Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Ситуационные задачи в ходе расследования преступлений: оптимизация решения

Как и любая человеческая деятельность, деятельность по расследованию преступлений связана с принятием различных по своей природе решений. Исходя из этого, перед криминалистической наукой встает задача оптимизации процесса подготовки и принятия решений, принимаемых следователем в ходе расследования преступлений.

В ходе расследования любого преступления постоянно складываются такие ситуации, когда достичь необходимого органам расследования результата можно не одним, а многими различными способами, в том числе одновременно или последовательно реализуемыми. Однако оптимальным будет считаться только то решение следователем криминалистических задач, когда находящиеся в его распоряжении доказательственная и иная криминалистически значимая информация, силы и средства, другие организационные и технические ресурсы, научные рекомендации будут использованы им наиболее эффективным и рациональным способом, в максимально сжатые сроки и с минимальным порогом риска. 

 

Естественно, при большом количестве вариантов решений, реализации которых приведет следователя к аналогичному результату, должно быть выбрано наилучшее. Значение такой оптимизации тем выше, чем более ограниченными ресурсами и временем для решения стоящих криминалистических задач обладает следователь.

Стоит отметить, что сама по себе теория оптимизации давно стала межнаучной. Более того, в ряде областей научного знания ей отводится методологическая роль. Так, например, в математике и экономике суть методов оптимизации выражается в том, чтобы, исходя из наличия определенных ресурсов, выбрать такой способ их использования (распределения), при котором будет обеспечен максимум или минимум интересующего показателя [1]. В химии оптимизация рассматривается как получение наилучших результатов при соответствующих условиях [2].

В науке управления принцип оптимальности называется необходимым условием планирования. При этом особо подчеркивается гибкость, альтернативность производственно-хозяйственных ситуаций, в условиях которых приходится принимать планово-управленческие решения [3].

 

В криминалистике термин «оптимизация», как правило, также соотносится либо с решением ситуационных управленческих и информационных задач в расследовании, либо используется как синоним «организации расследования преступления».

 

Ярким сторонником информационно-управленческого подхода к пониманию оптимизации расследования выступает Г.Г.Доспулов. В его понимании, «оптимизация процесса расследования предполагает повышение эффективности комплексом средств наиболее выгодных, наилучших при данной ситуации» [4]. Соглашаясь в целом с подобным общим подходом к пониманию оптимизации расследования, оговоримся, что формирование системы криминалистических задач расследования предполагает постановку как информационных, так и иных по своему характеру задач. В их числе, например, процессуальные, тактические, организационные, розыскные, психологические, технико-криминалистиче­ские и другие по своему характеру задачи расследования.

По той же причине не следует сводить оптимизацию только к решению организационных задач расследования. Это мнение можно встретить в работах А.В.Дулова, определившего такую организацию как процесс оптимизации расследования путем определения и конкретизации его целей, определение сил, средств и планирования их использования, создание условий для качественного производства следственных и иных действий [5]. Эффективное решение организационных задач, несомненно, выступает одной их важных целей оптимизации расследования. Однако решение таких задач носит преимущественно вспомогательный характер по отношению к другим задачам расследования (тем же информационным или розыскным).

Таким образом, рассматриваемая оптимизация не может быть ограничена только решением задач информационного или организационного характера. Она применима к процессу решения любых ситуационных задач, реализуема как применительно к расследованию в целом, так и к проведению отдельных следственных действий, тактических операций и даже тактических приемов. Впрочем, и здесь мы согласны с позицией Г.Г.Доспулова, очевиден управленческий характер процессов оптимизации в расследовании как средства эффективного решения стоящих перед следователем задач.

Изложенное позволяет сделать вывод о необходимости уточнения дефиниции рассматриваемой оптимизации.

 

Анализ слова «оптимизация» с семантических позиций и энциклопедических значений [6] позволяет сделать вывод, что в своих основных значениях, наиболее приемлемых для криминалистики, этот термин определяется как:

- выбор наилучшего из возможных вариантов;

- приведение системы к состоянию наибольшей эффективности, приспособление параметров одной системы под требования, предъявляемые другой системой для успешного и плодотворного взаимодействия, с целью повышения и полезной отдачи обоих систем, а также уменьшения времени затрачиваемого в целом;

- целенаправленная деятельность, заключающаяся в получении наилучших результатов при соответствующих условиях.

 

Все перечисленные значения оптимизации в той или иной степени могут быть использованы для ее определения с криминалистических позиций применительно к процессу расследования. Стоит отметить, что большинство сотрудников следствия, опрошенных нами в ходе проведенного интервьюирования (76%) связывают оптимальность принимаемого следователем в расследования по делу решения именно со сложившейся обстановкой расследования по делу (следственной ситуацией). 12% считают таковым решение следователя, строго соответствующее нормам уголовно-процессуального законодательства, 8% - реализуемое в соответствии с научными рекомендациями (остальные респонденты дали иные ответы или затруднились ответить).

Анализируя полученные результаты интервьюирования, стоит отметить, что принятие решение в строгом соответствии с научными рекомендациями, содержащимися в криминалистической литературе, будут оптимальными только в типичных ситуациях расследования. Применение таких рекомендаций в нетипичных ситуациях требует как тщательного анализа следователем такой обстановки расследования, формирование системы всех обусловленных такой ситуацией криминалистических задач, так и творческого подхода со стороны следователя к выбору путей и средств их решения.

Что же касается мнения части респондентов о фактическом отождествлении понятий оптимальное и законное решение, то здесь стоит отметить то, что следователь в целях достижения тех или иных задач расследования может принимать решения, не имеющие ярко выраженного процессуального характера, а иногда и вовсе не связанные с проведением следственных или иных процессуальных действий (например, решение об обращении за помощью к населению через средства массовой информации). Таким образом, одновременно и как соответствующие закону, и как оптимальные могут рассматриваться только процессуальные решения следователя. При этом, как известно, под решением в уголовном судопроизводстве понимается облеченный в установленную законом процессуальную форму правовой акт, в котором орган дознания, следователь, прокурор, судья или суд в пределах своей компетенции в определенном законом порядке дают ответы на возникающие по делу правовые вопросы и выражают властное волеизъявление о действиях, вытекающих из установленных обстоятельств и предписаний закона, направленных на достижение задач уголовного судопроизводства [7]. Оптимальность же иных решений следователя (например, тактических решений) определяется исключительно исходя из сложившейся обстановки расследования, то есть оптимальность решения криминалистических задач всегда ситуационно обусловлена.

 

Таким образом, на базовом уровне под оптимизацией решения задач расследования, на наш взгляд, следует понимать ситуационно обусловленную деятельность следователя, направленную на обеспечение наибольшей эффективности и рациональности решения конкретных криминалистических задач на различных этапах расследования преступления. Особо следует отметить значение грамотной оптимизации решения задач расследования длящейся преступной деятельности, особенно имеющей признаки организованности, многоэпизодности, что предполагает комплексность и большую сложность криминалистических задач такого расследования, доминирование в обстановке такого расследования информационных и организационных факторов.

 

Рассматриваемая оптимизация в ходе расследования преступлений, особенно на начальном этапе, призвана обеспечить успешное решение целого ряда конкретных криминалистических задач. В частности при анализе и оценке исходной следственной ситуации, прогнозировании ее дальнейшего развития и планирования расследования, оптимизация предполагает выбор наилучшего варианта следственного решения и качественного его выполнения при имеющихся у следователя возможностях (в существующих условиях расследования). Такой вариант характеризуется оптимальным соотношением планируемых результатов определенного этапа расследования в целом, отдельных проводимых на данном этапе следственных действий или тактических операций с затраченным на их проведение временем, силами и средствами при учете фактора возможного риска негативных последствий принимаемого решения и его выполнения.

 

Оптимизация решения стоящей криминалистической задачи предполагает:

- максимально правильный выбор следователем одного из уже имеющихся вариантов такого решения в типичной ситуации расследовании;

- формирование собственного варианта решения таких задач, наиболее отвечающего специфике нетипичной следственной ситуации;

- обеспечение качественной реализации принятого решения в ходе расследования.

 

Таким образом, основным объектом оптимизации расследования выступает механизм решения следователем различных ситуационно-обусловленных криминалистических задач.

Аналитико-мыслительный характер оптимизации расследования позволяет выделить в данном виде деятельности логические, психологические, познавательные и иные свойства и качества, в той или иной степени характерные для криминалистического (следственного) мышления [8]. В их числе, в частности, проблемный характер подхода к изучаемым явлениям, проявляющийся в умении найти вопросы, подлежащие выяснению и исследованию, оперативность, динамичность и широта мышления, его логичность, объективность и обоснованность.

 

Необходимо отметить и системный характер оптимизации расследования. Системно-структурный подход в процессе такой оптимизации проявляется, во-первых, в установлении существенных свойств, связей и отношений между различными элементами познаваемых событий и явлений. При этом с системных позиций познается как преступная деятельность, так и деятельность по ее раскрытию, расследованию и предупреждению. Во-вторых, с позиций системного множества оценивается характер сложившейся на определенный момент расследования следственной ситуации и обусловливаемых ею различных криминалистических задач, решение которых должно быть осуществлено максимально эффективно в минимально возможные сроки.

В-третьих, сама по себе оптимизация расследования может быть рассмотрена как система следственных решений и действий, направленных на достижение указанных выше задач.

Так, например, многообразие исходных ситуаций расследования преступлений различных видов и, как следствие, детерминируемых ими ситуационных задач предполагает большое количество различных вариантов их решения. Такой выбор может быть затруднен даже в типичных ситуациях расследования, казалось бы обеспеченных необходимым научно-криминалистическим инструментарием, рекомендациями о линии поведения следователя, виде, приемах и способах действий. Сравнивая возможные варианты решения задач расследования, следователь должен учитывать различные неопределённости, например, неопределённость информационных условий расследования, в которых будет реализован тот или иной вариант принятого решения

Стоит также отметить, что оптимизируя расследование, следователь способен одновременно решать так называемые множественные (двойственные, тройственные и т.д.) криминалистические задачи. Каждая из таких задач, в принципе, может рассматриваться как самостоятельная задача расследования и решаться индивидуально. Однако в целях оптимизации расследования следователь может решать подобные задачи одновременно. Связь таких задач заключается в частности в том, что решение одной из них может быть получено непосредственно из решения другой и наоборот. При этом оптимальным будет решение той из множественных задач, которое менее затратно по времени, силам и средствам, содержит меньшую степень риска и имеет прогнозируемые последствия.

Необходимо отметить, что, рассуждая о сущности оптимизации расследования, мы имеем в виду прежде всего практический уровень криминалистической деятельности, то есть деятельность самого следователя, непосредственно связанную с решением различных ситуационных задач, возникающих в ходе расследования, и направленная на обеспечение наилучших условий такого решения. При этом требует рассмотрения вопрос о соотношении такой оптимизации с системой научных рекомендаций по расследованию преступлений отдельного вида или группы, то есть с соответствующей частной криминалистической методикой.

 

В современном понимании любая частная криминалистическая методика представляет собой разрабатываемые криминалистикой и апробированные в следственной практике комплексы методических рекомендаций по расследованию отдельных видов преступлений, предназначенные для оптимизации и эффективности работы следователей и дознавателей. Обратим внимание, частная криминалистическая методика предназначена для оптимизации и повышения эффективности расследования, то есть является его средством. Данное обстоятельство, во-первых, подтверждает правильность высказанного ранее тезиса о практическом характере оптимизации расследования. Во-вторых, позволяет предположить эффективность использования такого рода методических рекомендаций как средства рассматриваемой оптимизации.

Такие методические рекомендации, разрабатываемые криминалистической наукой, потенциально ориентированы на типичные ситуации расследования, прежде всего на начальном этапе. Анализ диссертационных исследований последних лет, посвященных формированию частных методик расследования преступлений, показывает, что методические рекомендации по осуществлению тех или иных действий следователя на начальном этапе, основанные на системе типовых следственных ситуаций, не всегда содержат четкого указания на характер и тип решаемых криминалистических задач. По сути, современные методики расследования отдельных видов преступлений опускают сознательную часть постановки и принятия решения по задачам, детерминированным типичной следственной ситуацией. Эта часть как бы остается «за кадром» формирования конечных рекомендаций практике. Исследование научных трудов по вопросам разработки методик расследования преступлений позволяет сделать вывод о доминировании следующего порядка формирования методических рекомендаций для следственной практики: исследователь выделяет типовую информацию об исходных ситуациях расследования, сам формирует систему криминалистических задач, сам принимает оптимальные, на его взгляд, решения таких задач, предлагая на выходе практическому работнику лишь набор средств достижения планируемого ученым (а не следователем) результата.

 

Системы типичных ситуаций расследования, как правило, сопровождают предлагаемые исследователем алгоритмы (программы) действий следователя в той или иной ситуации. То есть, предлагается система типовых ситуаций и сразу алгоритм действий по их разрешению. При этом предполагается, что следователь должен уметь лишь соотнести конкретную ситуацию с типичной, а дальше, по-видимому, даже не задумываясь, реализовать предлагаемый алгоритм (программу) действий начального этапа расследования. Алгоритмы действий следователя на последующих этапах расследования преступлений в научной литературе практически не предлагаются.

Здесь стоит отметить, что при наличии типичной ситуации в расследовании конкретного преступления, ее правильной оценки как типовой следователем, предлагаемыми следователю качественными методическими рекомендациями по разрешению сложившейся следственной ситуации, подход формального применения такого рода рекомендаций будет практически оправдан. Однако фактическая реализация предлагаемых алгоритмов и программ действий на первоначальном этапе сопряжена с рядом трудностей и проблем.

Предлагая к анализу выявленные в ходе исследования проблемы, оговоримся, что мы не являемся адептами исключительно творческого подхода к решению следователем задач расследования. Нами признается важное практическое значение разрабатываемых криминалистической наукой рекомендаций по расследованию отдельных видов преступлений, ориентированных на типичные ситуации. В то же время, качество предлагаемых практикам рекомендаций по действиям в типичных ситуациях расследования отдельных видов преступлений нередко оставляет желать лучшего. В числе таких проблем считаем необходимым отметить следующее.

Современные частные методики расследования преступлений ориентированы преимущественно только на ситуации стратегического характера (общие следственные ситуации). При этом, как правило, на основе предлагаемых систем типичных общих ситуаций расследования предпринимаются попытки алгоритмизировать деятельность следователя. Предлагаются и алгоритмы (программы) таких действий, носящие предельно общий характер.

Стоит подчеркнуть, что в научной литературе криминалистический алгоритм определяется как «…обоснованное предписание о выполнении в заданном порядке, системы последовательных операций, рекомендуемых следователю для решения задач определенного типа» [9]. Подобный подход к пониманию алгоритмов (программ) расследования представляется нам наиболее точным. Таким образом, алгоритм действий в типичной обстановке расследования, во-первых, всегда ориентирован на решение детерминированной ею криминалистических задач и, во-вторых, всегда содержит в себе определенную последовательность тех или иных действий и мероприятий, без соблюдения которой достижение таких задач вряд ли возможно.

Предлагаемые практикам алгоритмы действий по расследованию преступлений нередко не содержат четкого указания на конкретные криминалистические задачи, решаемые путем его проведения, а также не предполагает какую-либо последовательность осуществления следственных действий. При этом признаки собственно алгоритма в предлагаемых в юридической литературе схемах действий, как правило, отсутствуют. Такие схемы действий можно оценить лишь как некий перечень возможных действий и мероприятий следователя, но никак не алгоритм или программу расследования.

Отметим, что положение, связанное с недостаточным качеством алгоритмов и программ расследования преступлений, уже неоднократно являлось предметом широких научных обсуждений. Так, еще в конце 80-х годов прошлого столетия некоторые исследователи обращали внимание на недостатки алгоритмов (программ) расследования, ориентированных на общие следственные ситуации. Так, например, Л.Я.Драпкин писал, что «создаваемые в криминалистике предписания алгоритмического типа (программы деятельности) носят предельно обобщенный характер… В следственной тактике и методике расследования отдельных видов преступлений имеют дело в основном с «ослабленными» или «расплывчатыми» алгоритмами» [10]. К сожалению, и по прошествии более двух десятилетий рекомендуемые следственной практике алгоритмы (программы) действий следователя в типичных ситуациях расследования нередко продолжают оставаться «предельно обобщенными» и «расплывчатыми».

 

Как недостаток предлагаемых в криминалистической литературе, посвященной вопросам методики расследования преступлений, алгоритмов и программ расследования можно отметить то, что они продолжают основываться на формируемых системах типичных ситуаций только общего характера, что не позволяет в должной степени ни провести детальную оценку, ни оптимизировать конкретные решения. Это в свою очередь приводит к предельной общности алгоритмов расследования преступлений и, как следствие, их неэффективности, а иногда и неприменимости даже в типичной ситуации. На это обращают внимание и сами следователи. Так, на заданный в ходе проведенного интервьюирования вопрос «Используете ли вы в ходе расследования преступлений предлагаемые в криминалистической литературе типовые алгоритмы действий следователя?» 48% респондентов ответили отрицательно. При этом в числе причин отказа от использования таких алгоритмов практиками, в частности, были названы:

- неконкретность (неясность) ситуаций и задач, для решения которых их можно применять (23,3%);

- неясность последствий применения предлагаемых алгоритмов расследования (18%);

- устаревший характер таких алгоритмов (16%);

- их неполнота или иные недостатки (8%).

 

Представленная позиция специалистов-практиков, на наш взгляд, обязательно должна учитываться при формировании методических рекомендаций по расследованию преступлений различных видов, разработке новых и совершенствовании имеющихся частных криминалистических методик, прежде всего в части предлагаемых алгоритмов и программ действий следователя.

В криминалистической литературе последних лет присутствует и иной подход, согласно которому изучение типичных ситуаций на первоначальном этапе расследования преступлений, позволяет субъекту расследования самому определить наиболее оптимальный перечень (алгоритм) действий как по содержанию мероприятий, так и по последовательности их проведения [11]. Представленная точка зрения нуждается в некоторых комментариях. Мы полностью разделяем мнение, что следователь не должен быть ограничен в возможности самостоятельно определять оптимальный порядок действий в ходе расследования. Однако определение объектом изучения следователя только типичных ситуаций расследования вызывает у нас возражения. Во-первых, несомненно, в ходе расследования следователь сталкивается не только с типичными, но и с нетипичными ситуациями. Во-вторых, на практике не следует пытаться «подогнать» любую ситуацию расследования под типичную, особенно, если в такой ситуации преобладают специфические черты. Пытаясь пользоваться исключительно научными рекомендациями, разработанными применительно к типичным ситуациям расследования, без учета специфических черт сложившейся конкретной обстановки следователь может принять антиоптимальные решения, поскольку проведение действий в противоречие сложившейся обстановке расследования есть ни что иное как следственная ошибка. Впрочем, и отказ от использования криминалистических рекомендаций в типичной ситуации в отсутствие иного оптимального решения стоящих криминалистических задач также должен рассматриваться как ошибка следователя.

 

Необходимо отметить и то обстоятельство, что предлагаемые криминалистикой методические рекомендации со временем устаревают. На данное обстоятельство обращается внимание в современной криминалистической литературе. В частности, отмечается, что «…будучи включены в методику и апробированы практикой, средства, методы и приемы не всегда подтверждают свое соответствие изменениям в криминальной деятельности, свою эффективность, поэтому нуждаются в постоянном улучшении, совершенствовании» [12]. Это обстоятельство обязательно должно учитываться следователем в ходе решения стоящих криминалистических задач. Это же обстоятельство обусловливает и необходимость постоянного совершенствования следователем своих профессиональных знаний и навыков.

 

Все перечисленные проблемы, конечно же, не умаляют роль методических рекомендаций по расследованию преступлений как научно-информационной основы следственной деятельности. В то же время, оптимальным будет лишь то решение криминалистических задач расследования, которое принято следователем на основе всестороннего анализа и оценки конкретной следственной ситуации. Научно-методические рекомендации выступают важным информационным подспорьем для оптимизации расследования преступной деятельности, но не должны реализовываться следователем формально, без учета специфики конкретной обстановки такого расследования.

 

 

Примечания

  1. См.,напр.: Абчук В.А. Экономико-математические методы: Элементарная математика и логика. Методы исследования операций. – СПб., 1999. – С. 58; Немчинов В.С. Экономико-математические методы и прикладные модели. – М., 1965. – С. 80; Экономико-математические методы и прикладные модели/ Под. ред. Федосеева В.В. – М., 1999. – С. 25.
  2. См.: Бояринов А. И., Кафаров В. В. Методы оптимизации в химической технологии.- М., 1975.-С.12.
  3. См.: Канторович Л. В., Горстко А.Б. Оптимальные решения в экономике. – М., 1972. –С. 231.
  4. Доспулов Г.Г. Оптимизация предварительного расследования.-Алма-Ата, 1984.-С.4.
  5. См.: Криминалистика./ Под ред. Дулова А.В. – Мн., 1998. – С. 273.
  6. В частности, были проанализированы значения этого слова, представленные в следующих источниках: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка.-М.,1998; Толковый словарь русского языка/ Под ред. М. С. Лапатухина, Е. В. Скорлуповской, Г. П. Снетовой.-М.,1981; Бабкин А.М., Шендецов В.В. Словарь иноязычных выражений и слов - Л., 1981; Энциклопедический словарь.-М.,1998 и др.
  7. См.: Лупинская П.А. Решения в уголовном судопроизводстве, их виды, содержание, форма. – М., 1976. – С.18.
  8. См.: Гранат Н.Л. Указ.соч.-С.13; Лузгин И.М. Расследование как процесс познания. – М., 1969; Ратинов А.Р. Указ.соч.-С.16; Васильев В.Л. Юридическая психология. – СПб., 2003. – С. 83-85; Михайлов С.В. Психологические особенности мышления следователя в ситуациях неопределенности ориентиров поиска при решении профессиональных задач. Автореферат дисс…канд.психол.наук.-М.,2006.-С.6; Бушуев В.В. Некоторые аспекты психологии деятельности судебного эксперта // Эксперт-криминалист. 2008, № 8. – С. 6 и др.
  9. Шаталов А.С. Криминалистические алгоритмы и программы.-М.,2000. –С.71.
  10. Драпкин Л.Я. Ситуационный подход в криминалистике и программирование расследования//Проблемы программирования, организации и информационного обеспечения предварительного следствия.-Уфа,1989.-С.-29.
  11. См.: Вецкая С.А. Первоначальный этап расследования грабежей и разбоев, совершаемых группами несовершеннолетних. Автореферат дисс… канд. юрид. наук. - Краснодар, 2006.-С.17.
  12. Криминалистика /Под ред.А.Ф.Волынского и В.П.Лаврова.-М.,2008.-С.561.

 

Авторы:

А. Ю. Головин,

М. В. Баранов

 

Источник: 

Сборник научных трудов "Криминалистика: вчера, сегодня, завтра" Выпуск 5 2014г.

Восточно-Сибирский институт МВД РФ

 

Статьи по теме:

Представление структуры расследования преступления совокупностью событий

Содержание планирования расследования преступлений

Криминалистическая ситуалогия в практике борьбы с организованной преступностью

Криминалистическая ситуалогия. Волчецкая Т.С.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1217 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека