Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Ложные показания и методы по их разоблачению

Ложь – это намеренное искажение реальных фактов. Ложные показания в ходе предварительного расследования являются достаточно распространенным явлением, как со стороны потерпевших, свидетелей, так и со стороны подозреваемых и обвиняемых.

Выделяются два вида лжи:
а) пассивная ложь, что выражается в непередаче сведений, которые заведомо известны (умолчание);
б) активная ложь, т. е. сообщение заведомо ложных сведений.

Пассивная ложь бывает полной, частичной, а также тем, что называется запирательством.
Активная ложь подразделяется на: а) ложь, целиком состоящая из вымысла; б) частичную ложь (соединение элементов правды с элементами лжи).

 

Ложь, базирующаяся на подтасовке фактов, формируется путем:
— исключения отдельных элементов события;
— дополнения реального события вымышленными элементами;
— перестановкой отдельных элементов события во времени и пространстве.

 

Криминалистическая интерпретация этих понятий предполагает дачу ложных и заведомо ложных показаний по поводу тех или иных обстоятельств, подлежащих установлению.
Процесс формирования заведомо ложных показаний предполагает последовательное прохождение следующих стадий:

1) восприятие истинного события;

2) запоминание и осмысление этого события;

3) осознание цели сообщения ложных сведений и последствий данного акта;

4) переработка воспринятого и создание мысленной модели заду¬манного лжесвидетельства;

5) удержание в памяти модели ложных показаний, построение модели процесса их сообщения на допросе;

6) воспроизведение ложных показаний на допросе.

 

На формирование ложных показаний также оказывают существенное влияние два фактора: особенности личности допрашиваемого и внешние объективные факторы, к числу которых следует отнести, прежде всего, условия формирования личности допрашиваемого, окружающую его социальную среду и возникшую следственную ситуацию.

 

Мотивами дачи ложных показаний подозреваемых (обвиняемых) являются:
1) желание избежать ответственности за содеянное или приуменьшить
свою вину либо понести наказание не за совершенное, а за менее тяжкое преступление – действительное или мнимое;
2) желание выгородить соучастников преступления или смягчить их вину в силу дружеских, семейных, родственных и иных связей; из корыстных побуждений;
3) стремление оговорить соучастников из мести или в целях обеспечения собственной безопасности в будущем;
4) стремление оговорить себя в силу болезненного состояния психики либо исходя из желания попасть в особые условия жизни и др.

 

Как правило, у данной категории участников уголовного процесса прослеживается защитная доминанта в виде отрицания и опровержения имеющихся в отношении них различных доказательств. Противодействие расследованию и установлению истины по делу, оказываемое подозреваемым (обвиняемым), выражается в виде активных и пассивных действий с его стороны, то есть допрашиваемый или сообщает заведомо недостоверную информацию, или вообще отказывается давать показания. 

 

В теории криминалистики разработана классификация конфликтных ситуаций допроса. Так, Н.И.Кулагин и Н.И.Порубов, занимаясь данной проблемой, предложили разделить их на следующие виды:
— конфликты, выражающиеся в отказе допрашиваемого входить в общение со следователем и давать ему какие-то ни было показания;
— конфликты, выражающиеся в сообщении следователю заведомо ложной информации или в укрытии от него части определенной информации;
— конфликты, проявляющиеся в уничтожении или повреждении допрашиваемым доказательств совершения преступления, подговора им свидетелей, шантаже и угрозах в их адрес с тем, чтобы они дали желательные для него показания;
— конфликты, проявляющиеся в попытках нанесения себе ранения при допросе или в совершении общественно опасных действий в отношении лиц, ведущих допрос, в попытках освободиться из-под стражи и в других действиях, направленных на воспрепятствование установления истины по делу.

 

Несовершеннолетний допрашиваемый может сообщить ложную информацию по каким-либо специфическим мотивам. Так, А.А.Закатов сделал попытку составить примерный перечень мотивов лжи несовершеннолетних допрашиваемых, к которым он отнес:
— неправильное понимание подростками чувства товарищества;
— мотивы, возникшие под влиянием родственных чувств, просьб и угроз заинтересованных лиц;
— страх физического воздействия со стороны родителей, родственников, либо соучастников;
— повышенная стыдливость;
— стремление утвердить себя во мнении окружающих;
— нежелание «выдать» своего товарища;
— стремление сохранить свой авторитет среди сверстников и т.д.

 

Кроме того, автор предложил перечень мотивов лжи, свойственных несовершеннолетнему подозреваемому (обвиняемому): слепая преданность организатору, подстрекателю либо другим сообщникам; стремление преувеличить свою роль в содеянном; утверждение, что в преступлении участвовали и другие лица, в надежде уменьшить степень своей ответственности и т.д. 

 

Несколько иными являются мотивы дачи ложных показаний потерпевшими и свидетелями. Свидетели часто дают ложные показания, опасаясь мести со стороны преступника, или же из-за нежелания дальнейшего участия в расследовании и судебном разбирательстве; стремясь скрыть свои собственные неблаговидные поступки, трусость; ошибочно оценивая свои действия как преступные и стремясь скрыть их или описать иначе; желая выгородить или смягчить вину подозреваемого или обвиняемого в силу родственных, семейных, дружеских отношений, либо, наоборот, усугубить вину этих лиц – из мести, ревности или иных побуждений. Причиной дачи ложных показаний со стороны свидетелей может быть подкуп, шантаж и иное воздействие заинтересованных в деле лиц. 1 

 

Применение тактических приемов и комбинаций, направленных на изобличение заведомой лжи в показаниях, требует ее предварительного выявления и оценки, в том числе путем анализа показаний допрашиваемого в процессе допроса. В этом плане научный интерес и практическое значение представляют предложенные А.Р.Ратиновым и Н.И.Гавриловой критерии соответствия показаний допрашиваемого действительности. Авторы рекомендуют подвергать предварительному анализу показания, получаемые в ходе допроса, используя следующие критерии:
1) компетентность допрашиваемого (характер его показаний, личностные особенности позволяют сделать вывод о том, что он не способен придумать описываемые события);
2) его неосведомленность (незнание допрашиваемым тех обстоятельств и деталей, которые должны быть известны и не могли быть забыты, если его показания верны);
3) уровень речевых способностей допрашиваемого (соответствие речевых особенностей показаний языковой подготовке допрашиваемого, его культурному уровню, профессиональной принадлежности, лексическому запасу);
4) уникальность показаний (если сообщения придают индивидуальность и неповторимость описываемому событию, то более основательно считать его правдивым; ложное сообщение, как правило, схематично и лишено уникальности);
5) эмоциональная насыщенность показаний (правдивые показания содержат сравнительно большее количество чисто личностных, эмоциональных моментов, ссылок и указаний на переживания, связанные с описываемым событием);
6) критерий несоответствий (добросовестный допрашиваемый, воспроизводя события так, как оно было им воспринято, описывает его фрагменты и детали, не всегда и не во всем согласуя их друг с другом, не стараясь их пригладить и устранить несоответствие, источник которого ему самому может быть неясен; лжец не может позволить себе, чтобы в его показаниях содержались несуразности: независимые детали описания он искусственно и в меру своего разумения приводит в соответствие друг с другом). 

Указанные критерии имеют ориентирующий характер.2 

 

Выявление лжи в показаниях несовершеннолетних предполагает их предварительное исследование путем сопоставления таких показаний с другими, имеющимися в распоряжении следователя данными. Н.И.Гаврилова рекомендует осуществлять следующие этапы сопоставлений:
1) сопоставление одноименных элементов события, разновременно описанных допрашиваемым в ходе данного допроса; 
2) сопоставление связанных между собой и производных элементов события, освещаемого в процессе допроса; 
3) сопоставление одноименных и связанных между собой обстоятельств по показаниям допрашиваемого на разных допросах; 
4) сопоставление одних и тех же обстоятельств в показаниях допрашиваемого и иных допрошенных по делу лиц; 
5) сопоставление отдельных обстоятельств события в описании допрашиваемого с иными данными о тех же обстоятельствах.3 

 

А.А.Закатов и другие криминалисты считают, что ложные показания можно выявить по определенным признакам:
— неопределенность сведений, содержащихся в показаниях;
— противоречие высказываний другим собранным по делу доказательствам, а также противоречия внутри самих показаний;
— проговорки, указывающие на значительно большую осведомленность допрашиваемого;
— описание событий, фактов с чрезмерной точностью, что может быть вызвано заучиванием заранее подготовленных показаний;
— сокрытие фактов, которые, по сведениям следователя, хорошо известны допрашиваемому, или забывчивость относительно событий, значение которых существенно для допрашиваемого;
— различное объяснение одних и тех же событий на разных допросах;
— бледность эмоционального фона показаний;
— наличие в показаниях словесных конструкций, фраз, не соответствующих уровню интеллектуального развития допрашиваемого;
— совпадение в мельчайших деталях показаний нескольких допрашиваемых;
— настойчивое, неоднократное повторение допрашиваемым по собственной инициативе каких-либо утверждений;
— подчеркивание допрашиваемым своей добропорядочности и незаинтересованности в деле; 
— уклонение от ответов на прямые вопросы;
— психофизиологические реакции, свидетельствующие о проявлении внутреннего душевного волнения: замешательство, неожиданное смущение, суетливость, изменение цвета лица, тремор рук и др.

 

Следователю в разоблачении ложи также могут помочь глаза, голос, телодвижения допрашиваемого. Глаза наиболее часто выдают лжеца. Почти всегда ложь сопровождается эмоциональным напряжением, что является причиной появления блеска глаз, так как повышается внутриглазное давление. Зрачки тоже имеют немалое значение, так как чем более волнительны переживания объекта, тем более расширены его зрачки. Повышенная частота моргания – типичная стрессовая реакция, вызываемая не столько пересыханием слизистой оболочки глаза, сколько повышением внутриглазного давления. Когда человек лжет, то появляется масса дополнительных, чисто физиологических причин к частому морганию. В зависимости от того, в какой сенсорной системе идет переработка информации у человека, его глаза в момент работы над информацией перемещаются в определенную зону. Если после заданного следователем вопроса глаза допрашиваемого переместились хоть на долю секунды в левый верхний угол или влево, то это может означать, что человек лжет.

 


Голос также может свидетельствовать о том, что допрашиваемое лицо лжет. Здесь наиболее распространенными признаками обмана являются паузы. Паузы могут быть слишком продолжительными или слишком частыми. Заминки перед словами, особенно если это происходит при ответе на вопрос, всегда наводят на подозрения. Подозрительны и короткие паузы в процессе самой речи, если они встречаются слишком часто. Признаками обмана также могут быть и речевые ошибки: междометия, например «гм», «ну» и «э-э»; повторы, например «я, я, я имею ввиду, что я…»; лишние слоги, например «мне очень по-понравилось».4 Эти голосовые признаки обмана – речевые ошибки и паузы – могут происходить по двум родственным причинам. Лжец не продумал линию поведения заранее. Но это может происходить и тогда, когда лжец подготовился хорошо. Сильная боязнь разоблачения может заставить и подготовившегося лжеца запинаться и даже забывать уже продуманную линию поведения. Боязнь разоблачения усугубляет ошибки и у плохо подготовившегося лжеца.

 

Телодвижения тоже выдают информацию о скрываемых чувствах. Жестами, говорящими о лжи, являются жесты, связанные с прикосновением рук к лицу. По данным А. Пиза к таким жестам относятся:
1) Защита рта рукой. Рука прикрывает рот, а большой палец прижат к щеке (в это время человек думает, как бы не наговорить лишнего). Некоторые могут при этом покашливать. 
2) Прикосновение к носу. В сущности прикосновение к носу является утонченным, замаскированным вариантом предыдущего жеста. Он может выражаться в нескольких легких прикосновением к ямочке под носом, или быть выражен одним быстрым, почти незаметным прикосновением.
3) Потирание века. Мужчины обычно потирают веко очень энергичным образом, а если ложь очень серьезная, то отворачивают взгляд в сторону. Женщины очень деликатно проделывают это движение, проводя пальцем под глазом.
4) Разговор сквозь зубы. Опять же: человек не хочет сказать «лишнего». Но возможно, человек чем-то недоволен.
5) Отведение взгляда. Представители сильного пола обычно отводят взгляд в пол, женщины — в потолок.
6) Почесывание шеи. Человек почёсывает указательным пальцем правой руки место под мочкой уха или же боковую часть шеи. Этот жест говорит о сомнении и неуверенности. Человек подсознательно использует этот жест, когда выражает противопоставление сказанного и того, что он сам имеет в виду: «Я понимаю вас» (это неправда, если он потирает шею).
7) Оттягивание воротничка. Доказано, что ложь вызывает зудящее ощущение в нежных мышечных тканях лица и шеи, и требуется почесывание, чтобы успокоить эти ощущения. Вот и хорошо: если человек оттягивает воротничок — он подозревает, что его обман раскрыт. Но этот жест используется также тогда, когда он разгневан или расстроен, при этом он оттягивает воротничок, чтобы охладиться.
8) Пальцы во рту. Этот жест говорит о том, что человеку нужна поддержка в чём-то (например — во лжи). Это подсознательная попытка вернуться к безопасному, безоблачному состоянию в грудном возрасте, когда при кормлении он был в безопасности и уж тем более ему не приходилось врать. 
9) Почесывание и потирание уха. Вариантами прикосновения к уху являются: потирание ушной раковины, «сверление» в ухе кончиком пальца, потягивание мочки уха или сгибание уха.5 

 

Когда следователь видит, что допрашиваемый делает такие жесты, можно порекомендовать ему задать вопрос: «Не могли бы Вы все это повторить?» или «Не могли бы Вы уточнить данное положение?». Сопоставление невербальных жестов, указывающих на ложные показания с вербальными симптомами лжи, позволяют допрашивающему более точно диагностировать заведомо ложные показания, даваемые любым участником уголовного процесса.

 

Событие лжи может считаться доказанным только в том случае, когда по делу установлены следующие обстоятельства:
— когда, где, при каких обстоятельствах, в какой форме имела место ложь;
— кто, кому, в каких целях, из каких побуждений сообщил ложные сведения;
— какие обстоятельства и какие лица повлияли на то, что были даны ложные показания;
— каким образом, с участием каких лиц подготавливалась преднаме¬ренная ложь, не сопряжена ли она с созданием искусственных доказа¬тельств для придания видимости правдивости сообщенных сведений;
— к каким последствиям привела ложь в уголовном процессе;
— когда, кому, какой причинен вред.6 

 

Тактическая операция по разоблачению лжи обычно начинается с допроса лица, сообщившего ложные сведения, и завершается его же новым допросом с использованием результатов иных выполненных действий. В ходе допроса могут задаваться вопросы различных видов: побуждающие, направляющие, детализирующие, дополняющие, уточняющие, контрольные, сопоставляющие, напоминающие, разъясняющие, уличающие.

 

Дача ложных показаний определяет конфликтный характер ситуации, в которой протекает допрос. В таких ситуациях в теории криминалистики разработаны тактические приемы изобличения во лжи. Р.С.Белкин подразделяет их на 3 группы:
1) приемы эмоционального воздействия. К числу приемов эмоционального воздействия на свидетеля и потерпевшего относятся:
— разъяснение последствий дачи ложных показаний;
— убеждение в неправильности занятой позиции;
— воздействие на положительные стороны личности допрашиваемого;
— использование фактора внезапности путем постановки «лобового» вопроса в тот момент, когда допрашиваемый такого вопроса не ожидал;
2) приемы логического воздействия. Они заключаются в демонстрации несоответствия показаний действительности. К таким приемам относятся:
— предъявление доказательств, которые потребуют получения новых показаний допрашиваемого;
— логический анализ противоречий между показаниями допрашиваемого и имеющимися в деле показаниями других лиц;
— внезапное предъявление доказательств, полностью опровергающих предыдущие показания допрашиваемого;
3) тактические комбинации. Они заключаются в создании следователем ситуации на основе действительных фактов, которая будет неправильно истолкована допрашиваемым, что приведет к его изобличению во лжи. Существует мнение, что тактическая комбинация является обманом со стороны следователя, но в основе такой комбинации используются истинные факты, а расчет следователя состоит в том, что допрашиваемый может истолковать истинные факты неверно. 

 

Все тактические комбинации, используемые в ходе допроса, Р.С.Белкин подразделяет на: рефлексивные, обеспечивающие и контрольные. Рефлексивные приемы направлены на получение информации и создание такой ситуации, при которой у допрашиваемого формируется неверное представление о намерениях следователя, его планах и состоянии расследования в настоящий момент. Рефлексивные комбинации применяются при допросе недобросовестных свидетелей (потерпевших) и дающих ложные показания подозреваемых (обвиняемых). Обеспечивающие комбинации могут применяться при допросе любых лиц. Целью таких комбинаций может быть сохранение в тайне факта допроса (например, замаскированный вызов на допрос), оказание помощи добросовестному допрашиваемому в припоминании существенных для дела фактов и т.д. Контрольные комбинации направлены на получение дополнительной информации в процессе допроса, позволяющей следователю убедиться в правильности своего поведения. Контрольные комбинации применяются при допросе любых лиц.7 

 

Ф.В.Глазырин рекомендует использовать следующие тактические приемы при допросе обвиняемого:
1) использование внезапности; 
2) логическая последовательность предъявления доказательств по их нарастающей силе; 
3) допущение легенды;
4) пресечение лжи; 
5) сочетание форсированного и замедленного темпа допроса.

 

Г.Г. Доспулов предлагает серию тактических приемов, используемых в конфликтных ситуациях со строгим соперничеством: 
1) допущение легенды; 
2) вызов; 
3) внезапность; 
4) последовательность; 
5) отвлечение внимания; 
6) форсированный темп; 
7) замедленный темп; 
8) инерция; 
9) использование «слабых мест» личности; 
10) создание напряжения; 
11) создание определенного представления об осведомленности следователя; 
12) повторность.8 

 

К приемам, наиболее часто применяемым следователями для получения правдивых показаний у допрашиваемых, по мнению Закатова А.А., относятся:
1) побуждение допрашиваемого к раскаянию путем формирования у
него внутреннего протеста против совершенных действий;
2) акцентирование внимания на первых же ложных сведениях, сообщенных допрашиваемым;
3) убеждение его в необходимости сообщения правдивых сведений;
4) использование звукозаписи в тактических целях. Мы также можем добавить — использование видеозаписи допроса;
5) оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь;
6) детализация показаний с целью выявления противоречий;
7) выяснение контрольных сведений, позволяющих проверить показания;
8) использование выясненных противоречий с целью получения правдивых показаний;
9) изложение допрашиваемому вероятного хода событий;
10) разъяснение значения предъявляемых доказательств;
11) предъявление доказательств в определенной последовательности;
12) косвенный допрос.

 

Самыми распространенными тактическими приемами являются приемы внезапности, допущения легенды, отвлечения внимания и пресечения лжи.

Сутью приема "внезапности" является неожиданная постановка допрашиваемому вопроса, не связанного с предыдущим, на который он должен дать немедленный ответ. Этот прием целесообразно применять только к недобросовестному допрашиваемому, так как добросовестный допрашиваемый, будь то обвиняемый или свидетель, воспримет это как проявление недоверия к его показаниям, а иногда и как обман, что может вызвать настороженность и нарушение психологического контакта.9 Внезапный вопрос всегда должен опираться на какие-либо доказательства.

Прием «допущение легенды» состоит в традиционном использовании возможностей свободного рассказа. Г.Г. Доспулов раскрывает его содержание следующим образом: «Дав возможность допрашиваемому высказать все, что ему вздумается, и зафиксировав это в протоколе, следователь разрушает легенду, разоблачая ложь». 
Отвлечение внимания — это прием, известный в литературе под наименованием «косвенный допрос», сущность которого состоит в том, что следователь с целью выяснения важных для дела обстоятельств задает вопросы второстепенного характера.

Прием «пресечение лжи» нацелен на создание у допрашиваемого установки на сообщение только «признательных» показаний, которые желает получить следователь.
В качестве тактических приемов допроса, направленных на устранение лжи, предлагается использовать различный темп общения (форсированный, замедленный, сочетание форсированного и замедленного темпа). В частности, форсированный темп предлагается ввести с целью не дать допрашиваемому обдумать свой ответ, а значит и избежать лжи. Несоответствующий темп допроса может вносить нервозность в общение, влиять на качество информации, но не устранить ложь. Темп допроса — это не тактический прием, а его характеристика, он должен избираться следователем в соответствии с психологическими особенностями допрашиваемого (типом темперамента, уровнем развития интеллекта и др.) и характером информации, подлежащей выяснению.

Акцентирование внимания на первых же ложных сведениях создает у допрашиваемого впечатление о том, что следователь располагает довольно полной и достоверной информацией по делу, запирательство и введение его в заблуждение бесполезно. Не следует игнорировать и тот факт, что ложная информация, исходящая от допрашиваемого, будучи им полностью изложена и официально зафиксирована следователем, создает у допрашиваемого трудно преодолимый в последующем психологический барьер на пути к правдивым показаниям. Допрашиваемый обычно считает, что если он будет неоднократно менять свои показания, даже в сторону их достоверности, то этим только ухудшит свое положение. В связи с этим следует дать возможность обвиняемому вовремя и тактично отказаться от сообщения ложной информации.


Убеждение допрашиваемого в необходимости сообщения правдивых сведений в начале находит свое выражение в виде ознакомления его с перечнем прав и обязанностей, где допрашиваемому предоставляется право давать показания. Это правило является неотъемлемым правом, имеющим не только информационное значение как источник доказательств, но и являющимся необходимым средством его защиты. В этом случае следователю необходимо разъяснить, что правдивые показания допрашиваемого, его активное способствование расследованию преступления являются обстоятельствами, смягчающими ответственность. 

Использование звуко— видеозаписи в процессе допроса выступает в качестве фактора непосредственного психологического воздействия на недобросовестного допрашиваемого, имеющего намерение давать ложные показания или в дальнейшем изменить ранее данные правдивые показания.
Звуко— видеозапись позволяет фиксировать вербальную информацию и использовать ее в дальнейшем в качестве доказательства. Особенно это целесообразно при проведении длительных по времени допросов, при расследовании многоэпизодных дел об организованной преступной деятельности, когда и допрашивающий и допрашиваемый достаточно устают. Использование видеозаписи позволяет фиксировать невербальные признаки лжи в показаниях допрашиваемого, и при просмотре хода допроса, следователь, используя знания о невербальных признаках лжи, сочетая их с вербальными, может достаточно точно установить, в каком месте допрашиваемый дает ложные показания и на этой основе планировать ход дополнительного допроса.


Когда в системе доказательственной информации имеются существенные пробелы, обычно применим такой тактический прием, как оставление допрашиваемого в неведении относительно объема доказательств, которыми располагает следователь.
Детализация показаний с целью выявления противоречий в показаниях допрашиваемого производится на момент окончания свободного рассказа допрашиваемого на вопросно-ответной стадии допроса в виде дополнительных, детализирующих и конкретизирующих вопросов. Достаточно часто данный тактический прием применяется при заявлении допрашиваемым алиби или в случае самооговора.

 

Проверка алиби, как и других показаний допрашиваемого, обязательна. Следователь обязан зафиксировать все основные моменты, касающиеся допрашиваемого и его действий непосредственно перед и на момент совершения преступления: где он был, с кем, о чем вел речь, вид деятельности, которой занимался, точное время, описание одежды его и окружающих, кто может подтвердить заявленное им и иные детали. В случае ложности заявленного алиби, допрашиваемый в ходе допроса, как правило, избегает детализации своих показаний, в информации; получаемой от него, возникают противоречия.

 


Тактика предъявления доказательств допрашиваемому определяется целью планируемого допроса, обстоятельствами по делу, личностными особенностями допрашиваемого. Принято различать следующие способы предъявления доказательств:
• предъявление доказательств по их нарастающей силе. Вначале задают вопросы о незначительных событиях и частных обстоятельствах дела, уже установленных следствием и не имеющих существенного значения для допрашиваемого, а затем о все более и более значительных фактах;
• предъявление вначале самого веского доказательства, более серьезных улик;
• предъявление одновременно всех имеющихся доказательств виновности в их совокупности.

 

Следователь также может предъявлять и те доказательства, чья процессуальная сила пусть и не имеет решающего значения по делу, но о существовании которых допрашиваемый ничего не знает. К данному тактическому приему нужно подходить весьма осторожно, предъявлять следует только те доказательства, которые проверены, а их точность и достоверность не вызывает сомнений. В противном случае допрашиваемый как лицо, хорошо знающее картину совершения преступления, сразу может сориентироваться в недостаточности доказательств у следователя, возникнет сомнение в порядочности последнего.


Когда следователь знает, что на интересующие его вопросы он не получит от допрашиваемого достоверной информации, то в этом случае применим такой тактический прием, как косвенный допрос. Допрашиваемому задается ряд несущественных, второстепенных по отношению к существу дела вопросов, которые допрашиваемым воспринимаются как менее опасные. В то же время информация, идущая от допрашиваемого, внимание которого отвлечено этими вопросами, помогает следователю найти ответ на вопрос, подвергнутый маскировке. Данный тактический прием рассчитан на то, что допрашиваемый проговорится, когда незаметно для него следователь переведет допрос из одной сферы интересов в другую.


При тактических комбинациях также используют такой прием, как предложение допрашиваемому, утверждающему, что он говорит правду, сказать своему соучастнику или связанному с ним предварительным сговором свидетелю фразу примерно такого содержания: «Я сказал всю правду, расскажи правду и ты». Допрашиваемый попадает в сложную ситуацию: отказ будет означать признание в даче ложных показаний, согласие же может привести к его изобличению.


Особое место в тактической операции разоблачения лжи занимает прием, который может быть назван комбинацией очных ставок. Речь идет о сериях очных ставок, которые целенаправленно проводятся лицу, давшему ложные показания, с соучастником, уличающим его во лжи (делается это неоднократно, в разное время и по поводу различных фактов), либо с несколькими соучастниками. В последнем случае очные ставки проводятся по поводу какого-либо обстоятельства, эпизода либо по поводу различных элементов одного эпизода и по различным эпизодам. Эффективность подобных комбинаций возрастает в том случае, когда в промежутках между очными ставками выполняются иные следственные действия с участием разоблачаемого во лжи (ими могут быть допросы, предъявление его для опознания, ознакомление с заключениями экспертиз, опровергающих его доводы и заявления либо ставящих их под сомнение, и другие следственные действия).

 

Одной из разновидностей активной лжи является оговор. Под оговором понимается заведомое ложное показание одного обвиняемого в отношении другого. Оговор может быть простым (обвинение одного лица в совершении одного преступления); и сложным (обвинение одного лица в совершении нескольких преступлений или нескольких лиц в совершении одно¬го либо нескольких преступлений).

 

Активная ложь реализуется не только в форме заведомо ложных показаний свидетелей и потерпевших, а также оговора, но в форме самооговора. Самооговор трактуется как заведомо ложные показания подозреваемого (обвиняемого) по поводу своей мнимой причастности к совершенному либо несовершенному преступлению. Самооговор подразделяют на простой (самообвинение) и сложный, содержащий наряду с самообвинением обвинение других лиц. 

Различают также:
— полный самооговор (при абсолютной непричастности заявителя к преступлению);
— частичный самооговор (если причастность к преступлению в какой-то мере существует);
— реальный самооговор (в отношении преступления действительно кем-то совершенного);
— нереальный самооговор (в отношении вымышленного преступления).

 

Самооговор может быть вызван:
— целью помочь родственникам, иным людям уклониться от от¬ветственности за совершенное ими преступление;
— стремлением приобрести авторитет в определенных кругах;
— желанием облегчить свое положение (например, улучшить условия содержания под стражей);
— намерением добиться для себя каких-либо льгот, преимуществ по сравнению с другими лицами, попавшими в его положение (например, получить внеочередное свидание с родственниками, продуктовую пе¬редачу);
— боязнью расправы со стороны подлинных виновников содеянного;
— желанием попасть в места заключения с целью «замести» следы другого, более тяжкого преступления;
— намерением ввести следствие в заблуждение в надежде в дальнейшем отказаться от своих показаний и избежать ответственности как за действительно совершенное, так и мнимое преступление;
— необъективностью, предвзятостью, неправильностью ведения след¬ствия, мерами незаконного воздействия со стороны следователя и других лиц, оказывающих ему помощь в расследовании;
— болезненным расстройством психики;
— самооговор может иметь место и в тех случаях, когда допрашиваемый считает, что он не в силах доказать свою невиновность.

 

Признаки самооговора:
— получение достоверных данных, исключающих возможность совершения преступления подозреваемым (обвиняемым, осужденным), в том числе установление, что это преступление в действительности совершено другими лицами;
— обнаружение доказательств, ставящих под сомнение правдивость показаний подозреваемого или обвиняемого о совершенном им пре¬ступлении (например, получение показаний свидетеля, видевшего при¬знавшегося в содеянном во время совершения преступления далеко от места его совершения, получение заключения эксперта о том, что смерть потерпевшего наступила в результате иной причины, нежели та, о которой показал подозреваемый или обвиняемый);
— факт отказа подозреваемого или обвиняемого от ранее данных показаний, в которых он сообщал о своей причастности к преступле¬нию;
— постоянные изменения в показаниях относительно одних и тех же обстоятельств дела.

 

Установление признака, указывающего на возможность самооговора, еще не означает, что самооговор действительно имел место. Вывод об этом в окончательном виде может быть сделан лишь по результатам проверки версии о самооговоре, а также других конкурирующих версий иного порядка (например, о возможности заявления ложного алиби, о том, что признавшись в содеянном, обвиняемый сознательно ввел следствие в заблуждение по поводу тех или иных обстоятельств пре-ступления, в надежде в дальнейшем отказаться от своих показаний, ссылаясь на противоречия между его объяснением тех или иных фак¬тов и тем, как было в действительности).

 

При наличии данных о возможности самооговора прежде всего необходимо допросить лицо, заявившее о том, что имел место факт самооговора. Это заявление может быть сделано другим лицом, а не тем кто подозревается в оговоре себя. В этом случае выясняется, когда и каким образом заявителю стало известно о самооговоре, какие основания имеются для вывода о самооговоре, не является ли этот вывод лишь предположительным, что подтолкнуло допрашиваемого на дачу заявления о самооговоре со стороны подозреваемого (обвиняемого, осужденного), в каких отношениях он состоит с последним.

 


Если же заявление о самооговоре сделано самим подозреваемым (обвиняемым, осужденным), то в ходе его допроса следует выяснить такие вопросы:
а) когда, где, в связи с чем созрело решение сделать это заявление; 
б) с кем делился информацией о самооговоре; 
в) в силу каких причин и с какой целью оговорил себя;
г) из каких источников почерпнуты сведения об обстоятельствах преступления, в котором оговорил себя (если это было сделано под воздействием других лиц, то со стороны кого и в какой форме было оказано воздействие, когда и при каких обстоятельствах это произошло, кому об этом известно из числа третьих лиц); 
д) имеется ли у него алиби и каким образом оно может быть подтверждено; 
е) какие обстоятельства и имеющиеся в деле доказательства могут свидетельствовать в пользу реальности самооговора и его мотивов. 

 

Затем необходимо осуществить глубокий и всесторонний сравнительный анализ показаний об обстоятельствах самооговора, и показаний обвиняемого, которые он давал до признания своей винов¬ности и после того, как признался в содеянном вплоть до момента отказа от своих «признательных» показаний. Таким путем могут быть установлены данные, противоречащие утверждению о самооговоре либо указывающие на его возможность.

 

В ходе дальнейшего расследования надлежит: 
а) на базе изучения материалов дела получить представление о состоянии доказательствен¬ной базы по делу до того, как обвиняемый признал свою вину; 
б) о том, что было известно следствию об обстоятельствах содеянного до признания; 
в) получены ли были следствием такие новые доказательства после признания об¬виняемым своей вины, которые не могли быть собраны без его показа¬ний; 
г) нашли ли эти показания объективное подтверждение в матери¬алах дальнейшего расследования или остались голословными; 
д) не противоречат ли сведения об обстоятельствах преступления, получен¬ные от обвиняемого после признания им своей вины, другим объектив¬ным данным о том же, имевшимся до этого или собранным в дальней¬шем.

 

Для наиболее точного выявления ложных показаний необходимо совмещать вышеназванные тактические приемы, учитывая вербальные и невербальные признаки лжи. Не надо забывать также о том, что некоторые допрашиваемые, в силу присущих им индивидуальных качеств, являются прекрасными знатоками психологии людей, умеющими выискивать слабые места в позиции следователя. Иногда даже по непроизвольным жестам или по выражению лица следователя допрашиваемому удается установить, какие доказательства его виновности имеются в наличии у допрашивающего. Поэтому надо осторожно использовать тактические приемы выявления ложных показаний.
 

 

Федорова Э.С., Перцев В.А.

 

Литература:

1 Закатов А.А. Ложь и борьба с нею. — Волгоград: Ниж.-Волж. кн. изд-во, 1984.
2 Ратинов А.Р., Гаврилова Н.И. Логико-психологическая структура лжи и ошибки в свидетельских показаниях //Вопросы борьбы с преступностью. — М.: Юрид.лит., 1982. Вып. 37.
3 Гаврилова Н.И. Ошибки в свидетельских показаниях (происхождение, выявление, устранение): Метод.пособие. — М., 1983.
4 Экман П. Психология лжи. — СПб.: изд-во Питер, 1999.
5 А.Пиз. Язык телодвижений. — М.: «Ай Кью», 1992.
6 Образцов В.А. Криминалистика:Учеб.пособие. — М.: Юрикон, 1994.
7 Белкин Р.С. Тактика допроса//Криминалистика. — М., 1990.
8 Доспулов Г.Г. Психология допроса на предварительном следствии. — М.: Юрид.лит., 1976.
9 Васильев А.Н., Карнеева Л.М. Тактика допроса при расследовании преступлений. — М., 1970.

 

Статьи по теме:

Нетрадиционные тактические приемы, используемые при производстве допроса

Тактика предъявления для опознания при расследовании преступлений

Криминалистическое значение данных о способе сокрытия преступления

Отдельные положения тактики допроса подозреваемых в ходе расследования многоэпизодных групповых преступлений

Инсценировка события преступления: Понятие, общественная опасность, криминалистическая характеристика

Противодействие при расследовании : Понятие, формы и способы

Тактические приёмы ведения допросов

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 10413 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека