Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Экспертиза цифровой аудио- и видеозаписи. Применение в следственной практике устройств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации.

 В последние годы благодаря широкому распространению всевозможных средств (бытовых и специальных) фиксации и хранения видео- и аудиоинформации в распоряжении органов дознания, следствия и суда часто оказываются видео- и аудиозаписи, которые могут являться доказательствами по уголовному делу. Все чаще возникают следственные ситуации, в которых появляется необходимость в производстве экспертизы видео- и звукозаписи. Особенно часто подобные ситуации возникают в процессе расследования уголовных дел, связанных с вымогательством, шантажом, коррупцией. Предметом подобной экспертизы является установление фактических данных, относящихся к записанному на видеограмме изображению или записанным на фонограмме звуковым сигналам (например, речи человека). 

 

Как известно, под криминалистической экспертизой видео- и звукозаписей понимают исследование видео- и звукозаписей в целях установления фактов, имеющих доказательственное значение, и составление на основе полученных результатов заключения эксперта для использования в судопроизводстве.

Объектом исследования при производстве экспертиз данного рода является система, состоящая из источников информации в виде изображения и (или) звука и материального носителя этой информации (аналоговой или цифровой записи), на котором зафиксирован данный источник, а также устройства, с помощью которых производилась фиксация.


Основные положения видеофонографической экспертизы формируются на базе юридических наук. Эти данные в соответствии с природой криминалистики трансформируются для целей правосудия. На основе трансформированных данных различных наук создается материнская экспертная наука, новая отрасль криминалистических знаний, которая может быть названа по аналогии с материнскими науками других судебных экспертиз (судебным почерковедением, судебной баллистикой и др.) судебной видеофонографией. Последняя охватывает два направления: исследование записей изображения (судебная видеография) и звука (судебная фонография).


Говоря о судебной видеографической экспертизе, следует отметить, что принятие нового законодательства и расширение прав оперативных служб в использовании технических средств, доступность видеозаписывающей аппаратуры открыли широкую перспективу применения видеозаписи в процессе раскрытия и расследования преступлений.


Напомним, что использование фонограмм для криминалистических целей легально было разрешено в 90-е годы. Деятельность эксперта, исследующего фонограмму, имеет определенные особенности, обусловленные природой объекта исследования и поставленными следователем (судом) вопросами. Решение экспертных задач в большинстве случаев требует эвристического поиска решений и ситуационного подхода. Фонографическая экспертиза - это единственный вид экспертной деятельности, основным орудием которой является не зрение, а слух. Эксперт-фонографист должен не только обобщить комплексную информацию, заключенную в фонограмме, но и подразделить ее таким образом, чтобы одновременно судить о содержании сказанного, лингвистических особенностях речи говорящего, его личности, эмоциональном состоянии, условиях, в которых записана фонограмма, и т.д.


Для познания свойств видеоизображения, голоса или речи нужно построить их мысленную, идеальную модель. Она формируется с помощью понятий, называемых признаками. Отношение свойства и признака - это отношение материального и идеального, построенного на основании материального. Системе свойств каждого человеческого голоса, речи, а также видео- или звукозаписывающего устройства в процессе экспертного исследования должна соответствовать система признаков мысленной модели, которой оперирует эксперт.
Вопросы, решаемые при техническом исследовании фонограмм и исследовании фонограмм устной речи, самые различные - от определения признаков монтажа фонограммы до идентификации личности по голосу и речи, а также установление дословного содержания разговора, зафиксированного на фонограмме даже при наличии сильных шумов и искажений.


Объект, направляемый на экспертизу, всегда имеет материальный, овеществленный характер. Это элементы материальной действительности, свидетельствующие о происшедшем событии либо самим фактом своего существования, например незаконная установка устройств негласного съема аудиовизуальной информации, либо как носитель его следов, например видео- и аудиозаписи, фиксирующие преступные деяния либо подготовку и попытку их совершения.
Материальными носителями видео- и аудиоинформации служат аналоговые и цифровые записи статического (постоянного) и динамического (движущегося, изменяемого) изображения (видеограммы) и звука (фонограммы). Цифровая звукозапись в зависимости от применяемого оборудования может фиксировать как звуковую волну в диапазоне, воспринимаемом человеческим ухом (кожей человек воспринимает инфразвук ниже 17 Гц), так и в диапазоне, находящемся за гранью человеческого восприятия (граница слышимости уха среднестатистического человека лежит в пределах от 20 Гц до 20 кГц).


Говоря о применении в следственной практике цифровых устройств звукозаписи, следует отметить, что экспертная практика исследования фонограмм, представленных на цифровых носителях (CD-ROM и т.д.), полученных путем перезаписывания с цифровых устройств записи, показала, что при ответе на вопросы монтажа или изменений, произведенных в процессе записи или после, эксперт может столкнуться с отсутствием наличия каких-либо диагностических или идентификационных признаков на исследуемой фонограмме. В то же время факт понимания экспертом того, что фонограмма из цифрового диктофона непосредственно попадает в виде аудиофайла на винчестер компьютера, с которым впоследствии можно проводить любые манипуляции в стандартных аудио-редакторах, может привести к неопределенному состоянию при ответе на вопросы, особенно компьютерного монтажа. Видимо, это обусловлено сложившимся мнением, что на цифровой фонограмме отсутствуют следы канала записи и всех устойчивых признаков, характерных для аналоговой записи.


Однако детальное исследование каналов записей высококлассных моделей цифровых диктофонов показало, что и они оставляют следы. Оказалось, что встроенный АЦП (здесь и далее - аналогово-цифровой преобразователь) в канале записи оставляет некоторые следы в виде "Алиазинга", а также хорошие следы на частоте Найквиста, неслышимой аудитивно, невидимой в большинстве случаев на стандартных аудиоредакторах, но выявляемых с помощью специализированного программного обеспечения, разработанного специально для производства экспертных исследований аудио- и видеозаписей. Оборудование, используемое для фиксации аудио- и видеозаписи, в цифровом виде может быть самым разнообразным, однако чем выше класс используемого оборудования и соответственно качество аудио- и видеозаписи, чем более благоприятные условия сопутствовали событию фиксации (отсутствие шумов, наводок, искажений и т.д.), чем материал, полученный в процессе фиксации, продолжительнее по времени, тем больше возможности для эксперта дать категорические выводы в ходе производства видео- и фонографической экспертизы.


Часто в процессе следственных действий возникает ряд процессуальных вопросов использования в процессе расследования преступлений средств цифровой фиксации аудио- и видеоинформации, что весьма актуально в связи с принятием нового Уголовно-процессуального кодекса РФ.
Часть 6 ст. 164 УПК РФ не исключает возможности применения в следственных действиях цифровых средств фиксации аудиовизуальной информации в качестве технического средства фиксации следов преступления: "При производстве следственных действий могут применяться технические средства и способы обнаружения, фиксации и изъятия следов преступления и вещественных доказательств". Перечень технических средств, применяемых в следственных действиях, содержится в ч. 2 ст. 166 УПК РФ: "При производстве следственного действия могут также применяться стенографирование, фотографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись. Стенограмма и стенографическая запись, фотографические негативы и снимки, материалы аудио- и видеозаписи хранятся при уголовном деле". Исходя из положений данной нормы закона, следует сказать, что закон не устанавливает правило об исключительном использовании методов аналоговой видеозаписи. Если видеоизображение получается цифровым методом, то от этого цифровая видеозапись не перестает быть видеозаписью.


С точки зрения уголовно-процессуального закона не важны принцип и технология формирования фото-, аудио- и видеоинформации, а важно получение качественных данных, отвечающих требованиям ст. 88 УПК РФ, т.е. относимости, допустимости и достоверности.


Таким образом, использование цифровых средств аудио- и видеозаписи в качестве средства фиксации при производстве следственных действий принципиально не противоречит нормам УПК РФ.
Важнейшее значение имеет проблема достоверности зафиксированного в цифровой форме видеоизображения. К вопросу использования цифровых технологий в следственных действиях многие ученые-правоведы подходят критически, и в основном мнения сводятся к недопустимости внедрения методов цифровой видеосъемки в следственную практику в силу возможности внесения изменений в зафиксированные цифровые данные посредством компьютерных программ редакторов видеоизображений.


Против использования цифровой видеозаписи при расследовании преступлений высказывается М.А. Сильнов, отмечая, что "с помощью цифровых видео- и фотокамер можно производить наложение движущегося объекта на другой фон, изменять визуальные свойства объекта (например, изменять цвет одежды) уже в момент записи, не говоря о последующей обработке данных в мощных графических программах-редакторах, кстати, на обычных персональных компьютерах". Однако хочу отметить, что современные аналогово-цифровые видеокамеры имеют функции цифрового монтажа, так сказать, "на лету", а запись производится в аналоговом виде на видеокассету. Поэтому сложно сказать, насколько справедливо вышеприведенное мнение, указывающее на возможность внесения изменений только лишь в цифровые данные, полученные при фиксации хода следственного действия средствами компьютерных технологий. Но тем не менее многие ученые-криминалисты положительно рассматривают возможность использования цифровой видеозаписи в следственных действиях на основе специально разработанных методик.


Чтобы исключить вероятность компьютерного редактирования цифровых видеоизображений, необходимы следующие условия:


- после использования цифровой видеозаписи необходимо произвести ее просмотр понятыми и другими участниками следственного действия;
- немедленное удостоверение полученных цифровых данных участниками следственного действия в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 170 УПК РФ: "Следственные действия производятся с участием не менее двух понятых, которые вызываются для удостоверения факта производства следственного действия, его хода и результатов..." (если следственное действие производится без участия понятых (ч. 3 ст. 170 УПК РФ), то также следует использовать цифровую видеозапись с последующей покадровой распечаткой снимков, причем некоторые модели цифровых видеокамер позволяют производить фотографирование и записывать цифровые фотоснимки на съемную flash-карту);
- удостоверение, упаковка и опечатывание носителей цифрового видеоизображения и их использование в качестве приложений к протоколам следственных действий;
- исключение из программно-технического обеспечения средств фиксации возможностей для редактирования цифровых данных, полученных в ходе следственного действия; проведение проверки на предмет отсутствия входящих в компьютерное обеспечение программ, позволяющих вносить изменения в цифровое видеоизображение, с кодированием результатов такой проверки, например, цифровой подписью прокурора-криминалиста.

 

Важное с процессуальной точки зрения требование, направленное на обеспечение достоверности данных, заключается в необходимости приложения к протоколу следственного действия носителей цифрового видеоизображения (ч. 8 ст. 166 УПК РФ).
При использовании обычной (аналоговой) видеозаписи к протоколу следственного действия в обязательном порядке прилагаются видеокассеты с записью хода следственного действия.


В заключение хотелось бы сформулировать основные преимущества использования цифровых технологий аудио- и видеозаписи при производстве следственных действий:


- наличие больших возможностей контроля качества зафиксированной аудиовизуальной информации и правильности произведенной фиксации;
- доступность выполнения печати фотоснимков с цифровой видеокамеры на фотопринтере, сопоставления с объектом съемки и удостоверения цифровых изображений участниками следственного действия;
- производство записи цифровой аудио- и видеоинформации на одноразовые CD-R диски, удостоверение этих дисков и использование в качестве приложения к протоколу следственного действия как носителей компьютерной информации, содержащих исходные файлы цифровых аудио- и видеоданных;
- повышение степени защиты и сохранности доказательственной цифровой аудио- и видеоинформации, записанной на CD-R диск, поскольку такой диск не подвержен влиянию магнитных полей и способен хранить записанную информацию в течение 25 - 50 лет;
- более высокое качество зафиксированной аудио- и визуальной информации по сравнению с аналоговым оборудованием того же класса и соответственно больше возможности для эксперта сделать категорические выводы в ходе производства видео- фонографической экспертизы. 

 

Г.В. ОЛЕНИН

"Эксперт-криминалист", 2009, N 2

 

Рейтинг: +3 Голосов: 3 2917 просмотров
Комментарии (2)
Smc # 21 июля 2014 в 06:53 +1
При рассмотрении дел о ДТП (без пострадавших) мировые судьи зачастую отказываются приобщать к делу видео и аудио свидетельства, видимо лень...
Сергей Петров # 21 июля 2014 в 07:00 0
Вы правы, часто даже записи видеорегистраторов отказываются смотреть в заседаниях суда.

Навигация

Библиотека