Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

О гипотезе в криминалистике

 Любая наука есть совокупность знаний касательно тех или иных закономерностей, но также это и деятельность по получению новых знаний. Соответственно, неоспоримым фактом является то, что научные гипотезы являются неотъемлемой составляющей любой науки. Разумеется, речь идет не об абстрактных вероятностных теориях, а о предположениях, которые построены исключительно на имеющихся научных знаниях и фактических обстоятельствах, которые могут быть проверены при помощи научно обоснованных методов исследования. При этом говорить о каком-либо четко установленном и непоколебимом перечне научных методов исследования недопустимо, так как их число непрерывно растет, также как и число выявляемых с их помощью закономерностей. 

 

Метод научного исследования должен отвечать ряду требований: объективности, научности, достоверности получаемых результатов, обоснованности и т. д., и если он им отвечает в какой-то конкретной ситуации, то он может быть использован для данной же ситуации.

 

Гипотеза – есть движущая сила развития науки, проверка гипотез – является одной из форм существования науки. Следовательно, научное исследование может, а во многих случаях, и должно отталкиваться от выдвинутой теории – гипотезы (если мы говорим о чем-то ранее наукой не исследованном). Разумеется, у каждой науки свои требования к гипотезам, формам и методам их проверки; в каждой конкретной науке гипотезы занимают свое место в системе научных знаний. Различны гипотезы и по своей сути: одни являются предположением о наличии некой закономерности или факта, другие касаются сущности предметов или явлений, третьи направлены на установление конкретной причинно-следственной связи или ее отсутствия между явлениями, другие есть совокупность первого, второго, третьего и т. д., то есть некие комплексные теории, которые ждут своего подтверждения опытным путем. Вне зависимости от природы науки гипотеза имеет право на существование в любой из них.

 

Вернемся к криминалистике, комплексной науке, соединяющей в себе общественно-, техническо- и естественнонаучные начала. С понятием «гипотеза» в криминалистике мы встречаемся при рассмотрении вопросов о криминалистических версиях («версировании») и планировании расследования. Указанный вид гипотез не относится к научным гипотезам, о которых шла речь в начале, но имеет с ними ряд сходных черт (обоснованность выдвижения, особый порядок проверки, допустимость методов проверки и т. д.). Данные версии-гипотезы выступают продуктами мысленной деятельности практикующих работников правоохранительных органов. Но как же дело обстоит именно с научными гипотезами в структуре криминалистики?

 

Криминалистика, как наука и учебный курс, как правило, делится на четыре основных раздела: общетеоретический (методологический, теоретический и т. д.); криминалистическую технику; криминалистическую тактику и методику расследования отдельных видов и групп преступлений (криминалистическую методику). Первый раздел является своеобразным введением в три остальных, носит теоретический характер, дает представление о методологических основах криминалистики, и, безусловно, допускает выдвижение гипотез. Криминалистическая техника носит ярко выраженный отпечаток технических и естественных наук и в меньшей степени испытывает влияние общественных, в том числе и юриспруденции. Научные исследования, пополняющие содержание криминалистической техники как раздела криминалистики, неразрывно связаны с химией, физикой, кибернетикой, информатикой и т. д. Данные науки также допускают выдвижение гипотез. Акцент на юриспруденцию переходит в разделах криминалистической тактики и методики, также как и львиная доля собственно криминалистических исследований. Безусловно, в этих разделах велико влияние медицины (судебной), психиатрии и психологии, но проведение отдельных следственных действий, организация и проведение расследования по уголовному делу ограничены жесткими рамками уголовно-процессуального закона.

 

Рассмотрим возможность появления гипотез в криминалистической методике. Данный раздел представляет собой совокупность методик расследования отдельных видов и групп преступлений, каждая из которых представляет собой комплексную рекомендацию практическим работникам, включающую в себя такие части, как криминалистическая характеристика преступления, типичные следственные ситуации, рекомендации по выдвижению следственных версий, планированию расследования, особенностям проведения отдельных следственных действий на начальном и последующем этапе расследования, формам взаимодействия с оперативными сотрудниками, экспертами, специалистами и т. д. Основополагающее значение в каждой конкретной методике имеет криминалистическая характеристика преступления. Как отмечают многие авторы, достоверная криминалистическая характеристика есть продукт изучения сотен и тысяч уголовных дел, «отказных» материалов, различных исследований деятельности практических работников и т. д[1].

 

То есть в основе научно обоснованных рекомендаций практическим работникам лежит опыт практиков, обработанный учеными. В данной ситуации нетрудно заметить вполне закономерный, но все же замкнутый, круг. Однако функциональная и сущностная составляющая данного раздела криминалистики не может и не должна сводиться только к рекомендациям по расследованию выявленных преступлений; на практике необходимо вести работу и по профилактике и предупреждению конкретного вида преступлений, и по выявлению фактов его совершения. Некоторые устоявшиеся методики дают рекомендации по этим вопросам, некоторые нет. Источником информации для научной «обработки» по данным вопросам опять же является следственная и судебная практика. Это традиционная ситуация для ряда не только отраслевых и прикладных, но также и для фундаментальных юридических наук. Решение суда по конкретному делу для юридической науки становится своего рода результатом эксперимента, проведенного в соответствии и во исполнение норм права. Возможность же опираться на подобные решения, те или иные события и процессы в ходе предварительного расследования (досудебного порядка урегулирования спора), как на допустимый, научно обоснованный источник информации для исследования или научного описания, появляется только в случае множественного повторения формулировок обвинительного или оправдательного приговоров, множественного применения сходных тактических приемов в ходе расследования, множественных отказов судом в удовлетворении исковых требований и т. п. Причем непосредственным источником научной информации или фактов, допустимых методиками юридических наук, являются документированные материалы уголовных, гражданских, арбитражных, административных и прочих дел. Разумеется, изучение следственной и судебной практики не является единственным научным методом в юриспруденции, но имеет первоочередное значение (наряду с изучением нормативно-правовых актов) в процессуальных науках (в меньшей степени в науках, посвященных нормам материального права). Подобный приоритет одного метода над всеми другими ущербен и может влечь за собой нежелательные для науки последствия.

 

Криминалистика по своей природе и сущности очень близка к науке уголовного процесса. Вернувшись к вопросу о криминалистической характеристике преступлений, нужно учитывать, что относительно объективные и, как мы выяснили, научно обоснованные данные по способу совершения преступления, личности преступника, обстановке совершения преступления, орудиям преступления может дать только изучение материалов уголовного дела. Но что мы можем порекомендовать практическим работникам, и что могут практические работники порекомендовать нам в случае совершения естественно или искусственно высоко латентных преступлений. Некоторые современные исследователи относят такие преступления к так называемым «мертвым» (неработающим) составам УК, но это не всегда так. Многие преступления невозможно выявить именно из-за отсутствия знаний у практических работников о некоторых фактах (и о процедурах их выявления), свидетельствующих о возможном совершении преступления. Типичным примером подобных преступлений являются так называемые преступления, нарушающие избирательные права граждан, предусмотренные ст. 141, 141.1, 142, 142.1 УК РФ. Официально, согласно статистике, подобные преступления в Российской Федерации практически не совершаются, выявленные единичные случаи расследовались на основании проверок по заявлениям граждан и кандидатов. Виновными, как правило, признаются сотрудники участковых избирательных комиссий и сами кандидаты[2]. Соответствует ли картина статистики объективной действительности. Нет! Нарушение уголовного закона в течение избирательной кампании – норма для выборов практически любого уровня. Латентность данных преступлений имеет как естественный (трудно выявить), так и искусственный характер (субъект преступления – высокопоставленный государственный или муниципальный служащий, или кто-то действующий в интересах такого лица; признанное судом нарушение законодательства о выборах повлечет отмену их результатов и т. п.). Полезной судебной и следственной практики в достаточном объеме по таким делам не существует. Возникает вопрос: что делать? Нарушения в ходе выборов очевидны, также как и некомпетентность, а иногда и коррумпированность работников правоохранительных органов.

 

Остается одно: разрабатывать криминалистическую характеристику, а как следствие и полную методику расследования данного вида преступления, исходя из неприемлемых устоявшейся методологией криминалистики в качестве основных и достоверных источников информации результатов наблюдения и вовлеченного исследования.

 

Причем разработанные таким образом криминалистическая характеристика и методика будут являться ничем иным как комплексной криминалистической гипотезой, подтвердить которую сможет только практическое выполнение содержащихся в методике рекомендаций.

 

К сожалению, устоявшийся порядок написания научных работ и подготовки диссертационных исследований по криминалистике опирается на материалы судебной и следственной практики. Он не допускает разработки в научном труде гипотезы, в качестве предмета самостоятельного исследования. Вероятно, признание возможности подготовки подобного рода работ и признание их состоявшейся «научности» принесли бы положительные результаты практического выполнения даваемых в «гипотетической» методике рекомендаций. Но изначально подобная методика никогда не попадет в учебник по криминалистике, пособие для следователя, инструкцию Генеральной прокуратуры, а соответственно, не даст положительного результата в виде множественных обвинительных приговоров по уголовным делам, материалы которых бы явились достоверным источником информации для подтверждения гипотезы.

 

В сложившейся ситуации остается надеяться либо на практических работников, которые вопреки множеству негативных факторов смогут довести несколько громких уголовных дел до суда, тем самым, создав и «официальный» источник информации для исследования и необходимый прецедент, либо на подвижки в устоявшемся мнении научно-криминалистической общественности.

 

Семенов А. Ю.
Сибирский Юридический Вестник. - 2005. - № 1.

 

[1] Образцов В. А. Криминалистическая характеристика преступлений: дискуссионные вопросы и пути их решения // Криминалистическая характеристика преступлений: cб. науч. трудов. М., 1984. С. 7–15.

[2] http: //www.echomsk.spb.ru/index.php/news/2265/

 

Статьи по теме:

Методы криминалистики

К вопросу о понятии тактического приема

Теория и методология современной криминалистики

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 790 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека