Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Идентификация тел погибших при крупномасштабных катастрофах

Идентификация личности традиционно представляет собой одну из основных проблем человечества. Это в первую очередь связано с участившимися случаями локальных военных конфликтов, массовых катастроф на транспорте и стихийных бедствий, а также с ростом неорганизованной миграции населения (беженцы и др.). В виду сложности структуры и изменчивости биологических объектов решение проблемы идентификации личности представляет значительные методические трудности, поэтому разработка новых методов идентификации личности и усовершенствование старых являются важным направлением научных исследований.

 

 

При необходимости установить личность человека в процессе исследования неопознанных трупов, расчлененных и скелетированных останков возникает потребность в соответствующих судебно-медицинских знаниях. Научные сведения о медицинских и медико-биологических свойствах личности, их отображениях, способах выявления, методиках исследования и критериях оценки составляет содержание раздела судебно-медицинской науки, именуемой «идентификация личности».

Исследования, связанные с вопросами идентификации личности, занимают существенную долю и составляют от 12,9% до 25,7% всей производимых экспертиз в физико-технических отделах различных Бюро судебно-медицинской экспертизы.

 

Теоретически и практически аспектам проблемы идентификации личности в отечественной и зарубежной литературе уделено адекватное внимание, выразившееся в большом количестве научных работ. Однако, практика судебно-медицинской экспертизы ставит новые актуальные вопросы, ответа на которые до настоящего времени нет.

Одним из наиболее злободневных, как показал опыт судебно-медицинского обеспечения региональных конфликтов и локального вооруженного конфликта в Чеченской Республике, является вопрос об организации мероприятий по отождествлению трупов при массовой гибели военнослужащих.

 

Также вопросам идентификации биологического материала в последнее время уделяется много внимания, как в нашей стране, так и за рубежом.

Это связано с тем, что результаты идентификации могут быть использованы при построении версий о причинах трагедии и реконструкции картины происшедшего. Однако при проведении подобного рода исследований возникает целый ряд сложностей правового, методологического и организационно - технического характера:

  • недостаточное развитие законодательной базы, регламентирующей деятельность по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации порождает целый комплекс правовых проблем. Так, на сегодняшний день основными нормативными актами являются Закон РФ от 22.08.95г. «Об аварийно-спасательных службах и статусе спасателей» и Постановление Правительства РФ № 924 от 3.08.96 «О силах и средствах единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций», в которых определены основные функции, правовой статус субъектов, осуществляющих эвакуационно-спасательные мероприятия непосредственно в очаге катастрофы. Очевидно, что сегодня необходим ряд законодательных и подзаконных актов, которые бы определяли вопросы, касающиеся организации и методики расследования, множества процессуальных вопросов, финансового, кадрового, материально-технического обеспечения;
  • к числу проблем методологического характера следует отнести, прежде всего, определение места различных категорий идентификационных исследований биологического материала в общей теории идентификационных экспертиз. В настоящее время, ни практическое, ни научно-исследовательское толкование этого вопроса не могут быть признаны точными, в силу своей неоднозначности. На местах, исследования подобного рода осуществляются на базе бюро судебно-медицинских экспертиз и носят узконаправленный, специальный судебно-медицинский характер. Поступающий биологический материал изучается на предмет механизма образования телесных повреждений, оценки их характера и степени тяжести, а также времени воздействия поражающих факторов. По нашему мнению, правильнее говорить о комплексном характере идентификации трупов, их останков и биологических следов. Это позволит повысить эффективность применения всего комплекса специальных познаний при расследовании причин крупномасштабных техногенных катастроф и получить больше достоверной ориентирующей и розыскной информации на этапах как предварительного, так и последующего расследования;
  • говоря о проблемах методического характера, следует признать, что они порождены как отсутствием четких методологических позиций, так и слабым финансированием научно-исследовательской деятельности в системе правоохранительных органов и органов здравоохранения. Существующие в настоящее время методы экспертного изучения вещественных доказательств биологического происхождения, применяемые как в судебно-медицинских, так и криминалистических исследований в подобных ситуациях весьма ограничены, а, следовательно, и мало информативны. Это связано с утратой вещественными доказательствами большей части коренных свойств - признаков, эффективность выявление которых предопределена современным уровнем знаний и лабораторной базой исследователей. Стоящие перед исследователями задачи требуют форсированного решения и ускоренной реализации, что зачастую исключается реальной ситуацией, сопровождающей развитие чрезвычайной ситуации. В связи с этим становится перспективным: на основании изучения и систематизации наиболее важных признаков осуществить разработку методического обеспечения исследований, направленных на идентификацию и диагностику вещественных доказательств, представленных биологическим материалом. Решение этих задач может быть положено в основу научного прогнозирования и предотвращения подобного рода техногенных катастроф, уменьшения риска эксплуатации сложных технологических циклов, систем, устройств, средств жизнеобеспечения;
  • проблемы организационно-тактического порядка следует считать производными от всех рассмотренных выше проблем. Они заключаются в не взаимоупорядоченной, не сбалансированной работе различных правоохранительных ведомств, учреждений и подразделениями и Минздрава.

 

Таким образом, актуальность темы настоящего исследования и обусловлена необходимостью определения основных методологических положений концептуального характера, выработки тактических условий и приемов выявления, фиксации и изъятия биологического материала на месте катастрофы и организации комплексного медико-криминалистического исследования данного материала.

 

ГЛАВА 1. ЭКСПЕРТИЗА ФРАГМЕНТИРОВАННЫХ ТРУПОВ В СЛУЧАЯХ МАССОВОГО ПОСТУПЛЕНИЯ

 

В случаях крупномасштабных техногенных катастроф, диверсии где присутствуют массовые человеческие жертвы, тела погибших как правило имеют значительные повреждения, часто являются расчлененными и извлекаются из очага поражения в виде множественных фрагментов различной величины. Каждый из последних в отдельности, как правило, не может служить самостоятельным объектом визуального опознавания или экспертной идентификации2.

Коллектив авторов В.В. Колкутин, С.С. Абрамов, В.А. Ляненко, В.Н. Артемов, М.В. Климков рассматривая вопросы организации судебно-медицинской экспертизы фрагментированных трупов в случаях их массового поступления рекомендуют проводить идентификацию трупов только после реконструкции тел.

 

При небольшом числе пострадавших и незначительной фрагментации трупов эксперты эвристически, простым сопоставлением объектов относительно быстро решают задачу "составления" из отдельных частей "целых" тел, пригодных для опознания или экспертного отождествления. Однако даже в этих, казалось бы, простых случаях установление принадлежности фрагментов конкретному телу с большой степенью вероятности является возможным только при следующих условиях:

  1. поиск останков в очаге катастрофы полностью завершен, и поступление доставляемых на экспертизу биологических объектов не предвидится;
  2. все фрагменты могут быть одновременно размещены в одном помещении (в одном "поле зрения") для непосредственного их сравнения и сопоставления;
  3. состояние фрагментов позволяет визуально выявить необходимые для сортировки и идентификации признаки;
  4. к моменту начала исследования экспертам представлена достаточно полная сравнительная информация обо всех погибших в очаге катастрофы.

 

Это непременные условия, при которых в течение короткого времени достаточно уверенно может быть проведена идентификация небольшого числа фрагментированных трупов. При исследовании трупов жертв катастроф начинается до завершения работ по поиску останков в очаге поражения. Такие условия (при малых исследовательских площадях, ограниченных чаще всего одной секционной морга) исключают возможность одновременного изучения всех объектов и прямого сопоставления фрагментов тела, создают предпосылки для совершения ошибок при распределении фрагментов по принадлежности к трупам.

 

Причем состояние объектов не всегда позволяет визуально выявить идентификационные признаки: механические повреждения при техногенных катастрофах, как правило, сопровождаются действием термических и химических факторов, разрушающих биологические ткани. При крупных катастрофах в теплое время года после многодневных поисков тела и их фрагменты находят в состоянии резко выраженных гнилостных изменений (вплоть до скелетирования). Все это, как правило, не позволяет без специальных дополнительных исследований отнести фрагменты к тому или иному трупу. Такие объекты, особенно небольшие фрагменты, часто оказываются "лишними" и выбывают из процесса идентификации, а в последующем возникают проблемы с их захоронением.

 

Оценка организации и результатов идентификационной работы показывает, что деятельность сотрудников следственного аппарата прокуратуры, оперативно-розыскных, информационных и экспертно-криминалистических подразделений органов внутренних дел на данном участке еще не соответствует в полной мере требованиям нормативных документов МВД и Генпрокуратуры РФ (в частности, приказа министра внутренних дел РФ от 5 мая 1993 г. № 213, совместного указания МВД и Генпрокуратуры РФ от 20 ноября 1998 г. № 83/36; 1/19934 "О совершенствовании деятельности по раскрытию убийств, связанных с безвестным исчезновением граждан, и розыску лиц, пропавших без вести" и др.). С участием работников судебно-медицинских учреждений во многих субъектах Российской Федерации ими предпринимаются усилия по расследованию причин гибели людей, установлению личности погибших и их захоронению в соответствии с существующими требованиями. Вместе с тем есть серьезные недостатки в этой работе, обуславливающие неадекватность ее уровня современным требованиям.

По данным ГИЦ при МВД России зарегистрировано и поставлено на учет неопознанных трупов больше всего в Москве и Московской области, Санкт-Петербурге, Иркутской, Кемеровской, Свердловской и Челябинской областях, т. е. в промышленно развитых регионах с высоким уровнем миграции людей и деловой активности, а также на юге европейской части России (Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область)3.

 

Наиболее высокие по сравнению с другими субъектами Российской Федерации результаты в работе по идентификации неопознанных трупов были достигнуты в Алтайском и Хабаровском краях, Ленинградской, Московской, Мурманской, Нижегородской, Новосибирской, Ростовской, Свердловской, Ульяновской областях, Санкт-Петербурге за счет использования положительно зарекомендовавших себя на практике, а также разработки и внедрения новых более эффективных форм и методов этой деятельности, отлаженного взаимодействия работников правоохранительных органов и судебно-медицинских экспертов.

Например, при Хабаровском краевом бюро судебно-медицинской экспертизы создано специализированное отделение идентификации и исследования неопознанных трупов. Работающие в нем судебно-медицинские эксперты имеют дополнительную подготовку в области антропологии и криминалистики. Отделение оснащено рентгеновской, фото и видеоаппаратурой, компьютерной и другой техникой. Широко используются разработанные сотрудниками отделения средства программного обеспечения идентификационной деятельности, получившие государственную лицензию, а также цифровые методы накопления данных о неопознанных трупах, специальная видеотека. Имеющаяся компьютерная база данных доступна не только для работников правоохранительных органов Хабаровского края, но и всего Дальнего Востока.

 

В созданное в Санкт-Петербурге Бюро регистрации несчастных случаев (БРНС) в обязательном порядке направляются фотоснимки и другие данные трупов неизвестных лиц из их опознавательных карт. Информация о всех обнаруженных в течение суток трупах передается по модемной связи в органы внутренних дел, где обеспечивается их оперативное опознание.

 

В Нижнем Новгороде на базе Автозаводского отделения бюро судебно-медицинской экспертизы создан специализированный морг, где проводятся все экспертизы и исследования неопознанных трупов, обнаруженных в областном центре. За счет активизации взаимодействия экспертов-криминалистов органов внутренних дел и судебно-медицинских экспертов более чем в 13 тыс. случаев трупы неизвестных погибших были в оперативном порядке идентифицированы в судебно-медицинских моргах.

 

Накоплен значительный положительный опыт использования автоматизированных систем дактилоскопической регистрации и идентификации в получении установочных данных о неопознанных трупах. В Санкт-Петербурге и Ленинградской области более половины обнаруженных трупов неизвестных лиц были в последующем идентифицированы с помощью дактилоскопического учета ГУВД и автоматизированной дактилоскопической информационной системы "Папилон". Указанная система результативно используется в Мурманской области.

 

Положительно зарекомендовали себя используемые в этих же целях дактилоскопические системы "SONDA+" (Астраханская, Ростовская области), "DEX" (Ульяновская область). В целом по Российской Федерации благодаря использованию дактилоскопических учетов и автоматизированной информационно-поисковой системы (АИПС) "Опознание" в последние годы устанавливается в среднем личность более 12 тыс. погибших.

 

Внедряются новые формы этой работы. Так, прокуратурой и управлением внутренних дел Калужской области направлено на места совместное указание о формировании областного и районных учетов лиц, относящихся к "группе риска", с учетом возможных перспектив опознания их трупов. В Южно-Уральском УВДТ с этой же целью создан банк данных из видеозаписей и дактилоскопических карт, относящихся к названной категории лиц. В Томской области эффективно используется действующая в медико-криминалистическом отделе ЭКУ УВД области автоматизированная информационно-регистрационная система "Идент". С ее помощью в 1998 - 2000 гг. идентифицированы более половины обнаруженных трупов.4

 

ГЛАВА 2. ПОРЯДОК РАБОТЫ ПО ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ В СЛУЧАЯХ МАССОВОЙ ГИБЕЛИ

 

Одна из основных проблем опознания личности при катастрофах связана с предоставлением первичной информации о пассажирах. Покупая Авиа, железнодорожные и морские суда билеты, в банк данных заносятся сведения о пассажирах, которые находились на борту. Но существуют и так называемые «зайцы», которые незаконным путем проникают на борт, и соответственно не проведены по учетам, что в свою очередь при катастрофах делает невозможным провести опознание

Причем следует отметить, что необходимые сравнительные материалы со сведениями обо всех погибших, их предполагаемом местонахождении в момент катастрофы, о местах обнаружения останков на месте происшествия лишь в редких случаях поступают к экспертам своевременно, до начала проведения исследований. Из изложенного следует, что при небольшом числе жертв, все обязательные условия для достоверной идентификации погибших в экстремально короткий период времени, обычно отпус­каемый на проведение экспертных работ в очаге катастрофы, чаще всего отсутствуют. В связи с этим имеет место высокая вероятность ошибки при реконструкции трупов из фрагментов.

Это связано с тем, что при идентификации фрагментированных тел при крупномасштабных катастрофах, как правило, экспертам приходится работать «на износ», то есть в условиях постоянного напряжения, без отдыха и достаточного времени на полноценный анализ полученных результатов. Также велика вероятность человеческого фактора, то есть в связи с работой в стрессовой обстановке велика вероятность человеческой ошибки, которую из-за быстроты и ограниченности во времени, выявить, а в последствии исправить и исключить практически невозможно.

 

Для эффективной, работы экспертов с целью опознания погибших при катастрофах, учеными судебными медиками В.В. Колкутиным, С.С. Абрамовым, В.А. Ляненко, В.Н. Артемовым, М.В. Климковым были разработаны регистрационные карты формата А4, которые заполняют непосредственно при исследовании останков.

В карте сначала указывают номер объекта: одиночный, если в упаковке находится 1 объект (соответствует номеру упаковки), или двойной, если в упаковке более 1 объекта (1.1, 1.2, 1.3... 3.1, 3.2... 3.5 и т. д.). Первая цифра обозначает номер упаковки, в которой доставлен объект, вторая - порядковый номер объекта в этой упаковке: (сам объект обязательно маркируют этим же «номером). Таким образом, количество заполненных карт всегда соответствует количеству отдельных фрагментов. Затем на карте указывают время и место изъятия объекта в очаге катастрофы5.

 

При исследовании особенно важно определить и зафиксировать локальное происхождение каждого фрагмента, анатомические уровни отчленения по мягким тканям и костям: Для этого на карте имеются схематические изображения тела человека и его скелета, на которых отмечают границы сохранившихся мягких тканей тела и костей, указывают места переломов. По мере визуального исследования объекта в карту заносят другие его особенности: состояние (характер и выраженность трупных явлений, вид и характер повреждений, инородных наложений и включений), выявленные общие и частные идентификационные признаки, которые фиксируют как в специальных графах, так и на свободных полях карты или на дополнительных листах. При необходимости содержание карты может быть изменено.

 

Заполненная на каждый объект карта несет достаточно полную и систематизированную информацию, пригодную для сопоставления фрагментов между собой и с частично разрушенными телами по всем необходимым для реконструкции тела признакам. Поэтому этап сопоставления результатов раздельных исследований всех фрагментов и разрушенных тел для определения числа трупов и принадлежности каждого фрагмента к конкретному телу целесообразно начинать с сортировки регистрационных карт по зафиксированным на них признакам объектов. Сначала карты (схематические изображения тела человека и его скелета) сортируют по какому-то одному, наиболее общему признаку, например по локальному происхождению фрагментов. При этом по количеству занесенных на графические схемы отдельных частей конечностей и других фрагментов (торса, головы) определяют возможное число погибших. Затем группируют карты по уровням разделения частей тела и по другим выявленным признакам. Таким образом, за небольшой период только по схематическим изображениям объектов эта карта и занесенным на них общим признакам (пол, возраст, длина тела и др.) фрагменты могут быть сгруппированы по принадлежности к конкретным группам, которым присваиваются отдельные номера. Вторые (третьи) экземпляры (копии) регистрационных карт используют для альтернативных вариантов, которые являются неизбежными в группировке объектов из сплошной выборки.

 

Результаты предварительной сортировки проведенной по регистрационным картам, проверяют в морге, непосредственно на объектах сопоставляя их по уровням разделения сопоставимости поверхности разделения, симметричности отдельных частей тела (кистей, стоп, ушных раковин, костей и т.д.) и другими особенностям. В случае обнаружения несоответствия фрагментов друг другу подвергают проверке заранее подготовленные альтернативные варианты. Как правило, результаты предварительной сортировки объектов по регистрационным картам подтверждаются при непосредственных сопоставлениях объектов.

 

Предложенный В.В. Колкутиным, С.С. Абрамовым, В.А. Ляненко, В.Н. Артемовым, М.В. Климковым способ фиксации с использованием регистрационных карт обеспечивает полноту исследований, которую практически сложно соблюсти при бессистемном описании фрагментов, значительно снижает вероятность ошибки, делает результаты раздельного исследования фрагментов сопоставимыми, а правильное распределение их по трупам реально выполнимым в короткие сроки. Эти же регистрационные карты, отображающие свойства отдельных элементов, но сгруппированные при сравнительном исследовании по номерам реконструированных трупов, являются в совокупности носителями всей собранной о каждом трупе идентификационной информации, которую используют на последующих этапах идентификации.6

На наш взгляд это решение будет наиболее целесообразно, чем допустим, проведение одной более сложной, дорогостоящей экспертизы (генетической), которая в тоже время может быть и более трудоемкой, однако существует и недостаток, а именно необходимость в большем количестве экспертов и больших площадях для проведения данных экспертиз.

 

Террористические акты, техногенные и природные катастрофы, столкновения с бандформированиями, как правило, сопровождаются большим количеством жертв с обезличиванием тел, подлежащих опознанию и идентификации. Экспертами-генетиками 124 Центральной лаборатории медико-криминалистической идентификации МО РФ в 2000-2004 гг. произведено 1184 молекулярно-генетических исследований с целью идентификации личности. В результате было идентифицировано 757 человек, 37% которых составляли 20 закрытых групп. По численности подлежавших ДНК-идентификации лиц группы распределялись: 2-5 человек - 9 групп, 6-10 человек - 6 групп, 11-100 человек 3 группы, свыше 100 человек - 2 группы. В ряде случаев наряду с молекулярно-генетическими исследованиями применялся комплекс медико-криминалистических методов. Травмирующими факторами были: поражение в боевых машинах с последующим обгоранием - 9 случаев, падение и взрыв самолетов и вертолетов с последующим обгоранием - 7 случаев, взрыв и пожар зданий - 3 случая, расстрел с последующим сжиганием тел - 1 случай. Все идентифицированные трупы или их останки были выданы для захоронения.7

 

Ошибок идентификации, а, следовательно, и ложных захоронений не было. Анализ накопленного опыта дает основание рекомендовать определенный порядок работы судебно-медицинских экспертов-генетиков по идентификации личности в случаях групповой гибели людей. Экспертная деятельность в таких случаях подразделяется на несколько этапов:

  • подготовительная работа;
  • проведение целенаправленных мероприятий и обработка данных по всем погибшим и определение возможности исследования закрытой группы;
  • анализ данных о субъектах исследования и сравнения в пределах закрытой группы;
  • типирование объектов исследования и сравнения;
  • сравнительное исследование генотипов и оценка результатов;
  • принятие решения об идентификации и выдаче трупов для захоронения;
  • формулирование выводов;
  • оформление заключений;
  • подведение итогов, выявление недостатков и планирование работы с учетом приобретенного опыта.

 

1. В подготовительный период:

  • составляется календарный план работы подразделения молекулярно-генетических исследований в условиях массового поступления объектов исследования;
  • подготавливаются проекты документов по созданию экспертной аналитической группы, и экспертно-лаборантских бригад для круглосуточной эксплуатации оборудования из расчета его полной загрузки;
  • создается постоянно освежаемый резерв расходных материалов для проведения не менее трех циклов ДНК-типирования при полной загрузке оборудования;
  • обучаются специалисты работе в условиях массового поступления объектов и субъектов экспертизы.

 

2. При возникновении очага массовой гибели людей, участие экспертов-генетиков в идентификационном процессеможет быть в следующих вариантах:

  • идентификация всех погибших проводится путем визуального опознания и применения медико-криминалистических методов с направлением единичных объектов на молекулярно-генетическое исследование;
  • часть погибших идентифицируется путем визуального опознания и применения медико-криминалистических методов, другая часть направляется на молекулярно-генетическое исследование;
  • часть погибших идентифицируется путем визуального опознания, другая часть направляется на молекулярно-генетическое исследование;
  • биологический материал (образцы) всех неопознанных погибших направляются только на молекулярно-генетическое исследование.

 

При любых вариантах выделение, типирование ДНК и вероятностные расчеты кровного родства остаются неизменными и производятся по утвержденной технологии. Тактика же экспертов в отношении сбора, анализа и синтеза исходной и сравнительной информации, оценки результатов, границ разделения индивидуальностей, уровня доказательства тождества, должна быть динамичной в зависимости от обстоятельств дела, качественных и количественных характеристик исследуемых групп погибших - как объектов экспертиз. Для оперативного решения задач, обусловленных групповыми исследованиями, приказом по учреждению назначается аналитическая группа экспертов, включающая наиболее подготовленных специалистов в области генетики, судебной медицины и медицинской криминалистики. Эксперты аналитической группы комиссионно принимают решения по наиболее важным разделам исследования, оценки результатов и формирования выводов, применительно ко всей группе, являющихся основанием для решения частных вопросов. Эти решения оформляются в виде приложений к заключениям экспертов по каждому идентифицируемому субъекту. Круг задач для аналитической группы на этом этапе включает:

  • активное взаимодействие с органами расследования вплоть до личного участия в качестве специалистов с целью организации быстрейшего сбора необходимой информации и тотального забора биологических образцов от всех погибших независимо от пригодности последних для визуального опознания. При этом следует учитывать, что недостаточная организация решения этих вопросов, особенно в первоначальный период, приводит к безвозвратной утрате важной исходной информации, влияющей на конечный результат.
  • оперативное истребование необходимых материалов расследования, анализ полученных данных и помощь органам расследования в назначении экспертиз с учетом первичной сортировки погибших в зависимости от пригодности к визуальному опознанию и выбора методов идентификационных исследований;

 

3. После получения постановления о назначении экспертизы аналитическая группа изучает поступивший материал, планирует исследовательские работы, определяют возможности медико-криминалистической идентификации по каждому объекту и устанавливают характер закрытой группы, которая может быть двух типов:

А - количественный состав группы строго установлен и названы все без исключения лица погибших;

Б - количественный и личностный состав группы имеет вариабельность в определенных пределах.

 

4. До производства специальных исследований устанавливается очередность и применение тест-систем для типирования исследуемых и сравниваемых объектов в зависимости от установленного уровня доказательства родства. Типирование родственников предпочтительнее начинать с полных семей, так как более высокое значение LR, получаемое в таких случаях, на первоначальном этапе исследования имеет большее значение, чем в последующем.

 

5. Результаты типирования обрабатываются математически и вносятся в базы данных исследуемых и сравниваемых специальных программно-аппаратных средств. После этого производится поиск совпадающих генотипов. По положительным результатам поиска выдаются задания экспертам-генетикам для исполнения экспертиз в отношении каждого субъекта исследования. По произведенным расчетам экспертом единолично или комиссионно с членами аналитической группы производится оценка результатов и принимается решение об идентификации личности и выдаче трупа для захоронения.

 

При разработке группы «А» исследования проводятся в условиях заданной альтернативы, при которых выводы могут формироваться на основе исключения всех альтернатив данной группы при минимуме исключающих генетических или других достоверных признаков. При этом коэффициент правдоподобия гипотез (LR) не имеет решающего значения.

 

При разработке группы «Б» для оценки результатов молекулярно-генетического исследования и формулирования выводов устанавливается значение LR не менее чем на порядок выше максимально возможной численности группы. Обоснованием такой установки служит идентификационная значимость LR исключающая случайные совпадения или повторения генотипов субъектов исследования и сравнения в пределах численности исследуемой группы. Несоответствие количества тел заявленному списку на выводы не влияет, так как в расчет берется наибольшее число вероятных погибших.

 

По мере исследования может меняться как тип группы, так и ее численность за счет идентификации личностей части погибших или дробления ее на более мелкие по различным признакам. В число исследуемой группы могут включаться и опознанные погибшие, если нет уверенности в достоверности субъективного опознания.

При недостаточности доказательства для принятия решения, экспертиза откладывается до уменьшения группы, в которой значение доказательства будет достаточным, или расширяется количество исследуемых признаков.

Если в ходе исследования группы до типирования объекта поступают данные о возможности его идентификации медико-криминалистическими методами, то экспертиза по такому трупу передается соответствующему судебно-медицинскому эксперту. Если после типирования, - то решение о том, кто оформляет заключение об идентификации, принимает соответствующий начальник по представлению аналитической группы.

Выдача трупов для захоронения осуществляется судебно-медицинским экспертом, уполномоченным на то начальником учреждения. Факт выдачи трупа оформляется актом, в котором взаимно удостоверяется отсутствие противоречий идентификации.

 

6. Процесс исследования и формирования выводов, изложенные в предыдущих разделах, могут иметь особенности, обусловленные характером происшествия и исследуемых объектов, среди которых следует отметить:

- по окончании исследования группы может быть остаток неопознанных тел при наличии без вести пропавших в исследуемом событии. Это, как правило, свидетельствует о ложных захоронениях по причине ошибок субъективного опознания. По таким трупам делается вывод о том, что между телом и всеми субъектами сравнения, заявившими о гибели своих родственников и предоставившими биологические образцы для молекулярно-генетического анализа, кровное родство исключается. Для предотвращения ошибок такое сравнительное исследование следует проводить обязательно, независимо от того, что все другие трупы идентифицированы посредством установления кровного родства со своими родственниками. После такой проверки, по согласованию с органами расследования, производится типирование трупов, выданных на основании визуального опознания и сравнение их генотипов с генотипами родственников без вести пропавших.

Оставшиеся обезличенные трупы исследуются в соответствии с правилами судебно-медицинского исследования неопознанных трупов и захораниваются установленным порядком.

 

Как правило, в заключительной стадии исследования группы погибших типируется различное количество фрагментов, принадлежащих идентифицированным и уже захороненным трупам. Эти фрагменты, по согласованию со следственными органами и родственниками, либо выдаются для подзахоронения, либо утилизируются установленным порядком.

Практика исследования многочисленных закрытых групп не предусматривает выводов о принадлежности трупа или его останков конкретному лицу в вероятной форме. Тело (останки) либо идентифицируется и выдается для захоронения, либо остается неопознанным и захоранивается под условным номером.

Вероятностные выводы могут быть лишь в качестве промежуточных или предварительных для отсрочки окончания исследования, например, при временном недостатке технических возможностей.

 

Суд может признать человека погибшим исходя из определенных обстоятельств дела, которыми устанавливается полное разрушение тела, как биологического объекта, например, при мощном взрыве или сгорании дотла. В том случае, когда от человека остается даже незначительная часть его биологического субстрата, правом их исследования с целью идентификации обладает только специалист медико-биологического профиля. Если это право реализуется экспертом-генетиком, то им и принимается окончательное решение о принадлежности биологического объекта конкретному лицу. Ссылка на то, что суд или следователь оценивает заключение эксперта, не относится к изменению вероятного вывода на категоричный, поскольку последнее относится исключительно к компетенции судебно-медицинских экспертов.

Следовательно, судом (следствием) выводы эксперта должны приниматься такими, какие они есть. А на основании вероятных выводов о принадлежности биологического объекта конкретному лицу не может быть построено решение суда или следствия, которое, по определению, вероятным не бывает.

 

Таким образом, если следовать логике от установки о том, что выводы о кровном родстве или принадлежности биологического объекта определенному лицу могут быть только в вероятной форме (Инструкция по организации и производству экспертных исследований в Бюро судебно-медицинской экспертизы, утвержденная приказом Министра здравоохранения от 24 апреля 2003 г. N 161), то молекулярно-генетический метод типирования ядерной и хромосомной ДНК, как метод идентификации личности, следует признать не состоявшимся.

Однако, практически, на основании молекулярно-генетического анализа биологических объектов, во всем мире изобличаются и осуждаются преступники; идентифицируются и без тени сомнения выдаются родственникам для захоронения, извлеченные из завалов рухнувших домов, обломков упавших самолетов и других подобных катастроф, тела и их останки.

Поэтому судебно-медицинский эксперт-генетик, получая задачу идентификации личности по биологическим объектам, должен иметь установку на категоричный вывод. Если такой вывод невозможен, то он обязан популярно объяснить причину вероятностного заключения и указать кем, где и каким способом может быть проведен более глубокий анализ.

 

7. Оформление заключений производится во время, не влияющее на сроки идентификации и выдачи трупов. Заключение может быть от имени одного эксперта, со ссылками на приложения результатов других исследований, или комиссионными. В заключениях наряду со специальными молекулярно-генетическими исследованиями должны отражаться данные по исследованию группы погибших, имеющие значения для идентификации конкретной личности.

 

Экспертное заключение по исследованию фрагментов может быть оформлено по одному из вариантов:

а) внесено разделом в заключение по трупу;

б) в виде дополнительной экспертизы по трупу;

в) отдельным заключением по всем фрагментам.

 

8. По завершении исследования группы погибших и оформления всех заключений, аналитическая группа всесторонне анализирует работу и подводит ее итоги, корректирует планы с учетом приобретенного опыта и выявленных недостатков, проводит инструктивно-методические занятия с экспертами и лаборантами, готовит рекомендательные письма в соответствующие ведомства для координации работы; в заключение - составляет подробный отчет по идентификационному исследованию группы погибших в последовательности алгоритмов специальных исследований, оценки результатов, формирования выводов, изложенных в данной работе. Отчет передается на рассмотрение научно-методического совета и утверждение начальником учреждения.

Все документы, связанные с исследованием группы погибших, как представляющие научную и практическую ценность, хранятся блоком по наименованию происшествия в форме приложения к отчету.

 

Практические рекомендации.

  1. Положения о возможности только вероятностных выводов в молекулярно-генетических экспертизах, изложенные в «Инструкции по организации и производству экспертных исследований в Бюро судебно-медицинской экспертизы», следует признать противоречащими научным основам криминалистики, а также мировой и нашей практике таких исследований.
  2. Конечной целью молекулярно-генетических экспертиз исследует считать категорические выводы о кровном родстве, принадлежности трупа (останков) или биологического объекта конкретному лицу. В случаях вероятностных выводов указывать причины такого заключения и рекомендации возможностей повышения доказательности исследований.
  3. Экспертам-генетикам необходимо обладать достаточными знаниями медико-криминалистических методов идентификационных исследований, уметь их оценивать для применения в своей практике.
  4. В судебно-медицинской идентификации личности с применением молекулярно-генетических исследований решение об идентификации и оформление заключения производить экспертам-генетикам на основании своих исследований, данных других видов исследований с учетом всех обстоятельств дела.
  5. При массовой (групповой) гибели людей необходимо производить тотальный забор биологического материала для последующего молекулярно-генетического исследования независимо от пригодности тел для визуального опознания.
  6. Группу погибших в одном происшествии людей считать объектом экспертизы, для исследования которого создавать аналитическую группу экспертов.
  7. В судебно-медицинских учреждениях иметь планы и резервы имущества и материалов для работы в условиях массовой гибели людей.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В случаях крупномасштабных техногенных катастроф, диверсий, где присутствуют массовые человеческие жертвы, тела погибших как правило имеют значительные повреждения, часто являются расчлененными и извлекаются из очага поражения в виде множественных фрагментов различной величины. Каждый из последних в отдельности, как правило, не может служить самостоятельным объектом визуального опознавания или экспертной идентификации.

При небольшом числе пострадавших и незначительной фрагментации трупов эксперты эвристически, простым сопоставлением объектов относительно быстро решают задачу "составления" из отдельных частей "целых" тел, пригодных для опознания или экспертного отождествления. Однако даже в этих, казалось бы, простых случаях установление принадлежности фрагментов конкретному телу с большой степенью вероятности является возможным только при определенных условиях.

Так например использование регистрационных карт, в которые заносятся схематические изображения обнаруженных частей тела человека и его скелета. Данные карты обеспечивают полноту исследований по идентификации человека, что в свою очередь сложно провести при бессистемном описании фрагментов тел человека.

 

 

ЛИТЕРАТУРА

 

  • Айзман Р.И., Кривощеков С.Г., Омельченко И.В. основы безопасности жизнедеятельности и первой медицинской помощи.Учебное пособие.- Новосибирск: Сибирское университетское издательство. 2005.
  • Колкутин В.В., Абрамов С.С., Ляненко В.А., Артемов В.Н., Климков М.В. //Особенности идентифицирования фрагментированных тел при крупномасштабных катастрофах // Судебно-медицинская экспертиза, 2003, № 2.
  • Пиголкин Ю.И., Щербаков В.В., Богомолов Д.В., Богомолова И.Н. //Морфометрические методы определение возраста по костным останкам // Судебно-медицинская экспертиза, 2001, № 4.
  • Судебно-медицинская казуистика//Попов В.Л. – Л.: Медицина, 1991.
  • Правила производства судебно-медицинских экспертиз – М.: Приор, 2001.
  • Судебно-медицинская экспертиза// – Медицина, 1991, № 2.
  • Назначение криминалистических и судебно-медицинских экспертиз// Янушко В.И., В.К. Стешиц, учебное пособие. – Мн.: МВШ МВД СССР, 1990.
  • Медико-криминалистическая идентификация//В.В.Томилин – М., 2000.
  • Информационно-техническое обеспечение деятельности органов внутренних дел//Труды академии управления – М., 1998.
  • Организация и проблемы судебно-медицинского установления личности в условиях катастрофы//Ю.И. Соседко, В.Д. Исаков, И.А. Толмачев, С.Г. Дзагнидзе – С.-Пб., 1997.
  • Вещественные доказательства//В.Я. Колдин – М., 2002.
  • Исаенко В. //Идентификация неопознанных трупов// Законность, 2001, № 6.
  • Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской науки и практики//В.А. Ракитин, А.В. Волков – Москва-Тюмень, 2005.
  • Перспективы совершенствования деятельности ОВД и государственной противопожарной службы//Д.Ю. Яковлев – Иркутск, 1999.
  • Пашинян Г.А., Тучик Е.С. //Особенности идентифицирования фрагментированных тел при крупномасштабных катастрофах// Судебно-медицинская экспертиза, 1997, № 1.
  • Гаврилей Ю. К., Корниенко И. В., Щербаков В. В., Иванов П. Л.//Применение компьютерных программных средств при решении задач непрямой молекулярно-генетической идентификации неопознанных тел // Судебно-медицинская экспертиза.2002, № 2.
  • Шлендер П.Э., Маслова В.М., Погдаецкий С.И. Безопасность жизнедеятельности: Учебное пособие /Под ред.проф. П.Э. Шлендера. – М.: Вузовский учебник, 2007.
  • Организация и проблемы судебно-медицинского установления личности в условиях катастрофы//Ю.И. Соседко, В.Д. Исаков, И.А. Толмачев, С.Г. Дзагнидзе – С.-Пб., 1997г.
  • В.В. Колкутин, С.С. Абрамов, В.А. Ляненко, В.Н. Артемов, М.В. Климков. Особенности идентифицирования фрагментированных тел при крупномасштабных катастрофах //Судебно-медицинская экспертиза, 2003, № 2.
  • Исаенко В. //Идентификация неопознанных трупов// Законность, 2001г., № 6.
  • Исаенко В. //Идентификация неопознанных трупов// Законность, 2001г., № 6.
  • В.В. Колкутин, С.С. Абрамов, В.А. Ляненко, В.Н. Артемов, М.В. Климков. Особенности идентифицирования фрагментированных тел при крупномасштабных катастрофах //Судебно-медицинская экспертиза, 2003, № 2. С.33.
  • В.В. Колкутин, С.С. Абрамов, В.А. Ляненко, В.Н. Артемов, М.В. Климков. Особенности идентифицирования фрагментированных тел при крупномасштабных катастрофах //Судебно-медицинская экспертиза, 2003, № 2.
  • Перспективы развития и совершенствования судебно-медицинской науки и практики//В.А. Ракитин, А.В. Волков – Москва-Тюмень, 2005г.
  • Гаврилей Ю. К., Кор­ниенко И. В., Щербаков В. В., Иванов П. Л.//Применение компьютерных программных средств при решении задач непрямой молекулярно-генетической идентификации неопознанных тел // Судебно-медицинская экспертиза.2002г., № 2.

 

Автор: Т.В. Патрушева

ТЮМЕНСКИЙ ЮРИДИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ (ТЮИ МВД России)

2007г.

 

Статьи по теме:

Идентификация личности по останкам человеческого тела

Памятка об осмотре трупа

Расследование преступлений в чрезвычайных условиях

Предъявление лица для опознания - ст.193 УПК РФ

Особенности назначения и производства судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств биологического происхождения при расследовании серийных убийств

Методические ошибки, ведущие к неверному определению идентификационных генетических признаков при исследовании объектов биологического происхождения

Осмотр места взрыва

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1075 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека