Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Личность сексуального преступника с психическими аномалиями

Проблеме сексуальных (половых) преступлений, личности сексуального преступника в отечественных исследованиях многие годы практически не уделялось внимания. Подобное положение представляется неоправданным, так как сексуальные преступления достаточно распространены и относятся к числу наиболее опасных видов преступных действий.

Такое состояние проблемы объясняется, с нашей точки зрения, тем, что вообще сексуальное поведение и различные его девиации изучены в отечественных исследованиях недостаточно. Только в последнее время появились работы, преимущественно медицинские, которые дают представление о норме и патологии в сексуальном поведении, о соотношении биологических и социальных факторов в его детерминации, различных видах нарушений сексуального поведения.

 

По своей сути изучение сексуальных преступлений и личности сексуального преступника — проблема комплексная. Часть сексуальных преступлений связана с имеющимися у преступников отклонениями в сексуальной сфере, так называемыми сексуальными перверзиями (гомосексуализм, педофилия, эксгибиционизм, некрофилия и т.д.). Для понимания механизма, мотивации преступных сексуальных действий в этих случаях необходимо привлечение сексопатологов, которые еще достаточного участия в изучении сексуальных преступлений не принимают, с большинством сексуальных перверзий, ведущих к совершению преступных действий, в своей практике не сталкиваются.

 

Значительная часть сексуальных преступлений совершается лицами с психическими аномалиями. В совершении различных видов сексуальных преступлений их доля различна: их меньше среди лиц, обвиняемых в изнасиловании, и почти 100% среди лиц, совершающих эксгибиционистские акты или надругательство над могилой. Здесь прослеживается четкая закономерность. Чем «экзотичнее» состав преступления, чем необычнее, причудливее мотивация, тем вероятнее наличие психических аномалий. Сексуальные перверзий, мотивирующие преступное поведение, обычно не являются изолированными расстройствами сексуальной сферы, они, как правило, лишь часть синдрома патологии влечений при различных видах психической патологии (эндогенных психических заболеваниях, органических поражениях головного мозга, психопатиях). Поэтому комплексное изучение сексуальных преступлений и сексуальных преступников требует участия судебных психиатров, в поле зрения которых они, как правило, и попадают при решении вопроса о вменяемости относительно содеянного.

 

Ключевым моментом при изучении сексуальных преступлений является их мотивация. Современные исследования причин совершения этих преступлений выдвинули на первый план проблему мотивации противоправных действий как у психически здоровых лиц, так и у лиц с психическими аномалиями. Это связано прежде всего с развитием криминологии, медицинской и судебной психологии, более пристальным изучением личности правонарушителей, поиском «внутри-личностных» факторов, которые могут детерминировать совершение противоправных действий, попытками выделения контингентов так называемого повышенного риска. Изучение мотивации сексуальных преступлений, мотивационной сферы сексуального преступника представляется наиболее перспективным направлением, которое может объединить усилия криминологов, психологов, судебных психиатров и сексопатологов как при решении теоретических вопросов этой проблемы, так и разработке профилактических и коррекционных мероприятий.

 

В данной статье представлено два аспекта комплексного изучения сексуальных преступлений и личности сексуального преступника с психическими аномалиями: судебно-психиатрический и клинико-психологический. В первом даны результаты изучения клинических и социальных характеристик лиц мужского пола, обвиняемых в половых преступлениях (ст. 117, 119, 120, 121 УК РСФСР и аналогичные статьи УК других союзных республик), частоты их совершений, распространенности сексуальной патологии, ее форм в различных нозологических группах. Во втором — результаты клинико-психологического изучения мотивации всех видов сексуальных преступлений.

 

В судебно-психиатрической литературе до последнего времени сексуальным правонарушениям не уделялось должного внимания. После известной монографии Р. Краффта-Ебинга2 по данной проблеме было . крайне мало публикаций. В имеющихся работах на сравнительно небольших выборках исследовались сексуальные расстройства в рамках психопатии, шизофрении и органических поражений головного мозга. Ряд исследователей рассмотрел вопросы сексуальных правонарушений при шизофрении, психопатии, органических заболеваниях головного мозга3. По различным нозологиям у разных авторов эти цифры колебались в больших пределах — от 2,0 до 80,9%. Из этого можно сделать вывод, что судебная психиатрия на данном этапе не располагает достоверными данными как о частоте сексуальных преступлений среди других общественно опасных действий, так и о распространенности сексуальных нарушений среди лиц, обвиняемых в половых преступлениях, в нозологических группах, наиболее часто встречающихся в судебно-психиатрической практике.

 

С целью изучения этих вопросов нами было проведено сплошное обследование всех лиц мужского пола, привлекавшихся за период 1973—1982 гг. к уголовной ответственности за половые преступления и проходивших стационарное судебно-психиатрическое освидетельствование во ВНИИ общей и судебной психиатрии им. В. П. Сербского. Всего изучено 1405 лиц. Была проведена статистическая обработка данных.

 

Среди других общественно опасных действий, совершенных всеми лицами, прошедшими судебно-психиатрическую экспертизу в Институте им. В. П. Сербского за этот период, половые преступления составляют 7,2%, по отдельным годам этот процент колебался от 5,1% до 8,3%.

 

По характеру преступных действий обвиняемые распределялись следующим образом: 57,1% привлекались к уголовной ответственности за изнасилование, 19,1%—за попытки к изнасилованию, 14,4%—за совершение развратных действий в отношении несовершеннолетних и малолетних женского пола, 8,5% —за мужеложство и развратные действия гомосексуального характера, 0,9% —за систематические половые контакты с лицами, не достигшими половой зрелости.

 

Из общего числа лиц, совершивших половые преступления, подавляющее большинство (75,7%) были признаны вменяемыми относительно содеянного.

 

Распределение обследованных по возрасту представлено в табл. 1.

 

Таблица 1. Распределение обследованных по возрасту

 

Возраст (лет) % к общему числу испытуемых
14 - 18
19 - 25
26 - 35
36 - 45
46 - 55
56 - 69
14,6
42,7
27,6
11,4
2,8
0,9

 

Из приведенной таблицы видно, что наиболее криминогенным в отношении половых преступлений является возраст от 19 до 25 лет.

 

Данные о семейном положении подэкспертных среди лиц, достигших брачного возраста (1200 человек), представлены в табл. 2.

 

Таблица 2. Распределение обследованных по семейному положению

 

Семейное положение % к общему числу достигших брачного возраста
Не состояли в браке
Разведены
Состоят в браке
57,7
13,3
29,0

 

Данные этой таблицы показывают, что половые преступления чаще совершают лица, не состоявшие в браке и разведенные (71,0%).

 

Изучение показало также, что среди сексуальных преступников преобладают лица с начальным и незаконченным средним образованием, имеющие малоквалифицированные профессии и занятые на промышленных предприятиях, строительных объектах и в сфере бытового обслуживания. Среди них велик удельный вес ранее судимых лиц: общий рецидив составил 48,6%, специальный рецидив (повторное совершение половых преступлений) — 13,7%.

 

При изучении обстоятельств совершения половых преступлений обнаружено, что 62,3% обследуемых совершили преступления в состоянии опьянения. Среди потерпевших по делам об изнасиловании достаточно много было несовершеннолетних и малолетних. У 25,3% подэкспертных число потерпевших варьирует от 2 до 5.

 

Клинико-психопатологический анализ позволил установить у 89,3% обвиняемых психические аномалии. Однако только 31,7% из них до совершения преступления состояли на учете в психоневрологических диспансерах. Структура этих аномалий представлена в табл. 3.

 

Таблица 3. Психиатрические диагнозы у обвиняемых в половых преступлениях

 

Нозологические группы Всего наблюдений Из них
вменяемые
(1064), %
невменяемые (341), %
Органическое поражение головного мозга различного генеза 36,9 41,5 22,5
Психопатия 17,0 20,7 5,9
Шизофрения 15,4 - 63,4
Олигофрения 6,0 6,7 4,1
Алкоголизм 3,4 4,5 -
Эпилепсия 1,5 0,72 3,5
Алкогольный психоз 0,2 - 0,6
Наркомания 0,1 0,08 -
Акцентуированные личности 8,9 11,8 -
Психически здоровые 10,6 14,0 -

 

 

Эти данные свидетельствуют о том, что среди прошедших судебно-психиатрическую экспертизу в связи с совершением половых преступлений наиболее часто встречаются лица с органическим поражением головного мозга. Далее идут психопатические личности, больные шизофренией и психически здоровые преступники.

 

Сексуальная патология выявлена у 643 (45,8%) лиц, совершивших половые преступления. По характеру нарушений полового влечения они разделились на две группы: с нарушением объекта влечения и с нарушением способа его удовлетворения (табл. 4).

 

Таблица 4. Распределение обследованных по характеру нарушений полового влечения (%)

 

Формы сексуальной патологии %
I. Нарушения полового влечения по объекту (464 чел., 72,8%)
Педофилия
Гомосексуализм
Инцестофилия
Геронтофилия
Некрофилия
48,8
36,8
7,6
5,9
1,0
II. Нарушения полового влечения по способу удовлетворения (175 чел., 27,2%)
Сексуальный садизм, осложненный психопатологией
Сексуальный садизм в виде перверзных элементов
24,0
76,0

 

 

Приведенные данные говорят о том, что в судебно-психиатрической практике наиболее часто встречаются нарушения полового влечения по объекту, в их числе преобладают педофилия и гомосексуализм. Такая форма сексуальной патологии, как садизм, встречается реже, однако о его высокой криминогенной значимости свидетельствует тот факт, что среди этой группы 68,5% лиц были привлечены к уголовной ответственности за половые преступления, сопряженные с убийством или нанесением тяжких телесных повреждений.

 

Представляются интересными данные о частоте сексуальных нарушений в различных нозологических группах (табл. 5).

 

Таблица 5. Распределение сексуальных нарушений в различных нозологических группах (%)

 

Нозологические группы Сексуальные нарушения (перверзии, девиации)
Органическое поражение головного мозга различного генеза
Психопатия
Шизофрения
Психически здоровые
Олигофрения
Акцентуированные личности
Алкоголизм, алкогольный психоз
Эпилепсия

37,2
18,9
17,4
8,0
6,2
6,0
4,7
1,6

 

Как видно из таблицы, сексуальные нарушения у лиц, совершивших половые преступления, чаще всего встречаются при органических заболеваниях головного мозга, психопатии и шизофрении. В 8% случаев сексуальные нарушения были обнаружены и у психически здоровых лиц.

 

По формам сексуальной патологии в различных нозологических группах получены следующие данные (табл. 6).

 

Таблица 6. Распределение форм сексуальной патологии в различных нозологических группах (%)

 

Нозологические группы П
е
д
о
ф
и
л
и
я
Г
о
м
о
с
е
к
с
у
а
л
и
з
м
И
н
ц
е
с
т
о
ф
и
л
и
я
Г
е
р
о
н
т
о
ф
и
л
и
я
Сексуальный садизм
осложненный
психозом
перверзные
элементы
Органич. поражение головного мозга
Психопатия
Шизофрения
Олигофрения
Алкоголизм и алкогольный психоз
Эпилепсия
Акцентуированные личности
Психически здоровые
38,6
35,8
34,4
25,6
27,7
20,0
50,0
28,5
25,8
35,8
27,2
33,3
6,7
30,0
28,9
13,7
5,1
3,3
5,4
-
19,0
-
2,6
8,8
4,7
2,5
7,5
7,7
3,3
-
-
8,8
2,5
0,8
25,5
2,6
6,6
40,0
-
-
23,3
21,8
-
30,8
36,7
10,0
18,5
40,2

 

Полученные данные свидетельствуют о наибольшей частоте педофилии и гомосексуализма среди других переверзий у лиц, совершивших половые преступления, при всех вариантах психической патологии.

 

Таким образом, результаты проведенного исследования на достаточно большом материале позволяют получить картину психопатологической отягощенности сексуальных преступников различными формами сексуальных нарушений, т. е. нозографическую и сексопатологическую характеристику лиц, обвиняемых в совершении половых преступлений.

 

Дальнейшее исследование было направлено на изучение мотивации сексуальных преступлений, личностных особенностей сексуальных преступников с особой проработкой мотивационной сферы, ее структуры и нарушений при различных видах психических аномалий. Остановимся на сексуальных преступлениях психопатических личностей и психически здоровых лиц, механизмах формирования сексуальных перверзий и их роли в мотивации преступных действий.

 

Вопрос о механизмах формирования сексуальных перверзий у лиц с психическими аномалиями остается открытым. Существующие концепции можно разделить на три основные группы: биологические, психофизиологические и психоаналитические. В первой из них основная роль отводится конституционно-генетическим, эндокринным, нейроэндокринным, неврогенным факторам; во второй — образованию патологических условных рефлексов; в третьей — задержкам и диссоциации полового влечения в детском возрасте.

 

Психологические данные при разработке этих концепций играли обычно второстепенную роль. Личностно-мотивационные механизмы формирования сексуальных перверзий у лиц с психическими аномалиями не рассматриваются даже в современных комплексных исследованиях4.

 

Среди изученных нами психопатических личностей с сексуальными перверзиями были лица, характеризующиеся как полным отсутствием нормального полового влечения, так и сосуществованием перверзий и нормального влечения. Преобладали лица с тормозимой и истеро-возбудимой психопатией. К уголовной ответственности психопатические личности привлекались за мужеложство, совершение развратных действий и половых актов с малолетними детьми, изнасилования, сопряженные с причинением мучений жертве, хулиганские действия, заключающиеся в эксгибиционизме, и за осквернение могил (некрофилия).

 

Психологическая гипотеза исследования заключалась в следующем: одним из основных факторов формирования сексуальных перверзий у лиц с психическими аномалиями является условная, связанная с личностной дисгармонией блокада адекватного опредмечивания сексуальной потребности.

 

Приведем соответствующее наблюдение, чрезвычайно редкое даже в судебно-психиатрической практике, на котором, однако, можно проверить различные аспекты высказанного предположения. К., 43 лет, был привлечен к уголовной ответственности за надругательство над могилами. С детских лет стеснительный, робкий, застенчивый, тяжело переживал, когда пьяный отец избивал мать и у него на глазах совершал с ней половые акты. Всю жизнь ненавидел отца. Окончил 8 классов, техникум. На работе был исполнительным, аккуратным, но отгороженным, малообщительным. Был два раза женат. От второго брака имеет дочь. Обеих жен характеризует отрицательно, обвиняет в черствости, грубости, неделикатности. Несколько лет нормальной половой жизнью не жил. Испытывал сильное половое влечение к женщинам, но не мог преодолеть свою замкнутость, стеснительность. Однажды в кафе услышал случайную фразу: «Из под земли, но достану». Это запало в память, натолкнуло на мысль: «Раз нет связи с живыми женщинами, будут с мертвыми». В течение длительного времени разрывал могилы и совершал половые акты с трупами. Свои действия объясняет «одиночеством», желанием удовлетворить половое влечение. У К. установлена глубокая психопатия.

 

Р. Краффт-Ебинг отмечает, что в чрезвычайно редких случаях некрофилии (в Институте им. В. П. Сербского за 20 лет — 5 наблюдений) имеются предпочтения, отдаваемые трупу перед живой женщиной. Он объясняет это тем, что «труп, единственно представляющий сочетание человеческой формы с полным отсутствием воли, по тому самому и удовлетворяет патологическую потребность видеть объект желания безгранично себе подчиненным, без возможности сопротивления»5. Это объяснение является в литературе единственным, однако и оно, с нашей точки зрения, все же полностью не раскрывает внутриличностных причин формирования патологического мотива.

 

Попытаемся дать другое объяснение мотивам поведения К. и проверим это объяснение на различных вариантах сексуальных перверзий у лиц с психическими аномалиями.

 

Из общей психологии и сексологии известно, что личностный смысл полового акта в норме может быть различным. И. С. Кон выделяет 9 таких мотивов: прокреативный (деторождение), рекреативный (гедонистический), коммуникативный (личностное сближение), самоутверждения, ритуальный, компенсаторный, познавательный, релаксации, достижения внесексуальных целей6. Иерархия этих мотивов, как показало исследование, у психически здоровых и лиц с психическими аномалиями носит различный характер, поведение здоровых чаще полимотивировано, у психопатических личностей можно скорее выделить какой-то один ведущий мотив.

Коммуникативный мотив в обеих группах (психически здоровых и лиц с психическими аномалиями) является высоко значимым в идеальной самооценке. Однако если в реальной иерархии мотивов у психически здоровых лиц коммуникативный мотив занимает также высокое место, то, например, у психопатических личностей с сексуальными перверзиями, по данным проективных методик, он во многих случаях является заблокированным.

 

К неадекватному опредмечиванию сексуальной потребности у психопатических личностей с формированием замещающего мотива — «суррогата» ведет в соответствии с психологической гипотезой реальная или условная блокада одного из мотивов полового акта. При этом вариант перверзии в определенной степени зависит от содержания заблокированного мотива или группы мотивов. Наиболее часто таким заблокированным мотивом, особенно при тормозимой психопатии, является коммуникативный.

 

Выбор объекта половой потребности у К. (некрофилия) определяется стремлением к абсолютному исключению коммуникативного мотива из своего поведения при совершении полового акта при условии сохранения некоторых внешних атрибутов этого объекта. Можно предположить, что блокада коммуникативного мотива у него связана с детскими психотравмирующими переживаниями, являющимися одним из главных источников сформировавшейся у него психопатии. Интенсивность психогении, ее дальнейшая интрапсихическая переработка определили основные мотивационные линии его поведения, подготовили почву для формирования перверзии. Случайно услышанная им фраза достаточно нейтрального содержания: «Из-под земли, но достану» — приобрела для него особый смысл в силу определенной установки, послужила стимулом осознания наличия имеющегося препятствия, но не его истинного внутриличностного содержания. Препятствие заключалось в необходимости личностного сближения при совершении полового акта, невозможного, в мотивировках К., из-за «грубости» женщин. Найденный им способ реализации сексуальной потребности полностью исключал эту возможность. Ведущим неосознаваемым мотивом противоправных действий К. является, таким образом, сохранение в заблокированном состоянии при совершении полового акта коммуникативного мотива, занимающего ведущее место в его идеальной иерархии мотивов.

 

Гипотеза о роли условной, связанной со структурой личностной дисгармонии блокады значимых мотивов полового акта в формировании мотивации сексуальных преступлений у лиц с психическими аномалиями была проверена на психопатических личностях с другими видами сексуальных перверзии.

 

Было изучено 12 психопатических личностей, привлеченных к уголовной ответственности за хулиганские действия, выражающиеся в актах эксгибиционизма. У всех этих лиц перверзия полностью замещала нормальную половую жизнь. Основным их личностным радикалом были замкнутость, робость, нерешительность, тревожно-мнительные проявления, идеи самообвинения, самоунижения, резко контрастирующие с их циничным для внешнего наблюдателя поведением при совершении противоправных действий. Как правило, влечение к эксгибиционистским актам возникало на фоне нарастающей тревоги, сниженного настроения. В такие периоды эти лица оставляли свои привычные занятия и направлялись в известные им места скверов и парков, где им ранее удавалось совершать аналогичные акты. При виде женщин аффективное напряжение резко усиливалось, возникало сексуальное возбуждение, в этот момент они обнажали половые органы и в ряде случаев мастурбировали.

 

Исследование мотивационной сферы этих лиц обнаружило у них «личностные барьеры», препятствующие адекватному опредмечиванию сексуальной потребности, способствующие формированию сексуальной перверзии, мотивирующей совершение противоправных действий.

 

Изучению этиологии, патогенеза, клиники, судебно-психиатрической оценке мужского гомосексуализма, социальным и правовым аспектам этой проблемы посвящены многочисленные исследования. В клинической литературе доминируют эндокринная, нейроэндокринная, генетическая, дизонтогенетическая теории гомосексуализма. Однако, как справедливо считает Г. С. Васильченко с соавторами, биологические факторы являются; лишь почвой для искажения полового самосознания и полоролевого поведения. Формирование психосексуальных ориентации при гомосексуализме подчиняется тем же патогенетическим механизмам, что и во всех перверзиях в целом, и поэтому роль личностных факторов в формировании патологической мотивации представляется здесь также весьма существенной7.

 

Нами было предпринято изучение внутриличностных факторов, способствующих формированию патологического влечения, и соответственно мотивов противоправных действий у психопатических личностей в сравнении с психически здоровыми людьми. Изучено 16 психопатических личностей и 12 психически здоровых лиц, привлекавшихся к уголовной ответственности за акты мужеложства.

 

Как показало исследование, гомосексуальное влечение у психически здоровых лиц возникало в условиях реальной блокады адекватного опредмечивания сексуальной потребности, связанной с невозможностью совершения нормальных половых актов. В одном случае это было связано с импотенцией, развившейся после перенесенного венерического заболевания (гонореи), в девяти — с длительной изоляцией в однополом коллективе в местах лишения свободы, хотя все эти лица ранее жили нормальной половой жизнью. Двое психически здоровых лиц с нормальным половым влечением совершили гомосексуальные акты по мотивам самоутверждения, с целью унизить жертвы.

 

В изученной группе у двенадцати психопатических личностей (тормозимого и истерического круга) гомосексуальное влечение носило характер «истинной» перверзии, полностью или частично заменяя нормальное половое влечение. У девяти из них гомосексуальное влечение было направлено на детей и подростков, у трех — на взрослых. Этих лиц отличали повышенная чувствительность, театральность, жеманность, манерность, появление которых во многом определялось трансформацией половой роли с отчетливой феминизацией поведения. Им были свойственны сентиментальность, поверхностная общительность, сочетающаяся с внутренней отгороженностью и замкнутостью, нередко хорошие интеллектуальные способности.

 

В четырех случаях гомосексуальное влечение носило у психопатических личностей (возбудимого и неустойчивого круга) транзиторный характер, сосуществовало с гетеросексуальным влечением и было связано с гиперсексуальностью, не находившей адекватной реализации в условиях изоляции в однополом коллективе. Мотивами гомосексуальных половых актов были релаксация, стремление к самоутверждению. Существенную роль в их возникновении и реализации сыграли подражания, пренебрежение к существующим социальным нормам, стремление к поиску новых ощущений.

 

Исследование психопатических личностей с «истинным» гомосексуализмом обнаружило, что и в этих случаях психологическим механизмом формирования патологического мотива — «суррогата» и его реализации в противоправных действиях в большинстве наблюдений являлась условная блокада адекватного опредмечивания сексуальной потребности, связанная с патохарактерологическими особенностями личности. В ряде случаев формированию патологического влечения сопутствовали изменения полового самосознания, появление «краевого» варианта транссексуализма.

 

Использование проективных методик при исследовании психопатических личностей, у которых отмечено гомосексуальное поведение, дает возможность оценить выраженность нарушений психосексуальной ориентации, полового самосознания этих лиц. Чрезвычайно интересными в этом плане являются рассказы испытуемых по картинкам ТАТ (Тематического апперцептивного теста), в которых изображенные ситуации с большой вероятностью (в норме) допускают возможность гетеросексуального контакта. Психопатическими личностями с гомосексуальным поведением эти ситуации интерпретируются как сексуально нейтральные, производственные и т. д. Многие испытуемые отказываются давать рассказы по этим картинкам. В некоторых случаях наблюдаются перцептивные искажения, связанные с патологической мотивацией, создающие условия для проекции гомосексуальных тенденций.

 

Половое влечение к детям (педофилия) относится к сексуальным перверзиям с нарушением психосексуальных ориентации по возрасту объекта. Объект полового влечения является и физиологически неадекватным, и запрещенным существующими социально-правовыми нормами. Основой для формирования педофилии, по данным сексопатологов, служат ретардация психосексуального развития, нарушения коммуникации с лицами противоположного пола, достигшими половой зрелости, и нередко сексуальные расстройства, мешающие нормальной половой жизни. Было изучено 6 психически здоровых лиц и 16 психопатических личностей (тормозимых и истеро-возбудимых), привлекавшихся к уголовной ответственности за развратные действия и совершение половых актов с малолетними детьми.

 

Факторами, способствующими совершению преступлений психически здоровыми людьми, были алкогольное опьянение, гиперсексуальность, распущенность, отсутствие к моменту совершения противоправных действий адекватного объекта для сексуальных притязаний. В ряде случаев эти преступления носили более тяжкий, чем у психопатических личностей, характер и были сопряжены с последующим убийством потерпевших.

 

У психопатических личностей в половине случаев (все тормозимые психопаты) стойкое половое влечение к малолетним девочкам полностью или частично замещало нормальное половое влечение.

 

Нормальные половые акты воспринимались ими как вынужденные «суррогаты». Во всех случаях формирование патологического мотива было связано с фиксацией собственных детских переживаний сексуального характера. Наличие патологического влечения к детям в этой группе лиц с психическими аномалиями во многом определяет их образ жизни, выбор профессии, особенности межличностных отношений, часто с «двойной жизнью», различными ухищрениями, необходимыми для того, чтобы быть рядом с объектом своего влечения.

 

У психопатических личностей истеро-возбудимого круга условия возникновения патологического влечения к малолетним были и иными и не имели столь длительной предыстории, как в группе тормозимых. До возникновения патологического влечения и совершения противоправных действий эти лица состояли в браке или сожительствовали с женщинами, жили нормальной половой жизнью. Со слов обследованных, противоправные действия совершались ими из-за «чувства половой неудовлетворенности», связанной с ограничениями половой жизни из-за «болезни жены», «беременности».

 

Возникновение патологического влечения в этих случаях легко объяснялось гиперсексуальностью, реальной блокадой, адекватной реализации сексуальной потребности, сближающих их мотивы с мотивами психически здоровых лиц в аналогичных преступлениях. Однако во всех случаях у психопатических личностей имелись дополнительные обстоятельства, заставляющие более пристально рассматривать роль патохарактерологических особенностей в выборе объекта. Такие «дополнительные» мотивы, как «боязнь заражения от взрослых женщин», «опасение, что после рождения от жены первого больного ребенка и второй может оказаться больным», не встречающиеся у психически здоровых преступников, позволяли предположить, что реальная блокада адекватного опредмечивания сопровождалась в этих случаях действием условных внутриличностных барьеров, связанных с нарушением структуры и иерархии мотивов. Поведение сексуальных преступников с психопатиями побуждалось не только мотивом релаксации, как у психически здоровых, совершивших аналогичные действия, но и другими детерминантами, связанными с личностной патологией.

 

Соотношение реальных и условных барьеров в адекватном опредмечивании сексуальной потребности у психопатических личностей с сексуальными перверзиями сдвигается в сторону увеличения значимости последних. Основным признаком личностной предиспозиции к формированию патологической мотивации являются нарушения полимотивированности деятельности, иерархического построения мотивов. Сужение диапазона реально действующих мотивов в силу блокады части из них ведет к изменению побудительной и смыслообразующей их функции. Мономотивы приобретают сверхсильную побуждающую функцию и реализуются в импульсивных или навязчивых действиях.

 

Этот же механизм лежит в основе сексуальных правонарушений психопатических личностей, связанных с патологическим гипермаскулинным поведением, также являющимся сексуальной перверзией (насильничество, садизм). В эту группу вошли 6 психопатических личностей, привлекавшихся к уголовной ответственности за изнасилование и попытки изнасилования.

 

Изнасилование является наиболее часто встречающейся разновидностью сексуальных преступлений у психически здоровых и лиц с психическими аномалиями. Условиями, способствующими совершению этого преступления, как у психически здоровых, так и у лиц с психическими аномалиями являются обычно недостаточный уровень усвоения морально-этических норм, распущенность, ощущение вседозволенности и безнаказанности, такие черты личности, как склонность к самоутверждению, нетерпимость к противодействию. Этому способствует состояние алкогольного опьянения, снижающего самоконтроль и саморегуляцию поведения. Как уже отмечалось выше, доля лиц с психическими аномалиями среди привлеченных к уголовной ответственности за изнасилование меньше, чем по другим видам сексуальных преступлений. В поле нашего наблюдения попадали и такие психопатические личности, для которых изнасилование является единственно возможной формой полового акта. Так, К., 35 лет, обвинялся в многократных попытках изнасилований. Установлено, что у него с 7 лет повышенная половая возбудимость, занимался онанизмом. Нормальная половая жизнь с 17 лет. В последние годы чувствовал снижение половой потенции. За три месяца совершил около 10 стереотипных нападений на женщин. Вечером догонял на улице женщину и предлагал совершить половой акт. Получив отказ, применял физическую силу, угрожал расправой, наносил побои. В своих показаниях сообщил, что «хотел создать картину борьбы с женщиной», во время которой испытывал половое возбуждение.

 

Аналогичные действия совершали и другие психопатические личности из этой группы, объяснявшие их тем, что «испытывали по отношению к женщинам, с одной стороны, повышенное влечение, а с другой — брезгливость». Все они отмечали субъективное чувство снижения половой потенции в ситуациях совершения нормальных половых актов. Единственным «разрешенным» мотивом полового акта в этих случаях являлся мотив самоутверждения. Заблокированность остальных мотивов отражалась в убежденности психопатических личностей в снижении половой потенции. Все они предъявляли соответствующие жалобы, хотя клиническое исследование не обнаруживало какой-либо органической или функциональной патологии. Стремление к «преодолению сопротивления» в сочетании с ощущением вседозволенности и безнаказанности было мотивом ряда тяжких изнасилований, сопряженных с убийством, совершенных психопатическими и акцентуированными личностями.

 

Накопленные данные о мотивации сексуальных преступлений, личности сексуального преступника имеют большую прогностическую ценность для целей социальной и медицинской профилактики, ориентации судебно-следственных органов в работе по предупреждению этих тяжких преступных действий. В частности, эти данные могут быть использованы при расследовании сексуальных преступлений для реконструкции по материалам уголовного дела наиболее вероятного клинико-психологического портрета личности преступника. Комплексное изучение личности сексуальных преступников имеет огромное значение для их исправления и перевоспитания.

 

Литература:

1 См.: Общая сексопатология/Под ред. Г. С. Васильченко. М., 1977; Частная сексопатология. Т. 1, 2/Под ред. Г. С. Васильченко. М., 1983; Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1988; Нохуров А. Нарушения сексуального поведения. М., 1988.

2 См.: Краффт-Ебинг Р. Половая психопатия. Спб., 1909

3 См.: Султанов А. Г. Сексуальные нарушения в клинике шизофрении и их динамика: Автореф. дис... докт. мед. наук. Баку, 1972; Морозов Г. В., Ширинский П. П. Некоторые методологические проблемы советской судебной медицины и судебной психиатрии//Судебно-медицинская экспертиза. 1977, № 3. С. 7—11; Жданов Ю. П. Клиника и судебно-психиатрическое значение сексуальных извращений при шизофрении: Автореф. дис... канд. мед. наук. М., 1982; Мохов В. В. Сексуальные перверзии в клинике психопатии: Автореф. дис... канд. мед. наук. М., 1971; Арутюнян А. В. Сексуальные перверзии у лиц с органической патологией головного мозга в судебно-психиатрической практике: Автореф. дис... канд. мед. наук. М., 1984.

4 См.: Васильченко Г. С., Решетник Ю. А. Психопатии//Частная сексопатология М., 1983. Т. 2. С. 126—136.

6 Краффт-Ебинг Р. Указ. соч. С. 69.

6 См.: Кон И. С. На стыке наук. //Вопросы философии. 1981, № 10. С. 47—55.

7 См.: Частная сексопатология. М., 1983. Т. 2. С. 95.

 

В. В. Гульдан, С. П. Позднякова //Личность преступников и индивидуальное воздействие на них. М., 1989, стр. 17-28.

 

Статьи по теме:

Серийные изнасилования. Могачев М. М.

Некоторые вопросы квалификации убийств, сопряженных с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 805 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека