Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Характерные группы следов, выявляемые при расследовании преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств

 Действия преступника с криминалистической точки зрения характеризуются изменениями материальной обстановки, которые имеют место в ходе подготовки, совершения и сокрытия преступления, то есть ведут к образованию материальных и идеальных следов. На необходимость изучения следов преступления указывают многие ученые. Так И. Ф. Пантелеев говорит о том, что совокупность данных о материальных следах преступления, их особенностях и локализации является важным элементом криминалистической характеристики преступлений[1]. Р. С. Белкин отмечал, что «…голое описание способа совершения преступления не достигает цели, его надо производить либо от следов применения данного способа с тем, чтобы по ним раскрывать механизм преступления, либо к следам применения данного способа, чтобы, зная его, суметь обнаружить доказательства совершенного преступления и установить личность преступника»[2].

 

Каждый способ совершения преступления вызывает свойственные только ему изменения в виде различных следов, которые являются признаками применения того или иного способа. Недооценка следов преступления отрицательно сказывается на всем качестве расследования. Правильная же криминалистическая оценка следов позволяет создать реальную основу для наиболее быстрого распознавания в первоначальных следственных данных по делу того или иного характерного способа совершения расследуемого преступления даже по отдельным его признакам.

 

Следы по рассматриваемой нами категории преступлений выявляют, как правило, при проведении таких следственных действий, как: осмотр места происшествия, участков местности, предметов и документов, телеграфной и почтовой корреспонденции; освидетельствования задержанных; обыска помещений, транспортных средств и личного обыска задержанных.

 

В юридической литературе, посвященной данной проблематике, предлагаются различные классификации следов, выявляемых при расследовании наркопреступлений. Исходя из широкого понимания следов в криминалистике (любые фактические изменения, произошедшие в обстановке совершения преступления), мы предлагаем объединить наиболее часто встречающиеся следы, характерные для преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, в следующие группы:

следы выращивания наркотикосодержащего сырья;
следы изготовления наркотических средств;
следы транспортировки, пересылки, хранения и сбыта наркотических средств;
следы потребления наркотиков;
следы хищения наркотических средств.

 

К следам первой группе относятся:

 

– земельные участки с растущими на них наркотикосодержащими растениями (коноплей, маком);

– остатки растительного сырья в местах его выращивания и сбора (стебли, листья, соцветия, пыльца, головки мака и т. п.).

 

К следам второй группы относятся:

 

– любые технологические материалы и отходы (использованные и отработанные части растений, сами растения, использованные растворители), побочные продукты стадии изготовления и очистки наркотика (например, наслоения темно-коричневого вещества на стенках посуды, образуемые при изготовлении ацетилированного опия);

– готовые наркотические средства, компоненты процесса синтеза наркотиков (ангидрид, ацетон, бытовые растворители 645, 646, 647, 648, 649, 650, Р-5, уксус, перманганат калия);

– рецептура (научные и ненаучные источники), специальная литература, черновые записи с описанием методик изготовления наркотиков (блокноты, тетради, листы и их обрывки);

– неприятные запахи от одежды и тела изготовителя наркотиков, которые образуются в результате протекания процессов при изготовлении наркотиков (особенно это касается случаев изготовления синтетических наркотиков);

– одеяла, клеенки, полиэтиленовая пленка над которыми могла просеиваться конопляная труха;

– следы пальцев рук: на орудиях совершения преступлений (посуде, весах), на средствах для потребления наркотиков (шприцах), на приспособленных для хранения и сбыта наркотиков упаковках (стеклянных емкостях, бумажных или целлофановых пакетах), различные микрообъекты на них.

 

К следам третьей группы относятся:

 

– бумажная и иная упаковка (обрывки и отрезки бумаги, полиэтилена, сигаретной и обычной фольги);

– специальные оборудованные контейнеры и тайники в транспортных средствах, в одежде перевозчиков и сбытчиков, а также специальные «контейнеры», помещенные в тело перевозчика (в естественные отверстия, в желудок и др.);

– следы самих наркотических средств на руках подозреваемых, в швах, на сгибах и в карманах их одежды и другие микрообъекты;

– следы запаха, сопутствующие наркотикам;

– деньги и иные ценности (аудио- и видеоаппаратура, изделия из драгоценных металлов, меховые изделия — шапки, воротники), которые были полученные за изготовление, хранение или сбыт наркотиков, адреса и телефоны перевозчиков, сбытчиков и т. д.;

– документы переписки, телеграммы, записные книжки и другие документы, свидетельствующие о связях между преступниками, а также между ними и их клиентами.

 

Вышеуказанные следы могут быть обнаружены в жилых и подсобных помещениях подозреваемых, на дачных участках, в местах проведения свободного времени, гаражах, транспорте и т. д.

Так, при обыске на квартире К. на кухне под батареей была обнаружена бутылка емкостью 0,5 литра без этикетки с прозрачной жидкостью, имеющей едкий запах. Под раковиной на кухне в мусорном ведре была также обнаружена железная чашка, прикрытая сверху стеклянным блюдом. На дне чашки имеется густая жидкость темно-коричневого цвета с едким запахом. В ходе проведения экспертных исследований было установлено, что жидкость в бутылке является бытовым растворителем 647, а жидкость в чашке – наркотическим средством (экстракционным опием)[3].

 

В ходе проведения другого обыска в частном доме В. было обнаружено и изъято 300 грамм опия сырца, ювелирные золотые изделия и деньги в сумме 60 тыс. рублей[4].

Следы наркотиков также могут быть обнаружены на одежде, в которой подозреваемые изготавливают либо сбывают наркотики.

При совершении рассматриваемых нами преступлений лица, задействованные во время сбора наркосодержащих растений либо участвующие при изготовлении наркотических средств, нередко прибегают к использованию различных вспомогательных орудий, предметов и инструментов. К ним можно отнести:

– устройства, приспособления и инструменты для сбора наркосодержащих растений («жатки», серпы, ножницы);

– оборудование или предметы, используемые на различных стадиях технологического процесса изготовления наркотиков (посуда — тарелки, кастрюли, ложки, миски; мясорубки, кофемолки; весы, разновесы; технические приспособления).

Совокупность орудий, которые применяет преступник в той или иной ситуации, зависит от способа совершения преступления и личности преступника. На это, в частности, указывал профессор Р.С. Белкин, подчеркивая, что «нецелесообразно включать в криминалистическую характеристику в качестве самостоятельного элемента указание на применяемые при совершении преступления технические средства и на источники получения доказательств, поскольку эти данные определяются способом совершения и сокрытия преступления и личностью возможного преступника»[5]. При этом нельзя забывать, что такие предметы (также как и следы преступления) являются будущими вещественными доказательствами по уголовному делу, и могут быть использованы для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 73 УПК РФ.

 

К следам четвертой группы относятся:

 

– приспособления для употребления наркотиков (шприцы, мундштуки, трубки и т. д.);

– следы употребления наркотиков (остатки в трубках, окурки, пустые ампулы, упаковки от наркотиков, шприцы со следами инъекций и т. д.);

– табачные изделия со следами пропитки гашишным маслом или с добавлением анаши;

– следы внутривенных и подкожных инъекций (на локтевых сгибах, на кистях рук, в паху, в подмышечных впадинах и т. д.). Возможные места инъекций хорошо видны от частых уколов и рубцов от жгута, возникающих при перетягивании руки. Так, у гражданина Щ. при медицинском освидетельствовании были обнаружены по ходу локтевой вены на правой руке следы свежих и старых инъекций[6]. Другой пример — у задержанного К. во время медицинском освидетельствования в области левой локтевой ямки, передней поверхности левого предплечья, по ходу подкожных вен были обнаружены множественные блестящие мелкие рубцы и свыше 18 округлых мелкоточечных ранок и рубцов, покрытых плотными, темно-красными возвышающимися над уровнем кожи корочками[7];

– изменения внешнего вида и жизнедеятельности потребителя наркотиков (изменения режима дня, проявляющаяся ассоциальность в его поведении, увеличение или уменьшение аппетита, замкнутость и др.). Данные изменения связаны с развитием признаков болезни — наркомании. С точки зрения врачей наркомания — тяжелое, прогрессирующее заболевание, разрушающее волю и деформирующее чувства[8].

Несмотря на то, что в медицинской литературе[9] описываются отдельные особенности внешнего вида больных, страдающих наркоманией, в том числе морфинизмом, гашишизмом, барбитуроманией и некоторыми другими, тем не менее, уметь распознать человека по описанным в литературе проявлениям можно лишь при длительном наблюдении за таким больным в клинических условиях. У сотрудников правоохранительных органов, как правило, такого лимита времени не бывает. Им необходимо быстро распознавать людей, употребляющих наркотические средства. В этой связи большую помощь может оказать знание закономерностей изменения внешнего вида, характерных черт поведения и других признаков наркотизации[10].

Так при употреблении доз кокаина у человека отмечается повышение настроения и половой активности, движения становятся более живыми, речь — болтливой, слух и зрение обостряются, присутствует мелкая дрожь в руках, задержка мочи, сухость во рту (человек постоянно облизывает губы). Глаза приобретают свойственный этой наркомании характерный блеск.

При употреблении барбитуратов (люминала, барбамила, веронала, нембутала, амитала и других препаратов, составляющих арсенал снотворных лекарственных средств), у человека отмечается бледное, отечное лицо с грязно-зеленым оттенком и сальным налетом, сужение зрачков и плохое их реагирование на свет, дрожание (тремор) рук, неуверенная походка, замедленная речь и т. д.

При употреблении наркотиков опийной группы у человека отмечается, наряду с сужением зрачков, синюшность век и губ, бледность кожных покровов, сонливость и другие признаки.

У лиц, употребляющих гашиш и другие производные конопли, отмечается эйфория (расслабление, чувство беззаботности), сухость во рту и горле, увеличение аппетита, нарушение координации, ухудшение памяти, снижение сосредоточенности, а также изменения телесных ощущений.

Таким образом, анатомические и функциональные признаки внешности, проявляющиеся при приеме того или иного наркотического средства, могут быть использованы для распознавания людей, их употребляющих. При этом необходимо помнить, одни и те же признаки могут быть присущи различным наркоманиям и, наоборот, отдельные из них характерны только конкретному ее виду.

 

К следам пятой группы можно отнести:

 

– следы недостачи наркотических средств при их инвентаризации в аптеках, больницах и т. д.;

– следы насильственного проникновения в помещения и хранилища, где находились наркотические средства (следы взлома, отжима, перепиливания запоров, нарушение сигнализационной системы и т. д.);

– следы рук и ног, оставленные преступником на месте происшествия.

 

В отдельную группу можно выделить следы, возникающие при подделке рецептов на выдачу лекарств, содержащих наркотические средства. На практике сотрудникам правоохранительных органов приходится сталкиваться как с отдельными подделками в подлинных рецептах, так и со случаями изготовления целиком поддельного рецепта.

Подделка подлинного рецепта может заключаться в полном или частичном изменение текста, числа, номера путем исправления букв, слов, фраз, цифр, перестановки их, вставки, добавления, подчистки и вытравливания с последующим обозначением на подчищенных или вытравленных местах других слов, фраз, цифр или без этого, удалением или подклейкой частей документа и т. п.[11]

Надлежащим образом изготовленный, но содержащий ложные сведения рецепт называется подложным. В криминалистике выделяют два вида подлога интеллектуальный (когда на бланке установленного образца при наличии всех реквизитов, изложенные данные, не соответствующие действительности) и материальный (когда в подлинный документ вносятся изменения путем подчистки, травления, смывания или дописки)[12].

Применительно к рассматриваемой группе преступлений можно выделить следующие виды подделок рецептов:

– подчистка представляет собой механическое удаление штрихов текста путем стирания резинкой или соскабливания острыми предметами: лезвием бритвы, ножа, скальпеля с целью изменения его первоначального содержания. При этом отмечается нарушение структуры верхнего слоя бумаги, в результате чего она становиться более шероховатой и тонкой, что достаточно легко выявляется при изучении документа на просвет. При подчистке могут повреждаться штрихи линовки, защитной сетки и штрихи рядом находящихся письменных знаков. Вновь написанные буквы или цифры имеют неровные края штрихов, образующиеся из-за увеличения впитывающей способности бумаги;

– травление заключается в удаление записей или их части путем обесцвечивания красителя штриха химическим реактивами (кислоты, щелочи, окислители). Следами травления являются: нарушение проклейки бумаги, появление матовости или изменение цвета бумаги в местах травления, где она нередко приобретает желтоватый оттенок; образование трещин, обесцвечивание или изменение цвета защитной сетки, линий графления, штрихов соседних записей или записей, выполненных на участке, подверженном травлению; наличие остатков слабовидимых штрихов первоначальных записей и др.;

– смывание — удаление штрихов с поверхности рецепта посредством различных растворителей. Многие признаки, характерные для травления, проявляются при смывании;

– дописка состоит в изменении первоначального содержания рецепта путем внесения новых букв, цифр, слов и их словосочетаний на свободные места (в том числе после смывания, травления и стирания прежних записей). Так, М. обратился в медицинское учреждение за получением наркотического средства морфина и представил четыре медицинских рецепта. В ходе проверки было установлено, что рецепты остались после смерти родственника М., и чтобы получить по ним морфин М. подделал данные рецепты, изменив в них фамилию родственника на свою[13].

Следы дописки могут выражаться в различиях в цвете и оттенках штрихов первоначальных и последующих записей, в ширине штрихов и выработанности почерка, которыми они выполнены; неравномерном размещении отдельных записей в тексте; сжатые или увеличенные промежутки между буквами, словами и строками; наличие красителя иного цвета в одних штрихах и отсутствие их в других и др.

Полностью поддельные бланки рецептов могут выполняться посредством рисования или печатания с клише. Клише получают путем набора типографского шрифта, гравированием то руки, фотоцинкографическим и другими способами. Каждому из этих способов присущи свои специфические признаки.

На бланках, выполненных путем рисования, отмечаются: неравномерность толщины штрихов, неодинаковые по размеру и конфигурации одноименные буквы, наличие в тексте грамматических ошибок и логических противоречий, следов карандашной подготовки и копирования.

Для клише, гравированном вручную, характерны признаки нестандартности шрифта, наличие изломов в овальных элементах знаков, извилистость строк, наличие зеркальности знаков и др.

Клише, изготовленному фотоцинкографическим способом, присущи утолщения слоя краски по краям штрихов и вдавленность штрихов букв, изменение размеров оттиска от оригинала из-за нарушения масштабов съемки, недостаточная четкость мелких штрихов и деталей, неровные края и разрывы штриха, образование округлостей углов в результате травления кислотой при изготовлении клише.

 

Как справедливо отмечает А. И. Дворкин[14] подозрение должны вызывать следующие медицинские рецепты:

– выписанные одним врачом на аналогичные лекарственные средства одному лицу с небольшим перерывом во времени либо на одно и то же лицо, но разными врачами одного медицинского учреждения или разными медицинскими учреждениями;

– исполненные предположительно одним почерком, но от имени разных врачей;

– с характерными для неспециалиста особенностями латинского текста (замедленность при его написании, особая тщательность при написании отдельных букв, наличие русских букв в латинских словах, обводка букв и др.).

 

Мы не претендуем на совершенство предлагаемого группирования следов, поскольку в процессе расследования преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, могут быть выявлены и другие следы, при этом, все они должны быть подробно описаны, и тщательным образом проанализированы с точки зрения их информационной значимости и доказательственного значения для расследуемого уголовного дела. В случае необходимости те или иные объекты могут быть направлены на экспертное исследование.

 

Литература:

[1] Криминалистика/ Под ред. И. Ф. Пантелеева, Н. А. Селиванова. М., 1993. С. 34.

[2] Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т. 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1979.

С. 191.

[3] Уголовное дело № 23115// Архив суда Октябрьского района

г. Иркутска, 1998 г.

[4] Уголовное дело № 27014// Архив суда Свердловского района г. Иркутска, 2001 г.

[5] Белкин Р. С. Курс советской криминалистики. Т. 3. Криминалистические средства, приемы и рекомендации. М., 1979.

С. 192.

[6] Уголовное дело № 23420// Архив суда Октябрьского района

г. Иркутска, 1998 г.

[7] Уголовное дело № 30012// Архив суда Свердловского района г. Иркутска, 1999 г.

[8] Сердюкова Н. Б. Наркотики и наркомания. Ростов н/Д, 2000.

С. 51; Найденов Н. Г. Наркомания — опасная болезнь. М., 1989. С. 15.

[9] См.: Пятницкая И. Н. Наркомании. М., 1994; Сердюкова Н. Б. Наркотики и наркомания. Ростов н/Д, 2000.

[10] См.: Организация работы аппаратов уголовного розыска в борьбе с наркотизмом: Учеб.-метод. пособие/ Под ред.

В. К. Панкина. М., 1990. С. 33.

[11] Руководство для следователей/ Под ред. Н. А. Селиванова, В. А. Снеткова. М., С. 221; Косарев С. Ю. Особенности расследования незаконной выдачи либо подделки рецептов или иных документов, дающих право на получение наркотических средств или психотропных веществ// Вестник криминалистики. Вып. 1 (3). М., 2002. С. 57.

[12] Криминалистика: Учебник/ Под ред. проф. А. Г. Филиппова (отв. ред.) и проф. А. Ф. Волынского. М., 1998. С. 145.

[13] Уголовное дело № 51735// Архив суда Свердловского района г. Иркутска, 1998 г.

[14] В кн.: Руководство для следователей/ Под ред. Н. А. Селиванова, В. А. Снеткова. М., 1998. С. 596.

 

А. А. Койсин
Сибирский юридический вестник. - 2003. - № 3

 

Статьи по теме:

Уголовно-правовое противодействие незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ

Комплект для проведения поиска наркотических средств в скрытых полостях и труднодоступных местах «Полость»

Виды наркотиков и их действие

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1669 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека