Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Возможности и перспективы использования криминалистики в административном процессе

 Одной из функций криминалистики является интеграция достижений различных технических, естественных, гуманитарных наук в судопроизвод­ство. Наука криминалистика родилась из недр уголовного процесса, поэто­му традиционно ее основные положения разрабатываются применительно к сфере уголовного судопроизводства. На современном же этапе многие уче­ные заявляют о необходимости разработки проблемы внедрения основных положений криминалистики и в другие виды судопроизводства. Причем под судопроизводством традиционно понимается деятельность компетентных органов по судебному разбирательству не только уголовных, но и гражданс­ких дел, дел об административных правонарушениях, арбитражных споров. В связи с этим начинают исследоваться вопросы об особенностях проявле­ния закономерностей собирания, исследования, оценки и использования доказательств в гражданском, административном, арбитражном и конститу­ционном судопроизводстве.

 

Нередко в ходе гражданского и арбитражного судопроизводства у юрис­тов появляется необходимость в исследовании доказательств, позволяющих выявить признаки преступлений (обман и злоупотребление доверием при приобретении права собственности, признаки подделки документов и т. д.). В гражданском процессе требует разработки методика исследования доказа­тельств по делам различных категорий (трудовым, семейным, наследствен­ным). На стыке криминалистики и административного процесса следует раз­рабатывать вопросы тактики и технологии реализации правоотношений, связанных с процедурой использования специальных познаний при рассмот­рении дел об административных правонарушениях.


Анализ нового КоАП РФ позволяет выявить необходимость и целесо­образность применения криминалистических познаний при рассмотрении дел об административных правонарушениях. Эта проблема тесно связана с проблемой становления административного процесса. Введение Конститу­цией РФ 1993 г. в научный оборот нового понятия административного судо­производства способствовало появлению значительного числа интересных публикаций, посвященных проблемам административного процесса и ад­министративной юстиции.1 Далеко не все они бесспорны, в частности, пола­гаем, следует дифференцировать понятия «административный процесс» и «административная юстиция». Несколько спорной представляется позиция Ю. Н. Старилова, согласно которой «административный процесс (админист­ративная юстиция) — это система судебных (или квазисудебных) органов, ко­торые рассматривают дела, возбуждаемые по искам граждан, считающих, что действиями и решениями (административными актами) органов управления и государственных служащих нарушены их права и свободы».2


Такой подход не может не вызвать возражений. Во-первых, админист­ративный процесс рассматривается традиционно как совокупность различ­ных административных производств. Во-вторых, административная юсти­ция (административное судопроизводство) осуществляется только судом. Административный же процесс — более широкое понятие, включающее не только административную юстицию, но и деятельность по рассмотрению ад­министративных дел органами исполнительной власти.
В период становления административного процесса для развития его теоретических основ целесообразно обращаться к смежным отраслям права. Поэтому в последние годы появились исследования междисциплинарного характера на стыке административного процесса, с одной стороны, и граж­данского и арбитражного процессов — с другой.3


Ввиду наличия ряда общих черт уголовного и административного про­цессов нам видится большой потенциал в разработке смежных вопросов ад­министративного процесса и криминалистики. К сожалению, подобного рода исследований почти нет. Лишь в работах Т. С. Волчецкой, Е. В. Додина, Е. В. Крыгина, Б. В. Российского, Е. Р. Российской рассмотрены отдельные аспекты этой проблемы, связанные главным образом с применением специ­альных познаний.4 Весь богатый потенциал взаимодействия и взаимообога­щения наук административного процесса и криминалистики еще не нашел  достаточного отражения в научной литературе.


Необходимость в разработке этих вопросов связана с принятием нового Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях. I В нем, в отличие от ранее действовавшего КоАП РСФСР, содержится значи­тельно больше процессуальных норм, регулирующих производство по делам об административных правонарушениях. Одной из особенностей нового Ко­декса является широкое использование традиционно криминалистических терминов, таких, например, как «следы административного правонаруше­ния» (ст. 26.6), «идентификационные признаки» (ст. 27.7, 27.8, 27.9, 27.10, 27.14), «назначение экспертизы» (ст. 26.4) и др.
Сближению административного процесса с уголовным и соответственно с криминалистикой, безусловно, способствует включение в КоАП РФ неизве­стного прежде административному законодательству понятия административ­ного расследования. Ранее это понятие использовалось исключительно в на­уке административного права,5 теперь же дефиниция «административное расследование» получила и «законодательную прописку».


К сожалению, КоАП РФ не раскрывает содержания понятия админист­ративного расследования, хотя из смысла ст. 28.7 КоАП РФ можно выявить специфические особенности административного расследования:

1) административное расследование проводится лишь по определен­ным категориям наиболее сложных административных правонарушений, предусмотренных КоАП РФ, например, по делам о нарушениях антимоно­польного законодательства (ст. 14.9), законодательства о рекламе (ст. 14.3), валютного законодательства (ст. 15.25), законодательства о защите прав по­требителей (ст. 14.4—14.8) и некоторых других;
2) административное расследование по указанным делам об админист­ративных правонарушениях проводится лишь в том случае, если необходимо назначение экспертизы или проведение иных процессуальных действий, тре­бующих значительных временных затрат;
3) решение о возбуждении дела об административном правонарушении и проведении административного расследования принимается уполномо­ченными на то должностными лицами, перечисленными в ст. 28.3 КоАП РФ;
4) о возбуждении дела должностными лицами выносится определение, при возбуждении дела прокурором — постановление;
5) административное расследование проводится по месту совершения или выявления административного правонарушения;
6) срок административного расследования не может превышать один месяц с момента возбуждения дела об административном правонарушении; в исключительных случаях указанный срок может быть продлен на срок не более одного месяца, а по делам о нарушении таможенных правил — на срок до шести месяцев;
7) по результатам административного расследования составляется про­токол об административном правонарушении либо выносится постановле­ние о прекращении дела об административном правонарушении.

 

Многие признаки составов административных правонарушений прак­тически идентичны смежным составам преступлений, отличаясь лишь по­следствиями. Поэтому в ходе административного расследования точно так же, как и при расследовании уголовных дел, целесообразно использовать ап­робированные и хорошо зарекомендовавшие себя на практике криминалис­тические методы и способы, традиционно используемые преимущественно в уголовно-процессуальной сфере. Например, все дорожно-транспортные происшествия (ДТП) делятся на административные правонарушения и преступления. Их составы имеют внешнее сходство и различаются по по­следствиям. Так, лишь те дорожно-транспортные происшествия, в резуль­тате которых наступили серьезные последствия — менее тяжкие или тяжкие телесные повреждения либо смерть потерпевшего, относятся к дорожно-транспортным преступлениям, т. е. к деяниям, влекущим уголовную ответ­ственность в соответствии с УК РФ. Остальные случаи дорожно-транспорт­ных происшествий являются, как правило, основанием дисциплинарной, административной и гражданско-правовой ответственности. Тем не менее первоначальные действия по обнаружению и сбору доказательств во всех случаях ДТП должны проводиться с использованием аналогичных методов. Таким образом, применение криминалистических методов повысит эффек­тивность административного расследования и в то же время существенно обогатит криминалистическую науку. Учение о криминалистической харак­теристике того или иного вида преступления расширит свое содержание за счет дополнения его обобщенными данными анализа соответствующих ад­министративных правонарушений.


Представляется, что к основным направлениям «взаимодействия» кри­миналистики и административного расследования можно отнести следую­щие: положения теории идентифицикации; криминалистическое учение о версии; отдельные положения трасологии, касающиеся закономерностей обнаружения, выявления и фиксации материально-фиксированных следов; особенности использования научно-технических средств в административ­ном расследовании; тактические вопросы назначения экспертиз. Остано­вимся на каждом из названных направлений подробнее.
Как справедливо указывается в литературе, в настоящее время метод криминалистической идентификации перешел в новое качество и трансфор­мировался в систему универсальных технологий юридического доказывания. Этот метод актуален как в оперативно-розыскной и следственной деятельно­сти по установлению преступников, орудий и средств преступления и опоз­нанию потерпевших, так и в гражданском, арбитражном и административ­ном процессе.6


КоАП РФ открывает большие возможности для использования иденти­фикации в производстве по делам об административных правонарушениях. Например, в ч. 6 ст. 27.9 указано: «В протоколе о досмотре транспортного средства указывается дата и место его составления, должность, фамилия и инициалы лица, составившего протокол, сведения о лице, во владении которого находится транспортное средство, подвергнутое досмотру, о типе, марке, модели, государственном регистрационном номере, об иных идентифи­кационных признаках транспортного средства, о виде, количестве, об иных идентификационных признаках вещей, в том числе о типе, марке, модели, ка­либре, серии, номере, об иных идентификационных признаках оружия, о виде и количестве боевых припасов, о виде и реквизитах документов, обнаружен­ных при досмотре транспортного средства (курсив наш. — Т. В., В. X.)». Ста­тья 16.11. КоАП РФ вводит еще одно понятие — средства идентификации, используемое прежде лишь Таможенным кодексом РФ. В указанной статье предусмотрено, что уничтожение, повреждение, утрата либо изменение средств идентификации, примененных таможенным органом, влечет нало­жение административного штрафа на граждан в размере от 3 до 10 МРОТ; на должностных лиц — от 5 до 20 МРОТ; на юридических лиц — от 50 до 200 МРОТ.


Действующий КоАП РФ не определяет ни понятие идентификацион­ного признака, ни понятие средств идентификации. Представляется, что в этом и нет необходимости, поскольку в теории криминалистики давно раз­работано понятие идентификационного признака, являющегося одним из центральных в теории идентификации.7 Многие положения теории судебной идентификации вполне могут и должны быть адаптированы к специфике ад­министративного процесса.


В процессе административного расследования уполномоченное долж­ностное лицо может выдвигать одну или несколько административных вер­сий об обстоятельствах совершения административного правонарушения. Понятие административной версии в настоящее время пока не исследовано, но, полагаем, в перспективе административная версия как важный элемент административного расследования получит дальнейшее развитие не только в теории, но и на практике. При этом за основу может быть принято крими­налистическое учение о версиях, исходя из которого административную вер­сию можно было бы определить как основанное на фактических данных обо­снованное предположение лица, уполномоченного вести административное расследование, о сущности исследуемого административного правонаруше­ния, отдельных его обстоятельствах и деталях и их связи между собой, требу­ющее соответствующей проверки.
Новый КоАП РФ уделяет достаточно много внимания вещественным доказательствам. В ст. 26.6 вещественные доказательства определены как орудия совершения или предметы административного правонарушения, в том числе орудия совершения или предметы административного правона­рушения, сохранившие на себе его следы. Таким образом, законодателем вве­дено в оборот новое понятие — «следы административного правонаруше­ния». В связи с этим представляется, что трасология — криминалистическое учение о следах, которое включает только следы преступлений, может «обо­гатиться» за счет включения в него понятия следов административных пра­вонарушений. Скорее всего учение о следах должно быть единым и включать в себя не только понятие следов преступления, но и следов административ­ных правонарушений.


Часть 2 ст. 26.6 КоАП РФ предусматривает, что вещественные доказа­тельства в случае необходимости фотографируются или фиксируются иным установленным способом и приобщаются к делу об административном пра­вонарушении. Более подробно в Кодексе особенности фиксации веществен­ных доказательств регламентированы применительно к пробам и образцам товаров и иных предметов, необходимых для проведения экспертизы. Уста­новлено, что в случае необходимости при взятии проб и образцов применя­ются фото- и киносъемка, видеозапись, иные установленные способы фик­сации вещественных доказательств (ч. 2 ст. 26.6 КоАП РФ). Необходимо отметить, что указанные способы фиксации вещественных доказательств со­гласно КоАП РФ могут использоваться в ходе применения некоторых мер обеспечения производства по делам об административных правонарушениях, таких, как, например, личный досмотр, досмотр вещей, находящихся при фи­зическом лице (ст. 27.7); осмотр принадлежащих юридическому лицу или ин­дивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов (ст. 27.8); досмотр транспортного средства (ст. 27.9); арест товаров, транспортных средств и иных вещей (ст. 27.14).
Упоминание в КоАП РФ о фото- и киносъемке, видеозаписи и других способах фиксации вещественных доказательств свидетельствует о стремле­нии законодателя внедрить в административный процесс современные сред­ства криминалистической техники. Тактическим аспектам использования фотосъемки и видеозаписи посвящены многие работы криминалистов, ос­новные положения которых также с успехом могли бы быть внедрены в адми­нистративное расследование.


Административный процесс так же, как и уголовный, сегодня немыс­лим без применения технических средств. Именно поэтому в КоАП РФ включена специальная статья (ст. 26.8), регламентирующая использование показаний специальных технических средств в производстве по делам об ад­министративных правонарушениях. Под специальными техническими сред­ствами понимаются измерительные приборы, утвержденные в установлен­ном порядке в качестве средств измерения, имеющие соответствующие сертификаты и прошедшие метрологическую поверку.
На применение современных технических средств должностными ли­цами, ведущими производство по делам об административных правонаруше­ниях, нацеливают и некоторые подзаконные акты. Так, Положение о тамо­женном досмотре товаров и транспортных средств предусматривает, что для ускорения проведения таможенного досмотра и повышения его эффектив­ности применяются различные виды технических средств таможенного кон­троля (ТСТК), позволяющие выявлять необходимые сведения о товарах (их количество, состав, физические и химические свойства, подлинность, нали­чие тайников и т. п.).8 Сотрудники таможенных органов в ходе таможенного досмотра товаров и транспортных средств могут использовать, например, та­кие технические средства, как щупы, досмотровые зеркала, рентгеновские установки, металлоискатели и металлодетекторы, средства дозиметрическо­го контроля и др. В производстве по делам об административных правонару­шениях может найти применение и иная криминалистическая техника.


В период перехода государства к рыночной экономике экспертизы в сфере государственного управления получили широкое практическое рас­пространение, они назначаются органами и должностными лицами тамо­женных органов, нотариата, социальной защиты. Новый КоАП РФ содержит специальную ст. 26.4, регламентирующую назначение экспертизы. Так, в слу­чаях, когда при производстве по делу об административном правонарушении возникает необходимость в использовании специальных познаний в науке, технике, искусстве или ремесле, судья, орган, должностное лицо, в производ­стве которых находится дело, выносят определение о назначении экспертизы.


К сожалению, эта норма далеко не безупречна: главный ее недостаток заклю­чается в том, что ее применение полностью зависит от административного усмотрения судьи, органа, должностного лица, которые в каждом конкрет­ном случае чисто субъективно будут решать, необходимы ли в данном случае специальные познания.
До принятия ныне действующего КоАП РФ экспертизы по админист­ративным делам назначались редко. Подавляющее большинство экспертиз производится по уголовным делам.9 Но и новая норма в ее нынешней редак­ции вряд ли найдет широкое применение. Ведь назначение экспертизы по этой статье ни по одному из составов административных правонарушений не является обязательным. В сложившейся ситуации, на наш взгляд, следует внести дополнения в ч. 1 ст. 26.4 КоАП РФ, предусмотрев обязательные слу­чаи назначения экспертизы по делам об административных правонарушени­ях. В пользу такого предложения говорит то, что в КоАП РФ включены та­кие составы административных правонарушений, по которым назначение экспертизы судьей, органом, должностным лицом не может не быть обяза­тельным. Например, ст. 19.23 предусматривает административную ответ­ственность за подделку документов, штампов, печатей или бланков, их ис­пользование, передачу либо сбыт. Совершенно очевидно, что факт подделки документов, штампов, печатей или бланков может быть установлен только в результате проведения экспертизы.

Представляется, что на стыке криминалистики и административной юстиции следует разрабатывать вопросы тактики и технологии реализации правоотношений, связанных с процедурой назначения экспертизы по делам об административных правонарушениях. С тактических позиций процедура назначения судебной экспертизы в административном процессе может быть разбита на следующие стадии:


— поиск и подбор объектов, направляемых на экспертизу;
— при необходимости идентификационного исследования — подготов­ка образцов для сравнительного исследования;
— выбор экспертного исследования или эксперта по соответствующе­му направлению в зависимости от специфики требуемых специальных по­знаний;
— вынесение мотивированного определения о назначении экспертизы;
— исполнение определения — направление его вместе с объектами экс­пертного исследования в экспертное учреждение или эксперту.

 

Есть насущная необходимость детального исследования тактической специфики названных стадий применительно к делам об административных правонарушениях.
Однако чтобы предлагаемые новые теоретические разработки нашли свое практическое воплощение в ходе административного расследования, они должны носить адресный характер, быть рассчитаны не на применение «вообще», а к соответствующим типовым ситуациям. В последние годы в кри­миналистике утвердился ситуационный подход к реализации в практике раз­рабатываемых ею теоретических положений. В уголовно-процессуальной сфере ситуационный подход позволяет оптимально построить модель имев­шего место преступного события. В некоторых случаях именно предкриминальная ситуация, т. е. события, непосредственно предшествующие преступ­лению, помогают следователю нащупать ту ниточку, за которой потянутся и все остальные детали произошедшего.


Исходные следственные ситуации определяют задачи расследования и соответственно последовательность следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, выполняемых на первоначальном этапе расследо­вания.
В самом начале своей практической деятельности следователь довольно часто встречается с новыми, незнакомыми ему следственными и криминаль­ными ситуациями. В силу нетипичности и нестандартности таких ситуаций молодой специалист по причине отсутствия у него ситуационного мышле­ния далеко не всегда оказывается способен самостоятельно разрешить воз­никающие перед ним нестереотипные задачи. На наш взгляд, в процессе ад­министративного расследования использование ситуационного подхода во многом может повысить эффективность используемых должностными лица­ми теоретических рекомендаций административного процесса.


Представляется, что разрабатываемая ныне криминалистическая ситуалогия способна дать ответы на подобного рода возникающие вопросы.10 В то же время необходимо предостеречь теоретиков от точного копирова­ния положений ряда других процессуальных наук. Несмотря на тесную связь уголовного и административного процесса, нельзя поддержать слепое заимствование терминологии уголовно-процессуального характера. Так, Н. В. Комарова предложила внести и в КоАП, и в учебную и научную литера­туру понятие «обвиняемый в совершении административного правонаруше­ния» вместо «лицо, привлекаемое к административной ответственности».11 Подобное предложение высказывалось А. Е. Луневым еще в 1962 г., но не встретило поддержки.12


Мы полагаем, что введение такой процессуальной фигуры, как обвиня­емый, в административном процессе неприемлемо по следующим соображе­ниям. Во-первых, это противоречило бы Конституции РФ, в ст. 47, 48 и 49 которой говорится об обвиняемом в совершении преступления. Во-вторых, согласно действующему УПК РФ лицу, привлекаемому в качестве обвиняе­мого, должно быть предъявлено обвинение (ст. 172). Вместе с тем КоАП РФ не предусматривает предъявления обвинения лицу, привлеченному к адми­нистративной ответственности.
В нынешних условиях административный процесс немыслим без опоры на научно-технический прогресс, а поэтому в КоАП РФ могут найти широ­кое применение некоторые современные криминалистические методы. Та­кой подход, несомненно, открывает широкие перспективы для совместных научных исследований криминалистов и административистов на основе последних достижений криминалистической науки.


 
* Доктор юрид. наук, профессор, академик РАЕН, зав. кафедрой Калининградского государственного университета.
** Кандидат юрид. наук, доцент, зам. декана юридического факультета Калининград­ского государственного университета.
© Т. С. Волчецкая, В. Н. Хорьков, 2003

 

1 См., напр.: Салищева Н. Г., Хаманева Н. Ю. Административная юстиция и административное судопроизводство в Российской Федерации. М., 2001; Старилов Ю. Н. Админис­тративная юстиция: Теория, история, перспективы. М., 2001; Хаманева Н. Ю. Судебный контроль за реализацией прав граждан в сфере исполнительной власти. М., 1999.
2 Старилов Ю. Н. Административная юстиция. Теория, история, перспективы. С. 39.
3 См., напр.: Абсалямов А. В. Проблемы административного судопроизводства в арбит­ражном процессе: Автореф. канд. дис. Екатеринбург, 2000.
4 Волнецкая Т. С. Экспертиза в административном процессе: вопросы тактики и процессуальной регламентации //Актуальные проблемы теории права и государства: Сб. науки. трудов / Под ред. А. Н. Соколова. Калининград, 2001; Додин Е. В. Доказательства в административном процессе. М., 1973; Крыгин Е. В. Криминалистическая экспертиза в админист­ративном процессе: Автореф. канд. дис. Харьков,  1982; Российская Е. Р. Использование специальных познаний в судопроизводстве // Судебная реформа в России: проблемы совер­шенствования процессуального законодательства: По материалам научно-практической кон­ференции. М., 2001; Российский Б. В., Муратова О. А. Правовые аспекты использования спе­циальных познаний при производстве по делам об административных правонарушениях // закон и право. 1998. № 10. С. 4.
5 Бахрах Д. Н. Административная ответственность. М., 1999. С. 70-72; Лунев А. Е. Вопросы административного процесса// Правоведение. 1962. № 2. С. 47.
6 Колдин В. Я. Судебная идентификация. М., 2002. С. 9; Криминалистика: Учебник / Под ред. Н. П. Яблокова. М., 2000. С. 74-90.
7 Белкин Р. С. Курс криминалистики. Т. 2: Частные криминалистические теории. М., 1997. С. 92; Колдин В. Я. Судебная идентификация. С. 517.
8 Положение о таможенном досмотре товаров и транспортных средств (п. 71), утв. Приказом ГТК РФ от 8 мая 2002 г. № 470 // Российская газета. 2002. 20 июня.
9 Российская Е. Р., Российский Б. В. Статус эксперта и специалиста, участвующих в производстве по делу об административном правонарушении // Журнал российского права 2000. № 9. С. 34.
10 Волчецкая Т. С. Криминалистическая ситуалогия. М., 1997; Зорин Г. А. Теоретические основы криминалистики. Минск, 2000.
11 Комарова Н. В. Рассмотрение дел об административных правонарушениях в орга­нах внутренних дел (милиции): Автореф. канд. дис. Екатеринбург, 2002. С. 8.
12 Лунев А. Е. Вопросы административного процесса// Правоведение. 1962. № 2. С. 48-49.

 

Статьи по теме:

О необходимости изучения криминалистики студентам гражданско-правовой и государственно-правовой специализации. Россинская Е. Р.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1025 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека