Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Расхождение паспортного и биологического возраста

На тему определения возраста выполнено большое количество научных исследований самого разного уровня, но решение этого вопроса как у живого (по физиологическим тестам), так и у мертвого человека (по морфологическим тестам) практически не удалось приблизить к желаемому результату. Ошибки оставались значительными, и если раньше их пытались объяснить несовершенством методик или методологическими нарушениями разработчика метода, то в последние годы стало ясно, что ошибки в определении паспортного возраста предопределены самой природой, т.е. биологией старения. 

 

 Твердо доказанная асинхронность старения на организменном, органном и тканевом уровнях делает невозможным точное определение календарного возраста, так как календарный и биологический возраст могут совпадать лишь случайно. Следует отказаться от поиска (разработки) способа точного определения паспортного возраста, а необходимо искать пути сокращения ошибок в его определении, пути приближения расчетного возраста к паспортному.


Целью данного исследования явилось определение границы расхождения биологического и паспортного возраста по некоторым железам внутренней секреции 60 трупов мужчин в возрасте от 17 до 75 лет и старше, умерших насильственной и ненасильственной смертью. Морфометрическими методами изучались основные составляющие компоненты семенников, предстательной и щитовидной желез, с помощью математического анализа которых были созданы однофакторные и многофакторные модели определения биологического возраста как по каждому органу в отдельности, так и по комплексу желез. Полученные данные биологического возраста (БВ) сравнивались с известным паспортным возрастом (ПВ). Результаты анализа представлены в табл. 1.


По результатам математического анализа расхождение между расчетным биологическим и паспортным возрастом в пределах от 0 до 5 лет отмечалось в 83,3 % (50 случаев), а до 8,3 лет — в 16,7 % (10 случаев). У юношей в 17-21 лет БВ опережал ПВ на 63,6%, в среднем на 2,5 года, а отставал на 36,4 % , в среднем на 2,6 года.

В репродуктивном возрасте (условно от 22 до 50 лет) показатель БВ был меньше показателя ПВ на 63,3% и средняя разница составила 2,7 года. БВ был выше ПВ на 36,7 % (в среднем на 2,03 года). В более старшем возрасте БВ отставал от ПВ на 64,7 % , в среднем — на 3,5 года, а превосходил — на 35,3%. На всем исследуемом материале разница между ПВ и БВ не превышала 8,3 года.


Таким образом, если проследить динамику соотношений ПВ и БВ при морфометрическом изучении каждой отдельно взятой железы и комплекса тех же желез, то можно выявить некоторую возрастную закономерность. Для юношеского возраста характерна выраженная динамика опережения показателей БВ над ПВ в среднем по предстательной железе на 5,6 года, семенникам — на 5,7 года, по щитовидной железе — на 7,3 года, а по комплексу данных желез — на 3,3 года. Так как одни изучаемые морфометрические параметры органов (удельные показатели объема, площади поверхности сечений и количества) имеют тенденцию к увеличению, а другие, например тучные клетки, — к уменьшению, юноши при расчете их БВ были старше своих календарных лет.


В репродуктивном возрасте отмечается обратная картина. Биологический возраст постепенно начинает отставать от паспортного или обгонять его по всем изученным железам — как в отдельности по каждой, так и по их комплексу — на разное количество лет. Объясняется это тем, что отдельные микрометрические параметры железы в этот период развития, с разной интенсивностью замедляя свое развитие и отставая от общего уровня или ускоряя его с разной интенсивностью, создают заметную пестроту отдельных показателей биологического возраста, делая этот вариант старения асинхронным. Асинхронность старения отдельных компонентов органа достигает своего максимума именно в этом возрастном отрезке. Важным моментом является то, что биологический возраст, установленный по какому-либо компоненту (например, по плотности упаковки семенных канальцев), может отклоняться от паспортного возраста как в плюсовую (гипергерия), так и в минусовую (гипогерия) сторону.
В пожилом возрасте биологический возраст отстает от паспортного. Его уже можно расценивать как прединволюционное начало. В этом возрасте содержание основных морфологических единиц органов начинает постепенно уменьшаться, а количество соединительной ткани, заменяющей их, увеличивается, что свидетельствует о начале проявления атрофических процессов. Данное явление было отмечено и другими исследователями.


В старческом возрасте динамика морфологических изменений свидетельствует о значительной выраженности необратимых атрофических процессов в эндокринных органах. Процесс «обратного» развития органа, атрофия его функциональных элементов, разрастание соединительной ткани с очагами склероза и фиброза в разной степени выраженности также идут с неодинаковой скоростью и параллелизмом, причем характерным моментом является замедленная скорость процессов, в силу чего биологический возраст с нарастающей частотой становится меньшим (постепенно начинает преобладать гипогерический тип старения).


Интересно отметить, что разница ПВ и БВ имеет большие значения, если оценка проводилась по отдельно взятой железе, и значительно уменьшается, если биологический возраст определялся по комплексу тех же самых желез (табл. 2).

Как видно из табл. 2, расхождения биологического возраста с паспортным от (от 0 до 5 лет) по семенникам составило 73,3% , по предстательной железе — 71,1%, по щитовидной железе — 87,0%, а по комплексу этих же желез («эндокринная формула») — уже 90,0 %. Расхождения ПВ и БВ от 0 до 10 лет — соответственно 2%, 25,0%, 5,0%, 10,0%, а расхождения более 10 лет — соответственно 0 %, 3,3%, 8,0%, 0%.


Это еще раз свидетельствует о том, что для более точного определения возраста необходим набор комплекса тестов, имеющих тесную корреляционную связь с возрастом.


Полученные нами результаты при всестороннем анализе желез внутренней секреции поставили вопрос о соотношении наших данных с данными, которые могли быть получены по формулам, предложенным для костной системы, до сих пор являющихся традиционными в диагностике возраста умершего.
Другими словами, может ли «конкурировать» созданная нами нетрадиционная «эндокринная формула» с традиционными до сих пор «костными формулами» других авторов? С этой целью мы провели сравнительное исследование точности определения возраста по «эндокринной формуле» и формуле для определения возраста по костям кисти [1]и по формуле для рентгенограмм кисти [2].


При комплексном изъятии желез внутренней секреции у 60 трупов в 41 случае проводили рентгенограмму правой кисти в точном соответствии с методикой Г.В. Дашевской (1991 г.). Возраст умерших составил от 18 до 80 лет. Ни у кого из них не было выявлено костной патологии.


Рентгенографию кистей и обработку рентгенограмм, измерения необходимых параметров проводили в соответствии с методикой автора.


Напомним, что автор использовал только три параметра: Х1 — индекс светового контура фаланг (ИСК), Х2 — индекс отношения ширины тела к ширине бугристости дистальных фаланг (ИДБ) и Х3 — индекс компактного вещества фаланг 2-5 пальцев (ИКВ).
Вычисление биологического возраста проводилось по формуле автора:

У = 236,86 — 2,45 × Х1 — 0,92 × Х2 — 0,62 × Х3 ± 8,5 лет,

- а затем по уточняющим формулам.

 

Конкретное количественное выражение процесса старения скелета кисти было проанализировано путем сопоставления паспортного с рассчитанным биологическим возрастом по уравнениям множественной регрессии (УМР) в каждом наблюдении. При расчете возраста первоначально использовались «основные» УМР, рассчитанные для всего изученного возрастного периода (18-80 лет). При этом оказалось, что в абсолютном выражении отклонения БВ от ПВ выглядели следующим образом: до 5 лет — в 42%, до 10 лет — в 30%, более 10 лет — в 28% случаев. Применение уточняющих УМР заметно улучшило результаты. Расхождение менее чем на 5 лет отмечено в 52%, менее 10 лет — в 32 %, а более 10 лет — в 16% случаев.
По формулам, полученным на материале нативных костей кисти и на всей верхней конечности, точность определения возраста в зависимости от возрастной группы колебалась от 5 до 8 лет.


Полученные данные свидетельствуют, что биологический возраст и возможность его отклонения от паспортного могут быть определены с одинаковым успехом по любой из исследованных желез внутренней секреции, и результат определения практически не отличается от того, который получается при использовании методов, созданных для традиционной в этом отношении костной системы.


Проведенные исследования, на наш взгляд, дают основания для важного судебно-медицинского вывода о том, что биологический возраст, в принципе, можно определить по любому внутреннему органу, системе или ткани организма. Прогноз этот можно подкрепить многочисленными исследовательскими данными, авторы которых обнаруживали инволютивные изменения в любых изучаемых органах и тканях.
Таким образом, проведенное исследование показало, что процессы, обусловливающие старение, не являются изолированными. Они действу- ют комплексно, взаимно усугубляя друг друга, усиливая изменения в организме. Вместе с тем каждый орган несет информацию о биологическом возрасте, в той или иной степени соотносящемся с паспортным возрастом.

 

Литература

↑Неклюдов Ю.А. Диагностические критерии групповых признаков индивида на скелете верхней конечности и некоторые общие вопросы судебно-медицинской остеологической экспертизы: Дис. . д-ра мед. наук. Саратов, 1986.
↑Дашевская Г.В. Определение биологического возраста живого взрослого человека по рентгенологической картине кисти: Дис. . канд. мед. наук. М., 1991.

 

Авторы:


Ю.Д. Алексеев, Профессор Саратовского государственного медицинского университета, д-р мед. наук, доцент.
О.И. Федулов, Доцент Саратовского юридического института МВД России, канд. биол. наук, доцент.

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 789 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека