомление в течение дежурных суток, способствуют снижению внимательности, а если учесть, что одновременно у эксперта в течение дежурных суток может находиться 7-9 заданий по исследованию объектов, и работа может осуществляться и в ночное время, то не исключены и ошибки. При этом если они будут допущены при проведении предварительного исследования объектов, то возможна лишь административная ответственность. В то время, как при даче ложного заключения эксперта – уголовная.

2.  Объективные - связаны с постановкой достаточно сложной экспертной задачи, выполнение которой требует значительного количества времени, а органам предварительного следствия ответ необходим в сжатые сроки в связи с принятием решения о возбуждения уголовного дела. Поэтому при первоначальном исследовании перед специалистом формулируются, как правило, вопросы о природе и массе вещества, а затем более сложное исследование, выполняется после возбуждения уголовного дела при производстве экспертизы.

 

Показателен в этом отношении следующий случай. Так, по одному из материалов проверки в экспертно-криминалистическую службу УФСКН по Красноярскому краю поступил бесцветный полимерный пакет, оклеенный отрезками бесцветного полимерного скотча, внутри которого находилось темно-коричневое вещество с зеленоватым оттенком, с запахом, характерным для растения конопли, представленное в виде 400 (четыреста) брикетов в форме параллелепипеда. При производстве предварительного исследования объектов выполненном до возбуждения уголовного дела перед специалистом были поставлены вопросы: является ли данное вещество наркотическим средством? К какой группе оно относится? Каким именно наркотическим средством является? Каково количество наркотического средства?

 

Результат исследования был отражен в справке и имел принципиальное значение для возбуждения уголовного дела. В дальнейшем, к перечисленным ранее вопросам при производстве экспертизы был добавлен еще один (вопрос): Могли ли ранее составлять единую массу представленные объекты? Для ответа на него эксперт выполнил достаточно сложное исследование включающее: внешний осмотр объекта, определение массы вещества и отбор проб; применение методов оптической микроскопии, капельный химический анализ, тонкослойную хроматографию, микроскопическое исследование; исследование методом хроматомасс-спектрометрии; газожидкостную хроматографию, рентгенофлуоресцентный анализ3. Процесс исследования, и оформления его результатов осуществлялся в течение 4 суток.

 

Таким образом, несмотря на то, что в настоящее время существует возможность не только назначать и производить экспертизы до возбуждения уголовного дела, учитывая перечисленные объективные и субъективные причины, наравне с этим проводятся и в дальнейшем будут проводиться предварительные исследования объектов, до момента формирования стабильной следственной и экспертной практики.

 

Вместе с тем, возможно рекомендовать следователям (дознавателям) активнее внедрять предложения законодателя в правоприменительную практику, и выносить до возбуждения уголовного дела не привычные направления (задания) на исследования объектов, а постановления о назначении судебной экспертизы. В случае необходимости получения ответа на более сложные вопросы, (например, как в представленном примере), принимать решения о производстве дополнительной экспертизы.

 

Кроме того, одним из вариантов разрешения данной ситуации, как уже отмечалось в начале статьи, являлось бы оформление результатов предварительного исследования объектов, заключением специалиста. Принципиальное значение это имело бы в тех случаях, когда в процессе первоначального исследования объекта(ов) они были израсходованы, частично или полностью изменены их свойства, приводящие к тому что в дальнейшем невозможно будет их (объекты) исследовать при производстве судебной экспертизы.

 

Вместе с тем реализация этого предложения представляет определенную сложность, в связи с неоднозначным формулированием законодателем его (заключения специалиста) сущности через категорию «суждение» ( в ч. 3 ст. 80 УПК РФ). В связи с чем, на протяжении достаточно длительного времени дискуссионным является вопрос о том вправе ли специалист произвести исследование при даче заключения либо должен ограничиться только внешним осмотром объекта.

 

В частности, ученые [4.С.146; 9. С.9 ], считающие, что специалист не должен осуществлять исследование при даче заключения и аргументируют тем, что таким образом законодатель придал письменным консультациям специалиста, которые на протяжении нескольких десятилетий применяются в уголовном судопроизводстве, статус доказательств. При этом суть деятельности специалиста сводится к «изучению внешних признаков и сопоставлении таковых с общеизвестными среди специалистов фактами» [9, с.9]. Законодатель, полагают они, не регламентировал форму заключения специалиста, поскольку «трудно представить четкую процессуальную форму для закрепления суждения, мнения, консультации, так как эти суждения отражают особенности мышления сведущего лица, глубину его специальных знаний, индивидуальную позицию по дискуссионным вопросам, входящим в его компетенцию»[2.С.67]. Кроме того, если допустить возможность производства исследований специалистами в ходе досудебного и судебного производства, то следователи и судьи перестанут назначать экспертизы, обращаясь всякий раз, когда возникает потребность в специальных знаниях, к специалисту. А назначать экспертизу они будут только в случаях, прямо предусмотренных законом (ст. 196 УПК РФ).

 

Не разделяя мнения указанной группы исследователей, заметим, что законодатель сам дал достаточный повод для такого рода спорных суждений, так как норма УПК РФ о заключении специалиста сформулирована некорретно, оставляя возможность ее различного толкования. Это препятствует правильному пониманию сущности данного вида доказательств и существенно осложняет его применение в следственной и судебной практике. А предпринятая законодателем три года назад попытка внести ясность в этот вопрос ( т.е. в 2010 г.) в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации №28 «О судебной экспертизе по уголовным делам» от 21.12.2010 г ., еще больше усугубила эту ситуацию в связи с формулированием в п. 20 взаимоисключающих положений. В первой части4 п. 20 Верховным Судом было отмечено, что при даче заключения «… специалист не проводит исследования вещественных доказательств и не формулирует выводы, а лишь высказывает суждение по вопросам, поставленным сторонами». Анализ его (положения) позволяет утверждать, что в этом случае обоснованной является позиция первой группы исследователей. Однако содержание части второй пункта 20 данного нормативно-правового акта, приводит к диаметрально-противоположному выводу. Связано это с тем, что в нем содержится требование об «обоснованности суждения» заключения специалиста, а это в свою очередь предполагает наличие в структуре заключения специалиста описательной-мотивировочной или исследовательской части. В противном случае, сторона защиты и обвинения, а также суд не смогут проверить и оценить выполнение указанного требования («обоснованности суждения»).

 

Как, уже отмечалось, законодатель не регламентировал содержание заключения специалиста, следовательно, почему специалист не может привести содержание исследование, если оно проводилось? На это указывают представители второй группы [6. С.9; 7.С.84], позицию которых мы поддерживаем. Результаты проведенного нами анкетирования свидетельствуют, что эту позицию разделяют и 78 % следователей5, и 89% опрошенных нами экспертов. Полагаем что, наличие в структуре заключения специалиста исследовательской части, является не обязательным требованием, но все же желательно, так как будет существенно способствовать деятельности сторон и суда по его проверке и оценке.

Вместе с тем, при дальнейшем осмыслении возникают вопросы: о том, как соотносятся заключение специалиста и заключение эксперта? Связано это с тем, что оба субъекта (специалист и эксперт) обладают специальными знаниями и результат их применения (заключение специалиста и заключение эксперта) в обоих случаях имеет доказательственное значение ( ст. 74 УПК РФ).

 

Единая позиция исследователей в теории уголовного процесса, криминалистике и теории судебной экспертизы по данному вопросу отсутствует.

 

Так, А.М. Ильина, полагает, что «критерием разграничения исследования, проведенного специалистом и экспертом, выступает его глубина (или разные уровни познавательной деятельности). Эмпирический (непосредственный) уровень познания характерен для специалиста, а теоретический - для эксперта. Однако представляется целесообразным говорить не об исследовании, а об обследовании, проведенном специалистом» [3, С.24].

 

А.В. Кудрявцева, считает, что различие между рассматриваемыми видами доказательств заключается в том, что в заключении специалиста отражаются исследования в форме простого логического силлогизма, где первой посылкой выступают фактические обстоятельства дела, малой посылкой - специальные знания, а вывод в форме умозаключения, а заключение эксперта может быть дано и по итогам решения идентификационных задач, состоящих из сложных лабораторных исследований с определенным набором инструментальной базы» [ 6. С. 120].

 

А.П. Когосов, разделяя эту же точку зрения, на примере уголовных дел связанных с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ, попытался практически разграничить компетенцию данных субъектов. В частности, по его мнению перед специалистом могут быть поставлены следующие вопросы [ 4. C.146]:

- Может ли быть получено представленное вещество или средство в условиях кустарного производства?

- Каким способом получено представленное наркотическое средство или вещество?

- Какова смертельная доза наркотического средства определенного вида?

- В чем состоят химические процессы, протекающие при определенном способе изготовления наркотических средств?

- Каковы симптомы действия наркотика определенного вида и в определенном размере?

- В течение какого времени возможна дезинтоксикации организма при определенной степени наркотизации личности?

Какие изменения могут произойти во внешнем виде и внутренней структуре наркотического средства при определенном способе его хранения ( например, при определенной температуре, влажности, в определенной упаковке)?

- Может ли из указанных компонентов и с применением определенных инструментов создан наркотик?

- Можно ли с использованием определенных средств, сырья, инструментов и при определенных условиях получить наркотик?

- Каков метаболизм наркотического средства определенного вида в организме человека?

- Можно ли описываемым способом получить наркотическое средство?

- Какие вещества могут быть обнаружены в биологических компонентах человека (крови, моче, слюне) по истечении определенного времени после употребления определенного вида и определенной дозы наркотиков?

- Прием каких веществ может повлиять на изменение концентрации определенного вида наркотических средств в биологических компонентах человека (кроки, моче)?

А перед экспертом, целесообразно формулировать вопросы следующего характера [ 4. 146 ]:

- Является ли данное вещество наркотическим средством? К какой группе оно относится? Каким именно наркотическим средством является?

- Каково количество наркотического средства? Каково содержание наркотически активных компонентов в данном веществе?

- Каким способом получены данные наркотические средства?

- Получены ли представленные наркотические средства по единой технологии?

- Не изготовлены ли наркотические средства на конкретном заводе?

- Имеют ли представленные на экспертизу наркотические средства общую групповую принадлежность по сырью, используемого для их получения?

- Не составляют ли единой массы наркотические средства, изъятые у различных лиц в разных местах?

- Каким способом получены представленные на экспертизу наркотические средства?

- Использовалось ли изъятое оборудование для синтеза наркотиков?

 

Не разделяя позиции данных исследователей, отметим, что деятельность специалиста не может быть ограничена разрешением только простых диагностических и классификационных задач. Вместе с тем, если гипотетически предположить, что специалист вправе решать и другие задачи, в том числе основывающиеся на сложных лабораторных исследованиях, то в этом случае, как полагает И.Овсянников, исследование специалиста по глубине, полноте и всесторонности не будет уступать исследованию проводимому экспертом, или даже может превосходить его [7. С.32-33 ].

 

Осложняет уяснение вопроса о соотношении заключения эксперта и специалиста Постановление Пленума Верховного суда от 15.06.2006 №14 «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами». В нем в частности, Верховный суд, указывает, что для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное или их аналоги, сильнодействующее или ядовитое), их размеров, названий и свойств, происхождения, способа изготовления и т.п. требуются специальные познания, а потому суды должны располагать соответствующими заключениями экспертов или специалистов, чем фактически признается равенство между заключением эксперта и специалиста.

Вместе с тем, несмотря на значительное количество неурегулированных законодателем вопросов, в отдельных органах наркоконтроля (УФСКН Ярославской области, УФСКН Орловской области, УФСКН по республике Северная Осетия-Алания) данный источник доказательств – заключение специалиста, используется достаточно эффективно.

 

Например, по одному из уголовных дел расследовавшихся следственной службой УФСКН по Ярославской области, в отношении гр. П. по факту совершения нескольких преступлений, связанных с незаконным сбытом наркотических средств, результаты исследования вещества, изъятого у гр. П., растительного происхождения, были оформлены заключением специалиста Специалистом было установлено, что представленное на исследование вещество, является наркотическим средством – каннабис (марихуана). Масса поступившей на исследование марихуаны в высушенном виде равна 6,3 грамма. При проведении исследования было израсходовано 0,1 грамм вещества, его остаточная масса после исследования составила 6,2 грамма6.

При этом следует отметить, что заключением специалиста оформляют не только исследования наркотических средств и психотропных веществ, но и других объектов – почерка, подписи, голоса и речи.

 

Полагаем, что сформировавшая практика в данных органах наркоконтроля является достаточно прогрессивной. Вместе с тем, для оптимизации использования заключения специалиста, в целом, необходимо:

1. Регламентировать структуру заключения специалиста, которая может быть выполнена по аналогии с заключением эксперта, и должна содержать три части: вводную, описательно-мотивировочную (исследовательскую) и заключительную.

Во вводной части, должны быть указаны:

  • наименование документа;
  • дата, время, место составления заключения;
  • основание для дачи заключения;
  • сведения о специалисте: фамилия, имя отчество, образование, специальность, стаж работы по специальности, ученая степень, ученое звание, место работы и занимаемая должность;
  • сведения о разъяснении права и обязанности;
  • сведения о предупреждении специалиста об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения;
  • объекты представленные специалисту (если таковые были представлены);
  • вопросы, поставленные перед специалистом;

 

Полагаем, что в качестве обязательного элемента вводной части, не должна выступать информация о номере уголовного дела, поскольку:

а) заключение может быть истребовано и до возбуждения уголовного дела;

б) заключение может быть истребовано защитником, который не всегда осведомлен о номере уголовного дела, даже после его возбуждения.

 

В описательной части должно содержаться описание исследования, ( в котором специалист если посчитает необходимым исходя из поставленных вопросов и наличия условий их осуществить), либо ход рассуждений. Именно наличие описательной части в заключении специалиста позволяет в дальнейшем оценить ход и результаты исследования, выбранную методику, полноту и всесторонность исследования и др.

 

В заключительной части должны содержаться выводы.

 

Полагаем, что в представленном виде структура заключения специалиста может быть изложена например, в ведомственных нормативно-правовых актах.

2. Необходимо регламентировать уголовную ответственность специалиста за дачу заведомо ложного заключения. Для этого устранить несоответствие между названием ст. 307 и диспозицией ч. 1 ст. 307, сформулировав последнюю (диспозицию) в следующей редакции: «Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение и показания эксперта и специалиста, а равно…»

3. Более точно сформулировать понятие заключения специалиста в ч. 3 ст. 80 УПК РФ представив его в следующей редакции: «заключение специалиста - основанный на использовании специальных знаний результат его познавательной деятельности, содержащий ответы на вопросы, поставленные сторонами и судом, для формулирования которых специалист вправе произвести исследование объектов».

 

Активное использование заключения специалиста в уголовном судопроизводстве, вовсе не означает, что следователи (дознаватели) не должны назначать судебную экспертизу. Необходимость в ее назначении возникает когда:

  1. заключение специалиста противоречит другим доказательствам, собранным следователем по уголовному делу;
  2. заключение специалиста у следователя вызывает сомнения в его обоснованности и достоверности;
  3. сам специалист, представивший заключение по требованию следователя, указывает на необходимость в дальнейшем назначения и производства соответствующей судебной экспертизы;
  4. после ознакомления с заключением специалиста стороны заявили следователю или суду ходатайство о назначении и производстве по тем же объектам и тем же вопросам судебной экспертизы [1. С. 17 ].

 

Резюмируя изложенное, отметим, что для более эффективного использования заключения специалиста при раскрытии и расследовании преступлений в целом, и в сфере незаконного оборота наркотических средств, психотропных веществ, в частности, необходимо более корректно сформулировать его сущность, регламентировать структуру; урегулировать вопросы ответственности специалиста за качество представляемых им заключений.

 

Примечания

  1. Быков В. Заключение специалиста // Законность. – 2005. – №3. С.17.
  2. Зайцева, Е.А. К вопросу о заключении специалиста // Вестник Волгоградской академии МВД России. / Е.А. Зайцева, С.М. Гарисов. – 2009 №4 (11) . – С.67-72.
  3. Ильина, А.М. Обязательное использование специальных познаний в уголовном судопроизводстве: автореф.. дис…канд. юрид. наук. Екатеринбург. 2005. . – С.24.
  4. Когосов, А.П. Формы использования специальных знаний при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов: монография / А.П. Когосов, А.В. Петров. – М.: Юрлитинформ, 2012. – С. 146.
  5. Коновалов, А.И. О некоторых проблемах оценки и использования заключений и показаний специалиста в уголовном процессе / А.И. Коновалов, А.С. Сидоров // Вестник криминалистики. . – 3(35).2010. – С. 84-90.
  6. Кудрявцева, А.В. Заключение и показания специалиста как источник доказательств в уголовном процессе России // Вопросы правовой теории и практики: межвуз. сб. науч. тр. Омск. 2007. – Вып.3.С.120-126.
  7. Овсянников, И. Заключение и показания специалиста // Законность.2005.№7. – С.32-33.
  8. Петрухина, А.Н. Заключение и показания эксперта и специалиста как доказательства в современном уголовном судопроизводстве: дисс...канд. юрид. наук: 12.00.09. М. 2009. С.9.
  9. Телегина, Т.Д. Использование специальных знаний в современной практике расследования преступлений: автореф. дис.. канд. юрид. наук: 12.00.09. М., 2008. С. 9.

 

  1. Из материалов экспертной практики УФСКН России Красноярского края за 2013 г.
  2. Всего было опрошено 47 экспертов
  3. Из материалов экспертной практики УФСКН Красноярского края за 2013 г.
  4. Деление на две части пункта 20 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 28 от 21.12.2012 было выполнено условно, исходя из содержания.
  5. Всего было опрошено 75 следователей из различных территориальных органов ФСКН России, проходивших обучение на факультете переподготовки и повышения квалификации СибЮИ ФСКН России 2012-2013 году.
  6. Обвинительное заключение по уголовному делу, возбужденное в отношении гр. П. , в совершении преступлений предусмотренных: ч.3 ст. 30, п. «б» ч.2 ст. 228.1 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 19.05.2010 г. №87 ФЗ); ч.5 ст. 33, ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 228 УК РФ (( в редакции Федерального закона от 19.05.2010 г. №87 ФЗ); ч.3 ст. 229.1 УК РФ (в редакции Федерального закона от 01.03.2012 года №18 ФЗ); ч.1 ст.30, п. «г» ч.3 ст. 228.1 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 19.05.2010 г. № 87 ФЗ) и ч.2 ст. 228 УК РФ ( в редакции Федерального закона от 19.05.2010 г. № 87 ФЗ), 

 

Автор: С. И. Земцова

Источник: 

Сборник научных трудов "Криминалистика: вчера, сегодня, завтра" Выпуск 5 2014г.

Восточно-Сибирский институт МВД РФ

 

Статьи по теме:

Спайс. Курительные смеси

Проверочная закупка наркотических средств в ходе проведения оперативно-розыскного мероприятия. Субъект приобретения наркотических средств и принцип легализации материалов ОРМ

Идентификационное исследование героина

Характерные группы следов, выявляемые при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств

Аспекты палиноморфологических исследований в криминалистике

Виды наркотиков и их действие

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1465 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека