Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Преступная деятельность экономической и коррупционной направленности: проблемы исследования содержания и формирования структуры модели

Проблемы структуры и содержания криминалистических моделей механизма преступной деятельности экономической и коррупционной направленности неразрывно связаны с формированием криминалистической характеристики данных преступлений. Криминалистическая характеристика являются основой для построения той или иной модели механизма преступной деятельности. Создаваемые криминалистические модели позволяют с различных сторон изучать определенный вид преступлений, лучше понять и критически переосмыслить содержание отдельных элементов криминалистической характеристики и создаваемых моделей.

 

Основной проблемой изучения преступной деятельности экономической и коррупционной направленности, в первую очередь, в силу ее особой латентности, является адекватное понимание исследователем содержания изучаемого явления и составляющих его процессов[1, 251-264]. Поэтому существенной проблемой является поверхностный подход к непосредственному объекту исследования, т.е. к реальной преступной деятельности.

С другой стороны, как отмечают различные исследователи не исключено, что корень проблемы лежит в регрессивном влиянии европейских и российских идей прошлого века типа: «бессознательного упорядочивания», «упорядоченного взгляда на вещи», «железного структурализма», modus operandi sistem и др. Возможно, что именно они привели сначала к зарождению, развитию, а потом и к упадку концепции «криминалистическая характеристика преступлений»[2, 56-58].

 

Традиционная инерционность методологических подходов, когда последователи копируют у предшественников не только прогрессивное, но воспроизводят и то, что исчерпало себя, – явление закономерное и объективное. Например, в недалеком прошлом увлечение элементным анализом структуры преступной деятельности приводило к избыточному количеству этих элементов. Примером может служить один из научных сборников. В нем дается «обзор состояния научно-исследовательской работы по проблеме криминалистической характеристики преступлений»[3].

 

В практике научных исследований накопление научно-эмпирического материала может начинаться не с эмпирических основ, не с материалов конкретных расследований, а с достигнутого уровня обобщения, который А.Ф. Лубин образно именует «покоренные высоты» абстракций. В результате содержание криминалистической характеристики определенного вида преступной деятельности или содержание разработанной на ее основе исследовательской модели, например, одной из разновидностей механизма преступной деятельности экономической и коррупционной направленности может преподноситься как реальная преступная деятельность.

Нередко, игнорируется и то, что видовая криминалистическая характеристика преступной деятельности может в той или иной степени не совпадать с экономико-криминальной реальностью. Как следствие этого научно-исследовательская модель механизма преступной деятельности (например, следовая, версионная или доказательственная) также может быть менее или более полной, содержать вероятностные, абстрактные элементы. При этом и сама криминалистическая характеристика и построенная на ее основе исследовательская модель механизма преступления, даже при очень подробном описании и модельном соответствии, не могут быть самой экономико-криминальной действительностью.

В ситуации нехватки эмпирических данных о конкретном криминальном механизме может получить свое развитие и другая методологическая крайность. Например, производя прогностические дополнения недостающих элементов модели механизма преступления, внося вероятностные уточнения в содержание криминалистической характеристики исследователь может зайти так далеко, что саму преступную деятельность и ее научно-методическое описание – криминалистическую характеристику – начинает рассматривать как независимые сущности.

 

Важнейшая методологическая проблема – формулирование оптимальных правил описания преступной деятельности и построения соответствующих криминалистических моделей, а также представление о том, каким образом и в каком виде данные модели могут помочь в научных исследованиях, методической работе и практике расследования. Решение данной проблемы должно строится с учетом того, что основой успешного расследования преступлений является четкое представление о том, что предстоит расследовать, кем и как могло быть совершено преступление, чьи интересы достаточно часто пересекаются в механизме расследуемого события, в каком соотношении находятся ситуационные и процедурные элементы преступной деятельности экономической и коррупционной направленности.

Например, встречается мнение о том, что набор элементов криминалистической характеристики не может быть строго обязательным для различных категорий преступлений, а также утверждается, что структура криминалистической характеристики, количество и состав ее элементов будут зависеть от разновидности изучаемых преступлений. Поэтому, стремиться к созданию универсальной модели криминалистической характеристики не следует[4, 39].

Главное, что бросается в глаза, – это смешение понятий «сведения» и «элементы». Сведения действительно могут быть весьма различными, но ведь понятие «элементы» обозначает группы сведений. В этом смысле структурный состав элементов должен быть весьма стабильным. Поэтому утверждение о подвижности состава элементов криминалистической характеристики это научно не обоснованное «вольнодумство», которое порождает своеобразную методологическую вседозволенность.

В результате – каждый исследователь, никак это методологически не обосновывая, волен предлагать свой структурный пакет элементов. Следующий шаг на этом пути – это действие по правилу «допустимо все без всякого обоснования». Существование данной тенденции косвенно объясняет еще одну проблему – отсутствие стабильности структуры криминалистической характеристики и не очень высокий уровень ее содержательного наполнения.

Структуру периодически «расшатывают». Чаще всего ставят под сомнение количество элементов структуры криминалистической характеристики, вносят дополнительные, уточняющие элементы и т.п. При этом содержательное наполнение соответствующих разделов криминалистической характеристики, применительно к видам преступлений, остается весьма невысоким.

Например, в различного рода работах стало достаточно типичным включение в перечень элементов криминалистической характеристики весьма спорных элементов без всякого обоснования подобного подхода с теоретико-методологических позиций. Одним из таких элементов является «типичная исходная информация о преступлении»[5, 62].

На наш взгляд это не элемент криминалистической характеристики преступной деятельности определенного вида, а характеристика информационно-ситуационных особенностей начала работы по расследованию определенного вида преступлений. В научном смысле, можно без труда доказать, что «типичная исходная информация о преступлении» это не элемент видовой криминалистической характеристики преступления, а обозначение возможных групп сведений, которые могут быть обнаружены субъектом расследования на первоначальном этапе работы по материалу предварительной проверки или уголовному делу. Эти сведения можно типизировать и превратить в характеризующий элемент. Но что он будет характеризовать? Содержание преступной деятельности определенного вида или информационное содержание начального этапа расследования?

Возможна и другая оценка предложения указанных авторов. Типичную исходную информацию о преступлении можно рассматривать как составляющую такого элемента криминалистической характеристики как «следы преступления». Но авторы так вопрос не ставят, а предлагают свою классификацию элементов криминалистической характеристики, один из которых имеет указанное название. Анализ текста позволяет понять, что фактически речь идет о нескольких разновидностях следовой информации, которая может быть получена из материалов арбитражных судов, от кредиторов, из дел оперативного учета и т.п.[6, 63]. При этом понятийная корректность текста весьма спорна.

Аналогичные предложения имеют место в криминалистической литературе. Например, в работе, которая посвящена преступлениям в сфере кредитования даже не поясняется, что имеется в виду применительно к элементу «типичная исходная информация о преступлении»[7, 23].

 

Еще одним элементом, предлагаемым к включению в состав криминалистической характеристики, являются «особенности предмета и объекта преступного посягательства»[8, 9]. В данном случае происходит явная замена криминалистических понятий категориями уголовного права. Данный подход к определению структуры криминалистической характеристики не способствует наполнению ее специализированного содержания, является дублированием положений уголовного законодательства в криминалистических работах.

 

Достаточно распространенной ошибкой является излишняя детализация и расширение перечня элементов криминалистической характеристики. Например, в классификационной части работы, в качестве самостоятельных элементов, выделяются время совершения, место совершения, обстановка совершения[9, 23], а в пояснительной части выделенные элементы рассматриваются в одном общем блоке без выделения его наименования[10, 25-26]. Детальный анализ материала данной работы показывает, что в конечном итоге речь идет о нормативно-ситуационных особенностях функционирования финансово-кредитной организации и тех условиях, которые могли способствовать действиям преступника или затруднить совершение им преступления.

Другим примером излишней детализации и расширения перечня элементов криминалистической характеристики является работа, которая посвящена вопросам выявления и расследования мошенничества. Ее автор обстановку совершения преступления (условия, место, время и т.п.) отделил от обстоятельств и условий, способствовавших совершению преступления[11, 15], но при этом не обратил внимания на обстоятельства и условия, которые могли затруднить действия преступников и способствовали образованию дополнительных следов преступления.

Не менее актуальной проблемой являются предложения об исключении из перечня структурных элементов криминалистической характеристики тех, которые вполне очевидны и не вызывают сомнения у большинства криминалистов. Например, один из авторов сославшись на определение криминалистической характеристики, которое дано М.В. Субботиной[12, 14] и на его основе предложил свой перечень составных элементов[13, 16]. При этом он не указал в данном перечне «условия совершения преступления» (в нашем понимании ситуационные особенности незаконного предпринимательства – С.Ж.), которые указаны в определении М.В. Субботиной и вполне очевидны в данном перечне как важнейший элемент данного вида преступной деятельности.

Другие авторы достаточно вольно обходятся с таким структурным элементом криминалистической характеристики криминальных банкротств как следы данного вида преступной деятельности[14, 20; 15, 46]. Данный элемент не включается ими в классификационный перечень и содержательно не характеризуется в тексте.

На этом фоне как легкая научная шалость выглядит заявляемая попытка обоснования оптимального числа значимых элементов криминалистической характеристики применительно к достаточно разнородным, хотя и взаимосвязанным, преступлениям против собственности и в сфере экономической деятельности, без какого-либо последующего теоретико-методологического обоснования данной структуры[16, 43-44].

 

Ранее в криминалистической литературе встречались предложения об использовании в качестве оснований классификации элементов криминалистической характеристики элементов структуры состава преступления, с выделением в криминалистической характеристике признаков объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной стороны[17, 7-9]. В процессе изучения литературных источников нам не удалось найти примеров составления подобной видовой криминалистической характеристики. Современные сторонники данной точки зрения настаивают на возможности такого подхода[18, 36]. Содержательно это ими никак не реализуется. Используются традиционные криминалистические критерии классификации структурных элементов криминалистической характеристики, в том числе совершенно неоправданно из перечня данных элементов исключаются следы-признаки преступной деятельности данного вида.

С некоторых пор в криминалистической литературе обозначилась мысль о замене криминалистической характеристики перечнем обстоятельств подлежащих доказыванию. На этой основе построено утверждение о том, что базой для определения элементов криминалистической характеристики служит перечень обстоятельств подлежащих доказыванию. При этом ссылка делается на Р.С. Белкина как автора такого подхода к модернизации криминалистической характеристики[19, 37, 40-41].

 

Внимательно просмотрел работу Р.С. Белкина «Криминалистика: проблемы сегодняшнего дня…», но так и не нашел там основы для подобных предложений. На странице 223 сказано: «Не мудрено, что такая характеристика не дает исчерпывающего ответа на вопрос о специфике предмета доказывания, что и требует, помимо нее, приводить в методике перечень обстоятельств, подлежащих установлению по данной категории уголовных дел».

Чистота лексической конструкции фразы не в стиле Р.С. Белкина. Его фразы всегда были безукоризненными. Чувствуется, что он спешил, хотел многое сказать, боялся чего-то не успеть, о чем и пишет чуть ниже применительно к проблеме оперативно-розыскной характеристики. Но даже из этой фразы видно, что конкретизированный перечень обстоятельств подлежащих доказыванию является производным от криминалистической характеристики. Он может быть сформирован при условии высокой содержательности криминалистической характеристики. Поэтому делать вывод о том, что положения ст. 73 УПК РФ являются базой для определения перечня элементов криминалистической характеристики – это методологический перебор.

 

Определенным этапом в теоретико-методологической дискуссии на данную тему стало введение в научный оборот и обоснование криминалистами нового понятия «механизм преступной деятельности»[20, 107-109], «механизм преступления»[21, 16; 22, 26]. Данные исследования явились результатом того, что термин «механизм преступления» (Р. С. Белкин, В. К. Гавло, М. К. Каминский, В. А. Образцов, Н. П. Яблоков) был обоснован (Р. С. Белкин, 1997) в качестве первичного элемента предмета криминалистики. Как совершенно точно отмечает А.Ф. Лубин «…на узком плацдарме пересеклись несколько крупных вопросов: а) каким образом изменится соотношение традиционных категорий «преступная деятельность» и «криминалистическая характеристика преступления», если вводится новая категория «механизм преступной деятельности»; б) возможно ли говорить о методологии исследования данной категории в условиях отсутствия соответствующей частной криминалистической теории; в) каковы пути построения новой теоретической модели механизма преступной деятельности; г) каково должно быть методологическое исследование этой модели в целях выявления закономерных корреляционных связей между главными факторами; д) в каком виде должно быть представлено выводное знание о закономерностях механизма преступной деятельности[23, 8-9].

Результатом исследований по разрешению данных вопросов стали работы представителей различных научных школ[24; 25; 26], которые сформулировали свое модельное понимание содержания механизма различных видов преступлений[27], а также методические основы их выявления и расследования[28].

 

Если суммировать результаты данных и иных исследований, то можно отметить ряд принципиальных положений:

1. Криминалистическая характеристика преступной деятельности представляет собой систематизированное и упорядоченное описание закономерных особенностей подготовки, совершения и сокрытия определенного вида преступлений. Данное описание (характеристика) может быть выражено в форме:

– обычного текста, в том числе с выделением его отдельных фрагментов для акцентирования внимания читателя (пользователя), активизации в его сознании ассоциативных связей;

– текста сведенного в таблицу для возможности аналитического сопоставления отдельных положений разделов таблицы;

–графических схем, которые могут иметь различную степень сложности;

– электронного документа (или программы) с использованием различных дополнительных компьютерных программ, которые позволяют усиливать наглядность и зрелищность представляемого материала.

2. Характеристика механизма преступления, по мнению большинства авторов, по сути, является той же криминалистической характеристикой, которая в их понимании:

– учитывает ход и порядок последовательной смены причинных, функциональных и иных взаимосвязей, существующих между компонентами преступления в процессе возникновения и развития их взаимодействия[29, 46];

– характеризует единый процесс взаимосвязи и взаимодействия субъекта преступной деятельности, обстановки его совершения, предмета (жертвы) посягательства, орудий и средств совершения преступления, а также элементов и преступного результата[30, 16];

– описывает систему процессов взаимодействия участников преступления, как прямых, так и косвенных, между собой и с материальной средой, сопряженных с использованием орудий, средств и иных отдельных элементов обстановки[31, 26].

 

Позиция А.Ф. Лубина отлична от указанных точек зрения тем, что ее автор уходит от фактического дублирования содержания понятий «криминалистическая характеристика» и «механизм преступления» и под механизмом преступления понимает «методологическую категорию, выражающую закономерности теоретического построения и экспериментальной проверки модельной иерархической системы типовых версий»[32]. Таким образом, в понимании руководителя нашей научной школы «механизм преступления» это переосмысленное на основании эмпирических материалов знание о криминальной действительности, это теоретические выводы о содержании преступной деятельности определенного вида, которые сформированы в виде версионной модели. Данная модель является инструментом исследователя. С ее помощью можно проследить то типичное, что важно для практического применения

 

Проблема понимания исследователями данного вопроса состоит в том, что процесс формирования криминалистической характеристики имеет свои этапы:

– начальное изучение эмпирических фактов совершения преступлений определенного вида;

– составление текстового и схематического описания данных фактов;

– выделение типичных элементов и составление сводного текстового и схематического описания процесса подготовки и совершения преступлений определенного вида;

– детализация перечня действий (бездействий) субъектов преступной деятельности и их связей по месту, по времени и с учетом иных ситуационных особенностей совершения преступления с выделением перечня следов-признаков подобных действий (бездействий).

 

В результате получается следовая модель преступления определенного вида, которая является основой для формирования версионной модели, о которой ведет речь А.Ф. Лубин. Версионная модель, в свою очередь, создает основу для построения доказательственной модели, которая и является теоретико-содержательной основой создания программы расследования преступлений определенного вида.

Осознают ли все те, кто исследует теоретические вопросы криминалистики и размышляет на указанные темы эту криминалистическую технологию? Учитывают ли они, о каком уровне работы криминалиста, в том или ином случае, они пишут?

Понятийно-классификационные и иные проблемы в криминалистических исследованиях пока остаются. Исследователям так и не удалось договориться о едином подходе к структуре криминалистической характеристики и механизма преступления, не удалось прийти к единому мнению об оптимальном содержании того криминалистического материала, который обозначается данными понятиями.

 

Изучение закономерностей преступной деятельности выступает как предпосылка создания необходимой технологии (методики) расследования преступлений. При этом всякая задержка в выделении и обобщении закономерностей преступной деятельности определенного вида вызывает негативную цепную реакцию. Неправильное понимание особенностей преступной деятельности определенного вида влечет неточное описание ее содержания. Искаженное описание содержания преступной деятельности приводит к неполному выделению перечня ее возможных следов. Недостаток достоверных знаний о реальной преступной деятельности и механизме следообразования ограничивают исследование закономерностей обнаружения, фиксации, специального исследования, анализа, оценки и использования в расследовании криминалистически значимой (розыскной, доказательственной) информации.

Целостность методологической концепции исследователя также является проблемой применительно к вопросу о структуре и содержании криминалистической характеристики преступной деятельности. На первый взгляд все достаточно просто. Изучая и характеризуя криминальную деятельность криминалист создает предпосылку для возможности ее расследования.

Проблему, которую мы, в первую очередь, хотели подчеркнуть в данном разделе – это встречающаяся в криминалистической литературе методологическая непоследовательность к формулированию требований к структуре криминалистической характеристики преступлений и методическая необоснованность содержания создаваемых на основе таких требований криминалистических моделей механизма преступной деятельности.

Последствия подобной непоследовательности не только затрудняют научную дискуссию, но могут иметь и сугубо практические последствия. Например, некорректный учет типологии механизма преступления, может привести к явно нереальному, но желаемому «состоянию преступности». Классификационное определение (типология), вариационное представление и выборочный анализ статистических данных о состоянии криминальной среды иногда свидетельствуют не столько о сущности криминальных тенденций, сколько о некорректном сложении того, что не должно сопоставляться и тем более – складываться.

Формирование и исследование криминалистической модели преступлений экономической и коррупционной направленности рассматривается нами как предпосылка формирования модели методики расследования преступлений данного вида. В модели механизма преступлений существуют определенные свойства (их взаимосвязи, отношения), понимание которых позволяет формировать элементы модели методики расследования данного вида преступлений.

Основой формируемой модели механизма преступлений данного вида является методологическая парадигма в виде системы 4S – субъект, ситуация, способ, следы, а также фазовый подход к анализу содержания исследуемой преступной деятельности. Целью изучения создаваемой модели является выделение структурного элемента модели (или нескольких взаимосвязанных элементов), на основании которых может быть построена система типовых версий.

 

Система типовых версий является главным результатом формирования криминалистической характеристики преступлений экономической и коррупционной направленности и основной предпосылкой формирования программы расследования данных преступлений.

 

Примечания

  1. См. напр.: Журавлев С.Ю. Знание о механизме экономических преступлений и его применение в процессе построения методик расследования // Вестник научных школ Нижегородской академии МВД России: Сборник статей / Под науч. ред. М.П. Полякова. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2011.
  2. Белкин Р. С., Быховский И. Е., Дулов А. В. Модное увлечение или новое слово в науке?: Еще раз о криминалистической характеристике преступлений // Соц. законность. 1987. № 9.
  3. См.: Криминалистическая характеристика преступлений: Сборник научных трудов. М., 1984.
  4. См. напр.: Косарев С.Ю. К вопросу о сущности криминалистической характеристики преступлений // Вестник криминалистики/ Отв. Ред. А.Г. Филиппов. Вып. 4 (28). – М: Спарк, 2008.
  5. Щерба С. П., Власов П. Е. Расследование незаконных банкротств и неправомерных действий при банкротстве. – М.: Изд-во «Юрлитинформ», 2005.
  6. Там же.
  7. Шувалов Н.В. Расследование преступлений совершаемых в сфере кредитования. Учеб. пособие. – Волгоград: Волгоградская академия МВД России, 2006.
  8. Шаров А.В. Расследование мошенничества в сфере оборота жилища. Учебно-практическое пособие. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2005.
  9. Шувалов Н.В. Указан. раб.
  10. Там же.
  11. Волохова О.В. Современные способы совершения мошенничества: особенности выявления и расследования. / Под. ред. проф. Е.П. Ищенко. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2005.
  12. Субботина М.В. Проблемы методики расследования преступлений, совершаемых организованными группами несовершеннолетних: Дис … канд. юрид. наук. Волгоград 1996.
  13. Песоцкий А.В. Методика расследования незаконного предпринимательства. Учеб. пособие / А.В. Песоцкий. – Волгоград: ВА МВД России, 2009.
  14. Резван А.П. Расследование криминальных банкротств: учеб. пособие / А.П. Резван, П.А. Резван. – Волгоград, ВА МВД России, 2008.
  15. Аксенов Р.Г., Акимов С.Р. Криминалистическое обеспечение расследования криминальных банкротств: Учебное пособие. – Тюмень: Издательский центр «Академия», 2006.
  16. Стешенко Ю.С. Проблемы расследования отдельных видов преступлений в сфере предпринимательской деятельности. Дис … канд. юрид. наук. Волгоград, 2011.
  17. Радаев В.В. Криминалистическая характеристика преступлений и ее использование в следственной практике. – Волгоград, 1987.
  18. Аксенов Р.Г., Акимов С.Р. Указан. раб.
  19. См. Косарев С.Ю. Указан. раб.
  20. Лубин А.Ф. Механизм преступной деятельности. Методология криминалистического исследования.– Монография: Н. Новгород, 1997.
  21. Челышева О.В. Криминалистическое учение о механизме преступления. Учеб. пособие / Под ред. И.А. Возгрина. СПб.: Санкт-Петербургский университет МВД России, 2000.
  22. Кустов А.М. Криминалистика и механизм преступления. Цикл лекций. М.: Издательство Московского психолого-социального института, 2002.
  23. Лубин А.Ф. Механизм преступной деятельности …Указ. раб.
  24. Криминалистическое обеспечение экономической безопасности и борьбы с коррупцией: Учебно-практическое пособие / Под ред. А. Ф. Лубина и С. Ю. Журавлева. – Н. Новгород: Нижегородская академия МВД России, 2012.
  25. Гайдин А.И. Методика расследования присвоения и растраты на сельскохозяйственных предприятиях: учеб. пособие / А.И. Гайдин, А.Ф. Лубин; Перм. Фил. НА МВД России. – Пермь, 2008;
  26. Гармаев Ю.П., Лубин А.Ф. Проблемы создания криминалистических методик расследования преступлений. Теория и практика. – СПб.: Издательство Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2006 и др.
  27. Тарасик Н.М. Методика расследования хищений совершаемых на водном транспорте / Под ред. академ. РАЕН, Заслуж. юриста России, докт. юрид. наук, проф. А.М. Кустова. – М.: Издательство «Юрлитинформ», 2006.
  28. Сологуб Н.М., Евдокимов С.Г., Данилова Н.А. Хищения в сфере экономической деятельности: механизм преступления и его выявление. Методическое пособие. – М.: «Издательство ПРИОР», 2002.
  29. Образцов В.А. Учение о криминалистической характеристике преступлений / Криминалистика. М., 1995.
  30. Челышева О.В. Указ. раб.
  31. Кустов А.М. Указ. раб.
  32. Лубин А.Ф. Механизм преступной деятельности … Указ. раб.

 

Автор: Журавлев С.Ю.

Источник: 

Сборник научных трудов "Криминалистика: вчера, сегодня, завтра" Выпуск 5 2014г.

Восточно-Сибирский институт МВД РФ

 

Статьи по теме:

Некоторые особенности расследования преступлений коррупционной направленности

Методика расследования взяточничества

Особенности методики расследования коррупционных преступлений

Особенности расследования взяточничества. Кушниренко С.П.

Криминалистическая методика расследования злоупотребления властью или служебными полномочиями. Клим А.М.

Коррупция. Волженкин Б. В.

Лекция о коррупционных преступлениях, профессор Гармаев Ю.П.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 719 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека