Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Правовое просвещение и правовое информирование в уголовном процессе и криминалистике

Как известно, в адрес всех юридических наук все чаще раздаются критические замечания, связанные с их отставанием от потребностей практики. «В России, как и в некоторых других государствах, наблюдается излишняя теоретизированность юридических научных исследований…. По сути дела, получается, что наука, призванная помогать практическому работнику в его повседневной деятельности (а также студенту – в его обучении. Дополнено  мной – Ю.Г.), отстраняется от своих обязанностей, и практики вынуждены довольствоваться теми уже давно устаревшими моделями, что у них есть. Можно сказать, что наука существует ради науки»[1].

 

Криминалистика как наука и учебная дисциплина исключением, к сожалению, вряд ли является. Есть основания согласится с В. Ф. Статкусом в его мнении о том, что «за последние тридцать лет ученые-криминалисты (точнее какая-то их часть. Отмечено мной – Ю.Г.) сосредоточились не на изучении практики раскрытия и расследования преступлений, а на бесконечных спорах о предмете, методе, системе криминалистики, на изобретении различных дефиниций, но при этом, не проводят, как теперь принято говорить, мониторинга, а как эти «новации» помогают правоприменителям  повышать эффективность борьбы с преступностью»[2].

 

Вместе с тем недавно перед всеми правоохранительными и иными государственными органами, а также перед научным юридическим сообществом на государственном уровне была поставлена задача, призванная содействовать, в том числе, преодолению обозначенной выше тенденции. Речь идет о задаче правового просвещения и правового информирования населения. К сожалению не все ученые-юристы обратили надлежащее внимание на принятие в нашей стране важного документа - Основ государственной политики Российской Федерации в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан (утвержденных Президентом РФ 28.04.2011 № Пр-1168. Далее: «Основы» или «Основы государственной политики в сфере развития правовой грамотности»). Между тем этот документ, эта доктрина способны стать мощным катализатором процесса сближения теории и практики, популяризации в широких слоях населения научной продукции уголовного процесса, криминалистики, других наук антикриминального цикла. Безусловно этот тезис требует тщательного обоснования.   

 

Прежде всего, отметим, что целями указанной выше государственной политики названы:

  1. формирование в обществе устойчивого уважения к закону и преодоление правового нигилизма;
  2. повышение уровня правовой культуры граждан, включая уровень осведомленности и юридической грамотности;
  3. создание системы стимулов к законопослушанию как основной модели социального поведения;
  4. внедрение в общественное сознание идеи добросовестного исполнения обязанностей и соблюдения правовых норм (ст. 14 Основ).

 

При этом первым из основных направлений государственной политики названо правовое просвещение и правовое информирование граждан (п. 1 ст. 15 Основ), наряду с развитием правового образования и иных направлений.

 

Итак, сформулированная Президентом РФ государственная доктрина ключевым направлением в достижении перечисленных целей определяет реализацию двух видов деятельности: правового просвещения и правового информирования граждан. Основы подразумевают, что принятыми в развитии данной доктрины нормативно-правовыми актами обязанности осуществления этой деятельности будут возложены, прежде всего, на правоохранительные и иные государственные органы (п. 5 ст. 15, ст. 5 Основ и др.), а значит и на  органы  предварительного расследования, органы дознания, прокуратуру. Впрочем, в анализируемом документе работники правоохранительных, как и других государственных органов,  обозначены и как субъекты, и как объекты реализации мер правового просвещения и правового информирования (См. Раздел IV). Важно отметить, что от государственных органов требуется апробация новых форм участия:

  • в пропаганде правовых знаний и законопослушания;
  • в профилактике правонарушений и преступности (п. 5 ст. 17 Основ).

 

С учетом изложенного, уже не требует дополнительных доказательств тезис о том, что  правовое просвещение и правовое информирование как деятельность, реализуемая, в частности, профессиональными участниками уголовного процесса, значительно шире деятельности (и задачи) профилактической, предупредительной, поскольку включает еще, как минимум, «пропаганду правовых знаний и законопослушания». Эта пропаганда как деятельность, должна быть основана на надлежащих средствах – средствах правового информирования и правового просвещения, которые в плане формирования вероятно должны иметь отраслевую и межотраслевую, междисциплинарную принадлежность.

 

Верно отмечено, что «Участники уголовного процесса для защиты своих прав и законных интересов при производстве по уголовному делу наделяются необходимыми процессуальными правами. Но для того чтобы человек мог воспользоваться своими правами (если он не искушен в тонкостях юриспруденции), ему необходимо знать, что законодатель предоставил ему такие права, а также помочь понять их смысл, разъяснить содержание и правовые последствия, которые могут наступить в случае их реализации, и, наконец, оказать содействие в том, чтобы он мог воспользоваться своими правами. Эффективность осуществления прав личности зависит, кроме того, от профессиональной юридической помощи, оказываемой человеку, с одной стороны, защитником или законным представителем, а с другой - следователем или дознавателем, в производстве которого находится уголовное дело»[3].

 

Рассмотрим ряд важных теоретических и дидактических вопросов, а затем перейдем к характеристике предложений по соответствующей деятельности правоохранительных органов.

 В справочной литературе термин «просветить» толкуется как:  «сообщить кому-нибудь знания, распространить где-нибудь знания, культуру…»[4]. Как верно отметила И. А. Степанова, исторически правовое просвещение в России, зародившееся еще при Петре I и Екатерине II, всегда отождествляло право и нравственность (здесь и далее по тексту курсив мой – Ю.Г.). Именно это отождествление, распространяемое в государстве с тех времен, стало традиционным в русской политико-правовой и общественной мысли[5].

 

В современном законодательстве активно используется, но не раскрывается понятие правового просвещения. Быть может, причиной тому - то самое исторически сложившееся отождествление, а значит самоочевидность для россиян этого понятия. Сложно судить… Однако первая попытка сформулировать соответствующее нормативное определение была предпринята авторами Модельного закона о просветительской деятельности (принят в г. Санкт-Петербурге 07 декабря 2002 года на 20-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ)[6]. Так, авторы проекта определили правовое просвещение как распространение знаний о гражданских правах, свободах и обязанностях человека и о способах их реализации (ч. 2 ст. 18 Модельного закона)[7].  Однако столь краткое определение не дает полного представления о сущности данного вида деятельности, его целях, субъектах, признаках, средствах.

 

Ряд наук, прежде всего педагогика, а также социология, психология и др., предлагают свое видение феномена правового просвещения. Так, в работах по педагогике правовое просвещение рассматривается как трансляция и ретрансляция правовых знаний, культуронаследование, преемственность и взаимовлияние общечеловеческих моральных ценностей, правовых идей, приобщение человека к историко-культурному наследию предшественников[8].

 

В научной юридической литературе встречаются разнообразные подходы к анализируемому понятию. Не вдаваясь в дискуссию, приведем одно из наиболее содержательных, на наш взгляд, определений: «Правовое просвещение следует понимать как целенаправленную и систематическую деятельность государства и общества по формированию и повышению правового сознания и правовой культуры в целях противодействия правовому нигилизму и обеспечения процесса духовного формирования личности без которого нельзя обойтись, реализуя идею построения в России правового государства»[9]. В обоих определениях, как видим, доминирует аксиологический (ценностный) подход, что представляется важным в контексте деятельности профессиональных участников уголовного процесса.

 

В соответствие с ч. 1 ст 11 УПК РФ суд, прокурор, следователь, дознаватель обязаны разъяснять подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему, гражданскому истцу, гражданскому ответчику, а также другим участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственность и обеспечивать возможность осуществления этих прав.

 

Фактически речь идет о двух обязанностях профессиональных участников уголовного процесса по отношению к непрофессиональным его участникам: 1) обязанность разъяснить права (причем именно разъяснить, а не, например, «зачитать»); 2)  обеспечить возможность осуществить эти права. В этом, на наш взгляд, и заключается важная, а может и основная задача правового просвещения в уголовном процессе. Основная, но не единственная. Забегая вперед, отметим глубокую уверенность в том, что правовое просвещение в уголовном процессе и криминалистике должно реализовываться не только в отношении его участников. Оно должно распространяться на широкие слои населения, независимо от вовлеченности или невовлеченности людей в уголовно-процессуальные отношения, криминалистическую деятельность.  

 

И. И. Аминов верно отметил в том смысле, что принципиально важна не процессуальная форма, а «… методика правового разъяснения, поэтому должностное лицо должно быть не просто чиновником, а педагогически подготовленным специалистом. Нередко следователь выполняет эту обязанность формально, шаблонно, быстро, почти скороговоркой, перечисляет подозреваемому, обвиняемому, потерпевшему или другому участнику процесса его права и обязанности, предлагая ему поставить свою подпись, удостоверяющую факт разъяснения ему прав и обязанностей. Но это разъяснением в прямом смысле назвать нельзя. … с позиции педагогики такие действия не только бесплодны, но даже вредны. Ибо разъяснить - значит сделать ясным, понятным, т.е. своевременно раскрыть смысл, содержание, со знанием дела помочь ими воспользоваться, а в смысле юриспруденции объяснить еще и правовые последствия реализации своих прав и неисполнения своих обязанностей[10].

 

Что касается термина «правовое информирование», то здесь, как представляется,  все намного проще. Например, авторы комментария к Федеральному закону "О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации" определили правовое информирование весьма кратко - как процесс распространения правовой информации. При этом уточняется, что под правовой информацией в теории[11] понимаются сведения о фактах, событиях, предметах, лицах, явлениях, протекающих в правовой сфере жизни общества, содержащиеся как в нормах права, так и в других источниках и используемые при решении правовых задач. Информация, находящаяся в тексте правового акта и содержащая правовые нормы называется нормативной. Иная правовая информация называется ненормативной[12]. Как видим – никакой аксиологии и целеполагания: правовое информирование – это лишь процесс распространения правовой информации, и только. Позволим себе остановится именно на этой трактовке понятия.

 

Необходимо отметить, что из числа юридических наук проблемы правового просвещения изучает в основном «Теория права и государства». Активно занимается обозначенными проблемами юридическая педагогика. Но это отрасль именно педагогики, разновидность профессиональной педагогики, которая, являясь междисциплинарной областью научного знания, находится на стыке юридического и педагогического знания, но по преобладающим признакам она –все-таки отрасль педагогики, а не юриспруденции[13].

 

Высоко оценивая результаты соответствующих исследований, следует отметить, что они, как правило, не отличаются прикладной, собственно просветительской направленностью, поскольку предназначены в основном для специалистов и студентов (юристов, а также педагогов, социологов и др.)  и, как правило, не адресованы широким слоям населения. В предпринятых ранее исследованиях не использовались инновационные средства, предусматривающие, в том числе, использование новейших информационных технологий (о чем будет сказано ниже).

 

Рассматривая проблему правового просвещения и правового информирования в уголовном процессе и криминалистике, придется констатировать, что автору не удалось найти теоретических разработок монографического характера, как собственно и комплексных прикладных просветительских разработок. Однако и другие учебные дисциплины юридического профиля не далеко ушли в данном направлении.

 

Правовое просвещение в уголовно-процессуальной и криминалистической деятельности. 

 

Переходя в плоскость правоприменительной деятельности, заметим что, как показывает изучение следственно-судебной практики, соответствующей прикладной литературы, до настоящего времени профессиональными участниками уголовного процесса крайне редко используются средства правового просвещения и правового информирования населения аналогичные тем, что зарекомендовали себя в других сферах: антитеррористической, антикоррупционной деятельности[14], а также в здравоохранении, банковской деятельности, налогообложении и т.п. Не используются потому, что нет соответствующей теоретической основы, концепции, а потому и средства правового просвещения практически отсутствуют.

 

Говоря об этих средствах, речь, в частности, может идти о разнообразных печатных и электронных памятках, пособиях, лекциях, видео-роликах, плакатах, буклетах[15], а также об электронных приложениях, мультимедийных презентациях и т.п., в которых в краткой, наглядной и доступной для широких слоев населения форме излагались бы основные требования действующего законодательства (правовое информирование), а также вытекающие из них советы гражданам, вновь вступающим или могущим вступить в правоотношения, либо находящимся в «группе риска» совершения противоправных действий или наоборот – рискующим стать жертвами посягательств, и много подобное.

 

Между тем, спрос на такого рода научно-популярную продукцию невероятно высок. Для этого тезиса, пожалуй, даже не требуется какого-то особого обоснования. Основными адресатами прикладных разработок в рамках правового просвещения должны стать обычные люди (не законодатели и ученые, и не следователи и судьи). Все эти люди относятся к совершенно разным сферам деятельности, каждый - со своими особенностями восприятия информации, с разным, далеко не всегда юридическим образованием, способностями к самообразованию, познавательной деятельности вообще. Почти всегда это люди, являющиеся (либо считающие себя) весьма занятыми. То есть они по объективным или субъективным причинам, как правило, не желают уделять правовой информации много времени, внимания и усилий.

 

Вероятно поэтому в «Основах государственной политики в сфере развития правовой грамотности» в качестве фактора, влияющего на формирование правовой культуры и позитивного типа правосознания и поведения названо распространение и использование доступных для восприятия (выделено мной – Ю.Г.) информационных материалов, формирующих правовую грамотность и правосознание населения, в печатном, электронном, аудиовизуальном и ином виде, а также с помощью средств массовой информации (подпункт 3 пункта 12 Основ).

 

Заметим, что предложения о системной разработке и внедрении продукции юридического профиля с подобными характеристиками уже озвучивались. Например, С. И. Герасимов, будучи ректором Российской правовой академии Министерства юстиции РФ, предлагал разработать подробный классификатор популярных, рассчитанных на широкий круг читателей изданий по правовой тематике. Автор указывал на необходимость: «…подготовки сводного плана издания и распространения серий (циклов) брошюр, буклетов, плакатов правовой тематики……, сориентированных на массового читателя»[16]. К сожалению, эта полезная инициатива в виде ежегодного конкурса соответствующих работ, реализовывалась только в рамках самой академии. И то, как сообщили мне коллеги из РПА, в настоящее время эти конкурсы уже не проводятся.  

 

Итак, прикладные юридические информационные продукты, помимо традиционных прикладных изданий для действующих и будущих юристов (типа учебников, комментариев к законам, пособий для оперативных сотрудников, руководств для следователей, дознавателей и т.п.) должны излагаться еще и в иной - краткой, доступной для широких слоев населения форме. Однако если говорить об использовании подобного рода просветительской продукции в уголовном судопроизводстве, в рамках проведения следственных и иных процессуальных действий, то, как уже упоминалось, наука и практика здесь не демонстрируют достижений. В изданиях по уголовному процессу, равно как и по криминалистике, мы не находим научных положений и прикладных разработок подобного свойства. 

Изложим свое видение того, что же следует понимать под средствами правового просвещения и правого информирования в уголовном процессе и криминалистике.

 

Правовое информирование в виде протоколов, актов, памяток с выдержками из законодательства. 

 

Как бывший следователь помню, что мы с коллегами, включая оперативных сотрудников МВД и ФСБ, с которыми постоянно работали в составе следственно-оперативных групп, пытались составлять в рамках дел, находящихся в производстве, некие непредусмотренные законом документы типа протоколов разъяснения подозреваемому (обвиняемому) прав: при задержании, аресте, выполнении требований ст. 217-218 УПК РФ и т.п., памяток по проведению (участию в проведении) следственных действий, ОРМ и т.д. Применение этих документов, то есть ознакомление с ними лиц до начала допроса, разъяснение их содержания и подписание участвующими демонстрировало (и демонстрирует) высокую эффективность. Повторюсь, и это несмотря на то, что речь идет о непроцессуальных документах. Причем их тексты и тогда (в 90-х годах прошлого и в начале нового столетия) и сейчас составляются в основном либо самими следователями, либо представителями их руководства, а порой и вообще неизвестно кем, поскольку эти многократно скопированные (сканированные) файлы и листы распространяются широко и зачастую стихийно,  «кочуя» из одного правоохранительного подразделения в другое. Порой в них обнаруживаются многочисленные ошибки, сложность,  избыточность содержания, слишком мелкий текст и прочие недостатки.   Между тем уголовный процесс, равно как и уголовное право, криминалистика, не спешат помочь практикам в этом весьма актуальном для них вопросе. 

 

С позиции технологии формирования такого рода средств правового информирования, может показаться, что они настолько просты в разработке, что могут быть составлены сами практическими работниками, либо, например, соответствующими подразделениями зонального контроля ОВД. Это не совсем так. Если, как и теперь, «пустить дело на самотек», то, как было сказано выше, в практике и далее правовое информирование (инструктаж и т.п.) будет проводиться в основном устно, путем «зачитывания текста», а значит, мягко говоря, не всегда ненадлежащим образом. Возможно и далее среди следователей, дознавателей, оперативных сотрудников будут распространяться некачественные памятки, акты, протоколы и т.п., с многочисленными юридическими и иными ошибками, с характерной сложностью изложения,  избыточностью содержания, прочими недостатками. Уверен, что необходим научный подход и специальная методология и методика формирования, внедрения и, что важно – использования подобного рода средств правового информирования.

 

Средства правового просвещения в виде памяток, кратких пособий, видеофильмов, буклетов и т.п.

 

Речь идет о значительно более сложных продуктах науки. В рамках специального исследования, посвященного тактике использования на стадии возбуждения уголовного дела и в ходе предварительного расследования норм об особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ, мы с соавтором, изучив пожелания правоприменителей, составили краткое руководство для оперуполномоченного, следователя и приложили к нему три документа в электронном виде: памятку подозреваемому (обвиняемому), бланк протокола разъяснения ему его прав и преимуществ, предусмотренных главой 40 УПК РФ, и иными взаимосвязанными нормами уголовного и уголовно-процессуального права. Подобный бланк протокола был составлен и для потерпевшего[17].

 

Приведем краткие выдержки из этого руководства:

«….Уважаемый коллега (оперативный сотрудник, следователь)!

…… Основная суть Руководства и прилагаемых документов в том, что  при соблюдении ряда рассмотренных требований можно уже с момента первой беседы с заподозренным, подозреваемым применять законные и этически допустимые тактические приемы с целью достижения разумного компромисса со стороной защиты на основе норм, закрепленных в гл. 40 УПК РФ. Для этого следует учесть следующее: 

1. Несмотря на то, что нормы главы 40 УПК РФ формально не регулируют правоотношения на досудебных стадиях до выполнения требований ч. 5 ст. 217 УПК РФ, вы, при неукоснительном соблюдении принципов уголовного судопроизводства, можете прогнозировать, планировать и использовать как прямо указанные в законе, так и производные (тактические) преимущества, которые представляют сторонам нормы об особом порядке. Эти преимущества и изложены в Памятке подозреваемому, обвиняемому.

2. Имеет смысл использовать прилагаемую Памятку для заподозренного, подозреваемого, обвиняемого в любой момент проведения ОРМ и предварительного расследования, однако лишь тогда, когда: 1) имеются (четко прогнозируются) предусмотренные в законе основания для возможного будущего применения норм главы 40 УПК РФ; 2) вы обоснованно убеждены в хорошей судебной перспективе по делу, в том, что сторона обвинения действительно располагает (или в ближайшее время гарантированно будет располагать) всей полнотой допустимых доказательств виновности лица в совершении преступления, в связи с чем, некоторые или все акты противодействия уголовному преследованию и судебному разбирательству бессмысленны.

3. Каждый оперативный сотрудник, следователь,  дознаватель должен вовремя обнаружить и преодолеть в самом себе негативные, не основанные на законе и низменные по своей сути факторы заинтересованности в рассмотрении уголовного дела судом в особом порядке. К таким факторам может относиться заинтересованность в укрытии: нарушений закона, неполноты, необъективности результатов ОРМ, расследования, недоказанности обвинения при согласии обвиняемого с ним (если таковое допущено). Эти негативные факторы не только аморальны, но в определенных случаях указывают на признаки служебного преступления. 

 

…………………………

8. Категорически недопустимы какие-либо гарантии принятия судом того или иного решения (меры пресечения, вида и размера наказания и т.п.). Такого рода заверения будут грубым нарушением одного из основополагающих принципов уголовного судопроизводства – принципа осуществления правосудия только судом (ст. 8 УПК РФ). 

……………………….».

 

Надеюсь, что изложенные здесь выдержки дают представление об их полезности для профессиональных участников уголовного процесса, а также о том, что содержание руководства и приложений – это именно средства правового просвещения (а не правового информирования) для правоприменителей[18] и вовсе не средства предупреждения преступлений. Однако для непрофессиональных  участников уголовного судопроизводства  польза, как нам представляется, еще выше. Приведем краткую выдержку из текста памятки для подозреваемого (обвиняемого) об особенностях рассмотрения уголовного дела судом  в том же особом порядке:

 

«………. Вы как подозреваемый либо обвиняемый в случае, если намерены по  окончании предварительного расследования ходатайствовать об особом порядке (гл. 40 УПК РФ), в соответствии с УПК РФ можете рассчитывать на следующие предоставленные Вам законом преимущества:

1. Максимальный срок или размер наиболее строгого вида наказания для Вас не может превышать более 2/3 максимального срока или размера наиболее строго вида наказания предусмотренного санкцией соответствующей статьи УК РФ (ч.5 ст. 62 УК РФ, ч. 7 ст. 316 УПК РФ).

2.  Вы освобождаетесь от уплаты процессуальных издержек (ч. 10 ст. 316 УПК РФ). 2.1. К процессуальным издержкам, согласно ч. 2 ст. 131 УПК РФ, относятся:  2.1.1…..                        2.1.2…..                                      2.1.3………………..»

 

Данное руководство, памятки и «протоколы разъяснения прав» были апробированы в 3 субъектах РФ среди оперативных сотрудников, следователей и дознавателей органов внутренних дел. Те, в свою очередь, использовали эти просветительские материалы в многочисленных ежедневных беседах, допросах и иных следственных действиях по находящимся в их производстве уголовным делам.  Результаты анкетирования практических работников показали, что почти все они (96%) активно поддерживают широкое внедрение этих документов. Многие высказывали мнение, что подобные тексты в рамках правового просвещения нужно составлять, распространять и среди иных участников процесса, в различных типовых оперативно-розыскных, следственных и судебных ситуациях.

 

Итак, почему бы ученым - представителям науки уголовного процесса, а также уголовного права, криминалистики и ОРД, не взяться за разработку таких пособий и памяток, например, в виде приложений к своим пособиям, диссертациям и монографиям? Здесь налицо широкие  перспективы разработки и внедрения средств правового просвещения участников уголовного судопроизводства, иных категорий граждан. Обозначим лишь некоторые. Так, с предметной точки зрения, ждут своих разработчиков следующие информационные материалы (памятки, буклеты и т.п.): 

  • для потерпевших, об особенностях защиты их прав на гражданский иск в уголовном деле, об иных эффективных средствах восстановления их нарушенных прав;
  • для свидетелей и иных лиц, об особенностях применения в отношении них мер государственной защиты в случаях, предусмотренных законом;
  • для граждан и организаций, еще не ставших потерпевшими, но часто     подвергающихся хищениям, иным преступлениям  -  о нормах и иных правилах, регулирующих обращение в правоохранительные органы;
  • для лиц, содействующих органам  – субъектам ОРД (ст. 17 ФЗ «Об ОРД»), в том числе, на контрактной основе, об особенностях их участия в подготовке и/ или проведении оперативно-розыскных мероприятий,

и десятки других пособий, памяток, буклетов на всякие, как говорится, случаи жизни.  

 

Обратим внимание, что в перечисленных примерах (точнее в направлениях)  прикладных разработок мы имеем средства именно правового просвещения, а не просто правового информирования, о которых говорилось выше  (и вовсе не профилактику преступлений), поскольку речь идет не только о распространении правовой информации, но и о ситуационно обусловленных советах гражданам по ее применению. Кроме того, как отмечалось выше, здесь должна найти отражение целенаправленная и систематическая деятельность, направленная на формирование и повышение правового сознания и правовой культуры определенных категорий лиц (подозреваемых, свидетелей, а также оперативных сотрудников, следователей и др.), включая цель противодействия правовому нигилизму. Кроме того, вновь разрабатываемые средства правового просвещения могут сопровождаться технико- тактико- и методико-криминалистическими рекомендациями по их использованию соответствующими субъектами, например как мы с соавтором сделали это в упомянутом выше кратком руководстве. 

 

При таком подходе, например, в криминалистике (равно как и в других науках антикриминального цикла) раскрываются широчайшие перспективы не только и не столько формирования (создания «с нуля»), сколько преобразования криминалистических разработок для профессионалов в рекомендации просветительского характера.  Например, применительно к методикам расследования преступлений коррупционной направленности использование данного подхода подразумевает учет ряда важных методологических правил:

- криминалистическая характеристика названных преступлений может формироваться и представляться в двух формах: сначала - для профессиональных участников уголовного судопроизводства (следователя, оперативного сотрудника и других); затем - в краткой и доступной форме – для широкого круга граждан, в целях их антикоррупционного просвещения и криминалистической профилактики;

- иные положения и рекомендации в рамках данной методики также могут излагаться в двух формах, то есть, условно говоря: 1) в «профессиональной» и 2) в «просветительской». Так, в рамках такой «процедуры преобразования» могут быть созданы рекомендации следующего типа: о типичных заблуждениях по поводу преступности либо непреступности деяний; о типичных способах преступлений; о типичных криминальных и криминалистических ситуациях по делам данной категории, с учетом сферы деятельности адресатов рекомендаций; о средствах и методах криминалистической деятельности по борьбе с этими преступлениями; о противодействии провокациям, подстрекательству и иным незаконным методам борьбы с коррупцией; а также о том, как человеку не допустить вовлечение себя в эти противоправные деяния в типичных, хорошо знакомых каждому жизненных ситуациях[19].

 

Существенные признаки (атрибуты) средств правового просвещения.

 

Для того чтобы полнее изложить существенные признаки средств правового просвещения, вновь обратимся к «Основам государственной политики в сфере развития правовой грамотности». В широком перечне мер данной политики указана: «….апробация новых форм участия сотрудников правоохранительных органов в пропаганде правовых знаний и законопослушания, профилактике правонарушений и преступности на основе распространения положительного опыта работы правоохранительных органов в этой сфере» (п. 5 ст. 17 Основ). Здесь же отмечено также: «… расширение взаимодействия правоохранительных органов с общественностью, со средствами массовой информации, организациями эфирного и кабельного вещания, представителями творческих профессий в целях демонстрации позитивных примеров осуществления правоохранительной деятельности и депопуляризации криминальной культуры и противозаконных форм социального поведения (п. 7 ст. 17 Основ). 

 

Кроме того, в настоящее время особо востребованы краткие, доступные прикладные рекомендации – средства правового просвещения и правового информирования, не только в виде «бумажных» памяток, пособий, бланков «протоколов об ознакомлении…», буклетов, но и аудио, видеоматериалов, а также в виде специальных электронных, программных продуктов, особенно в виде мобильных приложений в телефонах, коммуникаторах, планшетных (равно как и стационарных) компьютерах, нетбуках и ультрабуках. То есть их можно и нужно распространять не только в печатном, но и в аудиовизуальном, электронном виде. Формирование методологии и методик создания, технологий внедрения такого рода научной продукции, разработка тактических приемов по использованию указанных средств в ходе подготовки и проведения  следственных и иных процессуальных действий, на наш взгляд, должно стать  одним из перспективных направлений дальнейшего развития уголовного процесса как науки и учебной дисциплины, а также криминалистики (криминалистической тактики и криминалистической методики), уголовного права, иных наук антикриминального цикла.

 

Изложенное выше позволяет выделить основные признаки (атрибуты) средств правового просвещения, в том числе, отличающие их от средств правового информирования[20] и от профилактики преступлений, иных правонарушений.  По сути, здесь излагаются основы методологии, принципы формирования, внедрения и использования этих продуктов наук антикриминального цикла. Итак, эти средства:

1.  Излагаются доступным языком, иными доступными методами (с применением рисунков, фото, анимации, ярких жизненных примеров и т.п.), в адресной, доброжелательной по отношению к «потребителю» манере и по возможности кратко;

2. Удовлетворяют требованиям достоверности, разумности и жизненности советов и примеров, актуальности и увлекательности информации; 

3. Создаются и распространяются не только в печатной форме, но в форме  аудио, видеоматериалов, а также в виде специальных электронных программных продуктов, приложений для мобильных устройств и иной компьютерной техники;

4. Распространяют знания не только о правах, свободах и обязанностях человека, но и о способах их реализации. То есть содержат не только правовую информацию (нормативную и ненормативную), но и ее анализ, добрые советы и рекомендации о том, как, какими способами оптимально использовать предоставляемые права и возможности;

5.  Должны быть ситуационно обусловлены. Этот признак прямо вытекает из предыдущего пункта. Учеными-криминалистами доказано, что надлежащее использование ситуационного подхода резко повышает эффективность, практическую ценность рекомендаций[21]; 

6. Исходят из приоритета нравственных ценностей, целей не только информирования, но и повышения уровня правового сознания и правовой культуры определенных категорий лиц, включая цель противодействия правовому нигилизму;

7. Должны выделять и распространять положительный опыт работы правоохранительных и судебных органов в соответствующей сфере и применительно к рассматриваемым ситуациям;

8.  Могут демонстрировать не только обобщенный положительный опыт, но и конкретные позитивные практические примеры осуществления правоохранительной деятельности, ставить в пример конкретных людей;

9. Обязаны депопуляризировать (осуждать, высмеивать, указывать на ложность, ущербность, вредоносность и т.п.) криминальную культуру и противозаконные формы социального поведения;

10. Не должны содержать явных и неявных «инструкций по подготовке и совершению преступлений и иных правонарушений», а также завуалированных рекомендаций о том,  как в случае их совершения избежать ответственности (методология такого рода ограничений крайне важна и является предметом отдельной междисциплинарной научной разработки);

11. Должны соблюдать требования закона о недопустимости разглашения государственной тайны, тайны предварительного расследования, иных охраняемых законом тайн.

12. Могут сопровождаться технико- тактико- и методико-криминалистическими рекомендациями по их использованию соответствующими субъектами. 

 

Понятия правового информирования и правового просвещения, перечень их субъектов и объектов  

 

Хотелось бы выразить убежденность в том, что все науки антикриминального цикла, прежде всего, уголовный процесс, уголовное право и криминалистика, должны сами двигаться навстречу своему «конечному потребителю», разрабатывая и внедряя «продукцию», средства правового информирования и правового просвещения в различных вариантах в зависимости не от сложившихся внутринаучных традиций, а от тенденций «потребления», характеристики типичного конечного потребителя, то есть объекта указанной деятельности[22]. Наука должна активнее  работать не только в интересах «типовых потребителей» ее продукции (профессиональных участников уголовного процесса, законодателей и разработчиков законопроектов, самих ученых, от студента-исследователя до профессора).    Пора активизировать работу в интересах иных, назовем их «нетипичными», субъектов, «конечных потребителей» научных положений и рекомендаций. Это могут и должны быть следующие лица (объекты правового просвещения и правового информирования):

  •  заподозренные, подозреваемые, обвиняемые, привлекаемые к иной юридической ответственности[23] (административной, дисциплинарной и т.д.);
  •  должностные лица различных организаций и граждане, привлекаемые к проведению ОРМ, следственных и иных процессуальных действий (закупщики наркотиков, взяткодатели, посредники во взяточничестве, специалисты-консультанты, педагоги, представители общественности, понятые и т.д.);
  •  потерпевшие от преступлений, пострадавшие от иных правонарушений, а также потенциально могущие стать и теми, и другими;
  •  свидетели и иные непрофессиональные участники уголовного судопроизводства; 
  •  родители и родственники подозреваемых, обвиняемых;
  •  несовершеннолетние;
  •  педагоги, учителя, тренеры спортивных секций, руководители кружков по интересам, иные взрослые, занимающиеся воспитанием несовершеннолетних;
  •  работники всех видов организаций, участники любых сфер правоотношений (если речь идет, например, об антикоррупционном, антитеррористическом, просвещении и информировании, противодействии экстремизму, незаконному обороту наркотиков, фальсифицированных лекарств, и о подобных глобальных проблемах);      

и многие другие.

 

Разумеется, применительно к каждой категории лиц, с учетом сферы деятельности и типичной ситуации, должны разрабатываться специфические средства правового информирования и просвещения, в различных формах. То есть перспективы научно-прикладных разработок - самые широчайшие.

Субъектами разработки этих средств должны быть ученые или коллективы разработчиков -  ученые совместно с практиками, но не только последние, как это имеет место в настоящее время. Субъектами же применения соответствующих средств должны быть, прежде всего: следователи, дознаватели, оперативные сотрудники, прокуроры, судьи и иные профессиональные участники уголовного процесса, сотрудники органов – субъектов ОРД.

 

С учетом изложенного, сформулируем два понятия, ставшие предметом настоящей публикации.

Правовое информирование в уголовном процессе и криминалистике - это реализуемая с учетом назначения уголовного судопроизводства деятельность ученых-разработчиков, а также сотрудников правоохранительных и судебных органов по формированию, распространению и разъяснению адресно (для отдельных категорий лиц) и в широких слоях населения специально адаптированной правовой информации.

 

Правовое просвещение в уголовном процессе и криминалистике - это реализуемая с учетом назначения уголовного судопроизводства деятельность ученых-разработчиков, а также сотрудников правоохранительных и судебных органов по формированию, распространению и разъяснению адресно, то есть отдельным категориям лиц и в широких слоях населения специально адаптированной правовой информации (включая рекомендации об эффективных способах ее реализации), в целях повышения правосознания и правовой культуры, противодействия правовому нигилизму.

 

В заключении хотелось бы отметить, что в данной статье правовое просвещение (и правовое информирование) представлено как деятельность в уголовном судопроизводстве, предложены лишь некие основы методологии и методики создания средств правового просвещения. Однако надеюсь, что данный правовой феномен будет развиваться, не останавливаясь на уровне отдельных, хаотично создаваемых прикладных разработок. В этом случае со временем можно будет говорить о формировании самостоятельного учения и одного из важных направлений дальнейшего развития уголовно-процессуальной и криминалистической науки (а также других наук антикриминального цикла), практики и дидактики. В результате  наука будет сближаться с практикой, существенным образом повысится эффективность правоприменения, а также уровень правосознания и правовой культуры населения. 

 

Автор: Гармаев Юрий Петрович, доктор юридических наук, профессор

 

----   

Литература:

[1] Вележев С.С. Консолидация теории и практики в решении проблем, связанных с юридической ответственностью и наказанием // Администратор суда. - 2011. - № 1. - С. 7-8.

[2] Статкус В. Ф. А в ответ тишина // Теория и практика использования специальных знаний в раскрытии и расследовании преступлений (к 90-летию со дня рождения профессора И. М. Лузгина и к 80-летию со дня рождения профессора Е. И. Зуева): Сб. матер. 50-х криминалистических чтений: в 2- ч. – М.: Академия управления МВД России, 2009. Ч.1. – С. 477. 

[3] Аминов, И. И. Правовое просвещение граждан на  предварительном следствии /И. И. Аминов // Адвокатская практика. - 2006. - № 4. - С. 41. Автор ссылается также на следующие работы: Юридическая педагогика в МВД / Под ред. проф. А.М. Столяренко. М., 1997; Столяренко А.М. Юридическая педагогика в МВД: вопросы методологии и теории. М., 1999; Столяренко А.М. Юридическая педагогика: Курс лекций. М., 2000.

[4] Ожегов, С.И. Словарь русского языка / С.И. Ожегов. М.: Русский язык, 1978. С. 570.

[5] Степанова, И.А. Правовое просвещение в России в XVIII веке // Педагогическое образование. 2007. № 1. С. 133-134. 

[6] "Модельный закон о просветительской деятельности" (Принят в г. Санкт-Петербурге 07.12.2002 Постановлением 20-15 на 20-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ). URL: http: www. consultant-plus.ru (дата обращения: 4.02.2015).

[7] Подробнее об этом см.: Научно-практический комментарий к Федеральному закону от 21 ноября 2011 г. № 324-ФЗ  «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» (постатейный) / под ред. Ю.А. Дмитриева. М.: Юркомпани, 2012. С. 104.

[8] См., например: Снигирева, М.В. Общественные ресурсы в педагогических технологиях правового просвещения: дис. ... канд. пед. наук /М.В. Снегирева. Екатеринбург, 2009. С. 75.

[9] Преамбула Концепции правового просвещения на период до 2020 года. Подготовлена Общественным советом при Уполномоченном по правам человека в Хабаровском крае // Сайт Уполномоченного по правам человека в Хабаровском крае. URL: http: www. pravo.khv.ru/concept (дата обращения: 2.02.2015).

[10] Аминов, И. И. Правовое просвещение граждан на  предварительном следствии /И. И. Аминов //Адвокатская практика. -2006. - № 4. - С. 41-42.

[11] Авторы отсылают к следующей работе: Шмелев, А.А. Что такое правовая информация? URL: http://www.jurprofs.ru/pages.php?p=406 (дата обращения: 29.01.2015).

[12] Остапенко, А.С. Комментарий к Федеральному закону от 21.11.2011 N 324-ФЗ «О бесплатной юридической помощи в Российской Федерации» (постатейный) / А.С. Остапенко, Е.В. Артемьев, Е.А. Бевзюк URL: http: www. consultant-plus.ru (дата обращения: 4.02.2015).

[13] Сайт «Академик». Режим доступа: http://pedagogical_dictionary.academic.ru/3642/Юридическая_педагогика. Дата обращения: 12.04.15.

[14] См., например: Кабанов П. А. Антикоррупционное просвещение как средство противодействия коррупции: понятие и содержание // Актуальные проблемы экономики и права. – 2014. - № 4. – С. 42-51.

[15] Примерный перечень подобных средств правого просвещения часто упоминается в научных публикациях. Но ничего не говориться о методологии и методике их создания соответствующими юридическими науками. См., например: Киселёва, Н. А. К вопросу о роли и методике правовой пропаганды в правоохранительных органах / Н. А. Киселёва // Законность и правопорядок в современном обществе. - 2011. - № 6. - С. 72 - 76.

[16] Герасимов, С. И. О реализации государственной политики в сфере развития правовой грамотности и правосознания граждан: проблемы и содержание // Проблемы формирования правосознания и правовой культуры современного российского общества:  мат-лы Всерос. науч.-практ. конф. / под ред. С. И. Герасимова: РПА Минюста России. – М. 2012. - С. 28-29.

[17] Гармаев Ю. П. Памятка подозреваемому, обвиняемому об особенностях рассмотрения уголовного дела судом  в особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ и советы по ее практическому применению / Ю.П. Гармаев, Е.И. Попова // Российский следователь. 2013. № 22. С. 2-6. Полный текст руководства, вместе с памяткой и бланками протоколов размещен для свободного скачивания на сайте Международной ассоциации содействия правосудию: Гармаев, Ю. П., Попова, Е. И. Краткое руководство для следователя по использованию на предварительном следствии норм об особом порядке, предусмотренном главой 40 УПК РФ URL: http://www.iuaj.net/node/1341 (дата обращения: 29.02.2015).

[18] Как видим, помимо собственно содержательной части правового просвещения в руководстве изложены тактические приемы использования этой информации. 

[19] Подробно об этом см. сайт Международной ассоциации содействия правосудию (МАСП). Режим доступа: http://www.iuaj.net/node/1559.  Там же для свободного скачивания размещена одна из просветительских памяток автора по предупреждению коррупции и защите от незаконного обвинения в коррупционном преступлении.

[20] Многие, но не все эти признаки относятся и к средствам правового информирования.

[21] См., например: Волчецкая Т.С. Криминалистическая ситуалогия: монография / под ред. проф. Н.П. Яблокова. М. – Калининград, 1997. С. 8.

[22] Подробнее о характеристиках «продукции» и «конечных потребителей», но применительно к задаче предупреждения преступности, излагалось здесь: Гармаев, Ю.П. Мультимедийные межотраслевые средства предупреждения преступности: перспективы разработки и внедрения / Ю.П. Гармаев // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2014. №3. С. 71-80.

[23] Исходя из тенденции использования криминалистических, равно как и оперативно-розыскных (отмечено мной – Ю.Г.) знаний в иных видах судопроизводства. См., например: Шепитько, В. Ю. Криминалистика ХХI века: предмет познания, задачи и тенденции в новых условиях // Современное состояние и развитие криминалистики. Сб. науч. трудов / под ред. Н. П. Яблокова и В.Ю. Шепитько. Х.: Апостиль, 2012. С. 43.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 103 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Новости форума

Навигация

Библиотека