Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Проблемные вопросы видеофиксации функциональных элементов внешнего облика человека с целью использования их в качестве сравнительных образцов

 В криминалистической тактике при проведении некоторых следственных действий, таких как получение видеоизображений функциональных элементов внешности в качестве сравнительного материала, могут возникать конфликтные и бесконфликтные ситуации.

Бесконфликтная ситуация означает добровольную выдачу видеозаписей, которые впоследствии будут использованы в качестве свободных образцов, или же добровольное участие проверяемого лица в видеофиксации его функциональных элементов внешности. Однако, на практике при получении видеоизображений, отражающих семейно-бытовую жизнь конкретного человека, могут возникать трудности, связанные с тем, что данное лицо заявляет о нарушении прав, предусмотренных ст. 23 Конституции Российской Федерации [1]. Поэтому следователю необходимо сосредоточиться на соблюдении общих требований, предъявляемых к сравнительным образцам [2, с. 550–551].

 

К ним относятся следующие:

1) достоверность (несомненность) происхождения образцов – обоснованное и бесспорное получение видеоизображений, при котором не возникает сомнение в их происхождении;

2) сопоставимость образцов с исследуемым материалом – получение видеоизображений должно осуществляться в условиях, максимально соответствующих тем, что и исследуемая видеозапись, а именно: образцы должны изготавливаться с помощью аналогичной видеокамеры (системы видеонаблюдения) или с техническими параметрами, что и исследуемая видеозапись; на сравнительном образце также необходимо учитывать влияние факторов на процесс отображения признаков элементов внешнего облика человека (дистанция съёмки, ракурс, тип и характер освещения и т. д.).

3) достаточность (репрезентативность) образцов – видеоизображения должны быть получены в количестве и качестве, требуемом для производства портретной экспертизы, то есть образцы должны быть такими, чтобы на них отобразились признаки элементов внешности человека, и можно было сделать вывод о необходимости или случайности (вариационности) появления этих признаков. На видеоизображении должен отобразиться такой комплекс признаков элементов внешнего облика, который позволит индивидуализировать человека при проведении портретной экспертизы.

 

При получении видеоизображений в условиях конфликтной ситуации (когда лицо отказывается от предоставления имеющихся у него видеозаписей, а также отказывается от участия в видеофиксации его функциональных элементов внешности), следователю необходимо направить усилия на установление психологического контакта с лицом и использовать тактические приёмы убеждения для разъяснения цели получения образцов, а также обращения внимания на то, что отказ от участия в данном следственном действии может быть соответствующим образом оценён судом (образцы могут способствовать объективному установлению как причастности лица к совершённому преступлению, так и его непричастности). В данном случае следователю также следует использовать помощь специалиста и пытаться предотвращать случаи умышленного изменения признаков элементов внешнего облика, не нарушая при этом норм УПК России, а в случае отказа от участия конкретного лица в получении образцов для сравнительного исследования, необходимо отразить данный факт в протоколе.

Надо сказать, что при соблюдении требования сопоставимости видеоизображений как сравнительных образцов с исследуемым материалом трудностей при выявлении признаков комплексных и анатомических элементов внешности может не возникнуть, так как они в меньшей степени могут претерпевать изменения, в отличие от функциональных элементов внешнего облика человека, получение которых не противоречит действующему УПК России.

По мнению В. Г. Булгакова, получение функциональных (динамических) элементов внешности человека в качестве образцов для сравнительного исследования следует считать разновидностью экспертного эксперимента [3, с. 67]. На наш взгляд, с данным утверждением следует не согласиться, поскольку экспертный эксперимент в портретной экспертизе является не непосредственным получением образцов [4], а одним из способов проверки, удостоверения существующего экспертного мнения по какому-либо вопросу. Так, если на исследуемом видеоизображении не просматривается определённый признак элемента внешности, например, вызванный дисторсией объектива видеокамеры, эксперт может проверить это путём видеофиксации другого человека (или если есть возможность – проверяемого лица) для подтверждения того, что выявленные различия с исследуемой видеозаписью и образцом объясняются оптическими искажениями видеокамеры (наличием дисторсии).

В любом случае, видеоизображения, на которых отобразились признаки динамических элементов внешнего облика человека, должны удовлетворять вышеуказанным требованиям, как и любой другой образец для сравнительного исследования.

 

Сложность, применительно к видеофиксации функциональных элементов внешности человека, заключается в решении задачи создания условий сопоставимости объектов, поступающих на экспертное исследование, поскольку экспертная практика свидетельствует о том, что даже такие сравнительные образцы как фотоизображения конкретного человека, предоставляемые для проведения портретной экспертизы, нередко изготавливаются с нарушением правил сигналетической (опознавательной) съёмки.

 

Получение видеоизображений, в особенности отображающих функциональные элементы внешнего облика человека, является достаточно непростым мероприятием. Это связано с тем, что в данном случае необходимо применение технических средств видеозаписи, соблюдение целого ряда требований по их фиксации, а поэтому его целесообразно производить с участием специалиста. Здесь следует отметить, что институт взаимодействия следователя и специалиста (эксперта) в настоящее время всё ещё находится на низком уровне, однако имеется тенденция к его улучшению. Так, в связи с необходимостью проведения портретной экспертизы в отдел портретных экспертиз ЭКЦ ГУ МВД России по Московской области достаточно часто обращаются следователи с просьбой оказания содействия при отборе сравнительного материала, то есть ещё до назначения экспертизы сотрудники отдела просматривают видеозапись, определяют предварительно её пригодность для дальнейшего исследования и указывают, какие сравнительные образцы необходимы для его проведения. По нашему мнению, для повышения роли участия специалистов в данном следственном действии следователь должен подать рапорт на имя начальника экспертно-криминалистического подразделения органа внутренних дел, на основании которого специалист и будет привлекаться для постановки вопросов эксперту, а также разъяснения других вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию в соответствии с ч. 1 ст. 58 УПК России.

 

Фиксация динамических элементов внешности человека, в частности, особенностей походки имеет свою специфику.

Так, В. Г. Булгаков предлагает осуществлять фиксацию походки человека не менее, чем с двух направлений видеосъёмки, крупным планом, предоставляя возможность лицу, чьи образцы отбираются, пройти в прямом и обратном направлении не менее десяти шагов. Для соблюдения требования достаточности образцов для сравнительного исследования, прохождение лица следует повторить не менее трёх раз, при этом помнив о том, что особенности походки лучше всего проявляются спустя некоторое время после начала движения, то есть когда человек сделает несколько шагов с вариационным темпом движения: быстрым, обычным и медленным шагом. В этом случае, по мнению В. Г. Булгакова, образцы будут отображать все варианты походки проверяемого лица [3, с. 66].

 

Для того, чтобы преодолеть состояние «скованности», особенно перед объективом видеокамеры, лицу, чью походку фиксируют, необходимо создать благоприятные условия, при которых он не будет чувствовать напряжения, ощущать состояние психологического давления. Например, проверяемому лицу предлагается свобода действий при передвижении, но, в то же время, следователю необходимо создавать ситуации, чтобы проявлялись те особенности походки, которые были отображены на исследуемой видеозаписи.

 

В виду того, что зафиксировать особенности походки человека в лабораторных условиях сложно, и зачастую не всегда можно прийти к желаемому результату, следует сделать вывод о том, что воссоздавать необходимые условия для их видеофиксации лучше всего там, где происходило событие расследуемого преступления или в приближённых к нему условиях местности (помещении). Например, при проведении проверки показаний на месте начинать данное следственное действие необходимо со свободного рассказа лица, чьи показания проверяются. Дополняется проверка показаний на месте тем, что в процессе рассказа подозреваемый (обвиняемый) может свободно перемещаться и действовать, то есть происходит демонстрация его действий (ч. 4 ст. 194 УПК России). Однако, в том случае, когда данное лицо может представлять угрозу другим участникам следственного действия или существует вероятность побега, следователю необходимо предпринять меры безопасности [5]. Принимаемые при этом меры безопасности, если лицо находится под стражей, не должны мешать ему показать то, что он считает нужным. На наш взгляд, тактически правильным будет, когда подозреваемый (обвиняемый), чьи показания проверяются, идёт впереди, а за ним, в непосредственной близости находятся понятые, следователь, адвокат и сотрудники ОВД, осуществляющие безопасность следственного действия.

 

При получении образцов для сравнительного исследования (в частности, видеофиксации особенностей походки) могут возникать ситуации, при которых лицо отказывается от участия в видеозаписи либо умышленно меняет походку. В связи с этим, следует иметь в виду, что в случае отказа лица от участия в видеозаписи, данный факт должен быть зафиксирован в протоколе следственного действия.

 

Для предупреждения и недопущения умышленного изменения лицом признаков собственной походки ему следует предложить в процессе ходьбы осуществлять устный счёт или вести беседу, то есть необходимо создать условия, в которых управление двигательными действиями человека перейдёт на неосознанный уровень и будет осуществляться автоматизировано [6, с. 33–36].

 

Наряду с походкой существуют и другие функциональные элементы внешнего облика человека, которые, исходя из экспертной практики, отображаются на исследуемой видеозаписи, и, по нашему мнению, также следует указать особенности их видеофиксации для сравнительного исследования. К данным элементам внешности относятся: мимика, жестикуляция и определённые особенности поведения (манеры).

 

Мимика – это «совокупность движений мускулатуры лица, сопровождающие эмоции и являющихся их внешним выражением»[7, с. 183].

Поскольку мимика отражает основные эмоциональные состояния человека (радость, печаль, удивление и др.), а для криминалистического установления личности идентификационное значение имеют устойчивые функциональные признаки, то, в этой связи, отмечают лишь выраженность мимики, которая зависит от характера и темперамента человека, так как на выраженность мимики определённое воздействие оказывают событие и обстоятельства, в которых человек находится, а также знает ли он, что за ним наблюдают или нет (например, человек старается быть сдержанным на людях или более раскован наедине с собой).

Психофизиологические особенности человека, состояние его здоровья, условия жизнедеятельности и т.п. формируют и закрепляют преобладающие положения частей лица, которые, в конечном счёте, становятся характерным выражением, «мимической маской» [8, с. 7]. Изучая видеозапись, полученную с внутренней камеры видеонаблюдения по факту совершения кражи банкомата из магазина, в кадре было установлено наличие семи человек, совершающих определённые действия руками, туловищем и головой. Видеозапись была признана ограниченно пригодной для проведения сравнительного исследования по признакам внешности только в отношении одного человека, поскольку низкое качество изображения лиц остальных мужчин на указанном видеокадре, ракурс головы во время видеосъёмки, расположение точки съёмки сверху, а также малый размер изображения лиц указанных людей, вносили существенные затруднения в проведение исследования (ряд элементов лица и их признаки не просматривались либо искажались при увеличении). Вместе с тем, было установлено, что при совершении некоторых действий по передвижению банкомата один человек отделился от других, посмотрел в объектив камеры и сделал удивлённое выражение лица, что проявлялось в сильном выступании глазных яблок («глаза на выкате»). При предоставлении фотоизображений проверяемого человека в качестве образцов для сравнительного исследования нами было установлено, что у данного человека имеется выступание глазных яблок, но не слишком выраженное. Наряду с другими признаками был сделан вывод о том, что на видеоизображении и на фотоизображениях проверяемого человека изображено одно и то же лицо. Ввиду того, что выступание глазных яблок является идентификационно значимым признаком, а поскольку на исследуемой видеозаписи лицо человека подверглось влиянию мимики, то данный признак немного отличается по характеру выраженности от того признака, запечатлённого на фотоизображении. Поэтому, назначая подобного рода экспертизу, для начала необходимо осуществить просмотр той видеозаписи с изображённым на ней человеком, внешность которого подлежит исследованию, чтобы в последующем дать рекомендации для получения сравнительного материала. На наш взгляд, проверяемому человеку необходимо создать такие условия, при которых будет происходить его реагирование на определённые процессы с помощью изменения собственной мимики.

 

Жестикуляция – это совокупность телодвижений, которыми человек сопровождает для усиления выразительности свою речь или дополняет её (движения головы, плеч, рук) [8, с. 7]. Жестом иногда выражают мысль без слов: наклон головы вместо согласия, движение руки вперёд вместо просьбы о выходе и пр. Жестикуляция также может заменять речь, например, у глухонемых. Особой приметой может стать использование специальных (профессиональных) жестов (например, специальные жесты военных или спецподразделений [9]), а также жесты, характерные для некоторых народов (например, жестикуляция народов Северного Кавказа сопровождается сильной эмоциональностью с движением определённых частей тела). Обычно отмечают выраженность общей жестикуляции (живая, энергичная, вялая, отсутствует) или точно указывают, какие движения рук наиболее характерны для человека. При подборе образцов жестикуляции необходимо заранее знать о том, что у лица имеются особенности жестикуляции, и попытаться создать различного рода ситуации, необязательно приближённые к тем, что и на исследуемой видеозаписи, но при которых могут проявиться эти особенности. Представляется, что это можно сделать следующими способами:

- просить проверяемое лицо показать дорогу к месту совершения преступления с помощью жестов при проверке показаний на месте, например, используя длинный маршрут, чтобы проследить устойчивость особенностей жестикуляции, если они имеются;

- попросить проверяемое лицо воспроизвести способ совершения преступления на следственном эксперименте (например, удары, наносимые ножом);

- поставить проверяемое лицо в напряжённую эмоциональную обстановку спора, не нарушая чести и достоинства личности, а также других его прав и свобод, которая будет требовать от него совершения жестов руками, доказывая свою правоту (например, при допросе в условиях конфликтной ситуации).

 

В качестве особых примет жестикуляции выделяются болезненные движения головы, лица, туловища, конечностей. Причины таких движений не связаны с эмоциональным состоянием или ситуацией, а являются следствием различных заболеваний (дрожание рук, подергивание век и пр.), которые также могут быть выявлены при получении образцов для сравнительного исследования.

 

Манера (особенности поведения) – привычный способ общения, поведения, обычно соответствует воспитанию («дурные манеры», вежливое обращение и т.д.). О манере поведения можно судить по тому, причиняет ли человек неудобства окружающим, не замечая этого (задевает локтями, наступает на ноги и т. д.) [8, с. 7].

К особой группе функциональных элементов относятся бытовые привычки, иногда называемые манерами, под которыми следует понимать действия, совершаемые человеком в связи с удовлетворением каких-либо бытовых потребностей (например, привычки, связанные с курением, ношением одежды). При их описании отмечаются вид движений, действий (пользование носовым платком, зубочисткой и т. д.), наименование анатомических или сопутствующих элементов внешности, в отношении которых совершаются движения (например, приглаживание волос, разглаживание складок одежды), выраженность этих движений [8, с. 7]. Следует отметить, что внешние признаки специальных навыков могут проявляться лишь при осуществлении определённых действий и они могут иметь многочисленные варианты. При просмотре семи записей, полученных с камеры видеонаблюдения по факту хищения денежных средств из банкоматов, в кадре было установлено наличие чёрно-белого изображения фрагмента торгового центра, в котором запечатлены люди, проходящие справа налево и слева направо.В некоторый период времени в каждой из видеозаписей (время каждой видеозаписи различное) к точке съёмки подходят поочередно двое мужчин, один из которых одет в тёмную шапку, светлую куртку и свитер, держащий во рту зубочистку (лицо № 1), а второй одет в тёмную куртку и свитер (лицо № 2), которые совершают различные действия руками и головой. Наряду с выявленными признаками анатомических элементов внешнего облика было установлено, что лицо № 1 на всех семи видеозаписях определённым образом держит зубочистку при совершении хищения денежных средств из банкоматов, прикусывая её сильно губами так, что ширина кайм губ от большой сводилось к малой, еле заметной. Такая особенность должна быть соответствующим образом зафиксирована на сравнительных образцах, то есть следует предложить проверяемому лицу, например, при проведении следственного эксперимента с зубочисткой в руках осуществлять такие же действия у банкоматов, что и на исследуемых видеозаписях во время совершения преступлений.

 

Мы полагаем, для того, чтобы избежать умышленного искажения признаков собственных элементов внешности, преимущественно динамических, необходимо проводить их видеофиксацию с разрывом во времени: осуществлять проверку на проявление определённой группы признаков не с начала следственного действия, а по прошествии некоторого периода времени, а также создавать проверяемому лицу различные ситуации, в которых будут проявляться привычные для него признаки элементов внешности: например, совершение действий, требующих быстрой реакции.

 

Полученные видеоизображения-образцы выступают как источники доказательственной информации при производстве портретной экспертизы, результаты которой являются доказательством по уголовному делу в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 74 УПК России. При этом следует согласиться с позицией О. Я. Баева, рассматривающего получение образцов для сравнительного исследования в качестве «предследственного, вспомогательного действия, обеспечивающего возможность проведения такого следственного действия, как назначение экспертизы» [10, с. 191].

 

Заключительный этап получения видеоизображений в качестве сравнительных образцов сводится к фиксации хода и результатов данного следственного действия, по окончании которого составляется протокол получения образцов для сравнительного исследования, содержащий основания его проведения (имеется ссылка на постановление следователя), цель, количество и характер получаемых образцов (видеоизображений); описываются процесс и условия получения образцов (какие образцы были получены, в каком количестве, средства, использованные для получения образцов, а также для фиксации самого хода их получения) [11].

 

Полученные видеоизображения переносятся на материальный носитель информации (компакт-диск, съёмный флэш-накопитель), после чего упаковываются, снабжаются необходимыми пояснительными надписями и опечатываются. На наш взгляд, при составлении протокола данного следственного действия целесообразно привлекать специалиста, который поможет квалифицированно зафиксировать в протоколе порядок отбора видеоизображений, используя соответствующую специальную терминологию, а также проконсультировать следователя по вопросам, которые необходимо поставить перед экспертом для назначения портретной экспертизы.

 

Значение получения видеоизображений в качестве образцов для сравнительного исследования исключительно велико при решении экспертных задач, связанных с отождествлением человека по признакам внешности. Поэтому в теории и практике судебных экспертиз эти образцы приравнивают к вещественным доказательствам, именуя «производными вещественными доказательствами», и от того, каким образом они получены, в каком количестве и соблюдены ли требования при их получении, будут зависеть результаты экспертных исследований.

 

 

Ильин Н. Н.
эксперт 2 отдела
ЭКЦ ГУ МВД России по Московской области

 

Литература:

1. Ст. 23 Конституции Российской Федерации предусматривает: 1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. 2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения.

2. Криминалистика: информационные технологии доказывания: Учебник для вузов / Под ред. В. Я. Колдина. – М., 2007.

3. Булгаков В. Г. Специфика получения образцов для сравнительного исследования динамических признаков человека по материалам видеозаписи.// Вестник Владимирского юридического института. – Владимир: Изд-во ВЮИ ФСИН России, 2010. – №1 (14).

4. В соответствии с п. 2 ч. 4 ст. 57 УПК России эксперт не вправе самостоятельно собирать материалы для экспертного исследования.

5. Так, следственный эксперимент с участием обвиняемого в убийстве школьницы 1 сентября 2012 года в с. Селезни Тамбовской области пришлось проводить при повышенных мерах безопасности, так как местные жители были готовы немедленно отомстить ему за жестокое преступление.

6. Булгаков В. Г. Психофизиологические основы криминалистического исследования динамических признаков человека // Найновите научни постижения – 2009: Материалы за 5-а Междунар. науч. практ. конф. (17–25 март 2009 г). – София, 2009. – Т. 10: Закон. Държавна администрация.

7. Энциклопедический словарь медицинских терминов. – М., 1983. – Т. 2.

8. Криминалистическое описание внешности человека (функциональные и сопутствующие элементы и признаки): Справочное пособие / А. М. Зинин, И. Ф. Виниченко, В. С. Житников и др. –М.: ВНИИ МВД СССР, 1988.

9. В качестве примера можно привести организованную преступную группу (ОПГ) братьев Ларионовых–одну из самых крупных и высокоорганизованных ОПГ начала 1990-х годов, действовавших на Дальнем Востоке, которая была сформирована практически по образцу спецслужб (Андрей Карпенко. Документальный фильмиз цикла «Криминальная Россия» – «Дело Ларионовых. Кровавый передел» (рус.). НТВ (1995)).

10. Баев О. Я. Основы криминалистики. – М., 2001.

11. Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / Под общ. ред. В. М. Лебедева. – М.: Юрайт-Издат; 2008.

 

Статьи по теме:

Ошибки назначения и проведения судебных экспертиз, связанных с исследованием видеоизображения

Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации

Экспертиза видео- и звукозаписей

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1043 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека