Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Проблемы возбуждения уголовных дел по экологическим преступлениям

 В Федеральном законе «Об охране окружающей среды» говорится о презумпции экологической опасности любой хозяйственной деятельности. Самую большую экологическую опасность представляют экологические преступления, ведь именно они наносят наибольший экологический вред окружающей среде и зачастую приводят к экологическим катастрофам.

Высокая степень общественной опасности этого вида правонарушений, обусловлена тем, что объектом их посягательства являются стабильность окружающей среды и природно-ресурсный потенциал, а также гарантированное ст. 42 Конституции РФ право каждого на благоприятную окружающую среду.

 

 Нужно отметить, что процент экологических преступлений от общего количества преступлений в РФ, по данным статистики, растет год от года:

1999 год – 0,29 %
2000 год – 0,41 %
2002 год – 0,5 %
2003 год – 0,82 %
июль 2004 года – 1,2 %[1].

Но столь низкие показатели в процентном соотношении от всего числа преступлений отнюдь не радуют, так как столь низкие показатели за нарушение природоохранного законодательства свидетельствуют о высокой степени латентности данного вида преступлений. Значительное число выявленных причинителей экологического вреда не привлекаются к судебной ответственности в силу сложности доказывания их непосредственного отношения к совершенному деянию. Факт, что судебная статистика по делам об ответственности за экологические преступления крайне скудна, а сложившееся при этом положение в области охраны окружающей среды следует признать критическим – очевиден.

 

Возбуждение уголовного дела является начальной самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которой устанавливаются поводы и основания к возбуждению уголовного дела, в том числе достаточность данных, указывающих на признаки преступления, их юридическая квалификация, обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела, а также принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению дальнейшего расследования и рассмотрения дел в соответствии с установленной законом подследственностью и подсудностью и т. п.[2]

 

Уголовные дела по факту совершения экологического преступления возбуждаются при наличии поводов и оснований, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством.

 

Поводами к возбуждению рассматриваемых уголовных дел могут являться:

– сообщения общественных организаций, СМИ, отдельных граждан, данные сообщения могут быть как в устной (например, жалобы граждан), так и в письменной форме. Если сообщение в устной форме, орган дознания или следователь обязаны его зафиксировать;

– документы, содержащие сведения о таких нарушениях, природоохранных и других соответствующих служб. Так, орган экологического контроля при обнаружении им признаков экологического преступления должен направить в прокуратуру следующие документы: сообщение о нарушении природоохранного законодательства, с указанием размера причиненного ущерба, протокол о нарушении с указанием нарушенных нормативных актов, зоны, источника загрязнения, ФИО должностного лица, нарушившего экологические правила, обстоятельств, способствовавших нарушению, заключения специалистов о характере нарушения, размере ущерба, акты лабораторных исследований и т.п.[3];

– непосредственное обнаружение признаков такого преступления правоохранительными органами.

 

Основаниями для возбуждения уголовных дел являются достаточные данные, которые указывают на признаки экологического преступления.

 

При совершении экологических преступлений, деяния выражаются, как правило, в нарушении или несоблюдении требований, установленных экологическим законодательством, то есть тех специальных норм и правил, которые направлены на защиту природной среды и обеспечение экологической безопасности.

 

По законодательной конструкции объективной стороны состава преступлений, закрепленного в Уголовном кодексе РФ 1996г., большинство рассматриваемых составов экологических преступлений имеют материальную модель.

И здесь возникает проблема установления причинно-следственной связи между деянием, которое имело место в прошлом и наступившими последствиями, носящими признаки экологического преступления. Так как о достаточности данных для возбуждения уголовного дела можно говорить лишь при наличии непосредственной связи, которую можно наглядно проследить между нарушением экологического законодательства и наступившими последствиями. Трудность здесь возникает в том, что иногда между деянием и наступившим последствием прошел значительный промежуток времени, либо были совершены некоторые действия, которые могли привести к утере важных для дела обстоятельств. Необходимо так же иметь в виду, что причинная связь, в ее уголовно-правовом смысле, будет отсутствовать, если вред природной среде или человеку наступит в результате воздействия природных или иных факторов. Таким образом, необходимо выяснить не вызваны ли эти последствия естественно природными факторами, и не наступили ли они вне зависимости от установленного правонарушения, а равно и то, не совершены ли противоправные деяния в состоянии крайней необходимости.

 

В Уголовном кодексе РФ в главе 26 последствия от совершения экологических преступлений представлены разнообразно, но всегда связаны с причинением вреда здоровью граждан либо окружающей среде. В большинстве составов в качестве общественно опасных последствий, законодатель указывает физический вред (заболевание людей или смерть), либо материальный ущерб.

 

Заболевание людей, как последствие характеризуется расстройством здоровья, которое влечет временную нетрудоспособность или хроническое заболевание либо иные расстройства здоровья, которые привели к стойкой утрате трудоспособности, хотя бы одного человека. Практически это должно выразиться в констатации соответствующим медицинским учреждением причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, в результате нарушения правил охраны окружающей среды.

 

Под материальным ущербом следует понимать вред, носящий экономический характер, представляющий собой реальные убытки, которые зависят от стоимости имущественных потерь либо расходов на восстановление. В каждом конкретном случае следует выяснить размер нанесенного ущерба. При определении объема возмещения экономического вреда и расчета сумм ущерба, причиненного экологическим преступлением и подлежащего возмещению, надлежит руководствоваться как централизованно утвержденными методиками подсчета и установленными таксами, так и региональными нормами, которые конкретизируют положения федерального закона.

 

Также необходимо отметить, что такие составы, как загрязнение атмосферы, загрязнение вод и т. п. влекут за собой последствия, носящие сугубо экологический характер. Здесь экологический вред характеризуется:

возникновением заболеваний и гибелью растений и животных, массовой гибелью птиц на определенной территории, при котором уровень смертности превышает среднестатистический в три и более раза;
экологической ценностью поврежденной территории или утраченного объекта;
изменением радиоактивного фона до величин, представляющих опасность для здоровья и жизни человека, генетического фона животных и растений; уровнем деградации земель и т.п.[4]
Наибольшую сложность для практических работников при решении вопроса о возбуждении уголовного дела и дальнейшем его расследовании будет вызывать факт установления причинной связи в составах, связанных с загрязнением природных компонентов, где в качестве квалифицированных последствий (здесь данные последствия носят вторичный характер) указаны вред, причиненный здоровью граждан или смерть. Следует отметить, что причинная связь здесь будет существовать только тогда, когда вредное воздействие на объект природы повлекло его качественное изменение и данное изменение оказало неблагоприятное воздействие на человека или природную среду непосредственно на него влияющую. Так, в соответствие с ч. 2 и 3 ст. 250 Уголовного кодекса РФ, ответственность наступает только тогда, когда установлена причинная связь между первоначальными последствиями (загрязнением либо засорением поверхностных или подземных вод или источников питьевого водоснабжения) и вторичными последствиями (вред здоровью, массовая гибель животных, смерть человека).

 

Следует отметить, что для установления причинной связи и решения вопроса о наличии признаков экологического преступления, следователю целесообразней всего будет провести осмотр места происшествия. Это следственное действие на основании ч.2 ст. 176 УПК РФ может быть произведено и до возбуждения уголовного дела[5]. Осмотр места происшествия здесь используется для установления признаков преступления, когда они неочевидны, что помогает следователю в поиске причин, повлиявших на наступившие последствия.

 

Аналогичная проблема установления причинно-следственной связи может возникнуть перед следователем в результате отсутствия у него специальных познаний в данной сфере, что затрудняет выявление признаков экологически-противоправных действий. Рассматривая практику, можно прийти к выводу, что сложилась определенная тенденция проведения по собранным материалам различных предварительных, внепроцессуальных исследований. Выводы этих исследований не являются доказательствами по делу, и даже, если они были сделаны правильно и доказывают причинно-следственную связь, не принимаются во внимание при дальнейшем рассмотрении дела. Здесь было бы целесообразно привлечение эксперта для проведения исследований, которые являлись бы для суда вещественным доказательством, но тут может возникнуть проблема отсутствия специалиста в данной области, который бы мог дать квалифицированное заключение по возникшим вопросам[6]. Еще одной проблемой было бы то, что иногда необходимо проведение соответствующей экспертизы до возбуждения уголовного дела, но данная экспертиза, как уже говорилось выше, не будет иметь доказательственное значение на основании уголовно-процессуального законодательства. Исходя из этого, нельзя не согласиться с предложениями некоторых ученых и требованиями практиков в исключительных случаях в стадии проверки производить экспертизу, которая будет иметь доказательственное значение. Так как зачастую только эта экспертиза, которая устанавливает причинно-следственную связь, может служить достаточным основанием для возбуждения уголовного дела по факту совершения экологического преступления.

 

Таким образом, следователь до принятия решения о возбуждении уголовного дела, должен собрать информацию о происшествии и обработать ее, для этого он:

– проверяет реальность существования и объективность фактов;

– устанавливает признаки преступления;

– оценивает достаточность собранной информации и т.д.

 

В результате должны быть выяснены нормы природоохранного законодательства, которые были нарушены. Следует отметить, что большинство диспозиций норм, устанавливающих ответственность за экологические преступления, являются бланкетными, законодатель при их формулировке прибегает к таким широким фразам, как: «нарушение правил охраны окружающей среды», «загрязнение» и другие аналогичные выражения. Таким образом, перед соответствующим органом возникает проблема вычленения из всего массива, чрезвычайно сложного по своей структуре и использованию специальной терминологии, норм и правил, применимых к конкретной ситуации. В связи с этим проблема противоправности экологических преступлений как в теоретическом, так и в практическом аспектах не только не утрачивает, но и приобретает еще большую остроту.

 

Можно выделить еще ряд причин, которые препятствуют возбуждению уголовного дела своевременно, к ним можно отнести:

– проблему разграничения экологического проступка и преступления, так как зачастую их характерные признаки совпадают, и отличие заключается лишь в общественной опасности экологического преступления, которое не сводится к сумме вредных единичных последствий или к сумме причиненного экологического или экономического вреда, а также вреда здоровью людей, она носит сложный интеграционный характер. При чем в законодательстве не закреплены данные характеристики, которые бы позволяли отнести деяние к экологическому преступлению. С научной точки зрения, на наш взгляд, целесообразно выделить качественную характеристику общественной опасности (определяется характером, экологической значимостью социальных ценностей, которым противопоставляется данное противоправное поведение) и количественную характеристику (выражается в тяжести степени нанесения ущерба);

– препятствие со стороны отдельных должностных лиц, в результате действий которых вместо расследования долгое время ведутся проверки, предварительные исследования и т.п., в результате чего затрудняется поиск свидетелей, утрачиваются следы преступлений.

Следует также отметить, что при анализе рассматриваемых преступлений при их правовой оценке, в практике возникают и будут возникать трудности при отграничении смежных составов преступлений. В этом смысле следует четко отграничивать родовые и специальные составы. Так, ст. 246 Уголовного кодекса РФ (нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ) является общей по отношению к другим статьям об ответственности за экологические преступления. Она подлежит применению, когда содеянное не охватывается конкретными составами преступлений.

 

Также в Уголовном кодексе РФ существует и конкуренция некоторых норм, предусматривающих ответственность за экологические преступления, с нормами, устанавливающими ответственность за преступления против собственности, против общественной безопасности и здоровья населения и за иные преступления. В таких случаях следует руководствоваться правилом о наступлении ответственности при конкуренции общей и специальной нормы по специальной норме. Учитывая разъяснения Пленума Верховного Суда РФ[7] и сопоставляя ст. 246 Уголовного кодекса РФ со статьями о неосторожном причинении вреда здоровью человека (ст. 111–115,118 УК РФ), уничтожении и повреждении чужого имущества (ст. 167 , 168 УК РФ), приходим к выводу, что в случае наступления последствий, указанных в перечисленных статьях, их применение не требуется. Все содеянное квалифицируется и учитывается только по ст.246 Уголовного кодекса РФ.

 

Хотелось бы отметить, что российское уголовное законодательство не осталось в стороне в процессе формирования экологических норм. Перечень экологических преступлений, которые содержатся в главе 26 Уголовного кодекса РФ, не должен рассматриваться как исчерпывающий. На это указывает либо содержащиеся в других разделах статьи с чисто экологическими составами преступлений (типичный пример – ст.358 «Экоцид»), либо положения так называемого смежного законодательства.

 

Завершая рассмотрение стадии возбуждения уголовных дел по фактам экологических происшествий, можно сделать вывод, что во многих случаях, даже при наличии явных поводов и оснований, уголовные дела об экологических преступлениях своевременно не возбуждаются или не возбуждаются вообще. Подобная практика наносит серьезный ущерб борьбе с экологическими преступлениями.

Таким образом, возникла необходимость в беспрекословном соблюдении правила, основанного на ч. 2 ст. 21 УПК РФ: при наличии повода и признаков экологического преступления, необходимо немедленно возбуждать уголовное дело и проводить расследование в полном объеме[8]. Следуя по этому пути, возможно будет избежать неоправданные доследственные проверки, утрату важных фактов и повысить эффективность борьбы с экологическими преступлениями, введя систему жесткого контроля.

 

 

Савиченко И. А.
Сибирский Юридический Вестник. - 2004. - № 3

 

[1] Статистические данные МВД РФ // http://www.mvd.ru/files/2881.pdf

[2] По делу о проверке конституционности отдельных положений Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, регулирующих полномочия суда по возбуждению уголовного дела, в связи с жалобой гражданки И.П.Смирновой и запросом Верховного Суда Российской Федерации: Постановление Конституционного Суда РФ от 14 января 2000 г. № 1-П

[3] Письмо Министерства природы РФ от 31 августа 1992 г. «О требованиях к оформлению и направлению материалов в органы прокуратуры по фактам уголовно наказуемых нарушений природоохранного законодательства».

[4] Меркурисов В. Х. Криминалистические проблемы расследования загрязнения вод и атмосферы// Учен. зап. Ульянов. гос. ун-та. Сер.: Право. Ульяновск, 1998. № 2. С. 42–52.

[5] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2003. Ст. 116.

[6] Васильева М. И. Особенности компенсации морального вреда, причиненного радиационным загрязнением окружающей природной среды// Государство и право. 1998. № 3.

[7] О практике применения судами законодательства об ответственности за экологические правонарушения: Постановление Пленума Верховного суда РФ от 5 ноября 1998 г. № 14.

[8] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. М., 2003. Ст. 37.

 

Статьи по теме:

Экологическая экспертиза

Расследование преступных загрязнений водоемов и воздуха

Методические рекомендации о практике возбуждения и расследования уголовных дел о незаконной добыче водных животных

Методика расследования незаконной добычи (вылова) водных биологических ресурсов (СТ. 256 УК РФ)

Экспертиза незаконной рубки леса

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1392 просмотра
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека