Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Начальный этап расследования убийства

 Убийство, являясь преступлением, известным с древнейших времен, представляет собой наиболее общественно опасный вид преступного посягательства на личность.
Правовые нормы, налагающие запрет на произвольное лишение человека жизни, известны еще со времен родового строя.
Первые научные рекомендации, которые можно было использовать при расследовании убийства, появились в работах основоположников криминалистики (Гросс Г. “Руководство для судебных следователей”; Вайнгардт А. “Уголовная тактика”), некоторые рекомендации по расследованию убийств содержала и работа Крачевского А.А. “Об уголовном преследовании, дознании и предварительном исследовании преступлений по судебным уставам 1964г.”

 

 Убийством является умышленное противоправное лишение другого человека жизни. Ответственность за убийство предусмотрена ст.ст.105,106,107,108 УК РФ, а также рядом других статей УК РФ, где совершенные убийства охватываются составом преступления (ст. ст.277,295,317,357)УК РФ. Излишне доказывать, что убийство является преступлением, имеющим крайне высокую степень общественной опасности. В связи с этим, расследование дел об убийствах должно проводиться с особым вниманием.

 

Основной задачей первоначального этапа является установление и при необходимости, розыск лица, подлежащего привлечению к ответственности.

 

На первоначальном этапе расследования нужно установить:

  1. Способ совершения преступления и сокрытия его следов;

  2. следы, указывающие на личность убийцы;

  3. установочные данные потерпевшего;

  4. данные о похищенном имуществ;

  5. мотивы совершения преступления.

 

Нераскрытые убийства, как правило, являются следствием некачественного проведения следственных и розыскных мероприятий первоначальном этапе расследования. Весьма часто следователи и представители органов дознания рассматривают версию об убийстве как маловероятную, что почти всегда приводит к утрате возможности полноценного расследования ввиду большого количества времени, прошедшего с момента возбуждения уголовного дела до момента начала обработки версии об убийстве. Поэтому все случаи обнаружения трупов людей, а также все случаи исчезновения граждан при невыясненных обстоятельствах, необходимо расследовать с применением криминалистической методики расследования убийств.

Несмотря на то, что по вопросам частной методики расследования убийств, опубликовано значительное число работ, данная тема не теряет своей актуальности. Объясняется это тем, что в связи со значительным изменением социально-экономических условий, с конца 80-х годов в СССР, а теперь в РФ наблюдается рост числа тяжких преступлений, значительная часть которого составляют преступления против личности, в т.ч. и убийства. Так, за период с 1986 по 1995 годы, число умышленных убийств увеличилось в три раза.

Рост числа убийств в основном произошло за счет умышленных убийств при отягчающих обстоятельствах и умышленных убийств без отягчающих обстоятельств: соответственно первых было совершено в 1992г.-3582, в 1993г.-4919, в 1994г.-5760, в 1995г.-5807; вторых в 1992г. совершено 18411, в 1993г.-23627, в 1994г.-23849, в 1995г.-25253. Остальные виды убийств, - совершенных в состоянии сильного душевного волнения, при превышении пределов необходимой обороны, - практически остаются на одном уровне. Так, в 1992г. убийств в состоянии сильного душевного волнения (аффекта) было совершено 635, в 1995г.-643; в 1992г. убийств при превышении пределов необходимой обороны было- 504, в 1995г.-466.

Параллельно с этим преступность меняется и качественно: получили довольно широкое распространение “новые” способы совершения преступлений, в т.ч. убийство по найму, часто совершенное общеопасным способом, с применением взрывного устройства, автоматического оружия. Для таких преступлений характерна тщательная предварительная подготовка, использование самых современных технических средств, применение совершенных средств поражения, и ничтожно малая раскрываемость.

Таким образом, перед современной криминалистикой стоит задача выработки частных методик расследования убийств, эффективно действующих в современных условиях.


ГЛАВА 1.

 

Способы криминалистической классификации убийств.

 

Убийство можно классифицировать по самым различным основаниям. Можно выделить следующие способы классификации:

  1. По уголовно-правовым признакам.

Основаниями данного способа классификации являются элементы субъективной стороны преступления (форма вины, мотивы, цели), обстановка, предшествующая совершению преступления (ст. ст. 106-108, п.п. “в”, “г” ст.105 УК РФ), наличие противоправных или аморальных действий со стороны потерпевшего (ст. ст. 107-108 УК РФ), способ совершения (п.п. “д”, “е” ст.105 УК РФ) и т.д.

  1. Собственно криминалистические способы классификации.

В криминалистике убийства часто классифицируют по объему и характеру первичной информации, имеющейся в распоряжении следователя к моменту возбуждения уголовного дела. Здесь выделяют т.н. очевидные убийства и убийства, совершенные в условиях неочевидности. По статистическим данным большинство убийств являются очевидными, т.е. к началу расследования уже установлен подозреваемый (подозреваемые) и факт совершения убийства не вызывает особых сомнений. Как правило, такие преступления совершаются на почве личных неприязненных отношений, часто после длительного совместного употребления алкогольных напитков. В большинстве случаев преступник знаком с потерпевшим. Частным случаем очевидного убийства является т.н. “бытовое” убийство, при котором преступник и потерпевший имеют родственные или иные устойчивые личные связи, и проживают либо в одном населенном пункте, либо даже в одном жилом помещении. Преступления данной категории характеризуются отсутствием предварительной подготовки, совершаются как правило со внезапно возникшим умыслом. В качестве орудия убийства чаще всего используются предметы бытового назначения, случайно оказавшиеся на месте совершения преступления (кухонные ножи, топоры, утюги и т.д.) или огнестрельное оружие, находящиеся в жилом помещении. Иногда совершению таких преступлений предшествует неправомерное поведение потерпевшего. Вслед за совершением “бытовых” убийств часто следует явка с повинной. Особых трудностей при расследовании таких преступлений обычно не возникает, однако следует выдвинуть и тщательно проверить версии об обстоятельствах, дающих основание квалифицировать совершенное деяние по ст. ст.107-109УК Рф, а также версию о самооговоре подозреваемого.

 

Более редкими и гораздо более сложными для раскрытия являются убийства, совершенные в условиях, когда убийца предпринимает определенные действия по подготовке к совершению преступления или пытается (более или менее успешно) уничтожить следы преступления после его совершения, хотя предварительная подготовка к совершению преступления отсутствует. Такие преступления принято называть тайными. В ситуации тайного убийства подозреваемый (ые) к моменту возбуждения уголовного дела не установлены, факт совершения убийства не всегда очевиден. Для тайных убийств характерно наличие заранее обдуманного умысла, детально разработанного плана, предусматривающего систему действий, направленных на создание ложного алиби исполнителя, либо на сокрытие самого события преступления. Для методики расследования имеет большое значение определение способа сокрытия преступления. В случаях, когда действия по сокрытию были заранее предусмотрены планом субъекта, реализовывались с учетом и во взаимной связис подготовительным этапом и способом лишения жизни потерпевшего, их следует рассматривать в качестве элемента способа совершения преступления. Следует учесть, что лица совершившие убийство в состоянии аффекта, при превышении пределов необходимой обороны, либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление или правомерно причинившие смерть, находясь в состоянии необходимой обороны, а также причинившие смерть по неосторожности, или совершившие убийство со внезапно возникшим умыслом иногда принимают меры по сокрытию следов происшедших событий. В большинстве случаев такие действия предпринимаются в условиях дефицита времени, сильного стресса, отсутствия необходимой подготовки и не дают желаемого эффекта. Существует и масса других способов криминалистической классификации убийств, часть из них приведена в приложении 1.


ГЛАВА 2.

 

Исходные положения методики расследования убийств.

 

Криминалистика всегда уделяла много внимания разработке методики расследования таких опаснейших преступлений, как убийства. Усилия криминалистов в этом направлении постоянно поддерживались и судебными медиками.

При расследование уголовного дела об убийстве, подлежат доказыванию следующие обстоятельства:

  1. факт убийства, род (убийство, самоубийство, казус, правомерное причинение смерти) и вид (смерть от механических повреждений; от механической асфиксии; от отравления; от действия высокой и низкой температур; от действия электричества) насильственной смерти;

  2. обстоятельства, предшествующие убийству, место и время совершения преступления, способ совершения, способ сокрытия следов;

  3. данные о личности потерпевшего;

  4. виновность, мотив и цель преступления;

  5. данные о личности убийцы.

 

Весь процесс расследования убийств как впрочем, и процесс исследования любых других событий, не обязательно носящих криминальный характер, является непрерывным процессом выдвижения и проверки версий. Начиная с момента получения первого сообщения об обнаружении трупа, следователь обязан выдвинуть и отработать пять типичных версий о причинах происшедших событий.

Произошло:

а) убийство;

б) самоубийство;

в) казус (несчастный случай);

г) наступление смерти от естественных причин;

д) правомерное причинение смерти.

 

Для первоначального этапа расследования дела об убийстве можно выделить следующие ситуации:

  1. Обнаружен труп с признаками насильственной смерти.

    1. Установлены личность потерпевшего и личность подозреваемого. Известны обстоятельства убийства.

    2. Установлена личность потерпевшего, личность подозреваемого установлена. Обстоятельства убийства неизвестны

  2. Обнаружен неопознанный труп или части расчлененного трупа с признаками насильственной смерти.

  3. Установлен факт безвестного отсутствия лица.

 

Криминалистикой выработаны некоторые общие положения методики расследования убийств:

а) Первым и важнейшим следственным действием по делам данной категории является обычно осмотр места происшествия. Осмотр позволяет обнаружить следы и другие вещественные доказательства, которые могут стать ключом к раскрытию преступления, определить, что и как произошло, т. е. установить механизм происшествия, наметить пути поисков преступника.

По следам и другим вещественным доказательствам, по обстановке места происшествия следователь может вынести представление и об облике преступника (пол, росте, физическая сила, аномалии, заболевания, привычки). Недопустимо спешить, осматривая место происшествия. Время, затраченное на осмотр, всегда окупится, но следы и другие вещественные доказательства, пропущенные при беглом осмотре, могут уже никогда не попасть в поле зрения следствия.

Успешный осмотр зависит также от технической оснащенности следователя.

В осмотре обязательно участие судебного медика. Квалифицированную помощь на месте происшествия могут оказать прокурор-криминалист или сотрудник научно-технических учреждений милиции.

Все найденное и изъятое при осмотре должно храниться надлежащим образом. Потеря или порча вещественных доказательств не раз приводила к самым печальным последствиям, утрате многих возможностей раскрытия убийства.

 

б) Одним из важных условий успешного следствия в целом является надлежащее взаимодействие следователя с работниками ОРО. Оно начинается уже с осмотра места происшествия и продолжается вплоть до того момента, когда преступление полностью раскрыто.

Взаимодействие не должно осуществляться формально. Оно предполагает составление совместных планов, обсуждение возникающих вопросов, взаимную информацию обо всем, что может иметь значение для раскрытия преступления.

Основанное на законе взаимодействие дает наиболее эффективные результаты в тех случаях, когда каждый орган действует в пределах своей компетенции, не пытаясь подменить друг друга. В то время как следователь решает стоящие перед ним задачи процессуальными методами, основная форма помощи ему со стороны работников ОРО – оперативно-розыскные мероприятия.

Убийства относятся к числу таких преступлений, раскрыть которые без проведения оперативной работы крайне трудно. Следователю поэтому необходимо всегда иметь ввиду большие возможности оперативной работы и правильно использовать эти возможности, давая работникам ОРО конкретные задания по расследуемому делу.

Большую помощь в раскрытии убийств могут оказать также ведущиеся в МВД специальные криминалистические учеты – лиц, пропавших без вести, неопознанных трупов и т.д., а также имеющиеся в научно-технических аппаратах милиции специальные коллекции следов и других вещественных доказательств, обнаруживаемых при расследовании преступлений, оставшихся нераскрытыми - гильз и пуль, следов пальцев и т.д.

 

в) Хорошо известно, что, не установив личности убитого, редко удается раскрыть преступление. В распоряжении следователя имеется большой арсенал средств, используя которые, начиная уже с мер, принимаемых при осмотре места происшествия, можно добиться, чтобы ни один убитый не остался неопознанным.

 

г) Ни одно дело об убийстве, за теми редкими исключениями, когда труп не обнаружен, не может быть направлено в суд без судебно-медицинской экспертизы трупа.

Следователь должен иметь в виду, что лучше уж поставить перед экспертом “лишний” вопрос, чем не поставить того, который нужен. На вопрос о том, что произошло в данном случае - убийство, самоубийство или несчастный случай, обязан ответить не эксперт, а именно следователь.

И когда следователь все же ставит такой вопрос, это означает не что иное, как абсолютно незаконное переложение на эксперта обязанности доказывания, требование от эксперта выйти за пределы его должностной компетенции. А между тем убийства иногда остаются нераскрытыми именно потому, что следователи прекращают дело. Опираясь на неосновательное заключение судебно-медицинского эксперта о том, что погибший покончил жизнь самоубийством.

Заключение эксперта помогает в решении вопроса о роде смерти, но само его не решает и решать не может. Искусство следователя при назначении этой экспертизы в том и заключается, чтобы поставить те вопросы, ответы на которые позволят ему разобраться в характере происшествия и во многих его деталях.

В сложных случаях, когда вопросы судебной медицины и криминалистики тесно переплетаются, оказывается полезной комплексная судебно-медицинская и криминалистическая экспертиза.

По делам рассматриваемой категории очень распространена и биологическая экспертиза вещественных доказательств. Исследование крови, слюны, иных выделений человеческого организма, а также волос, костей и т.д. открывает перед экспертом широкие возможности для решения многих вопросов, а заключения по ним помогают следователю соединить в единое целое разрозненные факты, цементируют имеющиеся улики.

Важно поэтому серьезно подойти к назначению такой экспертизы и иметь ввиду, что применительно, например, к крови экспертиза может ответить не только на традиционные вопросы о ее группе и типу, но и на многие другие - о давности образования пятен крови, ее региональом происхождении (из носа, полости рта, половых органов и т.д.) и др.

Сейчас имеется возможность при благоприятных условиях решать по следам крови, спермы, слюны вопрос идентификации генотипа личности (ДНК). Однако, невозможно ожидать хороших результатов от судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств, если они были неправильно изъяты, небрежно упакованы, перемешены друг с другом и т.д. При такой “подготовке” экспертизы ее заключение может в лучшем случае дать ответы лишь на простейшие вопросы, а в худшем – оказаться ошибочным и направить следствие по ложному пути.

 

д) Первоначальные следственные действия, проводимые по делам об убийствах (осмотр, допросы очевидцев и иных свидетелей, судебно-медицинская экспертиза трупа), всегда служат материалом для выдвижения версии о лицах, которые могут быть причастны к убийству, а, следовательно, и материалом для целенаправленного планирования следствия.

Версии не должны быть надуманы и выдвигаться “для порядка”. Версии призваны служить инструментом раскрытия преступления, обеспечить правильное планирование следствия. По делам об убийствах, да и о других преступлениях, следователь обязан проверить сведения, полученные из непроцессуальных источников. Если же оставить сведения, полученные из этих источников без проверки, то можно упустить правильную версию. Разумеется, нельзя строить обвинения на слухах или анонимках.

Данные, полученные из непроцессуальных источников, могут явиться основанием к проведению процессуальных действий, но они не могут заменить процессуальную информацию.

Большую сложность представляют по делам данной категории многие следственные действия, а особенно допрос подозреваемого.

Не час и не два нужно для того, чтобы встретить допрашиваемого во всеоружии, чтобы не только абсолютно точно знать все, что может быть использовано при допросе, но и предвидеть, как этот человек будет вести себя, какие доводы он выскажет. Для того чтобы получить у него правдивые показания, нужно досконально знать, что он собою представляет, каково его прошлое, имеет ли он слабости, каков его характер. Нужно попытаться проникнуть в его психологию.

Хорошо подготовленный и умело проведенный допрос – одна из гарантий получения правдивых показаний. Однако известно, что даже улики, кажущиеся вескими, оказываются подчас результатом случайного совпадения тех или иных обстоятельств и рассыпаются уже после первых объяснений подозреваемого.

Цель допроса – выяснить фактические обстоятельства по делу, а отнюдь не получить во что бы то ни стало признание. Если же получено признание, то нужно тщательно и объективно его проверить. Сделать это можно только в том случае, когда показания записаны с исчерпывающей полнотой и разъясняют все вопросы.

По делам этой категории, чаще чем по другим, прибегают к проверке показаний на месте. Это очень эффективное средство не только проверки, но и получения новых доказательств, которое помогает установить, насколько правдивы были показания. Но оно никогда не должно применяться для так называемого “закрепления” показаний, т.е. для того, чтобы подозреваемый повторил свои показания на месте происшествия в присутствии понятых, под “прицелом” видеокамеры. Установить виновную осведомленность сознавшегося, т.е. знание им таких фактов, которые никому, кроме лица, совершившего убийство, неизвестны - вот одна из главных задач этого следственного действия.

 

По делам об убийстве самым веским оправдательным доказательством является алиби. Человек, который не был там и тогда, где и когда совершено убийство, не может быть исполнителем убийства. Эта истина хорошо известна всем. Правда, есть и исключения. Имеются ввиду некоторые случаи совершения убийства путем отравления, использования заранее подготовленных средств убийства (при поджоге, взрыве и т. д.) и др. Однако эти случаи достаточно редки. Поэтому пока алиби не проверено, не может идти и речи об окончании расследования по делу. Проверяя алиби, нужно достоверно установить одно из трех:

  1. Алиби правильно. Тогда исключается, что обвиняемый - физический исполнитель убийства, а если нет доказательств, что он соучастник, укрыватель или недоноситель, дело в отношении него должно быть прекращено.

  2. Алиби неправильно. Установление этого будет служить одним из уличающих доказательств.

  3. Алиби безразлично, т.е. человек мог совершить убийство, находясь в момент гибели потерпевшего в другом месте.

 

Наибольшую сложность представляет проверка алиби, когда с момента преступления прошло много времени или когда преступник заранее готовит ссылку на алиби, вступая в сговор с лицами, на которых потом указывает как на свидетелей, будто могущих подтвердить, что в момент убийства он был в другом месте, или даже фабрикует соответствующие документы.

Однако следователя не должна остановить сложность проверки алиби в этих случаях. Опять же на помощь должны прийти приемы, разработанные криминалистикой и юридической психологией. В их числе и приемы допроса, которые “оживляют” память свидетелей, и детализированные допросы обвиняемого и лиц, подтверждающих его алиби по таким вопросам, на которые при сговоре они не обратили внимания, проверка документов, на которые ссылается обвиняемый, и т.д.

При проверке показаний обвиняемого, в которых он признает свою вину, иногда оказывается, что эти показания – самооговор. Столкнувшись с самооговором, следователь не должен остаться безразличным к причинам, которые побудили к нему обвиняемого, и должен четко и ясно ответить: что толкнуло (или кто принудил) человека возвести на себя стольтяжкое обвинение.

 

е) Важную роль в расследовании убийств может сыграть помощь местного населения. Значительную помощь следствию (прежде всего предоставлением непроцессуальной информации), могут оказать внештатные сотрудники милиции, сотрудники частных детективных, охранных предприятий, собственных служб безопасности, действующих при коммерческих фирмах (особенно по делам о “заказных” убийствах). Эта помощь может понадобиться с первых же шагов следствия. Уже при осмотре, когда нужно изучить обширные участки, прилегающие к месту происшествия, следует обратиться за содействием к местным жителям. С помощью общественности можно установить принадлежность тех или иных предметов, судя по всему оставленных или брошенных преступниками на месте происшествия, личность убитого, обнаружить вещественные доказательства, выявить очевидцев и иных свидетелей. Особенно ценной помощь такого рода может оказаться при проведении расследования в сельской местности. Многие лица даже не догадываются, что виденное или услышанное ими имеет какое-либо отношение к убийству, часто не знают и о том, что произошло убийство.

 

В самом деле, разве случайный свидетель ссоры двух человек может предполагать, что через пять минут один из них ударом ножа убьет другого и скроется, или откуда гражданин может знать, что следствие разыскивает по подозрению в убийстве человека, приметы которого совпадают с жителем его дома? Только после соответствующего обращения он, может быть, придаст этим фактам соответствующее значение и возможно, не преминет исполнить свой гражданский долг.

 

Существуют определенные рекомендации, выработанные криминалистикой и относящиеся к содержанию обращений к общественности:

  1. Они должны носить не сенсационный, а деловой характер, и к ним не следует прибегать по пустякам, а только в случае действительной необходимости.

  2. Не следует их строить таким образом, чтобы создавалось впечатление о беспомощности следствия.

  3. В них не нужно включать данные, которые могли бы помочь преступнику скрыть следы преступления или запутать следствие.

  4. В обращениях не должны высказываться предположения о причастности к убийству лиц, виновность которых не доказана.

  5. В обращениях не должно содержаться сообщения, оглашающего интимные стороны жизни какого-либо лица.

 

Объем сведений, оглашаемых в обращениях, зависит от того, кому они адресованы. Внештатным сотрудникам МВД, сотрудникам негосударственных охранных и детективных служб, которые не должны, например, содержаться в обращениях, адресованных ко всему населению района.

Однако во всех случаях нужно иметь ввиду, что никакие обращения к общественности не снимают со следователя ответственности за раскрытие преступления. Поэтому нельзя, обратившись к общественности, пассивно ждать откликов. Задача состоит в другом: опираясь на помощь общественности, всегда использовать для раскрытия убийства все достижения криминалистики и смежных наук.


ГЛАВА 3

 

Криминалистическая характеристика убийств.

 

Убийство является наиболее тяжким преступлением против личности.

Примерно в 30% жертвами умышленных убийств, умышленного причинения тяжкого вреда здоровью становились родственники преступника, его знакомые, соседи, члены его досуговой компании (в 8%-близкие родственники; в 9%-знакомые по досугу; в 5%- деловые партнеры; в 9%- соседи, недавние знакомые).

При совершении такого преступления как убийство, всегда остаются следы взаимодействия составляющих его элементов.

Воздействуют и взаимодействуют друг с другом четыре элемента:

  • преступник (преступники),

  • потерпевший (потерпевшие),

  • орудие (-я) преступления

  • место преступления.

 

В итоге такого взаимодействия образуется так называемый крест следов. То есть на каждом элементе преступления, при определенной тщательности его исследования, можно попытаться отыскать, а иногда и найти следы воздействия остальных трех других.

Отражение элементов преступления в криминалистической характеристике и сами элементы преступления имеют определенные связи между собой. Используя информацию, полученную об одном из элементов, можно попытаться установить данные о признаках другого (других) элементов и соответствующих этим признакам свойствах.

Место убийства и место обнаружения трупа (место происшествия) является важным источником информации о способе совершения преступления, о механизме его совершения, обстановке совершения преступления, о личности преступника и потерпевшего.

Место совершения преступления и место обнаружения трупа нередко является одним и тем же местом и их совпадение увеличивает шансы на быстрое установление обстоятельств дела.

Большое количество убийств совершается в городах. Здесь наиболее частым местом совершения убийств является помещение. Помещения из-за ограниченности своего объема содержат наибольшее количество следов происшедшего события и позволяет в ходе осмотра наиболее полно уяснить обстоятельства происшедшего. Привязка преступного события к конкретному помещению существенно сокращает круг поисков очевидцев, лиц, причастных к расследуемому событию.

Если помещения в силу их предназначения часто посещаются людьми и поэтому обнаружение трупа приближено во времени к моменту убийства, то факты обнаружения трупа на открытой местности чаще всего (не принимая во внимание случаев дорожно-транспортных происшествий) связаны с длительным нахождением трупа на месте обнаружения и связанными с этим существенными изменениями как самого трупа, так и обстановки вокруг него. Естественные процессы и время обычно работают против следствия, однако и в этих неблагоприятных условиях возможно обнаружение важных фактов и объектов.

Для убийств, совершенных тайно в небольших городах, характерно, что убийца проживает недалеко от места совершения преступления. Известно, что расчлененные трупы, обнаруживаемые, как правило, вне жилья, свидетельствуют о совершении убийства в жилом помещении, лицом, знающим потерпевшего, обычно родственником.

 

Таким образом, для места происшествия характерны следующие существенные свойства:

  • местоположение в регионе (в черте - за пределами населенного пункта, вблизи – вдалеке от транспортных магистралей) и посещаемость людьми (людное –безлюдное);

  • замкнутость объема (помещение и его частный случай –транспортное средство или открытая местность);

  • наличие следов действий потерпевшего и убийцы, а также их взаимодействия между собой.

 

Эти свойства определяют совокупность поисковых действий следователя, необходимых для исследования места, и одновременно являются основой для выдвижения первоначальных предположений об обстоятельствах происшедшего события.

Способ убийства – это совокупность методов и приемов, орудий и средств, а также осуществленных с их применением действий по подготовке, совершению и сокрытию убийства.

Действия по подготовке убийства.

Большинство убийств совершается на бытовой почве, и для таких убийств действия по его подготовке сводятся к использованию случайно найденного орудия (кухонный, перочинный, охотничий нож, топор, камень и т.д.). Обнаружение такого орудия или следов его применения позволяет сделать предварительный вывод (выдвинуть предположение) о большой вероятности отсутствия подготовки убийства.

Для подготовленных убийств характерны предварительное изучение преступником жертвы, наблюдение за ней с целью определения наиболее удобных для выполнения преступного замысла места и времени, возможные предварительные попытки совершения убийства, не увенчавшиеся успехом. Нередко убийца вступает в контакт с будущей жертвой и об этом становится известно другим лицам. Вообще, подготовительные действия, как бы аккуратно и тайно они ни осуществлялись, всегда оставляют следы – их надо только искать, и они будут найдены.

 

Способ совершения преступления.

 

Для убийств характерно, прежде всего, нанесение телесных повреждений механического происхождения (острыми колюще-режущими предметами, твердыми тупыми предметами, огнестрельными и метательными орудиями, транспортными средствами), значительно реже встречаются удушение (в том числе повешение) и утопление, отравление, еще реже – сожжение, переохлаждение, лишение воды и пищи, сбрасывание с высоты.

Действия по сокрытию убийства.

Действия по сокрытию убийства подразделяются на действия по сокрытию трупа, орудий преступления и иных следов преступления, а также создание алиби убийцы. Сокрытие убийства может иметь различные мотивы, а в случаях совершения убийства душевнобольными лицами мотив может вообще ясно не просматриваться. В большинстве случаев обнаружение признаков сокрытия убийства свидетельствует о понимании убийцей значения совершенных действий и является важным элементом доказывания субъективной стороны преступления.

Действия по сокрытию не характерны для бытовых убийств, когда преступник нередко продолжительное время находится невдалеке от жертвы, часто под воздействием опьянения не осознавая значения совершенных действий. Известны случаи, когда убийца продолжает пьянствовать в помещении, где произошло убийство, лишь слегка переместив жертву (на балкон квартиры, в шкаф, под кровать).

Признаком сокрытия убийства может быть установленный факт несовпадения места убийства и места обнаружения трупа.

Действия по сокрытию иногда включают в себя расчленение и сожжение трупа. Известно, что расчленение трупа часто осуществляют убийцы из числа близких потерпевшего, лица, прожвающие совместно с ним, и лица, совершившие преступления а своем жилище или в укромном месте возле него. Вывоз (переноска) частей расчлененного трупа более характерен для убийц – мужчин. Сожжение трупа более характерно для убийц – женщин.

Важным элементом действий по сокрытию убийства является инсценировка. Следы инсценировки с целью сокрытия убийства следует отличать от следов действий лиц, обнаруживших труп первыми и по различным мотивам видоизменивших обстановку события (например, при попытке оказания помощи, при желании не придавать огласке факт самоубийства и т.п.) Инсценировки могут быть заранее подготовленными, т.е. преступник до убийства планирует определенную последовательность своих действий, а также неподготовленными, мысль о которых возникла у убийцы после совершения убийства.

Инсценируют самоубийство, несчастный случай, естественную смерть чаще всего лица, проживающие совместно с потерпевшим, а также лица, общавшиеся с потерпевшим незадолго до убийства, если по мнению убийцы, об этом кому-либо хорошо известно.

 

Потерпевший.

 

Наиболее часто потерпевшим и по делам об убийстве являются мужчины. В тех случаях, когда жертвой является женщина, наиболее частыми мотивами являются сексуальные или корыстные побуждения, а также ревность.

Между поведением преступника и жертвы всегда есть определенная взаимосвязь. Исследование личности потерпевшего и его действий непосредственно перед убийством – необходимая часть расследования, поскольку поведение жертвы нередко бывает провокационным, вызывающим или легкомысленно-неосторожным. Оно может выражаться в активном сопротивлении убийце, а значит, влиять на поведение преступника и отразиться в механизме преступления. Установив личность жертвы, поведение потерпевшего перед убийством и во время убийства, следователь получает возможность точнее определить мотив и цель, а с учетом данных о механизме убийства - выдвинуть версию о причастных лицах.

Существуют категории людей которые чаще других оказываются в опасной ситуации и становятся жертвами.

Прежде всего, это лица, в обязанности которых входит охрана общественного порядка, материальных ценностей. Это работники органов внутренних дел и органов безопасности, служб охраны, сторожа, инкассаторы и т.п. Для этой категории наиболее частой ситуацией является убийство при завладении имуществом или при предотвращении нарушений общественного порядка.

К другой категории относятся люди с грубым, вызывающим поведением, легко вступающие в ссоры, склонные к легкомысленным знакомствам и шумным развлечениям, хулиганским выходкам, употребляющие алкоголь, наркотики. Для этой категории характерны так называемые безмотивные убийства, убийства в драке, в результате случайного конфликта.

Третьей категорией можно считать людей, конфликтующих в супружеских или любовных отношениях. Здесь частыми мотивами являются месть, ревность, желание избавиться от надоевшего человека и т.п.

Особой категорией жертв являются наименее физически и морально защищенные лица - подростки, часто молодые девушки и девочки, а также дети, а том числе новорожденные, и лица пожилого возраста. Причиной убийства могут являться сексуальные домогательства, корыстные побуждения, хулиганские действия, а в отношении пожилых людей чаще всего побудительной причиной убийства является завладение их имуществом или месть.

Развитие рыночных отношений позволяет включить в отдельную “группу риска” лиц, занимающихся предпринимательством либо политикой. Первые становятся жертвами в силу борьбы группировок, членами которых они являются, за разделы рынков и сфер влияния, в связи с неисполнением финансовых и иных обязательств, а также из-за корыстных посягательств на их имущество. Вторые погибают в результате активности их политической деятельности, когда иным противоборствующим им политическим силам выгодно исчезновение данного политического деятеля, а также в результате действий психически неполноценных лиц.

 

Убийца (ы).

 

Наиболее типичный портрет убийцы – мужчина в возрасте от 18 до 50 лет, злоупотребляет алкогольными напитками или наркотиками, отличается антиобщественным поведением, грубостью, жестокостью, нередко повышенной половой возбудимостью и неуважительным отношением к женщинам, ранее, как правило, привлекался к уголовной ответственности. Среди убийц нередки случаи психических заболеваний, часто в ходе следствия выясняется, что они нуждаются в лечении от алкоголизма или полинаркомании. Эта характеристика справедлива для большинства случаев бытовых очевидных убийств, а также некоторых случаев уличных корыстных убийств.

 

Анализ уголовных дел показывает, что

  • 75% убийств лиц мужского пола в возрасте до 23 лет в местах массового отдыха совершены мужчинами в возрасте от 17 до 22 лет (чаще всего знакомыми потерпевших), проживающими до 1,5 км от места происшествия;

  • более 50% убийств женщин в возрасте от 28 до 57 лет вне жилищ совершено пьяными мужьями или любовниками по мотивам, связанным с интимной жизнью;

 

Весьма часто:

  • умышленные убийства мужчин в возрасте до 21 года вне жилья совершены их нетрезвыми знакомыми во время сведения личных счетов, ссор или драк;

  • умышленные убийства мальчиков в возрасте от 5 до 16 лет в жилых помещениях и возле них совершены их отцами, отчимами либо сожителями их матерей;

  • большинство убийств совершается людьми, хорошо знакомыми с потерпевшим;

  • убийства лиц, ведущих антиобщественный образ жизни, совершаются людьми такого же образа жизни;

  • убийства лиц, отличающихся конфликтным характером, совершаются людьми мстительными, обидчивыми, агрессивными;

  • маскируют или перемещают труп убийцы из числа лиц, близко знакомых с потерпевшим, либо лица, на виновность которых указывает место преступления;

  • использование разных орудий преступления указывает на наличие нескольких виновных, однако, несколько орудий может использовать и один преступник;

  • женщины редко наносят удары в область лица;

  • подростки часто причиняют множественные телесные повреждения палками, камнями, бытовыми предметами, самодельным холодным оружием;

 

Данные, полученные при осмотре места происшествия или места обнаружения трупа в совокупности с информацией о способе совершения преступления, дают возможность выдвинуть версии о личности убийцы и характере его взаимоотношений с потерпевшим.

Так, перемещение трупа в укромное место, маскировка его (землей, листьями, травой, ветками и т.д.), утопление, закапывание трупа или его частей, обезображивание лица часто свидетельствуют о совершении преступления лицом из числа его ближайшего окружения (жена, родственник, приятель и т.п.).

Убийства детей и подростков в возрасте 5-17 лет мужского пола в большинстве случаев совершают подростки в возрасте 10-16 лет, являющиеся приятелями потерпевших.

Признаки необычных манипуляций с трупом (снятие и сокрытие одежды, попытка поджога трупа с помощью негодных средств, расчленение трупа на очень мелкие части и др.) или причинение множественных повреждений разным частям тела характерны для душевнобольных.

Гораздо сложнее обстоит дело с нетипичными убийцами. Особенно трудны могут быть для расследования случаи действий профессиональных убийц, прошедших специальную подготовку в ходе воинской или иной специальной службы, в том числе в органах внутренних дел, и обладающих высокоразвитыми интеллектуальными способностями, знаниями в области криминалистики, тактики ОРД. Зачастую именно из таких лиц осуществляется преступным миром подбор исполнителей в случаях необходимости убийств по найму, т.е. убийств, совершенных по заказу конкретного лица или преступной организации. Такие же лица совершают политические убийства (террористические акты). Естественно, что для таких лиц характерно оставление минимума следов их преступной деятельности. Однако, как известно, не бывает преступлений, не оставляющих следов.


ГЛАВА 4

 

Осмотр места происшествия и осмотр трупа на месте происшествия.

 

Из всех следственных действий, производимых на начальном этапе расследования, по делам об убийствах, наиболее важным является осмотр (ст.178 УПК), причем осмотр места происшествия, являющийся частным случаем осмотра, может быть произведен и до возбуждения уголовного дела (ч.2 ст.178 УПК). По делам рассматриваемой категории осмотр места происшествия часто производится в связи с обнаружением трупа или его частей. В этом случае осмотр трупа (ст.180 УПК) является органической частью осмотра места происшествия.

Перед выездом на место происшествия следователь должен выяснить, каким образом была установлена смерть потерпевшего и не нуждается ли он или другие лица в оказании медицинской помощи. Следует выяснить как организована охрана места происшествия, а также попытаться получить максимум информации о помещении или участке местности, подлежащего осмотру.

Прибыв на место, следователь должен удостовериться в том, что потерпевшему не нужна медицинская помощь. Вывод об этом можно сделать исходя из первичной информации (как и когда обнаружено, в каком состоянии находится тело). При необходимости и при отсутствии на месте происшествия врача, приняв меры предосторожности, например, обмотав подошву обуви веревкой, чтобы можно было впоследствии отличить свои следы, нужно подойти к телу и удостовериться в наличии признаков наступления биологической смерти (феномен “кошачьего зрачка”, помутнение и высыхание роговицы, трупное окоченение).

Нужно также проверить как организована охрана места происшествия и решить вопрос о необходимости дополнительных мер по охране места происшествия, установить лиц, обнаруживших следы происшествия, получить информацию о возможных свидетелях-очевидцах. Следователь обязан организоватьведение списка лиц, находящихся на месте происшествия к моменту начала осмотра или прибывших позднее.

В случае необходимости следователь обязан организовать преследование виновного по “горячим следам”, задержание, освидетельствование и допрос подозреваемого.

 

Необходимо поручить сотрудникам органа дознания сбор дополнительной информации о происшествии:

  • обследование территории, прилегающей к месту происшествия;

  • выявление лиц, которые находились или могли находиться в районе места происшествия, прежде всего возможных свидетелей-очевидцев, а также граждан, представляющих оперативный интерес;

  • выявление средств автотранспорта, находившихся в районе места происшествия, водителей этих средств;

  • установление наружного наблюдения за жилищем погибшего и контроля телефонных переговоров в квартире.

 

Перед началом осмотра необходимо подобрать понятых, разъяснить приглашенным понятым и специалистам их права и обязанности согласно ст.135 УПК и определить местонахождение понятых во время осмотра.

 

Обзорный осмотр.

 

Во время проведения обзорного осмотра места происшествия необходимо зафиксировать обнаруженные во время обзора следы, которые могут быстро исчезнуть: запахи, состояние неэлектрических осветительных приборов и т.д., а также отсутствие видимых следов взлома, ног, рук на пути передвижения во время обзорного осмотра.

В ходе обзора желательно использование обзорной и ориентирующей видеосъемки, фотосъемки. Для более полного восприятия обстановки обследуемого участка или помещения целесообразно обойти его вдоль воображаемой границы, при этом нужно попытаться установить следы подхода, отхода участников происшествия.

После завершения обзорной стадии осмотра следователь должен определить границы осмотра, решить вопрос о необходимости привлечения дополнительных участков осмотра, использования специальных технических средств (а при необходимости отдать поручения сотрудникам милиции), применения служебной собаки и т.д.

Перед началом детального осмотра следователь должен определить подлежащие осмотру объекты, методы осмотра, последовательность работы специалистов, способы фиксации результатов осмотра, обеспечить освещение, приготовить технические средства и упаковочный материал, выделить место для отдыха, курения и т.д.

Если в осмотре принимают участие несколько следователей или (и) прокурор-криминалист, необходимо обеспечить распределение обязанностей между ними и порядок обмена информацией.

 

Осмотр трупа на месте происшествия.

 

Детальный осмотр места происшествия по делу об убийстве начинается, как правило, с осмотра трупа.

При движении участников осмотра к трупу необходимо соблюдать повышенную осторожность, чтобы не уничтожить или повредить следы преступления.

Перед началом осмотра трупа необходимо осмотреть место возле трупа, зафиксировать видимые следы вокруг трупа или их отсутствие, обеспечить возможность свободного перемещения вокруг трупа.

По общему правилу в осмотре трупа должен участвовать судебный врач, а при его отсутствии – врач другой специальности (ст.180 УПК).

Как правило (если нет явных признаков разложения), при осмотре трупа в первую очередь необходимо выполнить действия по установлению времени наступления смерти. Следует учесть, что помутнение роговиц и подсыхание белочных оболочек глаз может наступить через 10-15 минут после смерти, хотя обычно эти явления наступают через 2-3 часа после смерти.

 

Как правило, при температуре 15+18 °С:

а) Лицо и кисти рук становятся холодными на ощупь через 2 часа.

б) Температура тела после наступления смерти остается постоянной в течение 1+1,5 часов и далее снижается приблизительно на 1°С в час (если труп находится в одежде).

в) Температура тела становится равной температуре окружающей среды по истечение 20-24 часов с момента наступления смерти.

г) Трупное окоченение начинается через 6 часов с окоченения мышц нижней челюсти, полное окоченение наступает через 15-18 часов и проходит через трое суток с момента наступления смерти. При наличии некоторых заболеваний или смерти от отравления определенными ядами, окоченение наступает гораздо быстрее.

д) Трупные пятна возникают через 1,5-2 часа после смерти, могут перемещаться в период между 6 и 10 часами после смерти и остаются неизменными по истечении 10-12 часов после наступления смерти.

 

Следует зафиксировать позу трупа: общее положение тела, положение головы (на чем лежит затылок, куда обращено лицо), положение подбородка (поднят, прижат к груди, плечу), положение рук и ног (кисти, локтевые суставы, пальцы рук, положение тазобедренных суставов, пяток, носков).

Необходимо зафиксировать положение и состояние одежды на трупе, определив при этом:

  • правильно ли надета одежда;

  • смещены ли части туалета;

  • не вывернуты ли карманы;

  • застегнута ли одежда;

  • имеются ли на видимых частях одежды повреждения, какие-либо иные следы.

Затем нужно зафиксировать следы, которые могут быть изменены или вовсе уничтожены в процессе дальнейшего осмотра: запахи изо рта, от одежды, потеки крови, наличие каких-либо предметов на трупе, между пальцами, в ладонях.

После этого нужно произвести точную “привязку” трупа на плане места происшествия (по частям света и азимуту, –если труп находится на открытом участке местности и относительно стен помещения, если труп находится внутри здания или рядом со стеной здания, сооружения).

По окончании статического осмотра можно сделать предположения о характере произошедшего события (убийство, самоубийство, несчастный случай и т.д.), причине смерти, личности погибшего, орудии преступления, причине появления тела на месте происшествия, а также определить объекты, связанные с трупом, составить представление о следах, которые должны быть на теле и одежде погибшего.

В начале динамического осмотра труп переворачивается либо укладывается на бок. После этого нужно внимательно осмотреть ложе трупа и скрытые ранее части тела.

Необходимо осторожно извлечь содержимое карманов одежды, учитывая при этом возможность хранения предметов (как правило, ценностей и предметов, изъятых из гражданского оборота) под подкладкой одежды, в потайных карманах, а также хранение предметов в специальных поясах и нижнем белье. Если имеется необходимость в исследовании микроналожений, нужно снять и соответствующим образом упаковать верхнюю одежду.

 

Необходимо последовательно осмотреть все части тела:

  • волосистую часть головы, лицо, глаза;

  • полости рта и носа, ушей;

  • шею, руки, кисти, пальцы;

  • грудную клетку, молочные железы, живот;

  • спину, ягодицы, крестец, ноги;

  • половые органы, задний проход и кожу вокруг него.

 

Для удобства осмотра части одежды снимают или приподнимают, спускают. Во время осмотра нужно зафиксировать особенности, локализацию и расположение всех видимых повреждений, имеющихся на трупе. Описываются вид, форма, размер; зияет или нет рана; возвышается ли повреждение над уровнем кожи, покрыто или нет корочкой, ее цвет, имеется ли отечность и покраснение вокруг повреждения, характер краев и концов раневого канала (видимая глубина; цвет видимых внутренних органов; дно раны; продолжается ли кровотечение). Описываются также вид и цвет кровоподтеков (багрово-синий, зеленоватый, желтоватый).

 

Особое внимание нужно обращать на наличие атипичных для данной ситуации повреждений (огнестрельная рана у погибшего в ДТП, ссадины на шее или стангуляционная борозда у застрелившегося и т.д.).

 

С помощью специалиста, нужно попытаться определить причину смерти, прижизненность повреждений, характер орудия (оружия), которым были причинены повреждения. Необходимо ориентировочно установить, соответствуют ли следы крови (лужи, потеки и т.д.), имеющиеся на месте происшествия, характеру повреждений, указывают ли обнаруженные повреждения на борьбу потерпевшего с преступником, могли ли образоваться повреждения от удара тела о предметы, находящиеся на месте происшествия, при падении тела.

Следует зафиксировать в протоколе особые приметы погибшего, описать татуировки, имеющиеся на теле, а также цвет кожи, наличие и выраженность загара, его локализацию.

 

В протоколе должны быть зафиксированы данные, характеризующие одежду погибшего:

  • что надето на трупе;

  • состояние одежды (сырая, сухая, грязная, чистая);

  • правильно ли надеты вещи;

  • ярлыки и иные индивидуальные приметы одежды;

  • соответствие качества, степени износа и санитарного состояния облику пострадавшего;

  • наличие на обуви и одежде следов передвижения погибшего по месту происшествия, а также следов волочения;

  • повреждения, имеющиеся на предметах одежды;

  • следы ношения оружия (наличие следов ружейного масла, характерная деформация кармана, следы металлизации);

  • соответствие следов крови на внутренней поверхности одежды характеру повреждений.

По окончании осмотра, труп надлежит аккуратно упаковать в специальные мешок из полиэтиленовой пленки (при их отсутствии – завернуть в плотную полиэтиленовую пленку) и направить в морг.

Особенности осмотра трупа по делам об убийствах, сопряженных с сексуальными посягательствами или с расчленением трупа.

К признакам, указывающим на совершение “сексуального” убийства, относят следы совершения полового акта, определенную позу трупа, отсутствие одежды на трупе, обнаженные половые органы и т.д.

В специальной литературе имеются подробные описания действий нападавшего и характер телесных повреждений на трупе жертвы при убийствах, сопряженных с изнасилованием.

Наиболее частыми способами лишения жизни при таких преступлениях являются механическая асфиксия (сдавление шеи руками, петлей, закрытие рта и носа) и нанесение тупой травмы головы. В случаях механической асфиксии на шее трупа находят странгуляционную борозду, ссадины, кровоподтеки, аналогичные повреждения в области рта и носа, на слизистой оболочке губ. Повреждения головы чаще бывает множественными. Реже наблюдаются резаные, колото-резаные, колотые раны различной локализации. О насильственном половом акте могут говорить ссадины и кровоподтеки на внутренней поверхности бедер, в области наружных половых органов, на ягодицах, молочных железах. Могут быть разрывы стенок влагалища и промежности. Состояние одежды может также указывать на насильственное половое сношение или попытку его совершить: разрывы или разрезы одежды, отрывы пуговиц и разрывы петель, сломанные молнии, крючки, пряжки и т.п. Однако в случаях изнасилования с применением угроз или при использовании беспомощного состояния жертвы повреждений, характерных для сопротивления насильнику, может не быть.

Обнаруженные изменения в области наружных половых органов могут носить различный характер. Так, при попытке насильственного полового сношения с девочками возникают обширные повреждения в области половых органов: разрывы не только наружных половых органов и промежности, но и влагалища, его сводов, прямой кишки.

У подростков повреждения в области половых органов зависят от степени развития половых органов. У таких потерпевших возможны повреждения различного характера или их отсутствие, если наружные половые органы достаточно развиты и половое сношение может совершаться. Если половой акт совершается впервые, то обнаруживаются разрывы и надрывы девственной плевы. У женщин, живших половой жизнью, после насильственного полового акта обычно не остается никаких изменений в области наружных и внутренних половых органов. В отдельных случаях могут возникать повреждения, если половой акт совершился грубо или был бурным. Возможно повреждение слизистой входа во влагалище, где могут быть обнаружены кровоподтеки и осаднения. Иногда наблюдаются разрывы сводов влагалища. В большинстве же случаев факт полового сношения по анатомическим последствиям установлен быть не может. У пожилых, старых женщин при насильственном половом сношении могут возникнуть поврежденияв области наружных половых органов в виде кровоподтеков, осаднений, надрывов и разрывов, располагающихся иногда во влагалище.

На теле потерпевшей при насильственном половом сношении могут быть обнаружены поверхностные повреждения в виде кровоподтеков различного характера, ссадин, царапин, следов от укусов зубами и иногда раны от колющих, режущих и тупых предметов.

Повреждения могут располагаться на различных частях тела: на лице в области губ, носа, щек, в виде кровоподтеков от давления пальцами, ударов кулаком, сдирания кожи ногтями, укусов зубами, имеющих характерную форму. Повреждения на шее могут быть в виде кровоподтеков от сдавления пальцами, ссадин полулунной формы от давления ногтями, что указывает на имевшее место сдавление шеи руками.

Повреждения могут располагаться на плечах – от захватывания и сдавления руками в виде кровоподтеков; на предплечьях, особенно в области лучезапястных суставов, -от захватывания и удержания рук; на груди, особенно а области молочных желез, иногда обнаруживаются следы от укусов зубами; кровоподтеки от насасывания; в области половых органов: больших половых губ – от ударов и грубого воздействия пальцами; на внутренней поверхности бедер – при насильственном разведении ног. На спине и ягодицах, в поясничной области могут быть следы от ударов о твердые предметы при падении, ссадины и царапины на коже, возникшие при движении, протаскивании, если жертва лежала на неровной поверхности (земле), в лесу – на сучках. Такие повреждения могут подтвердить позу, в которой находилась жертва, оказывая сопротивление. Следы от укусов зубами обнаруживаются иногда в области лобка, наружных половых органов, на бедрах и ягодицах. В одних случаях обнаруживаемые повреждения бывают незначительными, ограниченными, в других – весьма распространенными, множественными и тяжелыми, в виде переломов костей (особенно костей носа, челюстей).

Если половой член вводился в задний проход жертве, могут быть обнаружены изменения в области анального отверстия в виде осаднений, надрывов кожи и слизистой и более глубоких повреждений, ран, продолжающихся на слизистой прямой кишки. На слизистой оболочке прямой кишки могут быть отдельные кровоизлияния и осаднения, а иногда и глубокие надрывы, проникающие в параректальную клетчатку. В некоторых случаях могут быть обнаружены повреждения и в области рта у потерпевшей в виде осаднения слизистой губ, надрыв уздечки языка, кровоизлияний в области твердого и мягкого неба, слизистой щек.

Признаки, указывающие на совершение сексуально – садистского убийства, проявляются в характере телесных повреждений, в виде насильственной смерти: к ним можно отнести множественные удары и множественные повреждения на теле, расчленение трупа и отчленение его частей, вскрытие полости тела, извлечение внутренностей и т.п.

Необходимо иметь ввиду, что расчленения могут быть случайными и преступными. Случайные возникают от транспортной травмы, при взрывах, обвалах, падении с высоты; в воде расчленение может быть причинено крыльями, винтами, другими частями судна и пр.

 

Преступные расчленения.

 

Преступные расчленения разделяют на дефензивные и оффензивные.

К первым относятся случаи отделения частей трупа с целью затруднения идентификации, облегчения транспортировки и сокрытия трупа.

Вторую группу составляют расчленения при совершении сексуально-садистских убийств (с отделением наружных и внутренних половых органов, молочных желез и др.), а также убийств, совершенных психически больными (при этом наблюдается явная бессмысленность, хаотичность расчленения, отсутствие признаков сокрытия).

Расчленения с целью затруднения опознания выполняются в различном объеме: от декапитации (отделение головы) и удаления частей (областей) тела с особыми приметами (в т.ч. кистей рук) до измельчения тела на множество бесструктурных фрагментов.

Для расчленения используют различные острые орудия – ножи, топоры, пилы (в том числе электрические), а также колеса рельсового транспорта, для детских трупов –ножницы. Иногда расчленение сочетается с сожжением частей трупа, вывариванием, растворением в концентрированных кислотах, скармливанием скоту и др.

 

Осмотр огнестрельных повреждений.

 

В ходе осмотра поврежденной преграды исследуются поверхность, на которой имеется огнестрельное повреждение, входное и выходное отверстия, раневой канал, следы действия пороховых газов: надрывы, опаления, обугливания, отложения пороховой копоти и порошинок, осыпь дроби и другие следы выстрела. Путем их изучения можно получить много ценных данных для определения расстояния и направления выстрела, относительного положения оружия и поврежденной преграды, места выстрела, а в ряде случаев – систему использованного оружия. Поэтому все поврежденные преграды должны быть подвергнуты тщательному осмотру на месте их обнаружения, желательно с участием криминалиста - баллиста, полученные данные зафиксированы, а сами вещественные доказательства надлежащим образом изъяты и в необходимых случаях направлены на экспертизу.

При обнаружении пробоины тщательно определяется ее местонахождение на предмете (стене, потолке, предмете обстановки и т.д.), для чего производятся возможно более точные замеры высоты расположения пробоины над уровнем пола или грунта, ее расположения относительно двух неподвижных ориентиров, например, стен комнаты, а также относительно других поврежденных данным выстрелом предметов. Осмотром поверхности, на которой имеется повреждение, стремятся выявить все имеющиеся следы выстрела: поясок обтирания, опаления или обугливания, надрывы, трещины, зоны пороховой копоти, следы смазки, внедрившиеся порошинки. При этом отмечаются размеры повреждений и зон, их форма, расположение на предмете и относительно основного повреждения. Осмотр производится с применением лупы и источника ультрафиолетовых лучей. Внимательно осматривается строение пулевого канала и следы, имеющиеся в глубине этого канала. Выбитые снарядом частички преграды следует изъять и описать их характер и местонахождение. Исследование, измерение, описание и фотографирование пробоин и дополнительных следов выстрела должны быть произведены до изъятия преграды, например, в связи с выпиливанием части преграды.

При наличии на месте происшествия как минимум двух повреждений, произведённых одной пулей, можно попытаться произвести визирование. При небольшом расстоянии между преградами со сквозными пробоинами визирование можно осуществлять на глаз, т.е. путем наблюдения через сквозные пробоины при строгом соблюдении условия- линия зрения проходит через центры пробоин. Для лучшего наблюдения через пробоины можно пропустить бумажную трубку и вести наблюдение вдоль ее воображаемой оси. В результате можно установить, в какой пункт местности, строения и др. выходит линия визирования и, следовательно, где мог находиться стрелявший.

При значительном расстоянии между пробоинами или, если одно повреждение сквозное, а второе - слепое, необходимо протянуть нить от слепой пробоины через сквозную. При этом один конец нити закрепляют за пределами сквозной пробоины, а другой – протягивают к центру слепой и закрепляют протянутую таким образом нить с помощью фотоштативов, сохраняя ее первоначальное направление. После этого производят визирование со стороны опоры вдоль нити и ее воображаемого продолжения. И в этом случае наблюдение можно вести через трубку, для чего на нить надевается тонкая трубка, ее воображаемая ось совмещается с натянутой нитью. В зафиксированном положении трубка закрепляется с помощью фотоштатива и убирается нить.

Результаты визирования следует закрепить с помощью фото - или видеосъемки. Для этого фотоаппарат или видеокамера располагаются так, чтобы оптическая ось их объективов проходила по центру трубки и центрам сквозных пробоин.

Если преграда не может быть направлена на экспертизу целиком, производится выпиливание части, содержащей следы выстрела (не менее 20х20 см), и фотографирование, ориентирующее расположение пробоины относительно сторон и частей предмета.

Зерна пороха, особенно в случаях, когда они непрочно держатся на поврежденной преграде, следует изъять в чистую пробирку. Если пробоина имеется в стекле, его необходимо подклеить с одной стороны на лист чистой бумаги, что предохранит стекло от распадения при извлечении. Если преграда разрушена, нужно собрать ее части, восстановив их положение, и произвести их изъятие тем же способом.

При осмотре поврежденной одежды или обуви описывается их наименование, материал, цвет. Огнестрельные повреждения с дополнительными следами снаружи и изнутри обшиваются кусками чистой белой материи и направляются на экспертизу целиком. Вырезание частей одежды в этих случаях может существенно затруднить исследование. Нельзя имеющуюся одежду складывать по линии имеющихся повреждений, а также направлять ее на исследование во влажном виде.

В случаях дробовых повреждений необходимо исследовать и зафиксировать топографию осыпи дроби. С этой целью производится масштабная фотосъемка и составляется схема расположения повреждений от дробинок на предмете. Каждая дробинка должна быть изъята и приобщена к делу.

 

Осмотр огнестрельного оружия на месте происшествия.

 

По делам об убийствах осмотр места происшествия весьма часто включает в себя и осмотр огнестрельного оружия, боеприпасов.

Если во время осмотра места происшествия обнаружено оружие, то в первую очередь нужно привлечь к этому факту внимание понятых.

Обнаруженное оружие надлежит сфотографировать по правилам узловой масштабной фотосъемки. Не изменяя положения оружия, следует зафиксировать в протоколе положение оружия на месте происшествия, положение деталей и механизмов оружия, доступных осмотру:

  • положение курка (взведен, спущен, на предохранительном взводе);

  • положение затвора и затворной задержки;

  • положение предохранителя;

  • вставлен ли в магазинную шахту (примкнут ли магазин).

 

Следует также описать в протоколе следы, имеющиеся на оружии (грязь, кровь, слой пыли и т.д.), которые могут быть повреждены или уничтожены при последующих стадиях осмотра. В протоколе нужно зафиксировать признаки, указывающие на возможную неисправность оружия (наличие стреляной гильзы в окне выбрасывателя, затвор, находящийся в “среднем” положении и т.д.).

Необходимо указать в протоколе видимые маркировочные обозначения (номер, клейма и т.д.), а для распространенного оружия – марку (систему), калибр.

При осмотре желательно использовать лупу и источник направленного света. Перед перемещением оружия необходимо положить рядом с ним лист белой бумаги, с тем, чтобы не утратить микрочастицы, имеющиеся на оружии. Все манипуляции с оружием должны проводиться в резиновых перчатках. Оружие желательно брать за те места, где маловероятно обнаружение отпечатков пальцев. Недопустимо прикасаться к спусковому крючку, курку, затвору (в целях обеспечения безопасности участников осмотра). Нельзя вводить в канал ствола оружия какие-либо предметы. При осмотре револьвера необходимо указать ту камору барабана, которая находится напротив ствола (промаркировав ее). Оружие необходимо разрядить. При этом каждому патрону присваивается порядковый номер. Если патрон или гильза не извлекаются изпатронника, недопустимо многократно передергивать затвор. В таком случае, лучше отвести затвор назад и через окно выбрасывателя ввести деревянную прокладку, которую необходимо зафиксировать шпагатом.

Следует предложить всем участникам осмотра произвести органолептическую пробу на наличие запаха пороховой гари у дульного среза и казенника ствола, естественно, после того как оружие разряжено.

При упаковке оружия следует обернуть дульный срез чистой бумагой. Категорически недопустимо оставлять дуло открытым или затыкать чем-либо.

При осмотре места происшествия все действия следователя и других участников осмотра должны быть занесены в протокол (обнаружение, фиксация, изъятие следов, вещественных доказательств, их описание, фото - видеосъемка и т.д.).

По окончании осмотра составляются планы, схемы места происшествия, которые являются приложениями к протоколу (Приложение 3).


ГЛАВА 5.

 

Особенности производства некоторых следственных действий по делам об убийствах.

 

Допрос свидетеля.

 

Свидетели-очевидцы допрашиваются о причинах, по которым они оказались на месте происшествия, кого они встречали по пути к нему или от него, при каких обстоятельствах наступила смерть потерпевшего, кто еще присутствовал при этом. Выясняется, в связи с чем возникла ссора между потерпевшим и преступником, как и чем наносились телесные повреждения. В ситуациях, когда личность убийцы не установлена, свидетели-очевидцы подробно допрашиваются о приметах внешностипреступника, его одежде и т.д.

Нередко, в особенности по делам о бытовых убийствах, свидетели знакомы с потерпевшим и преступником. Довольно часто они участвуют в распитии спиртного перед убийством или даже в ссоре. В таких случаях очевидцы нередко дают необъективные, а часто - заведомо ложные показания, пытаясь скрыть свое неблаговидное поведение, опасаясь мести преступника, или по иным причинам.

В качестве свидетелей по делам об убийствах нередко допрашивают лиц, которые видели, должны были или могли видеть потерпевшего перед наступлением смерти. Если потерпевший шел с работы, допрашиваются его сослуживцы. Желательно допрашивать не только лиц, рабочие места которых находятся по соседству с потерпевшим, но и руководителей, вахтеров, работников, которые уходили с работы в это же время.

Если потерпевший уходил из дому, допрашиваются лица, с которыми он проживает: родные, близкие, соседи. Иногда допрашиваются работники жилищно-коммунальных служб, отделений связи, учреждений здравоохранения. У них выясняется, куда направлялся потерпевший, с кем уходил, не проявлял ли он беспокойства, не торопился ли. В необходимых случаях задаются вопросы о том, каким – маршрутом обычно ходил потерпевший, по какому пути намеревался идти в интересующее следствие время, бывал ли он ранее на месте происшествия, если нет, то как он мог оказаться в этом месте, не проживает ли у него поблизости кто-нибудь из знакомых и т.д.

В ходе допроса устанавливается, какие ценности находились у потерпевшего. При обнаружении на месте происшествия каких-либо вещей они могут быть предъявлены для опознания. Свидетели этой группы могут допрашиваться и о свойствах личности потерпевшего, а также о его связях, знакомствах и т.д.

После выяснения пути, по которому потерпевший двигался или мог двигаться к месту происшествия, должны устанавливаться и допрашиваться в качестве свидетелей лица, следовавшие одновременно с потерпевшим аналогичным маршрутом. При допросе этих свидетелей выясняется, кого они видели на своем пути, не было ли там лиц, которые вели себя подозрительно или вызывающе, не встречали свидетели потерпевшего.

В случаях, когда свидетель не знаком с потерпевшим, ему должны быть названы некоторые приметы внешности, одежды потерпевшего.

В качестве свидетелей могут допрашиваться лица, видевшие до убийства или после него подозреваемого. Поэтому должны устанавливаться свидетели, двигавшиеся той же дорогой, что и подозреваемый. У этих свидетелей выясняется, как выглядел подозреваемый до убийства, в каком состоянии он находился, куда намеревался пойти, знает ли потерпевшего. Свидетели, встречавшие подозреваемого после убийства, допрашиваются о том, при каких обстоятельствах они его наблюдали, какие повреждения заметили на одежде и теле подозреваемого, не проявлял ли он беспокойства, как объяснял свое появление на месте встречи, не обращался ли с просьбой подтвердить его пребывание в определенном месте и т.д.

У сослуживцев, соседей и близких подозреваемого выясняется, не исчезали ли и не появлялись ли у него какие-либо вещи, занимался ли он а эти дни стиркой, чисткой или починкой одежды и обуви. Таким свидетелям могут быть предъявлены для опознания части или предметы одежды, обуви, личного обихода, орудия преступления, обнаруженные на месте происшествия.

Полезным может оказаться и допрос граждан, которые знают об обстоятельствах убийства и его участниках со слов других лиц. Им задаются вопросы о том, при каких обстоятельствах и от кого стало известно свидетелям об обстоятельствах убийства, его участниках.

 

Задержание, освидетельствование и допрос подозреваемого.

 

Задержание подозреваемого.

Важным следственным действием является задержание подозреваемого и его допрос.

Основаниями для задержания в порядке ст.122 УПК РФ могут быть:

а) захват с поличным во время совершения убийства или вскоре после него;

б) показания очевидцев о совершении убийства конкретным человеком;

в) наличие следов крови на одежде и обуви потерпевшего;

г) наличие телесных повреждений, которые образовались в результате сопротивления потерпевшего;

д) нахождение конкретного лица наедине с потерпевшим в момент совершения убийства;

е) следы пребывания гражданина на месте происшествия;

ж) обнаружение у подозреваемого орудия преступления или вещей, принадлежащих потерпевшему.

В законе также говорится, что основаниями могут быть и другие данные, когда подозреваемый пытается скрыться.

 

Освидетельствование подозреваемого.

 

Если обстоятельства расследуемого убийства позволяют выдвинуть предположение об обороне потерпевшего, применении при совершении убийства самозарядного оружия, взрывного устройства, подозреваемый должен быть освидетельствован.

При обнаружении повреждений на теле подозреваемого назначается судебно-медицинская экспертиза, на разрешение экспертов ставятся вопросы о характере, механизме и времени образования телесных повреждений.

В процессе освидетельствовании у подозреваемого должно быть изъято подногтевое содержимое, получены образцы волос. Подногтевое содержимое, когда есть возможность, изымается путем срезания ногтей с каждого пальца над отдельным листом белой бумаги. Если ногти невелики по размеру, подногтевое содержимое может извлекаться при помощи маникюрного прибора. Образцы волос срезаются с височных, теменной и затылочной частей головы.

Освидетельствование подозреваемого может производиться и на предмет обнаружения продуктов выстрела на кожных покровах кистей рук, шеи, лица, если с момента совершения преступления прошло незначительное время (несколько часов). Для этого тампоном, смоченным в 95% этаноле-ректификате, протирают поверхность кожи, в местах, где реально можно обнаружить следы продуктов сгорания порохового заряда: внешняя сторона кисти ведущей руки, особенно – между большим и указательным пальцем, а при наличии данных об использовании длинноствольного оружия, – шея, лицо. При отсутствии спирта можно использовать обычную водку. Смывка производится двумя тампонами, каждый из которых должен быть упакован в отдельную, герметично закрываемую пробирку. Так же упаковывается и третий (контрольный) тампон, который смачивается спиртом, но не используется. Естественно, что пробирки должны быть опечатаны и упакованы в присутствии понятых, а все действия лица, производившего освидетельствование и забор образцов – отражены в протоколе.

По делам об убийствах, связанных с применением взрывчатых веществ на основе аммиачно-селитренных смесей (промышленные ВВ и самодельные смеси) имеет смысл поручить врачу забор соскобов с кожной поверхности ладоней освидетельствуемого. (Как правило, у лиц имеющих длительный контакт со ВВ указанной группы, кожа ладоней приобретает желтовато-бурую окраску).

 

Допрос подозреваемого.

 

Одним из важнейших первоначальных следственных действий является допрос подозреваемого. Тактические приемы его проведения избираются в зависимости от объема и характера информации об обстоятельствах убийства и его участникам, оснований задержания подозреваемого, особенностей его личности и поведения.

К моменту первого допроса подозреваемого следствие в большинстве случаев не располагает полной информацией об обстоятельствах убийства и его участниках. В связи с этим при допросе подозреваемых не следует торопиться с использованием этих данных. Чаще всего допрос начинается с вопроса подозреваемому о том, что он может пояснить по поводу возникшего в отношении него подозрения.

В случаях, когда подозреваемый признает себя виновным и дает правдивые показания об обстоятельствах убийства и собственном участии в нем, должны использоваться тактические приемы детализации показаний. Следует выяснить у подозреваемого, как давно он знаком с потерпевшим, какие между ними отношения, при каких обстоятельствах, в какое время и где они встретились в день убийства,как проводили время, не возникло ли у них ссоры, каковы ее причины, какие повреждения и чем причинялись потерпевшему, подозреваемому, в какой позе находился потерпевший в момент причинения ему смертельного ранения, как по отношению к нему располагался подозреваемый.

Желательно получить как можно более подробные показания об обстановке и обстоятельствах преступления, деталях, которые могут быть известны только лицу, совершившему убийство.

У подозреваемого выясняется также, по какому пути он двигался с места убийства, кого встречал, чистил ли свою одежду и чем, где в настоящее время находится его одежда и обувь, орудия преступления, какие меры по сокрытию убийства он предпринимал, кому рассказывал о совершении преступления.

Показания подозреваемого сравниваются с данными, имеющимися в других материалах уголовного дела, с целью выявления и устранения противоречий.

В случаях, когда подозреваемый полностью не признает себя виновным, а следователь не располагает информацией для немедленного опровержения ложных показаний, также используется тактический прием детализации показаний. При выдвижении ложного алиби подозреваемый с максимальной подробностью допрашивается о том, как, где и с кем он провел время, в которое было совершено убийство. В дальнейшем показания подозреваемого проверяются, и на последующих допросах ему предъявляется опровергающая информация.

В ходе повторных допросов задается вопрос о той части первоначальных показаний, которую следователь может опровергнуть. Если подозреваемый подтверждает эту часть показаний, он еще раз допрашивается по этим фактам. После этого предъявляются доказательства, опровергающие полученные перед этим показания.

Алиби может опровергаться и путем предъявления доказательств нахождения подозреваемого на месте убийства в момент совершения: показаний свидетелей, протокола осмотра, в котором зафиксировано обнаружение на месте убийства вещей, принадлежащих подозреваемому, заключения экспертиз об обнаружении на месте преступления следов подозреваемого и т.д.

Подозреваемому могут быть предъявлены сведения о наличии следов крови на его одежде, телесных повреждений, обнаружении у него орудий убийства и вещей потерпевшего и т.д.

Достаточно сложные ситуации возникают, когда подозреваемый признает факт встречи с потерпевшим незадолго до его убийства, но отрицает свою причастность к преступлению. Как правило, подозреваемые заявляют, что покинули потерпевшего незадолго до убийства или о совершении преступления в их присутствии другими лицами.

В этих ситуациях также могут быть использованы тактические приемы детализации показаний, “допущения легенды” и “пресечения лжи”.

Подозреваемый должен быть подробно допрошен о том, куда он направился после встречи с потерпевшим, кого встречал по пути, с кем остался потерпевший, где находился подозреваемый во время совершения убийства и т.д. Ответы на эти вопросы рекомендуется предельно детализировать.

Во время допроса подозреваемого должны применяться тактические приемы изменения темпа допроса и использования фактора внезапности. Проверяться должны не только показания, которые кажутся следователю необъективными, но и те, которые, по его мнению, вполне достоверны.

 

Назначение экспертиз.

 

По делам об убийствах большое значение имеет назначение и проведение различных экспертиз. Прежде всего, назначается судебно-медицинская экспертиза трупа. На ее разрешение ставятся вопросы о причине смерти потерпевшего и времени ее наступления, наличии на трупе повреждений, их происхождении, характере, локализации, механизме, времени и орудиях причинения.

В некоторых ситуациях возникает необходимость для постановки следующих вопросов:

  • в какой последовательности нанесены потерпевшему телесные повреждения;

  • причинены ли повреждения одним орудием или несколькими;

  • в какой позе находился потерпевший в момент причинения ему отдельных телесных повреждений;

  • в каком положении относительно потерпевшего находился нападавший в момент нанесения смертельного ранения;

  • какова группа крови потерпевшего

 

При обнаружении на месте происшествия следов, образованных веществом, похожим на кровь:

1. Следы, изъятые с места происшествия, образованы кровью или иным веществом?

2. Кому принадлежит кровь, человеку или животному?

3. Если кровь принадлежит животному, то какого вида это животное?

4. Какова половая принадлежность крови?

5. Обнаруженная кровь принадлежит взрослому или младенцу?

6. Из какой области тела происходит кровь?

7. Какова давность образования следа крови?

8. Каким количеством крови образован след (следы)?

9. Если кровь принадлежит женщине, то не была ли она беременной на момент кровопотери?

10. Не образован ли след менструальной кровью?

11. Кровь, образовавшая след, происходит от живого человека или от мертвого?

12. Каков механизм образования следов?

и т.д.

 

Если личность потерпевшего не установлена, то на разрешение судебно-медицинской экспертизы ставят дополнительные вопросы:

  • принадлежат ли останки человеку или животному?

  • каковы пол, возраст потерпевшего?

  • каковы рост телосложение, вес, размеры шеи, ступни, объем плеч, талии, размеры одежды, головного убора и обуви потерпевшего?

  • каковы признаки внешности потерпевшего, цвет волос, цвет глаз?

  • имел ли потерпевший сутулость, имелись ли у него какие - либо заболевания, если да, то какие именно, имеются ли следы лечения, если да, то какие именно, каков характер лечения и его давность, не перенес ли потерпевший хирургические операции, если да, то какие и когда?

  • нет ли на трупе следов от полученных ранее повреждений, их точная локализация, характер, орудие и механизм причинения, давность и их тяжесть?

  • есть ли признаки национальной и расовой принадлежности?

  • нет ли признаков, свидетельствующих о злоупотреблении алкоголем, употреблением наркотиков?

  • есть ли следы маникюра, педикюра и иного ухода за руками и ногами?

  • нет ли на трупе особенностей, признаков, указывающих на род занятия и привычки потерпевшего?

  • есть ли следы полового сношения, в частности спермы, если есть, то какие и каковы групповые свойства спермы?

  • принадлежат ли представленные части тела одному трупу?

  • каких частей трупа недостает?

  • произведено ли расчленение прижизненно или посмертно?

  • через какое время после убийства произведено расчленение трупа?

  • сколько времени прошло с момента расчленения трупа до обнаружения его частей?

  • в каком состоянии находился труп в момент расчленения (замороженный, обугленный, в состоянии трупного окоченения и др.)?

  • каковы механизм и орудия расчленения трупа?

  • одним или несколькими орудиями расчленен труп?

  • не расчленен ли труп представленным орудием?

  • пригодны ли следы для идентификации орудия расчленения?

  • есть ли признаки того, что лицо расчленившее труп, обладало определенными навыками в расчленении тела?

  • не было ли лицо, расчленившее труп, левшой?

  • позволяют ли судебно-медицинские данные сделать вывод, что это лицо обладало большой физической силой?

  • нет ли признаков совершения акта мужеложества (в активной и пассивной формах)?

 

В отношении женских трупов ставятся также вопросы – рожала ли погибшая, сколько раз, давность родов, при установлении беременности – ее срок, жила ли потерпевшая половой жизнью, если да, то какова давность нарушения девственной плевы, не находилась ли погибшая в менструальном периоде.

 

Судебно-медицинскому эксперту необходимо поручить изъять:

  • кожу, кости и другие органы и ткани со следами повреждений;

  • все дыхательные органы, не помещая их в формалин и не промывая; микрочастицы в дыхательных путях;

  • костный материал для дальнейшего исследования и решения вопроса о возрасте и росте убитого, в т.ч. поясничные позвонки и трубчатые кости конечностей;

  • всю грудную аорту, поместив ее в 5-ти процентный раствор формалина;

  • зубной аппарат, протезы;

  • череп (перед выдачей трупа для захоронения);

 

При наличии татуировок и других индивидуализирующих признаков на коже потерпевшего, эксперт должен изъять сохранившиеся кожные покровы с туловища и конечностей (тщательно освободить их от кожной клетчатки и высушить с помощью вентилятора, после чего упаковать, подписать и опечатать).

Следует назначить судебно-медицинскую экспертизу, которую целесообразно поручить комиссии экспертов: судебному медику, патологоанатому (для диагностики прижизненных заболеваний), стоматологу (для выяснения особенностей строения и состояния зубного аппарата и изготовления протезов, в частности, наличие признаков лечения, удаления и протезирования зубов, врачу-специалисту в области промышленной санитарии (при обнаружении признаков профессиональных заболеваний), а при судебно-медицинской экспертизе трупа женщины – еще и акушеру-гинекологу.

Для выяснения вопроса, к какой расе принадлежит убитый, может быть назначена судебно-медицинская и антропологическая, или отдельно антропологическая экспертиза, которая исследует волосяной покров и форму костей черепа с учетом данных о росте, весе и пропорциях тела.

Следует назначить судебно-медицинскую (физико-техническую) экспертизу, на которую немедленно направляются в охлажденном виде изъятые дыхательные пути трупа для обнаружения и изъятия микрочастиц.

Если на месте происшествия обнаружены следы ног, рук, других частей тела, назначаются и производят трасологические экспертизы.

Кроме вопросов идентификационного характера перед экспертами рекомендуется ставить и вопросы об особенностях субъекта, оставившего те или иные следы, или частных признаках одежды и обуви, частей тела, отобразившихся в следах.

Нередко на одежде потерпевшего, его руках, подногтевом содержимом остаются волосы, частицы кожи, крови подозреваемого или текстильные волокна с его одежды. Все указанные следы могут быть выявлены при осмотре трупа и его одежды. Для выявления следов крови на одежде рекомендуется осматривать ее под различными углами к источнику освещения. Могут быть использованы и различные ультрафиолетовые осветители. В ультрафиолетовых лучах следы крови люминесцируют и приобретают темно - коричневый бархатный оттенок. Достаточно эффективным средством выявления невидимых и слабовидимых следов крови является раствор люминола. Люминол может рассеиваться пульверизатором таким образом, чтобы жидкость ложилась на исследуемую поверхность как можно более мелкими каплями.

Выявленные невидимые и маловидимые следы крови могут быть обшиты нитками, контрастными по цвету с тканью, из которой изготовлена осматриваемая одежда. Не рекомендуется вырезать обнаруженные на одежде следы крови, заклеивать их липкими пленками.

 

На разрешение судебно-медицинской экспертизы вещественных доказательств чаще всего ставятся вопросы:

  • о наличии на представленных объектах следов крови, выделений организма человека;

  • о принадлежности обнаруженной крови, слюны, иных выделений потерпевшему, подозреваемому или какому-то другому человеку;

  • о региональном происхождении выявленной крови.

 

ГЛАВА 6.

 

Особенности начального этапа расследования по делам о “старых” убийствах.

 

Следствие по делам об убийствах, возбужденным в связи с исчезновением потерпевшего или в связи с обнаружением останков неизвестного обычно проводится в особых условиях, присущих работе по “старым” делам. Они во многом отличаются от обычных условий следствия по делам о только что совершенном убийстве. Различие же условий, в которых проводится такое расследование, соответственно требует методов и приемов следствия, отличных от обычно применяемых при расследовании убийств.

 

Условия проведения расследования.

 

Исходными обстоятельствами, во многом определяющими условия расследования по “старым” делам, бесспорно, являются более или менее значительное время, истекшее с момента совершения убийства.

а) Условия, затрудняющие расследование.

Это, прежде всего, трудности обнаружения следов и вещественных доказательств на месте преступления. Хотя осмотр места происшествия и должен производиться, но рассчитывать не его результативность можно далеко не всегда.

Значительно больше вероятность обнаружения вещественных доказательств при обыске по месту жительства подозреваемого или связанных с ним лиц, у которых могли храниться орудие убийства, ценности или одежда потерпевшего, а также другие вещи, в частности предметы одежды убийцы, сохранившие на себе пятна крови потерпевшего.

В частности, опрыскивание раствором люминола помогает выявить замытые и затертые пятна крови годовой и даже двухлетней давности.

Обыски должны, разумеется, проводиться во всех случаях, когда имеются основания полагать, что при этом могут быть обнаружены следы, связанные с преступлением.

Успех расследования по “старым” делам, как правило, мало зависит от обнаружения следов и вещественных доказательств, т.к. за истекшее после убийства значительное время преступник обычно успевает избавиться от всего, что может его изобличит, не говоря уже о следах преступления, которые могут сохраниться лишь в порядке исключения.

Более того, преступник успевает принять и другие меры, направленные на маскировку совершенного убийства и своего в нем участия. Возможно изменение показаний свидетеля в результате оказания на него давления со стороны заинтересованных лиц. Это обстоятельство, естественно, намного затрудняет задачу следователя по проверке показаний подозреваемого.

За время, прошедшее с момента преступления до возбуждения уголовного дела, память свидетелей, естественно, в значительной мере утрачивает детали (иногда очень важные) того, что свидетелям в свое время пришлось увидеть или услышать в связи с событием преступления. Как неизбежное следствие этого, их показания, даваемые на допросе, уже как правило не могут быть исчерпывающими и полностью достоверными. Особенно сильной помехой следствию оказывается запамятование свидетелями деталей виденного и слышанного при необходимости проверить путем их допроса объяснения подозреваемого и в первую очередь его ссылки на алиби. Наиболее действенный в таких случаях приём – детализированный допрос подозреваемого и свидетелей по одному и тому же кругу вопросов – практически неприемлем: на любой вопрос о подробностях свидетели могут не ответить либо потому, что их действительно забыли, либо просто отговорившись их запамятованием.

Но если значительный период, истекший после убийства, отрицательно сказывается на эффективности допроса уже известных следователю свидетелей, как правило это лица обнаружившие труп, то еще большие препятствия это обстоятельство ставит перед следователем при выявлении новых свидетелей. Разумеется, свидетель, явившийся очевидцем убийства, возможно, не забудет этого события и спустя много лет. Но свидетель, наблюдавший какое-либо нейтральное обстоятельство, объективно связанное с преступлением, если он не сознает этой связи, легко забывает данное обстоятельство уже через несколько дней. Поэтому выявить такого свидетеля и в особенности получить у него показания спустя год-два после убийства, а иногда и позже - задача сложно разрешимая.

Наконец, за время, прошедшее с момента убийства до начала расследования, как свидетели, так и преступник могли не раз изменить место своего жительства. В связи с этим возникает новая, иногда очень непростая задача – разыскать данных лиц, прежде чем получить возможность их допросить. На решение одной лишь этой задачи может уйти не один месяц, что в свою очередь, дополнительно затрудняет следствие.

 

Названные отрицательные последствия значительного разрыва во времени между преступлением и повторным его расследованием по возобновленному делу в своей совокупности создают основные дополнительные трудности для расследования. Разумеется, их влияние ослабляется или усиливается в зависимости от длительности прошедшего с момента совершения преступления.

б)Дополнительные возможности успешного расследования.

Наряду с серьезными трудностями, которые присущи расследованию, проводимому по “старому” делу об убийстве, и требуют энергичного преодоления их следователем, последний может обычно использовать и некоторые дополнительные возможности, которые, отсутствуют при расследовании по “горячим следам”.

Значительное время, прошедшее с момента преступления и отсутствие активных действий правоохранительных органов, создают у преступника ощущение уже миновавшей опасности разоблачения. В результате настороженность преступника притупляется и он становится менее сдержанным в поведении и особенно в разговорах. Так создается возможность не только для нечаянных “проговорок” об обстоятельствах, связанных с преступлением, но и для сознательного хвастовства перед приятелями или близкими людьми.

Из поступков, чаще всего выдающих преступника, оказываются - использование, продажа или дарение вещей потерпевшего. Нередко в первое после убийства время преступник опасается реализовать добытые преступлением деньги или вещи и, тщательно все это спрятав, выжидает, когда внимание окружающих и следственных органов уже не будет приковано к преступлению.

Кроме того, преступник за время, истекшее после убийства, желая более тщательно замаскировать преступление, нередко сам создает дополнительные улики против себя. Это особенно характерно для дел об убийстве “без трупа”, когда преступник, как правило, объясняет исчезновение потерпевшего переездом в другую местность и на протяжении длительного времени поддерживает у его близких убеждение в том, что исчезнувший жив. С этой целью преступник периодически посылает им или самому себе письма, телеграммы, а иногда даже переводы и посылки от имени потерпевшего. Тем самым создаются вещественные доказательства ложности выдвинутой преступником версии. Доказательства эти, естественно, могут попасть в поле зрения следователя лишь через значительный промежуток времени после убийства, когда близкие потерпевшего перестают, наконец, верить в то, что исчезнувший жив, и обращаются в следственные органы.

Убийца с течением времени может выдать себя и неосторожным поведением, а именно: проявлением виновной осведомленности о событии или отдельных обстоятельствах преступления, которые не могли быть известны никому, кроме преступника.

Помимо перечисленных, следователь нередко имеет при расследовании “старых” дел об убийстве и другие возможности. Одна из них, наиболее реальная и весьма существенная, может быть главным образом использована при проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Давно уже подмечено, что количество лиц, узнавших ту или иную новость, имеет тенденцию быстро увеличиваться. Отсюда ясно, что если, например, никем не замеченный очевидец убийства или человек, узнавший о преступлении от убийцы, вначале является единственным возможным свидетелем, то с течением времени количество людей, располагающих сведениями о виновнике и обстоятельствах убийства, возрастает во много раз. Так, если очевидец расскажет об известном ему преступлении лишь двум близким ему лицам, а каждый из тех – также двум, то количество потенциальных свидетелей возрастет уже в четыре раза и т.д. Отсюда ясно, что если впервые после убийства дни выявить единственного свидетеля очень трудно, то, скажем, через два-три месяца установить одного из многих лиц, до которых к тому времени дошли соответствующие сведения, бесспорно легче.

Фактор времени здесь играет еще и ту роль, что распространение сведений об убийстве, как правило, начинается лишь спустя более или менее значительный период после совершения преступления. Это объясняется довольно распространенным среди лиц, явившихся свидетелями убийства, опасением “быть замешанным в дело”. После же того, как событие теряет свою свежесть и остроту, языки свидетелей начинают “развязываться” (так же как и язык преступника) и известные им факты становятся достоянием все большего круга лиц. При правильно организованной оперативной работе выявление одного из таких лиц обычно не составляет особой трудности.

Значительно более сложной оказывается другая задача: найти первоисточник сведений, т.е. того человека, который сам либо видел событие преступления или связанные с ним обстоятельства, либо слышал о них от преступника. Для этого следователю нужно очень осторожно и терпеливо разматывать клубок и быть готовым к тому, что в любой момент нить порвется, т.е. допрашиваемый не сможет назвать лицо, от которого он получил интересующие следователя сведения.

В таких случаях следует иметь ввиду возможность и сознательного нежелания допрашиваемого назвать источник полученных им сведений наряду, разумеется, с действительным незнанием этого источника.

Нередко такого рода нить может завести следователя в тупик, так как названное в качестве первоисточника лицо, будучи, наконец, найденным, неожиданно заявляет, что “его не так поняли”, что рассказанное им относилось вовсе не к расследуемому преступлению и т.д.

Проверка таких сведений представляет собой, по сути дела, частный случай проверки слухов: занятия, хотя и дающего иногда положительный результат (в виде существенных для дела показаний свидетеля и даже очевидца преступления), но всегда очень трудоемкого и зачастую ненадежного. И тем не менее прибегать к такой проверке безусловно необходимо, если обстоятельства, о которых идет речь, имеют существенное значение для дела.


ГЛАВА 7.

 

Особенности первоначального этапа расследования по делам о “серийные” убийствах, сопряженных с изнасилованием или иными насильственными действиями сексуального характера.

 

Среди умышленных убийств, всегда некоторое распространение имели убийства, сопряженные с сексуальными посягательствами. Сексуальное убийство представляет собой нетипичный поведенческий акт, доминирующим мотивом которого является мотив достижения психосексуальной разрядки в ситуации насилия или причинения смерти жертве.

Не только сексуальным, но и другим убийствам, убийство доставляет сладострастный восторг, иногда даже приводящий к оргазму или состоянию, близкому к нему. Это многократно увеличивает их опасность, поскольку они постоянно начинают стремиться к подобным переживаниям.

Следует иметь в виду, что резонанс от серий преступлений, совершаемых сексуальным маньяком, может быть огромен. Ставшие известными общественности факты о преступной деятельности сексуального садиста, да еще обросшие слухами, могут парализовать жизнь целых регионов.

Сложность раскрытия убийств данной категории связана с рядом причин.

Исходя из многочисленных примеров неудачного расследования дел данной категории, встает проблема поиска путей совершенствования ведения следствия, ухода от сложившихся вредных стереотипов, от поверхностного подхода в исследовании этого сложного криминального явления. Так, поиск убийцы-садиста часто осуществляется на основе предположения, что он имеет судимость, наблюдается или состоит на учете в специальном медицинском учреждении, ведет антиобщественный образ жизни и т.п., то есть как бы вне пределов расследуемого события. Также может оказаться бесперспективной проверка образа жизни и круга знакомых жертвы - по ряду данных убийств, преступник не являлся близким человеком для жертвы либо ранее вообще не был знаком с ней.

Решение указанных вопросов лежит в комплексном подходе, в более глубоком проникновении в существо проблемы за счет привлечения современных знаний криминалистики, психиатрии, сексопатологии, патопсихологии, криминологии.

Исходя из данных лишь одного этапа, без изучения личности виновного по последствиям сексуально-садистские убийства трудно выделить из ряда других сексуальных убийств, более того, иногда они даже не похожи на сексуальные вообще. Следственная ситуация начального этапа расследования таких убийств характеризуется тем, что потерпевший погиб, как правило очевидцы убийства отсутствуют, виновный скрылся.

Информация, позволяющая установить существо происшедшего события, выдвинуть версии о субъекте преступления, определить направления расследования, может быть получена посредством моделирования способа действий, механизма причинения ранений и смерти, то есть путем анализа наступивших последствий.

Как правило, признаки, указывающие на сексуальное убийство, могут быть выявлены уже при производстве осмотра места происшествия и трупа. Дальнейшее получение и проверка такой информации продолжается при судебно-медицинском исследовании трупа, освидетельствовании обвиняемого (подозреваемого), изучении его личности – патологических установок.

 

Наиболее важно при расследовании данного вида преступлений, получить ответ на вопрос: “На что направлен мотив?”. У разных категорий преступников существует различная расстановка акцентов действий в отношении самого акта убийства как лишения жизни:

  1. убийство выступает средством сокрытия изнасилования или же подавления сопротивления жертвы;

  2. сам акт убийства служит средством получения удовлетворения от созерцания агонизирующего тела и манипуляции с ним;

  3. мучения, истязания жертвы (ситуация полного контроля над жертвой) являются источником получения удовлетворения (садизм);

  4. мотивообразующим фактором могут выступать изменения трупа или же последующие манипуляции с ним (некрофилия).

 

Поведение и действия преступника во многом определяются формой и степенью сексуальной патологии, которая непосредственно оказывает влияние на формирование мотивационной сферы его личности.

При сексуально-садистских убийствах могут иметь место случаи, когда типичные признаки такого преступления отсутствуют либо являются нечеткими (“маловидимыми”), что затрудняет их обнаружение.

Сексуальная мотивация может быть зашторена, перекрыта конкурирующими мотивами, например, корыстными.

Объективная интерпретация собранной информации возможна лишь на основе данных судебной медицины, психиатрии, сексологии.

Информация об убийстве как сексуально-садистском может содержаться не только в характере повреждений на трупе, биологическом материале, но и в других следах. Речь идет о том, что убийца в процессе совершения убийства, до или после него может проявлять те или иные формы перверсной сексуальности.

Так, в извращенную сексуальность преступника могут вплетаться элементы аутоэротизма – с целью любования собой он может обнажаться на месте происшествия, украшать себя, о чем могут свидетельствовать, например, переставленные в квартире зеркала, тронутая, но не взятая бижутерия и другие украшения, использованная парфюмерия и т.п. О трансвестизме можно судить по оставленной преступником на месте происшествия своей одежде при исчезновении одежды противоположного ему пола.

 

Хищение открыток, книг и журналов эротического и порнографического содержания может говорить о проявлении вуайеризма.

 

Исчезновение вещей, возможно, являвшихся для виновного носителями сексуальности, может указывать на фетишистские наклонности. Конечно, перед следователем в случае пропажи вещей с места совершения убийства неизбежно встает вопрос о том, имеет ли он дело с обычный хищением или этот факт является следствием проявления перверсной сексуальности. Правильный вывод можно сделать исходя из общей оценки результатов осмотра места происшествия, первичной информации и т.д. Например, при наличии в квартире, где произошло преступление, десяти пар женских колготок исчезновение одной, к тому же бывшей в употреблении, дает основание для выдвижения версии об извращенной сексуальности преступника. В случае совершения виновным серии преступлений следует обращать внимание на наличиеу потерпевших одинаковых особенностей одежды: начищенные ботинки, декольтированные блузки и т.д.

О некрофильной направленности преступника могут свидетельствовать “бессмысленные” перемещения трупа жертвы и манипуляции с ним, позы трупа и его части могут представлять символику (дело Сливко).

Вампиризм может быть усмотрен в случаях нанесения телесных повреждений, вызывающих обильное кровотечение: обнаружение на месте происшествия размазанных следов крови, их множественность, наличие брызг крови в местах, куда они не могли бы попасть в процессе акта убийства, свидетельствует о том, что преступник пачкался кровью, брызгал ее на себя.

О педофильной направленности влечения преступника можно говорить в случае похищения им детских вещей, каких-либо перестановок в детской комнате.

 

Особенности криминалистической характеристики лица, совершившего посягательство.

 

Возрастные характеристики преступников (на момент совершения первого преступления в последующей серии убийств), распределяются следующим образом: лица в возрасте до 16 лет составляют 1,6%, от 17 до 18 лет-6,9%, от 19 до 24 лет-31,4%, от 25 до 29 лет-29,4%, от 30 до 39 лет-16,7%, от 40 до 49 лет-11,8% и старше 50 лет- 1,9%. Стало быть, вероятность совершения преступлений данного вида увеличивается начиная с 18 лет и достигает пика в диапазоне от 19 до 29 лет.

Среди преступников было больше жителей города (65%), в 31% случаев это жители села и 4 процента не имели постоянного места жительства.

Лица со средним или средним специальным образованием составляют-61%, неполное среднее у 21%, 10% убийц учились во вспомогательной школе.

По своему социальному статусу преступники из рабочей среды составляют 60%, из числа служащих-15%, учащиеся-5%. Остальные не имеют определённых занятий.

Принято считать, что убийства на почве сексуальной извращенности совершают мужчины. В специальной литературе отмечается, что явления садизма у гетеросексуальных женщин проявляются крайне редко, а садистские убийства и некрофилия не встречаются вовсе. Однако у активных лесбиянок могут иметь место садистские тенденции. Конечно, нельзя полностью исключить возможность совершения сексуально-садистского убийства женщиной с нарушениями в сексуальной сфере, однако, на сегодняшний день, о таких случаях неизвестно.

Как правило, при расследовании уголовных дел этой категории с самого начала доминирует версия о наличии у преступника тяжелого психического заболевания с соответствующими выводами о направлениях расследования. Следует, однако, иметь в виду, что перверсии встречаются среди симптомов тяжких психических расстройств (шизофрения, олигофрения, эпилепсия), но редко реализуются с сексуально-садистские убийства.

У многих преступников в допреступном периоде имели место различные формы девиантного поведения: бродяжничество, воровство, токсикомания, наркомания, запои. Так, ряд сексуальных преступников был судим за совершение краж; многие массированно алкоголизировались, вследствие чего имели приводы в милицию, попадали в медвытрезвитель, в детском возрасте совершали побеги из дома и т.д.

У лиц, совершивших сексуально-садистские убийства, в допреступном поведении могут обнаруживаться различные сексуальные отклонения, в том числе в нестойких, рудиментарных формах (первеосистеты).

Социальный статус преступника с сексуальной извращенностью может быть достаточно престижным. Среди лиц, совершивших сексуально-садистские убийства, были врачи, педагоги, мастера производства. Однако в большинстве случаев социально-производственный статус таких преступников невысок: слесарь, электрик, сторож и т.д.

Сексуальные отклонения могут влиять на выбор такими лицами профессии. Так, преступник с педофильными сексуальными отклонениями может избрать место работы, обеспечивающее ему допуск к детям: школы, интернаты, подростковые клубы и т.д.

 

Особенности криминалистической характеристики потерпевшего.

 

Анализ сексуальных убийств показывает, что в ряде случаев преступник был знаком с потерпевшим. Кроме того, криминологами обращено внимание на то, что между персонографическими данными, потребностями и интересами жертвы и преступника существует определенная зависимость. Поэтому сбор и анализ информации, относящийся к личности потерпевшего, его образу жизни, поведению и др., может привести к выдвижению версии о личности преступника и включению его в круг заподозренных лиц. Эта информация необходима для формулирования заданий оперативно-розыскным службам, использования возможностей различных видов учетов. Ряд данных преступника легче реконструировать при сопоставлении их со сведениями о жертве. Кроме того, такой анализ требуется для выявления признаков, необходимых при криминалистическом исследовании серии сходных преступлений для сбора информации о способе совершения преступления, разновидности сексуального убийства, для установления вещей, похищенных преступником, для правильной квалификации содеянного.

 

Анализ оперативной обстановки при раскрытии сексуально-садистских убийств.

 

Сексуально-садистские убийства являются, как правило, преступлениями повторяющимися, “серийными”. Следственная практика знает случаи, когда к моменту задержания преступник успел совершить несколько убийств. Так, Чикатило за длительный период совершил 53 убийства в Ростовской и прилегающих областях; Кулик в Иркутской области за три года совершил более 25 преступлений, из которых 13 – умышленных убийств при отягчающих обстоятельствах.

Поэтому одной из задач при расследовании дел данной категории является анализ оперативной обстановки в определенном регионе за определенный период с целью выявить другие преступления, совершенные этим же преступником.

Этот процесс может быть следующим. Следователь исходит из посылки, что неизвестный ему преступник, совершивший сексуально-садистское убийство, является участником и других криминалистически значимых действий, которые зафиксированы в каких-либо материалах или учетах. Речь может идти об аналогичных преступлениях либо преступленияхиного характера, либо правонарушениях уголовно не наказуемых.

Суммируя информацию нескольких эпизодов, нескольких уголовных дел, иных материалов, следователь располагает большей информацией о преступнике. Тем самым возрастает вероятность его обнаружения. Установление виновного лица по одному из эпизодов позволяет раскрыть всю серию.

После выполнения первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий производится анализ собранной информации для вычленения совпадающих признаков, которые будут использоваться в поиске (“просеивании”) других преступлений и иных проявлений, предположительно совершенных одним лицом.

Следует указать на связь количества совершенных криминальных эпизодов с возрастом виновного и степенью садистской доминанты. Наблюдается закономерность: чем старше преступник, чем больше эпизодов им совершено, тем более тяжкую и извращенную форму приобретает его сексуально-садистские действия. Такое непостоянство существенно затрудняет отбор эпизодов, совершенных одним и тем же лицом.

Значительную помощь при аналогичной работе с информацией, относящейся к раскрытию серийных преступлений и планированию расследования, оказывает систематизация сведений в какой-либо форме.

Так, оправдало себя на практике составление карточек, которые заводятся на каждое обнаруженное преступление с признаками сексуально-садистского убийства. Такие карточки составляются и ведутся следователями, прокурорами-криминалистами, оперативными работниками. В карте фиксируют характерные признаки преступления (данные о жертве: место и время обнаружения трупа, и ориентировочное время совершения убийства; способ совершения преступления и характерные последствия; обнаруженные следы; результаты проведенных экспертиз и т.д.). Для выявления аналогичных преступлений и решения вопроса о соединении дел о таких преступлениях в одном производстве данные этих карт сравниваются между собой.

 

На практике в ряде случаев заводится картотека лиц, заподозренных в совершении сексуально-садистских убийств. Карты могут группироваться по разделам:

  1. проверенные лица и однозначно исключенные;

  2. лица, проверенные в пределах имеющихся к настоящему времени возможностей, но остающиеся под подозрением;

  3. лица, подлежащие проверке.

 

Иногда используют зональный обзор оперативной информации. Для этого применяется топографическая карта региона, на которой определяются места совершения преступлений. При этом определяется условный географический центр, свободный от преступлений, как наиболее вероятный район проживания преступника. (Приложение 3).


ГЛАВА 8.

 

Особенности начального этапа расследования по делам об убийствах, совершенных с применением взрывных устройств.

 

В последнее время участились случаи применения взрывных устройств (ВУ) при совершении преступных посягательств на личность и имущество граждан.

При этом наблюдаются определенные качественные изменения в выборе лицами, осуществляющими посягательство, орудий совершения преступления. До конца 80-х годов преступники чаще всего в качестве взрывчатого вещества, применяемого при изготовлении СВУ, использовали различные виды охотничьих порохов.

Так, например, житель Челябинска, С., не желая платить алименты на содержание детей, живущих с матерью в Смоленске, решил убить их изощренным способом. Он изготовил взрывное устройство и поместил его в посылочный ящик. Своей любовнице К. он поручил написать на ящике адрес бывшей жены и отправить посылку из другого города. Круглова в свою очередь, чтобы замести следы, под благовидным предлогом попросила одного из своих соседей по купе подписать адрес, а второго, выходившего в Сызрани, сдать там посылку на почту. Посылка пришла в Смоленск. При попытке вскрыть её, бывшая жена и дочь С. были убиты.

При изготовлении СВУ С. использовал охотничий порох, поместив заряд его в оболочку, изготовленную на токарном станке, применил электрический способ подрыва.

С начала 90-х годов, в связи с увеличением числа хищений взрывчатых веществ и средств взрывания со складов войсковых частей, оборонных предприятий, а также со складов промышленных предприятий, использующих взрывчатые вещества в промышленных целях (шахты, карьеры, строительные подразделения и т.д.), в нелегальном обороте находится большое количество взрывчатых веществ и средств взрывания как военного так и промышленного назначения. Этот фактор, естественно, сказывается и на выборе преступниками орудия преступления и на способах подготовки к нему (изготовление СВУ).

 

ВУ, используемые при совершении преступного посягательства.

 

При совершении преступного посягательства могут использоваться как стандартные боеприпасы армейского назначения (например, ручная граната, мина МОН), так и ВУ кустарного изготовления, причем при изготовлении СВУ часто используются элементы промышленного изготовления, например, запал УЗРГМ, промышленные электродетонаторы (ЭД-8-Э, ЭДКЗ, ЭДЗД и т.д.), саперные заряды, пиротехнические изделия, не являющиеся боеприпасами (вышибной заряд катапультируемого кресла, пиропатроны различного назначения и пр.).

Любое взрывное устройство как промышленное, так и кустарное, состоит из заряда взрывчатого вещества, часто помещенного в оболочку (при использовании пороха оболочка присутствует обязательно) и взрывателя, который имеет устройство для инициирования взрыва детонатора или воспламенитель (при использовании некоторых взрывчатыхвеществ детонатор может отсутствовать), источник энергии и механизм приведения в действие детонатора или воспламенителя, замедлитель (часовой механизм, отрезок – огнепроводного шнура, свеча, химический реактор, пиротехнический замедлитель, электронное реле времени). В сложных взрывных устройствах конструкция взрывателя может включать и предохранительные механизмы (устройство постановки на боевое взвод - например, сахарная шашка, реле времени), а также механизм неизвлекаемости.

 

В зависимости от конструкции во ВУ применяются различные способы подрыва:

  • огневой

  • механический

  • комбинированный

  • электрический

  • от детонационного шнура или соседнего заряда ВВ

 

Особенности осмотре места происшествия по делам связанным с применением взрывных устройств.

При осмотре МП, по делам связанным с применением взрывных устройств необходима помощь специалиста - взрывотехника.

Желательно использовать газоанализатор для взятия проб воздуха в месте взрыва, а при отсутствии газоанализатора – отобрать пробы воздуха с помощью ветеринарного шприца и банок с притертыми пробками.

Вообще, все изымаемые объекты желательно упаковать в несколько слоев фольги, либо в банки с притертыми пробками (в целях сохранения запаховых следов).

Необходимо также изъять пробы грунта, воды, окопчения из очага взрыва и контрольные пробы грунта и воды.

При составлении протокола осмотра места происшествия необходимо зафиксировать эпицентр (очаг) взрыва и расстояние до преград, на которых обнаружены следы взрыва.

Обнаруженные частицы ВВ необходимо изымать по правилам работы с микроследами. (Удобно использовать пылесос со специальной насадкой).

Для поиска металлических частей ВУ следует использовать металлоискатель или магнитный трал (при поиске в водоеме).

Исходя из данных, полученных при осмотре обнаруженных фрагментов ВУ, можно сделать предположение о его возможной конструкции и соответственно, лице, совершившем посягательство.

Так, например, использование полностью самодельного ВУ, может явиться основанием для выдвижения версий о мотивах убийства, несвязанных с коммерческой деятельностью потерпевшего или с “выяснением отношений” среди членов преступных группировок.

Признаками электрического способа подрыва являются находящиеся на месте происшествия провода, остатки источников электропитания (батарейки, аккумуляторы), обрывки ПВХ-изоляционной ленты, следы присоединения к стационарным электро - и телефонным сетям. Наличие на месте взрыва бечевок, лесок, шнуров и т.п., а также обнаружение частей стандартного (УЗРГМ, “Карандаш” и т.п.) или аналогичного самодельного взрывателя (боевая пружина, чеки с кольцом, ударник, металлоэлемент, корпус), позволяет выдвинуть версию о механическом способе подрыва.

Обнаружение укупорки огнепроводного шнура, терочного воспламенителя, спичек, окурка, остатков парафиновой свечи и т.п. средств, ПВХ-изоляционной ленты позволяет предположить использование огневого способа подрыва.

При взрыве малой мощности реально обнаружить остатки детонатора.

Особенности проведения обыска по делам связанным с применением взрывных устройств.

Подготовка к обыску по делам об убийствах, совершенных с применением ВУ, имеет некоторые особенности.

 

При подготовке к проведению такого обыска следует установить:

  • какое ВУ было использовано;

  • какое ВВ было применено;

  • где применяются подобные ВУ.

 

Если ВУ, примененные при взрыве, было кустарного изготовления, то желательно знать:

  1. тип ВВ (или его компоненты, если предполагается использование самодельно - приготовленного ВВ);

  2. марку и цвет проводов, внешний вид бечевки, шнура, использованных в конструкции ВУ;

  3. материал корпуса ВУ.

При обыске желательно участие специалиста - взрывотехника, а также кинолога с собакой минно-розыскной службы, натренированной на поиск ВВ.

Следует, однако, учитывать, что собака ищет запах нитрогрупп, поэтому ее использование при поиске веществ, не имеющих (NO)2-n в своей формуле, например, диперикиси ацетона, смесевых ВВ, в которых в качестве окислителя используются хлораты и перхлораты, бессмысленно. Всевозможные руководства типа “Как сделать бомбу на Вашей кухне” ориентируют доморощенных “городских партизан” на изготовление именно вышеперечисленных ВВ.

 

Искомыми объектами в данном случае являются:

  1. микрочастицы, запаховые следы ВВ;

  2. материалы, предметы, подобные обнаруженным на месте взрыва;

  3. книги, записи по взрывному делу;

  4. инструменты, которые, возможно, были использованы при изготовлении ВУ;

  5. ВУ и их компоненты (взрыватели, детонаторы);

  6. ВВ и компоненты, используемые при их кустарном изготовлении (глицерин, пудра алюминия (т.н. “серебрянка”), магния, сплава “электрон”, кислоты, аммиачная, калиевая и натриевая селитра, свинцовый сурик, пергаманат калия – “марганцовка” и т.д.);

  7. упаковка и укупорка ВВ и средств взрывания;

  8. элементы внутреннего устройства какого-либо предмета, если есть предположение о камуфлировании ВУ под этот предмет.

 

Во время проведения обыска должны быть приняты меры по обеспечению безопасности его участников.

Особенности криминалистической характеристики лица, совершившего посягательство.

Среди данных характеризующих лиц, совершивших убийства с применением ВУ, необходимо выделить такие личностные качества как трусость, жестокость, эгоцентризм.

Очевидно, что лицо, совершившее посягательство с применением ВУ, обладает специальными познаниями в области взрывного дела, химии взрывчатых веществ, электротехники, механики, а также имеет доступ к взрывчатым веществам или ВУ, их элементам.


ГЛАВА 9

 

Особенности начального этапа расследования по делам об убийствах, совершенных членами организованных преступных групп. Убийства по найму.

 

Преступления, совершаемые группой преступников, всегда представляли большую общественную опасность, нежели аналогичные деяния, совершаемые отдельными индивидами. В первом случае в преступную деятельность одновременно вовлекается несколько (иногда значительное число) лиц, что вносит определенную специфику в механизм и иные составляющие криминальной деятельности, а главное, влечет за собой, как правило, наступление более тяжких последствий.

Некоторые особенности современных организованных преступных формирований.

 

Определился перечень основных черт, свойственных деятельности современных организованных преступных формирований, в частности следующих:

  1. высокий уровень организации и конспирации преступной деятельности благодаря тому, что она осуществляется членами высокоорганизованного преступного сообщества с иерархичностью его построения, при котором функции исполнительские и общеорганизационные не совпадают;

  2. наличие коррумпированных связей в аппарате власти и управления, а также в правоохранительных органах;

  3. наличие “зонта безопасности” организованных преступных групп за счет создания структур, обеспечивающих внешнюю и внутреннюю безопасность преступного сообщества (группы вооруженной охраны, боевиков, группы разведки, контрразведки, использование коррумпированных связей);

  4. политизация преступной деятельности, то есть стремление членов преступных сообществ к власти или к установлению таких отношений с отдельными представителями органов власти и управления, которые позволяли бы влиять на местную финансово - хозяйственную и уголовную политику с целью расширения масштабов своей преступной деятельности и ухода от социального контроля;

  5. масштабный, межрегиональный или даже международный характер преступной деятельности. При этом сферы преступной деятельности выделяются либо по территориальному признаку, либо по отраслям экономико-хозяйственной и банковско-кредитной деятельности;

  6. огромный бюджет преступного сообщества;

  7. корыстно-насильственная направленность преступной деятельности и ее тесная связь с “теневой экономикой”;

  8. осуществление криминально-контрольных функций над легальной банковско-коммерческой деятельностью на определенной территории, а также над профессиональной преступной деятельностью нелегального характера (наркобизнес, проституция, азартные игры и пр.).

 

К числу же неосновных, но имеющих иногда место признаков можно отнести следующие:

  • “отмывание” (легализация) преступно приобретенного капитала через легальные формы коммерческой и банковско-кредитной деятельности для дальнейшего его легального использования в различных целях;

  • дерзко - насильственные способы осуществления преступной деятельности.

 

Корыстный, стяжательский мотив “в чистом виде” является наиболее характерной чертой организованной преступной деятельности, особенно на начальных этапах становления и развития организованного преступного формирования.

Вместе с тем, в организованной преступной деятельности можно выделить и вспомогательные элементы, включающие в себя другие уголовно-наказуемые деяния, которые связаны с подготовкой к осуществлению базовой преступной деятельности и обеспечением сокрытия ее результатов. Такие деяния, соответственно, можно назвать вспомогательными для даннойорганизованной преступной деятельности. Они, как и базовые, также являются хорошо продуманными и спланированными. К их числу можно отнести преступления, направленные на обеспечение преступной группы оружием, транспортом, необходимыми техническими средствами, документами, а также имеющие своей целью уничтожение компрометирующих документов и предметов, устранение основных свидетелей, конкурентов, демонстрационные “ликвидации” несогласных идти на сотрудничество коммерсантов, должностных лиц.

В некоторых случаях члены организованных преступных групп совершают и другие преступления, составляющие побочные, или дополнительные элементы преступной деятельности. Кроме того, отдельными членами организованной преступной группы могут совершаться преступления, составляющие так называемый нетипичный элемент организованной преступной деятельности и, соответственно, называемые нетипичными. Ими чаще всего бывают преступные деяния, совершаемые членами преступного сообщества под влиянием тех или иных конкретных обстоятельств пособственной инициативе, без ведома и одобрения руководства сообщества (например, совершение в нетрезвом состоянии членом организованной преступной группы убийства из хулиганских побуждений).

 

Особенности криминалистической характеристики лица, совершившего посягательство.

 

К получившим в последнее время значительное распространение убийствам по найму, также как правило, причастны члены организованных преступных групп, выступающие в качестве посредников или (и) исполнителей такого рода преступлений.

На роль исполнителя “заказного” убийства ОПГ стараются подобрать человека, не имеющего судимостей и вообще не имеющего “проблем с законом” и соответственно не “проходящего” ни по каким учетам. Иногда это военнослужащие (в т.ч. и бывшие), сотрудники оперативных, “силовых” подразделений правоохранительных органов, всевозможные наёмники, “солдаты удачи”, как правило, ранее, в период службы в “горячих” точках, неоднократно лишавшие людей жизни, не имеющие морально-психологического барьера перед совершением убийства, а также хорошо владеющие стрелковым оружием и умеющие обращаться со ВУ.

 

Мотивы убийств, совершаемых участниками ОПГ.

 

Тем не менее, убийства, в подавляющем большинстве ОПГ, за исключением “узкоспециализированных”, не являются “основным видом деятельности”. Это определяется целым рядом факторов:

  • факт убийства сам по себе не может принести “прибыли”;

  • высокая ответственность, предусмотренная уголовным законом за совершение убийства;

  • более высокая интенсивность расследования убийства (особенно “громкого”) по сравнению с другими преступлениями.

 

Мотивы убийств, совершенных ОПГ, как правило, определяются задачами обеспечения преступной деятельности:

  1. устранение свидетелей, соучастников;

  2. убийства потерпевших в целях предотвращения их обращений в правоохранительные органы (как правило, при незаконном завладении недвижимостью);

  3. уничтожение лиц, отказавшихся содействовать преступной деятельности группы, нередко носящее демонстрационный характер;

  4. убийства конкурентов в коммерческой деятельности предприятий, контролируемых группой;

  5. уничтожение должностных лиц, журналистов, политиков, противодействующих преступной деятельности группы;

  6. убийства членов своей или чужой преступной группы в целях запугивания, демонстрации власти лидера ОПГ;

  7. убийства лиц, оказывающих сопротивление при преступных посягательствах корыстного характера.

 

Способ совершения преступления и способ сокрытия следов.

 

Для большинства таких убийств характерны тщательная подготовка и принятие мер по сокрытию преступления. При совершении убийств, члены ОПГ часто используют огнестрельное оружие и взрывные устройства.

 

На совершение убийства по найму могут указывать:

  • очевидность имевшего место криминального события (убийства);

  • дерзость совершенного преступления;

  • применение, как правило, автоматического и полуавтоматического стрелкового оружия, взрывных устройств или иных предметов, специально предназначенных для нанесения повреждений;

  • предумышленный характер преступления (конечной целью которого является причинение смерти потерпевшему);

  • отсутствие признаков ограбления, изнасилования, признаков других (кроме умышленного убийства) составов преступления при наличии у жертвы ценностей, денег, важных документов;

  • оставление орудий преступления на месте совершения преступления;

  • непринятие, как правило, мер, направленных на сокрытие трупа;

  • большое количество повреждений в жизненно важных органов (в ряде случаев контрольный выстрел или нанесение удара в сердце колюще-режущем инструментом);

  • применение комбинированных способов совершения убийства (каждый из которых самостоятельно мог бы причинить смерть);

  • применение изощренных способов сокрытия преступления (убийство исполнителя, посредника);

  • минимальное количество следов, несмотря на наличие ряда предметов, оставленных преступниками (оружие, стреляные гильзы, пули, боеприпасы и др.);

  • признаки выслеживания жертвы, выбор времени и места совершения преступления, способствующих сокрытию преступления (отсутствие вообще или минимальное количество очевидцев);

  • принятие мер, направленных на уничтожение свидетелей, оказавшихся рядом с жертвой в момент нападения (члены семьи, сослуживцы, водители, телохранители или просто прохожие);

  • высокий статус жертвы (известность, служебное положение, положение в криминальном мире;

  • наличие на месте преступления характерных объектов, указывающих на отсутствие личного знакомства жертвы и убийцы (фотоснимки жертвы, записок с указанием ее адреса, номера машины, маршрутов движения, признаков внешности, распорядка дня, сведений о родственниках, схем и планов, указывающих расположение дома, квартиры, проходных дворов, и т. п.);

  • обнаружение рядом с трупом потерпевшего или поблизости другого трупа, личность которого никем из окружения жертвы не опознана, с признаками, указывающими на причастность к совершенному убийству вышеназванного первого лица.

 

Подготовительные действия могут включать в себя установление наружного наблюдения за предполагаемым потерпевшим (в т.ч. и весьма квалифицированного - несколькими наблюдателями, с использованием автотранспорта, радиосвязи, оптических приборов, средств видеозаписи, фотосъемки), прослушивание телефонных переговоров, угона автомашины, на которой предполагается скрыться с места происшествия, подыскание оружия, изготовление взрывного устройства.

Способ совершения убийства может отличаться предельной жестокостью и цинизмом. При совершении преступления могут использоваться форменная одежда и документы прикрытия.

Члены ОПГ, как правило, прекрасно осведомлены о том, что доказать даже событие убийства, не найдя пригодного для идентификации трупа потерпевшего, весьма проблематично. В связи с этим, в число действий по сокрытию преступления часто включается уничтожение (сокрытие) трупа, что особенно характерно при завладении недвижимостью.

В числе других мер по сокрытию, применяемых членами ОПГ, следует назвать:

  • уничтожение обуви и одежды, используемой при совершении преступления;

  • оставление на месте преступления оружия;

  • использование средств маскировки внешности;

  • замена государственных регистрационных знаков автомобиля (или использование нечитаемых);

  • использование при совершении преступления перчаток,

  • создание ложного алиби с тщательной проработкой деталей.

 

Особенности расследования.

 

Следует учесть, что успех расследования дел о любых преступлениях, совершенных ОПГ, сильно зависит от качества проведения оперативно-розыскных мероприятий.

На первом этапе расследования для следователя очень важно выявить признаки причастности к совершенному убийству ОПГ. Ответ на этот вопрос является важнейшим информационным звеном между первоначальным и последующим этапами расследования, которое задает весь ход последнего. К обстоятельствам, позволяющим с высокой степенью уверенности выдвинуть версию о причастности к преступлению ОПГ, относятся:

  • тщательная продуманность деяния, эффективное достижение преступной цели при одновременной дерзости совершения;

  • высокая подготовленность участников преступного деяния, наличие среди них ролевого распределения действий;

  • техническая оснащенность и вооруженность (использование современного боевого автоматического оружия, хитроумных взрывных устройств, скоростных транспортных средств, переодевание в милицейскую форму и т.д.);

  • наличие оперативно-розыскных или следственных данных, свидетельствующих о контрактах жертвы с преступным миром;

  • вызывающее поведение задержанных, их отказ от сотрудничества со следствием, запирательство и т.д.;

  • Срабатывание “защитных” механизмов ОПГ (появление у задержанных “дорогих” высококвалифицированных адвокатов, оказание давления на следствие со стороны влиятельных лиц, нередко занимающих ответственный пост в аппарате государственного управления и т.д.);

  • “странное” поведение некоторых потерпевших, (Странность может выражаться в явном нежелании сотрудничать с правоохранительными органами в деле уличения виновного, резкая смена показаний и т.п.).

 

Для перехода к последующему этапу расследования убийства, совершенного организованным преступным формированием, следователь должен располагать следующей информацией:

  • Иметь достоверные доказательства того, что смерть жертвы наступила в результате насильственных причин.

  • Точные сведения о личности жертвы (то есть лица, на которого был направлен преступный умысел).

  • Более-менее полно представлять, как именно было совершено убийство, какие были предприняты меры по его подготовке и сокрытию следов.

  • Иметь весомые основания полагать, что данное убийство было совершено ОПГ.

  • Располагать сведениями о личности непосредственного убийцы и изобличающими его уликами.

 

При проведении расследования крайне желательно использовать меры по ограничению воздействия членов ОПГ на свидетелей, потерпевших, соучастников:

  1. устранение из уголовного дела установочных данных свидетелей и потерпевших;

  2. помещение лидеров ОПГ при аресте в другой СИЗО (не в тот, в котором содержатся остальные арестованные члены ОПГ);

  3. уменьшение количества очных ставок и проявление особой осторожности в их проведении.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

В течение последнего десятилетия произошли серьезные изменения в криминологической обстановке, выразившиеся в существенном изменении структуры преступности, росте ее организованности и вооруженности. На сегодняшний день в России не являются редкостью убийства, совершенные по найму, на почве раздела сфер влияния между враждующими бандами, сопряженные с вымогательством, а также со служебной деятельностью потерпевшего. При этом количество “обычных” убийств отнюдь не уменьшается, Хотя раскрываемость убийств во многих субъектах РФ, превышает 80%, хорошо известно, что большинство убийств, совершенных с предварительной подготовкой остаются нераскрытыми.

Возможность успешного расследования большинства преступлений, в т.ч. и убийств, в значительной мере определяется действиями должностных лиц органов предварительного следствия на начальном этапе расследования.

По делу об убийстве, большое значение на первоначальном этапе расследования имеет качество проведения осмотра места происшествия.

Своевременный, тщательный, хорошо подготовленный и проведенный в точном соответствии с нормами УПК, осмотр места происшествия многократно увеличивает вероятность раскрытия убийства, т.к. способствует выдвижению следователем обоснованных версий, но и серьезно влияет на судебную перспективу данного дела, т.к. неправильно собранные вещественные доказательства могут быть признаны недопустимыми, а незамеченные следы и объекты – “не дожить” до повторного осмотра места происшествия и так и не стать вещественными доказательствами.

Реальные возможности органов дознания и степень отработанности взаимодействия следствия с ними как с субъективными ОРД также являются важными факторами, влияющими на результаты расследования. Это касается не только проведения оперативно- розыскных мероприятий, но и работы по оперативным учетам, что особенно важно при расследовании однотипных убийств, предположительно совершенных одним и тем же человеком или группой лиц.

Информация, полученная из криминалистических и информационно-справочных учетов, может дать основания для выдвижения версий о причастности к расследуемому преступлению определенного лица, либо стать основанием для определения круга предполагаемых подозреваемых.

 

Представляется, что принятие следующего комплекса мер правового и административно-организационного характера может позитивно повлиять на борьбу с тяжкими преступлениями вообще и с убийствами в частности:

а) принятие и реальное исполнение НПА по вопросам обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших (от исключения из уголовных дел установочных данных этих лиц, до их непосредственной охраны);

б) ликвидация порочной практики в органах внутренних дел, при которой “выгодно” возбуждать уголовные дела только по преступлениям, “дающим” высокие показатели раскрываемости;

в) ведение в органах, являющихся субъектами ОРД, полноценных учетов по всей информации, представляющей оперативный интерес;

г) создание единой российской информационно - справочной системы по оперативным, криминалистическим и информационно - справочным учетам, с надеждой защитой от несанкционированного проникновения;

д) оснащение экспертно - криминалистических служб необходимым оборудованием и расходными материалами к нему.

 


ЛИТЕРАТУРА:

  1. Адам Р. Личное огнестрельное оружие: Пер. с англ. В. Альтова.-М.: Мир,1995.-128с.,ил.

  2. Алексеев А.И. Криминология. Курс лекций. - М.: Издательство “Щит-М”. 1998.- 340с.

  3. Алисевич В.И. Судебная медицина. Методические рекомендации по изучению курса. -М.: МНЭПУ, 1994. Судебная психология: Учебник для вузов / Под редакцией проф. Б.В. Шостаковича –М.: Зерцало, 1997.-385с.

  4. Антонян Ю.М. Психология убийства. - М.: Юристъ, 1997.-304с.

  5. Афанасьев С.А., Иванов В.И., Новин В.В. Особенности расследования сексуально-садистских убийств: Учебное пособие. С-ПБ., 1993.

  6. Баев О.Я. Тактика следственных действий: Учебное пособие - Воронеж: НПО “МОДЭК”, 1995.

  7. Басков В.И. Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью при расследовании преступлений//Вестник Московского университета, Серия 11, Право, 1998, N 4

  8. Бахарев Н. Гафаров Р. Определение очередности выстрелов из пистолета Макарова // Российская юстиция, 1996, N 6

  9. Бедняков Д.И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. - М.: Юридическая литература, 1991.

  10. Большой юридический словарь/Под ред. А.Я. Сухарева, В.Д.Зорькина, В.Е.Крутских. - М.:ИНФРА-М,1998. 

 

Статьи по теме:

 Принципы планирования расследования

Содержание планирования расследования преступлений

Установление лица, совершившего преступление. Программа действий.

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 3531 просмотр
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека