Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Проблемы и аспекты, возникающие при выявлении и расследовании налоговых преступлений

В современных условиях основу доходной части российского бюджета составляют налоговые платежи, а также законодательно определенные взимаемые государством сборы. Именно налоги являются одним из основных средств государственного регулирования происходящих в обществе социальных и экономических процессов. Налоговая политика государства направлена на стабилизацию различных сегментов экономики, стимулирование объемов и качества производства и потребления различных товаров и услуг. Это обусловливает необходимость выполнения налоговых обязательств, всеми уполномоченными субъектами. В то же время не всегда осознается необходимость своевременного отчисления налоговых платежей и иных взносов. Согласно оценкам различных специалистов, глобальные последствия массового совершения налоговых преступлений и иных правонарушений виновными лицами, без преувеличения представляют угрозу экономической безопасности нашей страны.

 

При расследовании преступлении данного вида, на практике возникают проблемные моменты связанные, в том числе и по причине значительного изменения уголовного, уголовно-процессуального и налогового законодательства.

2011 год ознаменовался очередным этапом реформы законодательства в области противодействия налоговой преступности и принятием Федерального закона от 06.12.2011 № 407-ФЗ «О внесении изменений в статьи 140 и 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» [1].

Последним законом в УПК РФ введена норма, согласно которой единственным поводом для возбуждения уголовных дел о преступлениях в сфере налогообложения являются материалы проверки налоговых органов. Тем самым органы внутренних дел, по сути, освобождены от выявления налоговых преступлений, которое было передано узкоспециализированному ведомству, в данном случае – налоговому органу.

По мнению И.Н. Соловьева принятию данного закона способствовала экономическая и социально-политическая обстановка в стране.

Во-первых, так сложилось, что органы внутренних дел сконцентрировали свои усилия на выявлении лишь простейших способов уклонения от уплаты налогов, которые в основном практикуются в сфере малого и среднего бизнеса. Сложные, особенно транснациональные, схемы ухода от налогообложения, основанные на холдинговых моделях ведения бизнеса, а также на использовании компаний, зарегистрированных в офшорных юрисдикциях, предусматривающих возможность сокрытия фактического выгодоприобретателя, в реализованные оперативные разработки попадали крайне редко.

Подобное положение дел обусловлено рядом причин как объективного, так и субъективного характера, среди которых можно выделить критерии оценки деятельности органов внутренних дел на основании количественных показателей выявленных преступлений, а также рационалистические суждения отдельных сотрудников о целесообразности выявления наименее трудоемких в плане раскрытия преступлений, материалы о которых могут иметь реальную и краткосрочную перспективу направления уголовного дела в суд.

Все это привело к тому, что основное бремя воздействия приходилось именно на малый и средний бизнес, что в совокупности с несовершенством правового регулирования налоговых льгот, а также гибких ставок налогов и сборов значительно тормозило развитие этого сектора экономики.

Во-вторых, принятию рассматриваемого закона способствовала и сложившаяся в стране экономическая ситуация. На настоящем – переходном этапе – доходная часть российского бюджета во многом зависит от мировой конъюнктуры цен на энергоносители, а не от налоговых поступлений от предприятий малого и среднего бизнеса.

Таким образом, в настоящее время подобное ослабление правоохранительного давления на малый и средний бизнес можно рассматривать как меру, хотя и вынужденную, но вполне оправданную [8].

Я.С. Пятышев считает, что причина, побудившая законодателя сделать этот шаг, состояла в том, чтобы простимулировать раз­витие бизнеса и прекратить налоговый террор, осуществляемый правоохранительными органами в отношении налогоплательщиков-предпринима­телей [5, с. 147]. Авторы нового, гуманного уголовного и уго­ловно-процессуального законодательства в отно­шении предпринимателей рассуждали следующим образом: «Представляется, что решая вопрос о привлечении к юридической ответственности, го­сударство заинтересовано не в том, чтобы как мож­но больше налогоплательщиков было привлечено к уголовной ответственности и «село» в тюрьму, а в том, чтобы как можно больше налогоплательщи­ков сознательно, добросовестно исполняли свои обязанности, а в случаях, когда налоговое правона­рушение все-таки произошло, налогоплательщик, допустивший его, компенсировал государству все потери» [4].

Если обратиться к официальной статистике МВД России, то она свидетельствует о том, что не более 8% налоговых преступлений выявляются по результатам проверок налоговых органов. Подавляющее же большинство преступлений (около 85%) выявлялось органами внутренних дел, которые были уполномочены проводить ОРД в рассматриваемой сфере. И эти статистические показатели оставались устойчивыми на протяжении многих лет.

Так, по данным ИЦ ГУ МВД России, в 2010 году было выявлено 14449 налоговых преступлений, в 2011 году - 8682 налоговых преступления, в 2012 году - 5818 налоговых преступлений. Таким образом, с 2011 года наблюдается резкое снижение числа выявленных налоговых преступлений [7].

А. Смирный пишет, что одной из основных причин снижения показателей противодействия налоговой преступности стало изменение проце­дур выявления налоговых преступлений и возбуж­дения уголовных дел рассматриваемой категории, установленных взаимокорреспондирующими поло­жениями пункта 3 статьи 32, пункта 15.1 статьи 101 НК РФ и части 1.1 статьи 140 УПК РФ. Результаты ОРД не могут представляться напрямую следова­телю до направления ему налоговыми органами материалов налоговой проверки. Фактически дан­ные ОРД в этот период могут быть предоставлены лишь налоговому органу для использования при проведении мероприятий налогового контроля и решения вопроса о привлечении налогоплательщи­ка к налоговой ответственности. Вместе с тем, на стадии окончания налоговой проверки, сроки которой ограничены, проводимые оперативно-разыск­ные мероприятия могут быть еще не завершены, их результаты еще не получены. Кроме того, ОРД, в отличие от мероприятий налогового контроля, в подавляющем большинстве случаев носит неглас­ный характер, предполагающий проведение ее в тайне от объекта, представляющего оперативный интерес. Рассекречивание данных ОРД, с учетом тактики ее проведения, осуществляется после по­лучения оперативно-ориентирующей информации, достаточной для изобличения всех участников пре­ступления. Согласно же пункту 2 статьи 101 НК РФ лицо, в отношении которого проводилась налого­вая проверка, вправе участвовать в процессе рас­смотрения материалов проверки лично и (или) че­рез своего представителя, а также знакомиться со всеми материалами дела, включая материалы до­полнительных мероприятий налогового контроля [6].

Л.Н. Пастушкова, И.И. Золотарева справедливо замечают, что невысокий уровень преступлений, выявленных налоговыми органами обуславливается второстепенностью задачи противодействия налоговой преступности. Основной их функцией является налоговое администрирование и налоговый контроль, в ходе которых налоговые органы проверяют правильность исчисления налогоплательщиками сумм налогов, осуществляют доначисление выявленных недоимок и принимают меры, направленные на обращение взыскания на денежные средства и имущество недобросовестных налогоплательщиков. Контролирующие органы не наделены правом проведения оперативно-розыскной деятельности, по итогам которой и раскрываются глобальные преступные схемы ухода от уплаты налогов, в связи с чем функцию противодействия налоговой преступности реализовывали в разные периоды правоохранительные органы [3, с. 30-31].

К тому же налоговые органы не обязаны устанавливать факт истечения сроков давности уголовного преследования перед отправкой материалов в следственные органы. Ещё одним негативным фактором, отрицательно влияющим на выявление налоговых преступлений, являются положения абз. 2 ч. 4 ст. 89 и ряда других норм Налогового кодекса Российской Федерации, которые ограничивают полномочия налоговых органов по выявлению противоправных действий налогоплательщика сроком, не превышающим три календарных года, предшествующих проведению налоговой проверки. Названные требования вступают в противоречие с положениями п.п. «б», «в» ч. 1 ст. 78 УК РФ, которые устанавливают шестилетний срок давности за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 198 УК Российской Федерации, и десятилетний – за совершение преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 199 УК РФ.

Таким образом, принятие Федерального закона № 407-ФЗ «О внесении изменений в статьи 140 и 241 УПК РФ» на практике привело к формированию сразу нескольких проблемных аспектов:

Органы внутренних дел фактически отстранены от выявления налоговых преступлений.

Большинство налоговых преступлений прекращается в связи с истечением сроков давности;

Невозможность привлечения к уголовной ответственности за покушение на налоговые преступления и приготовление к совершению налоговых преступлений;

Отсутствие участия сотрудников органов внутренних дел на стадии планирования налоговой проверки, проведения предпроверочного анализа и сложность назначения внеплановых налоговых проверок (по материалам ОВД);

Существенно сокращается профилактическое воздействие норм уголовного и уголовно-процессуального кодексов, появятся дополнительные факторы для игнорирования конституционной публично-правовой обязанности платить законно установленные налоги.

 

Примечания

1.  О внесении изменений в статьи 140 и 241 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: Федеральный закон от 06.12.2011 г. № 407-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2011. – № 50. – Ст. 7349.

2.  Александров А.С. Прекращение уголовного преследования по делам, связанным с нарушением законодательства о налогах и сборах (ст. 28.1 УПК) // Уголовное право. ‒ 2010. ‒ № 2. ‒ С. 987-101.

3.  Пастушкова Л.Н., Золотарева И.И. Законодательные новации в вопросах возбуждения уголовных дел по налоговым преступлениям // Вестник Воронежского института МВД России. ‒ 2012. ‒ № 3. ‒ С. 30-31.

4.  Пояснительная записка к Проекту федерального за­кона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Россий­ской Федерации и отдельные законодательные акты Рос­сийской Федерации» // Российская газета. ‒ 2011. ‒ 8 июня.

5.  Пятышев Я.С. Современное состояние уголовного преследования по делам о налоговых преступлениях // Вестник Нижегородской академии МВД России. ‒ 2013. ‒ № 21. ‒ С. 147-152.

6.  Смирный А. Системный кризис деятельности правоохранительных органов в сфере противодействия налоговой преступности. [Электронный ресурс] // URL: http://blog.pravo.ru/blog/fvlaw/6235.html

7.  Статистика. Официальный сайт МВД России. Состояние преступности в России за 2013 г. //htpp:mvd.ru/presscenter/statistics/reports/item/209743

8.  Соловьев И. Налоговая преступность ушла в пике. – http://pravo.ru/review/ face/view/67917/; Соловьев И. Апофеоз или очередной шаг к окончательной декриминализации налоговых преступлений. – http://pravo.ru/review/face/view/63537/.

 

Авторы: В. А. Антонов, В. С. Белохребтов

Сборник научных трудов "Криминалистика: вчера, сегодня, завтра" Выпуск 5 

Восточно-Сибирский институт МВД РФ

 

Статьи по теме:

Введена уголовная ответственность за образование (создание, реорганизаций) юридического лица через подставных лиц

Тактика допроса при расследовании налоговых преступлений

Отдельные проблемы расследования налоговых преступлений

Организация расследования преступлений, предусмотренных ст. 174 УК РФ

Значение криминалистической характеристики для установления субъекта налоговых преступлений

Криминалистические проблемы возбуждения уголовных дел об уклонении от уплаты налогов.

Некоторые особенности характеристики преступлений связанных с легализацией доходов полученных преступных путём.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 674 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека