Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Криминалистическая экспертиза материалов, веществ и изделий

Криминалистическая экспертиза лакокрасочных материалов и покрытий

Лакокрасочные материалы и покрытия, как носители доказательственной и оперативно-розыскной информации

 

Предметы с окрашенной поверхностью (транспортные средства, детали строительных конструкций и сооружений и др.), объемы (массы) ЛКМ, а также отделённые от них вещества лакокрасочной природы и их следоносители являются довольно распространёнными элементами вещной обстановки расследуемых событий, которые изымаются и приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств. Источниками доказательственной (розыскной) информации ЛКМ и ЛКП выступают в тех случаях, когда их свойства, а также свойства и отношения элементов материалов обстановки событий, частями которых они (ЛКМ и ЛКП) являются, оказываются в связи с теми обстоятельствами, которые подлежат расследованию и доказыванию.

 

 Эта связь (отношение) может быть заключена, например:

  • в самой природе, целевом назначении ЛКМ. Например, установив наличие в бочке остатков ЛКМ определенного вида, можно установить причину её взрыва;
  • в наличии ЛКМ, окрашенных предметов либо частиц ЛКП (ЛКМ) в оп­ределенном месте. Так, обнаружение наслоений краски на рабочей части ломика может указывать на его использование в качестве орудия взлома окрашенного сейфа, двери и т.п.;
  • в видоизменении свойств, первоначально присущих предмету. Например, ремонтная окраска деталей автомобиля, может находиться в связи с участием его в ДТП;
  • в конкретном механизме образования следов-наслоений (отслоений) ЛКП предмета. Так, наличие динамического следа притертости ЛКМ, применяемых для окраски автомобилей, на одежде потерпевшего свидетельствует о касательном взаимодействии его с движущимся ТС;
  • в происхождении объектов из общего источника. Например, совокупность ЛКМ, использованных для перекраски угнанных автомобилей, и способ их нанесения могут указывать на единый источник проведения соответствующих работ;
  • в принадлежности ЛКМ и частиц ЛКП конкретному, искомому по делу объекту (определенному объему ЛКМ или окрашенному предмету).

 

Предмет и задачи экспертизы

 

Фактические данные, имеющие значение для расследования и правильного разрешения уголовных дел, устанавливаемые с помощью знаний в области научных основ и методик криминалистического исследо­вания ЛКМ и ЛКП, составляют предмет данного рода экспертизы.

Задачи экспертизы ЛКМ и ЛКП являются производными от задач криминалистического исследования элементов вещной обстановки расследуемого события, проводимого дознавателем, следователем или судом, т.е. определяются его целями. Так, при расследовании дел о ДТП возникает задача обнаружения частиц ЛКП на дорожном покрытии или на одежде (теле) потерпевшего. Если такие частицы имеются, то необходимо установить вид (марку) ТС, которому они могут принадлежать. Для этого  назначается экспертиза ЛКП. Ее результаты могут быть использованы для поиска ТС, скрывшегося с места происшествия. После обнаружения автомобиля, предположительно совершившего наезд, возникает задача его идентификации, в частности, по свойствам ЛКП. Опять-таки для этого назначается соответствующая экспертиза.

Таким образом, к типовым задачам экспертизы ЛКМ и ЛКП относятся: обнаружение микрочастиц ЛКМ и ЛКП на предметоносителях и распознавание свойств следообразующего предмета (целевого назначения, отличительных характеристик и др.), а также образа (механизма) его действия; идентификация объемов ЛКМ и предметов с окрашенной поверхностью; установление способа окраски предмета (факта перекраски), а также конкретного или общего источника, на котором было произведено это действие.

 

На разрешение экспертизы могут быть поставлены следующие вопросы:

  • имеются ли на поверхности предмета частицы ЛКП или ЛКМ;
  • не относятся ли представленные на экспертизу частицы к ЛКП предметов или к ЛКМ;
  • каковы назначение, область применения обнаруженной краски или предмета, от которого отделились частицы его ЛКП;
  • каков механизм образования следов ЛКМ либо частиц ЛКП на предмето-носителе;
  • каким способом (по какой технологии) окрашен предмет или -
  • имела ли место перекраска поверхности предмета (его деталей);
  • пригодны ли обнаруженные следы ЛКМ или ЛКП для индивидуальной идентификации следообразующего объекта?

 

Если следы, образованные ЛКМ, или частицы ЛКП, пригодны для индивидуальной идентификации, то на разрешение экспертизы ставится такой вопрос:

не составляли ли ранее единый объем (массу) представленные на исследование ЛКМ или не являются ли частицы ЛКП частью покрытия конкретного предмета?

Если следы не пригодны для этой цели, то экспертное исследование завершается выводами об общей родовой либо групповой принадлежности.

При этом, под родом ЛКМ понимается множество красок (лаков и др. ЛКМ) определенного состава и целевого назначения, выделяемое в соответствии с их ассортиментной классификацией. Род ЛКП – это система окраски предметов (изделий) конкретного целевого назначения, характеризуемая определенным способом формирования ЛКП и использованным ассортиментом ЛКМ.

Группы ЛКМ и ЛКП предметов промышленного производства представляют собой, как правило, множества меньшего (чем род) объёма, и выделяются они по признакам особенностей изготовления или существования объектов (эксплуатации или хранения) в определенных условиях. Если объемы ЛКМ или окраска предметов произведены не по (нормированной) технологии, например кустарным способом, то они являются объектами уже специальной классификации, в которой формирование множеств производится по совокупности свойств идентифицируемого объекта, отображенной в его следах (частях целого). Если совокупность является уникальной, практически неповторимой, то число членов такого множества равно единице и формулируется вывод о тождестве, а если нет, то – об общей групповой принадлежности сравниваемых объектов (искомого и проверяемого объёмов ЛКМ или предметов с окрашенной поверхностью).

Особо следует отметить случаи, когда объектом криминалистической идентификации является объём жидкого (сыпучего) ЛКМ. Дело в том, что качественная определённость объектов криминалистической идентификации недостаточна для установления тождества искомых по делу объектов, которые могли быть частями более больших масс (объемов). Например, уникальный состав объема ЛКМ, часть которого была использована для окраски двери в помещении, не даёт достаточных оснований для утверждения, что частицы ЛКМ, обнаруженные на предполагаемом орудие взлома или на одежде лица, подозреваемого в краже, принадлежат ЛКП данной двери. В подобных случаях требуется установить, что уникальный по свойствам объем ЛКМ не использовался для окраски других предметов, которые могли быть источниками образования таких следов. Это уже следственная (судебная) задача доказывания. Если границы  (объем) идентифицируемого целого не определены, то результатом экспертной идентификации может являться только констатация принадлежности ЛКМ общему, но не конкретному объему. Это уже разновидность вывода об общей групповой принадлежности.

 

Как показывает анализ экспертной практики, следователи (суды) при назначении экспертизы ЛКМ и ЛКП нередко формулируют неопределенные и неточные вопросы о сходстве или одинаковости объектов.

При постановке вопросов об одинаковости или сходстве эксперт может ограничиться сравнением ЛКП предметов либо ЛКМ на уровне неко­торых физических или химических свойств (например, сходны по морфологии, одинаковы по типу связующего либо составу пигментной части) и не исследовать другие признаки. Тем самым, предложенная следователю (суду) информация окажется непригодной для использования в расследовании и доказывании. Неточной является и формулировка вопроса об однородности объектов. Однородными могут быть, например, краски, изготовленные на основе одного типа связующего материала, но различающиеся по другим компонентам.

Следует отметить, что идентификация объектов по свойствам их ЛКМ и ЛКП, редко завершается категорическим положительным выводом о тождестве. Это обусловлено стандартизацией изготовления ЛКМ и нормированием окраски предметов массового производства. Большую вероятность решения имеет идентификация предметов, подвергшихся перекраске (особенно в «домашних» условиях).

В последнее время наметилась тенденция к постановке и разрешению вопроса об установлении факта контактного взаимодействия (ФКВ) различных предметов, в том числе окрашенных. Установление ФКВ – задача комплексной экспертизы, назначаемой преимущественно по делам о ДТП (при столкновении ТС или при наезде на пешехода). При этом изучаются всевозможные следы такого взаимодействия. Вместе с тем, как показывает практика, в большинстве случаев назначаются отдельные экспертизы: транспортно-трасологические, по исследованию ЛКМ и ЛКП, ГСМ, стеклу, почве и т.п. В тех случаях, когда это происходит по результатам таких отдельных исследований (экспертиз) чаще всего даются выводы об общей родовой или групповой принадлежности сравниваемых объектов (ЛКП или ГСМ и т.п.). В то же время результаты исследований ЛКМ (ЛКП) в сочетании с данными исследования других следов, их локализации и т.д. дают возможность устанавливать ФКВ и выделять конкретные объекты, участвующие в нём.

По делу о наезде автомобиля на пешехода была назначена комплексная экспертиза. Комиссии экспертов были представлены: частица окрашенной древесины, обнаруженная судебными медиками в ранах головы потерпевшего; грузовой автомобиль с окрашенным деревянным бортом; ворс, изъятый с борта при осмотре автомобиля; меховая шапка потерпевшего; заключение судебного медика о травмах, полученных потерпевшим. Результаты исследования ЛКП, древесины, меха, а также локализации и механизма образования следов позволили комиссии экспертов дать категорический вывод об имевшем месте контактном взаимодействии проверяемого автомобиля с потерпевшим даже несмотря на то, что в отношении каждого из сравниваемых объектов (ЛКП, древесины, меха) была установлена только общая родовая или групповая принадлежность.

С учетом сказанного на разрешение комплексной криминалистической экспертизы, назначаемой в связи с необходимостью установления ФКВ предмета с окрашенной поверхностью с другим объектом, следует ставить вопросы, не только относящиеся к идентификации каждого из них, но и касающиеся механизма образования следов (наслоений, отслоений и т. д.), их локализации и соответствия предполагаемому механизму взаимодействия объектов.

 

Объекты экспертизы и подготовка материалов для исследования

 

Объектами криминалистической экспертизы ЛКМ и ЛКП являются:

  • окрашенные предметы и частицы ЛКП, предположительно отделившиеся от них, а также предметоносители последних;
  • объемы жидких, сыпучих ЛКМ, в т.ч. отделенные от них части, а также предметоносители жидких (сыпучих) ЛКМ;
  • отдельные составляющие компоненты ЛКМ (связующие пигменты, наполнители и т.д.), предположительно использованные для изготовления конкретного объема ЛКМ.

 

Назначая экспертизу ЛКМ, следователь (суд) должен учитывать многообразие свойств данного рода объектов.

Лакокрасочные материалы являются многокомпонентными системами, устойчивыми к воздействию внешних факторов после их полного высыхания и отверждения. В жидком состоянии ЛКМ, как правило, после длительного хранения расслаиваются. Пигменты и наполнители оседают, более легкие составные компоненты всплывают. Состав таких материалов становится неоднородным по занимаемому ими объему.

Основными компонентами ЛКМ являются: связующие – пленкообразующие вещества искусственного и природного происхождения; пигменты – органические и неорганические вещества (природные и искусственные), придающие краскам цвет; наполнители – минеральные вещества, вводимые в краски для придания покрытиям заданных физико-механических свойств; органические растворители и разбавители, способствующие получению определенной вязкости красок. Для придания покрытиям эластичности в них добавляют пластификаторы. В целях ускорения процесса сушки ЛКМ используются сиккативы. Для облегчения эмульгирования вводятся поверхностно-активные вещества.

Технология окраски изделий определенного целевого назначения характеризуется числом слоев, их толщиной, способом и последовательностью нанесения слоёв, использованием определенного рода ЛКМ (грунтовок, шпатлевок, эмалей, лаков) и другими признаками.

 

Эффективность криминалистического исследования ЛКМ и ЛКП во многом определяется уровнем работы следователей (судей) по назначению экспертизы и подготовке материалов. Назначая экспертизу, следователь (суд) должен: определить перечень вопросов, подлежащих разрешению, и круг вещественных доказательств и материалов уголовного дела, направляемых на экспертизу; прежде всего установить, какой объект подлежит идентификации (деталь ТС, рама, дверь, взломанный сейф с окрашенными поверхностями или конкретная масса ЛКМ), а так­же подобрать образцы, которые подлежат экспертному исследованию.

 

На криминалистическую экспертизу ЛКМ и ЛКП следует направлять:

  • частицы ЛКП, обнаруженные на месте происшествия;
  • объектоноситель со следами наслоений вещества, похожего на краску (одежда, деталь ТС и т.п.);
  • идентифицируемый объект со следами повреждений его ЛКП или конкретную емкость с ЛКМ.

 

Успех экспертного исследования во многом зависит от следующих условий:

    • идентифицируемый объект с окрашенной поверхностью и предметоноситель следов ЛКМ и ЛКП быстро обнаружены и сохранены от каких-либо их изменений (перекраски, замены детали и т.д.);
    • на экспертизу представлены не соскобы (образцы) ЛКП, а окрашенный предмет;
    • на месте происшествия обнаружены и изъяты по возможности все отделившиеся кусочки ЛКП.

 

Чрезвычайно важным условием успеха экспертизы является представление эксперту самого предмета с окрашенной поверхностью и объектоносителя с возможно имеющимися наслоениями микрочастиц, микроследов краски.

Так, например, лакокрасочное покрытие на одной и той же детали автомобиля может иметь различное число слоев. В соответствии с нормируемыми технологическими условиями на автомобильных заводах допускается местное устранение дефектов. При этом могут использоваться другие по цвету и составу Л КМ (грунтовки и шпатлевки). Эмаль на участке устранения дефекта по цвету может совпадать с основным покрытием, но отличаться по составу. Сказанное может относиться и к различным деталям одного и того же вида ТС. Иногда для окраски деталей используют одну и ту же эмаль, но разные грунты. Данные обстоятельства может знать и обнаружить только эксперт, а поэтому только он может обеспечить представительность свойств ЛКП идентифицируемого объекта в отбираемых образцах (соскобах).

 

Микрочастицы целесо­образно изымать с поверхности объекта только в случае угрозы их утраты (легко осыпаются), избегая при этом случайных загрязнений. Прежде чем изъять микронаслоения, следует тщательно их описать, указать размеры частиц или микронаслоений, их внешний вид и локализацию.

Изучая наслоения на объектоносителе и предмет с окрашенной поверхностью, эксперт получает ценную информацию и о механизме следообразования, и о различного рода микрозагрязнениях, которые могут быть не замечены в соскобе, но присущи идентифицируемому объекту, и др. Эта информация имеет большое значение для экспертной оценки результатов исследований.

Соскобы ЛКП целесообразно брать лишь в том случае, если объект нельзя транспортировать в экспертное учреждение, а участие эксперта в этом действии невозможно по какой-то причине, например, удалённости СЭУ.

 Образцы следует изымать путем отслоения или вырезания кусочков ЛКП острым режущим инструментом (скальпелем, ножом) на всю глубину покрытия до нижележащей подложки (металла, дерева и т.д.) в местах, расположенных как можно ближе от предполагаемого места их контактирования с другим объектом. Соскоб должен представлять собой не пылевидную мас­су, а кусочки размером примерно 10 – 20 мм2 и более.

Если необходимо исследовать жидкие ЛКМ, на экспертизу направляют по возможности целиком всю емкость с ЛКМ. Если она большая, то отбирают несколько проб при тщательном предварительном перемеши­вании всей массы.

Для успешного решения задач, поставленных на разрешение экспертизы, кроме представления вещественных доказательств и сравнительных образцов эксперту должны быть сообщены сведения об изменениях объекта с момента происшествия до его изъятия сле­дователем (например, ремонтной перекраске ТС, замене детали и технологических особенностях этого процесса). Если экспертизы ЛКМ и ЛКП назначается для установления обстоятельств причинения травмы телу потерпевшего предметом с окрашенной поверхностью, то эксперту необходимо предоставить Акт судебного медика по исследованию полученных им травм.

В каждом конкретном случае объем соответствующих сведений и материалов, направляемых эксперту, определяется следователем (судом) в зависимости от характера разрешаемых вопросов. Однако, как показывает практика, следователи недостаточно уделяют внимания этой информации, а дополнительные запросы эксперта приводят к увеличению сроков производства экспертиз.

 

При изъятии и упаковке вещественных дока­зательств нужно соблюдать следующие требования:

  • частицы ЛКП, обнаруженные на месте происшествия, упаковывают в тару (картонную, стеклянную), обеспечивающую их сохранность при транспортировке;
  • поврежденные участки ЛКП окрашенного предмета, а также объекты носители со следами наслоений предохраняют от дополнительных механических воздействий, попадания посторонних частиц;
  • каждый предмет, образец материала упаковывается отдельно и сопровождается индивидуальной маркировкой (надпись о содержимом упаковки, подпись, печать);
  • влажные объектоносители (одежда) предварительно высушиваются при комнатной температуре;
  • для упаковки должны использоваться материалы, не загрязняющие поверхность вещественных доказательств (чистая оберточная бумага, полиэтиленовая пленка).
 

Современные возможности экспертизы лакокрасочных материалов и покрытий

 

Криминалистическая экспертиза ЛКМ и ЛКП является, как правило, комплексным исследованием. В зависимости от поставленной задачи и свойств исследуемых объектов к ее производству могут быть привлечены различные специалисты для применения всего комплекса современных аналитических методов, позволяющих анализировать предельно малые количества вещества. В таких случаях проводится комплексная экспертиза.

Различные судебно-экспертные учреждения располагают неодинаковой материально-технической базой для использования всего комплекса методов, применяемых при производстве экспертизы ЛКМ и ЛКП. Однако, как показывает практика, ряд методов стал уже традиционным: оптическая световая микроскопия, химический микроанализ, молекулярный спектральный анализ (инфракрасная спектроскопия), эмиссионный спектральный анализ, рентгеновский фазовый анализ. Каждый из указанных методов имеет различную чувствительность и дает определенную информацию о морфологии (внешнем и внутреннем строении) объекта и его химическом составе.

ЛКМ и ЛКП в первую очередь исследуются такими методами, которые позволяют выявить диагностические и идентификационные признаки, не нарушая при этом целостности объекта.

Остановимся на характеристике названных методов.

 

Микроскопическое исследование. Экспертное исследование, как правило, начинается с применения оптического микроскопа. Использование этого метода позволяет выявить ряд существенных морфологических признаков покрытия или материала: цвет, характер наслоений, число слоев и последовательность нанесения их, толщину, различного рода включения, загрязнения поверхности и между слоями, степень адгезии слоев, следы рельефа от поверхности окрашенного предмета, поры, раковины, вздутия и другие дефекты технологического и эксплуатационного характера. Исследуются не только по­верхности, но и шлифы поперечных срезов, сколов. Указанные признаки удается обнаружить в микронаслоениях разных размеров.

Появление перечисленных морфологических признаков предопределяется условиями возникновения и существования идентифици­руемого объекта. Уже по данным морфологического исследования во многих случаях можно выявить признаки, индивидуализирующие объект, и в большинстве случаев они дают основание для решения вопроса о тождестве.

 

Метод элект­ронной микроскопии дает возможность решать задачи морфологического анализа, недоступные дня иных методов. Выявляются, в частности, морфологические признаки как технологического (признаки поверхности и внутренней структуры, связанные с составом ЛКМ и формированием ЛКП), так и эксплуатационного (отслаивание, меление, ше­лушение, царапины и т.д.) характера.

Если невозможно отождествить окрашенный предмет по данным морфологического анализа, то проводится исследование состава ЛКМ.

 

Химический микроанализ используется для установления природы пигмента (органический или неорганический), отнесения его к определенному виду, а также для установления качественного состава пигментной части (обнаружения ионов металла и кислотного остатка). Минимальная навеска вещества – 0,1 мг. Метод применяется также для систематического качественного анализа связующего, однако положительные результаты в этом случае могут быть получены в основном при наличии значительного (от 5 до 20 мг) количества исследуемого объекта.

 

Молекулярный спектральный анализ (инфракрасная спектроскопия) используется для установления типа связующего компонента (пленкообразователя) в ЛКМ и ЛКП, а иногда пластификатора и наполнителя. Чувствительность метода определяется используемым оборудованием. В варианте ИК-Фурье-спектроскопии исследуются микрочастицы ЛКП размером порядка десятков микрон.

Результаты исследования в сочетании с данными других методов (микроскопия, рентгеновский фазовый, эмиссионный спектральный и химичес­ки анализы) могут быть использованы для установления типа (вида) ЛКМ. Применение его позволяет получить наглядную иллюстрацию в виде инфракрасных спектров, что облегчает оценку результатов исследования.

 

Эмиссионный спектральный анализ применяется для определения элементного состава всей минеральной части ЛКМ и ЛКП. Его экспрессность, высокая чувствительность, а также возможность одновременного определения более 20 элементов, входящих в состав ЛКМ, позволяют получать важную информацию, имеющую большую идентификацион­ную ценность в комплексном исследовании данного рода объектов.

Широкое распространение получил лазерный микроспектральный анализ (ЛМА), который в отличие от других разновидностей ЭСА имеет высокую абсолютную чувствительность (от 10-6 до 10-12 г) и дает возможность проведения послойного анализа ЛКП без предварительного разделения на слои. Лазерный микроспектральный анализ позволяет получать полную информацию об основных, примесных и микропримесных элементах минеральной части ЛКМ. Анализ может проводиться на качественном и количественном уровнях.

Перспективным в экспертизе ЛКМ и ЛКП является метод локального рентгеноспектрального анализа (ЛРСА), позволяющий определять элементный состав ЛК М. Преимущество данного метода состоит в том, что исследование можно проводить непосредственно на самом объекте носителе, причем объект не изменяется и не уничтожается.

 

Рентгеновский фазовый анализ дает возможность определить вид пигмента и наполнителя, наличие одного пигмента или смеси пигмента и наполнителей, фазовый состав, различить полиморфные модификации одного и того же пигмента (например, двуокись титана рутильной или анатазной формы). Чувствительность метода высока (10-6 г); исследование такого рода не влечет изменения либо уничтожения объекта, анализ может проводиться на качественном и количественном уровнях и дает наглядные иллюстрации в виде рентгенограмм и дифрактограмм.

При выполнении экспертиз успешно используются данные, полученные в результате систематизации рецептур ЛКМ, технологии получения и нанесения ЛКП.

Практика показывает, что наибольших успехов в установлении фактических данных и получении доказательств по делу можно добиться, когда следователь (суд) назначают комплексные экспертизы, которыми охватывается исследование всех видов следов (не только лакокрасочной природы), образуемых объектами при взаимодействии в рассматриваемом событии.

 

Криминалистическая экспертиза объектов волокнистой природы


Предмет и задачи экспертизы

 

Предметом криминалистической экспертизы волокнистых материалов и изделий из них является установление на основе специальных экспертных познаний фактов, свидетельствующих о связи с расследуемым событием происшествия конкретных объектов волокнистой природы или их остатков.

 

Задачи, решаемые при этом, достаточно многообразны. В процессе обнаружения и исследования отдельных волокон, предположительно оставленных одеждой преступника (при преодолении им преграды, в ТС, на одежде другого лица и т.п.), получают информацию о том, каким путем преступ­ник проник к месту происшествия, как ему удалось скрыться с места происшествия, с какими объектами контактировала одежда преступника.

С помощью экспертизы может быть установлен ФКВ двух комплектов одежды.

Наличие на одежде подозреваемого микрочастиц волокон, однородных с волокнами, входящими в состав тканей предметов одежды потерпевшего (с учетом их видового и цветового разнообразия), а также локализации этих волокон могут быть использованы для опровержения версии подозреваемого, подтверждения показаний потерпевшего и т.д.

Предметом экспертизы является также ФКВ орудий преступления или деталей ТС с предметами одежды потерпевшего. Здесь задача решается комплексно, с использованием данных, полученных при экспертном ис­следовании следов, отображающих поверхность следообразующих объек­тов, следов нефтепродуктов (НП) и ГСМ, ЛКП, почвенных наслоений.

На месте происшествия нередко остаются части (детали) одежды (кусочки ткани, пуговицы, нитки) или отдельные предметы одежды (перчатки, шнурок, пояс и т.п.). Задача судебно-экспертного исследования в таких случаях состоит в установлении принадлежности частей единому целому: предмета одежды ее комплекту (перчатки – одной паре перчаток, пояса – куртке, кусочка ткани – индивидуально-определенному ее отрезу (куску), пуговицы с отрывом нити пришива – конкретному изделию).

Текстильные материалы часто используются преступниками в качестве упаковочных средств при сокрытии вещественных доказательств (различные ткани, мешковина, покрывала), которые могут их изобличить; крученые и плетеные изделия (веревки, шпагаты, шнурки) используются в качестве средств удушения жертвы, для закрепления груза при утоплении и т.п. В случае обнаружения такие волокнистые материалы следует направлять на экспертизу вместе со сравнительными образцами, изъятыми у подозреваемых.

Преступники в целях сокрытия следов преступления нередко сжигают одетый труп или одежду жертвы в кострах, печах, топках. Результаты экспертного исследования золы и других сожженных остатков помогают следователю в установлении личности потерпевшего, иных существенных обстоятельств.

 

В настоящее время с помощью криминалистической экспертизы волокнистых материалов можно установить:

  • родовую и общую родовую (групповую) принадлежность микрочастиц текстильных волокон, частей нитей, тканей, трикотажа и других объектов волокнистой природы;
  • локализацию обнаруженных на предметах-носителях микрочастиц текстильных волокон и соответствие ее ситуации (процессу) расследуе­мого события;
  • ФКВ комплектов одежды по следам (микроследам) текстильных волокон и загрязнений на одежде;
  • ФКВ комплекта одежды с орудием убийства (нож и др.) или ТС по микроследам текстильных волокон в совокупности с другими микроследами (смазка, частицы ЛКП металлоизделия), а также по следам-отображениям поверхности каких-либо предметов;
  • первоначальный вид и целевое назначение предметов одежды или иных объектов волокнистой природы по их остаткам от сожжения;
  • целое (конкретный кусок ткани, предмет одежды) по его частям (фрагмент ткани, пуговица с нитками), комплект одежды по отдельным предметам (принадлежность пояса куртке);
  • тождество предметов одежды (пары варежек, носков) по совокупности материалов (волокна, нити, красители), эксплуатационных признаков и посторонних наслоений (загрязнений).

 

На разрешение экспертизы также могут ставиться задачи о способе изготовления (промышленный или кустарный), причинах и условиях (механическое, термическое, химическое) повреждения текстильного материала или одежды и об общем источнике происхождения объектов.

В постановлении (определении) о назначении экспертизы важна не только точность формулировки вопросов, но и последовательность их постановки.

 

В соответствии с современными возможностями экспертизы на ее разрешение целесообразно ставить такие вопросы:

  • имеются ли на... (указывается объект-носитель) наслоения посторонних микрочастиц волокон; если да, то: не имеют ли они общей родовой (групповой) принадлежности к волокнам, входящим в состав предметов одежды... (указываются предметы) подозреваемого или потерпевшего1;
  • если на предметах одежды подозреваемого или потерпевшего имеются следы взаимодействия в виде наслоений микрочастиц текстильных волокон общей родовой (групповой) принадлежности, то: не находились ли комплекты одежды... (указываются предметы одежды и их принадлежность конкретным лицам) в контактном взаимодействии;
  • если на объекте-носителе неволокнистой природы (орудии преступления, ТС, преграде) и предметах одежды... (указывается принадлежность конкретному лицу) имеются следы взаимодействия соответственно в виде наслоений микрочастиц текстильных волокон и иных материалов (древеси­ны, металла, ЛКП, смазки и т.п.) общей родовой (групповой) принадлежности, то: не находились ли эти объекты в контактном взаимодействии;
  • составляли ли ранее единое целое искомый по делу элемент обстановки и часть (предмет, вещь), обнаруженная... (указывается место или принадлежность);
  • имеются ли в золе из... (указывается место изъятия) остатки от сожжения текстильных материалов, швейных изделий, фрагментов предметов одежды; если да, то: каковы их родовая принадлежность и целевое назначение; имеет ли материал, остатки от сожжения которого представлены на исследование, общую родовую принадлежность к материа­лу сравнительного образца?

 

Возможна также постановка вопросов о локализации наслоений микрочастиц волокон на каком-либо объекте и ее соответствии ситуации расследуемого события, о едином источнике происхождения волокнистых материалов по месту изготовления, хранения.

Не рекомендуется ставить неопределенные задачи в форме установления «одинаковости», «сходства», «тождественности» объектов волокнистой природы по структуре либо химическому составу, поскольку при использовании результатов таких исследований в доказывании возникают трудности, связанные с тем, что эксперт, исходя из своих специальных познаний, обязан уточнить задание у следователя путем заявления ходатайства.

Нецелесообразна постановка вопроса: «Имеются ли на... (указывается объект) микрочастицы волокон от одежды подозреваемого X.?». Такой вопрос подразумевает решение задачи отождествления конкретного (индивидуально-определенного) предмета одежды по отделенному от него волокну (его микрочастице). В настоящее время данная задача не решается экспертным путем. Ответ эксперта о том, что установить принадлежность обнаруженных на объекте микрочастиц волокон именно к одежде подозреваемого лица не представляется возможным, не приносит никакой пользы, а вывод о единой групповой принадлежности волокон может быть использован как доказательство.

На современном уровне развития экспертизы волокнистых материалов не может быть решена задача по установлению конкретного источника происхождения по технологии изготовления – предприятия-изготовителя объектов волокнистой природы, поскольку не имеется информации о технологических показателях на конкретные виды продукции, выпускаемые как на предприятиях нашей страны, так и на предприятиях ближнего и дальнего зарубежья. По этой же причине не может быть решена задача о конкретном целевом назначении ряда объектов волокнистой природы.

Не рекомендуется ставить вопрос о ФКВ в отношении: комплектов одежды, которые носили длительный период времени после события происшествия, подвергавшихся стирке, химической чистке; предметов одежды, сильно загрязненных кровью и другими выделениями человека, почвенными наслоениями, покрытых плесенью; комплектов одежды, когда неизвестен факт, в какой одежде находился подозреваемый в момент совершения преступления; комплектов одежды, однородных по цвету или волокнистому составу (например, спецодежды, военной одежды); предметов нижнего белья из белого хлопка и вискозы с постельными принадлежностями (простыня, наволочка, пододеяльник).

Следует признать нецелесообразным и направление на экспертизу предметов обуви, которые носили длительный период времени (более суток) после события происшествия, мыли или чистили, т.к. при этом имевшиеся на них микрочастицы волокон утрачиваются и приобретаются новые.

Не рекомендуется назначать также экспертизы по обнаружению взаимопереходящих  волокон по уголовным делам, связанным с групповыми драками, убийствами лиц без определенного места жительства, а также в тех случаях, когда потерпевшими и подозреваемыми являются совместно проживающие родственники, лица постоянно посещающие места совместного распития спиртных напитков или притоны наркоманов.

На современном уровне развития экспертизы по частицам (микрочастицам) волокон, обнаруживаемых в значительном количестве на любом предмете одежды, практически не удается решить вопрос о том, какому предмету одежды принадлежала каждая из разновидностей волокон. Это объясняется рядом причин. Во-первых, волокна-наслоения на одежде образуются в результате многочисленных случайных соприкосновений с различными предметами одежды и другими объектами волокнистой природы. В процессе таких контактов на одежду переходят не все разновидности волокон, входящих в состав материала контактирующего предмета. Во-вторых, практически нет возможности установить последовательность попадания микрочастиц волокон на исследуемую одежду до изучаемого события, в процессе и после него. В связи с этим в отсутствие подозреваемого и его одежды назначать экспертизу по установлению родовой (групповой) принадлежности посторонних микрочастиц волокон на предметах одежды потерпевшего не имеет смысла. Не удается долго хранить изъятые волокна в виде микропрепаратов в водной и водно-глицериновой сре­де. Они относительно быстро приходят в негодность для дальнейшего сравнительного исследования (когда появится одежда подозреваемого)2.

Волокнистые материалы и изделия из них могут быть объектами разных родов экспертиз: судебных трасологических, биологических, медицинских, товароведческих, инженерно-технологических, пожарно-технических. Однако вопросы классификационного характера (установление конкретной родовой и групповой принадлежности), задачи идентификации (установление целого по его частям, установление общей родовой и групповой принадлежности, отождествление конкретного объекта волокнистой природы), диагностические и ситуационные задачи (установление ФКВ) относятся к компетенции криминалистической экспертизы объектов волокнистой природы.

 

Объекты экспертизы и материалы, необходимые для исследования

 

Основу волокнистых материалов и изделий из них составляют единичные (одиночные) волокна (нити), не делящиеся вдоль оси на фрагменты без потери присущих им как единому целому определенных свойств. К волокнистым материалам относятся все текстильные волокна и волокна технического назначения, нити, пряжа, ткани, трикотаж, нетканые материалы и изделия из них.

Ассортимент волокнистых материалов и изделий из них весьма широк и разнообразен. Только в ассортименте текстильных материалов насчитывается несколько тысяч наименований. Все волокнистые материалы и изделия из них определенным образом классифицированы. В этих целях используются научно-технические и товарные классификации.

Для целей судебных экспертиз специально разработана классификация, в которой все объекты волокнистой природы подразделены на классы, например: единичное волокно, совокупность волокон, единич­ный отрезок нити (пряжи), совокупность нитей (пряжи), объем нити (пряжи); конкретный предмет одежды, часть предмета одежды. В обозначении классов объектов учитывается, что объект составляет определенный элемент вещной обстановки происшествия и может быть искомым по делу.

Классы подразделяются на роды, а роды – на группы. Даны определения родов и групп объектов волокнистой природы. В классификации строго соблюдается субординация классов, родов, групп объектов. Например, одноцветные волокна образуют род 1 -го порядка (волокна желтого цвета), одноцветные волокна определенного вида – род 2-го порядка (хлопковые волокна желтого цвета), одноцветные волокна конкретного вида, окрашенные определенным способом (желтые волокна хлопка, окрашенные методом печати, зеленые вискозные волокна, окрашенные в массе), относятся к роду 3-го порядка и т.д.

При установлении конкретной или общей групповой принадлежности для выделения группы 1-го порядка в качестве оснований используются класс и марка красителя. Это обусловлено тем, что при выпуске текстильных материалов нормируются цвет материала и прочность окраски. Признаки красителя (его класс и химическая группа, марка и композиция) на конкретном окрашенном материале имеют случайное происхождение и весьма значительную вариационность, что служит достаточным основанием для отнесения этих признаков к групповым.

Группы более высоких порядков выделяются по наличию и характеру посторонних случайных загрязнений (группы 2-го порядка), повреждений (группы 3-го порядка) и т.д.

Знание классификации объектов волокнистой природы помогает следователю в каждом конкретном случае определить, какие из них могут служить вещественными доказательствами, выделить непосредственные объекты экспертного исследования, точно обозначить искомый по делу элемент материальной обстановки события преступления.

 

При изъятии волокнистых материалов и изделий из них следует руководствоваться специальными рекомендациями, сформулированными с учетом особенностей данного рода экспертизы:

  • одежда потерпевшего (в том числе с трупа) изымается сразу же, как только следователь приступил к расследованию дела;
  • одежда подозреваемого изымается в полном комплекте;
  • при изъятии, осмотре и упаковке нельзя допускать соприкоснове­ния предметов одежды потерпевшего и подозреваемого, а также одеж­ды лиц, производящих их изъятие, упаковку и осмотр. Следует также избегать соприкосновения отдельных предметов комплекта одежды одного лица между собой;
  • каждый предмет одежды нужно упаковать отдельно в плотную бумагу с глянцевой поверхностью, кальку, целлофановую или полиэти­леновую пленку;
  • если по обстоятельствам дела необходимо установить первичную локализацию посторонних микрочастиц волокон, то каждый предмет одежды нужно поместить между двумя листами бумаги, а затем осторожно свернуть;
  • осмотр и изучение вещественных доказательств, если это необходимо, нужно проводить на столе, покрытом калькой, упаковочной бумагой, целлофановой или полиэтиленовой пленкой;
  • не следует допускать вытряхивания, чистки, стирки и других действий, приводящих к утрате наслоений волокон;
  • одновременно с изъятием одежды должны быть сострижены ногти потерпевшего (в том числе и у трупа), подозреваемого и направлены отдельным постановлением на экспертизу микрочастиц волокон до направления их на судебно-медицинскую экспертизу;
  • при осмотре трупа необходимо с помощью светлых дактилопленок изъять микрочастицы с ладоней и других открытых частей тела и также направить на экспертизу микрочастиц волокон вместе с предметами одежды потерпевшего и подозреваемого;
  • ножи или другие орудия убийства не должны в процессе осмотра и подготовки для направления на экспертизу соприкасаться с объектами волокнистой природы (одеждой, скатертями, тряпками и т.п.); их одновременно с упакованными предметами одежды сначала направляют на криминалистическую экспертизу микрочастиц волокон;
  • предметы, на которых могут находиться наслоения волокон (холодное оружие, отделяемые детали ТС и др.), нужно упаковать так, чтобы эти наслоения не были утрачены при транспортировке;
  • наслоения с ТС, преград и иных объектов, сложных с точки зрения проведения осмотра, целесообразно изымать с участием специалистов.

 

Особую осторожность нужно соблюдать при изъятии остатков от со­жжения волокнистых материалов и одежды:

  • в целях обеспечения максимальной сохранности хрупких объектов не следует ворошить содержимое костра или печи, изымать из него отдельные куски золы, непрогоревшие детали одежды, металлическую фурнитуру. Содержимое очага нужно осторожно с помощью лопаты или совка целиком перенести в тару с жесткими стенками и дном;
  • при одновременном назначении экспертизы по обнаружению следов ГСМ и НП тару с остатками от сожжения волокнистых материалов помещают в герметично закрывающийся полиэтиленовый мешок в целях предотвращения улетучивания газовой фазы.

 

Эффективность экспертизы волокнистых материалов в значительной степени зависит от подготовки следователем материалов для исследования. К числу наиболее типичных недостатков относятся следующие:

  • вещественные доказательства упаковываются с нарушением соответствующих правил;
  • не соблюдается последовательность направления вещественных доказательств на различного рода экспертизы: на экспертизу микрочастиц волокон одежда поступает после проведения судебно-медицинской и судебно-трасологической экспертиз, что недопустимо;
  • вопросы в постановлении о назначении экспертизы формулируются без учета рекомендаций, изложенных в методических пособиях;
  • при постановке вопроса о ФКВ на экспертизу направляются отдельные предметы, а не полные комплекты одежды подозреваемого и потерпевшего;
  • редко направляются на экспертизу срезы ногтей и микрочастицы с ладоней, когда из обстоятельств дела следует, что между преступником и жертвой была борьба;
  • эксперту не представляются выписки из протоколов осмотра места происшествия, изъятия вещественных доказательств, допроса обвиняемого, подозреваемого и свидетелей, хотя эти материалы весьма важны для выяснения ряда обстоятельств (в какой одежде были участники исследуемого события, каковы условия дальнейшего существования одежды до момента изъятия);
  • редко удовлетворяются ходатайства экспертов о предоставлении необходимых для дачи заключения материалов уголовного дела – сведений об объектах: вещественных доказательствах, дополнительных срав­нительных и свободных образцах.

 

Данные о происхождении, хранении, эксплуатации  и изъятии (дата) исследуемых объектов необходимы эксперту для правильной организации и проведения экспертизы, оценки результатов и формулирования достоверного вывода. Так, для решения вопроса о ФКВ необходимы сведения об условиях существования одежды потерпевшего и подозреваемого с момента совершения преступления до момента направления на экспертизу. В частности, эксперт должен знать, носили ли одежду, подвергалась ли она чистке, стирке, химической чистке, хранилась ли в конкретном платяном шкафу. Нужно сообщать эксперту, что исследуемые предметы одежды, например, потерпевшего, не соприкасались до или после расследуемого события с объектами, имеющими такой же волокнистый состав, как и предметы одежды подозреваемого (обвиняемого), и с веществами, которыми испачкана одежда подозреваемого.

 

В случае назначения экспертизы в целях идентификации целого по частям необходимо указать, какое целое является искомым по делу, и далее в зависимости от характера целого (кусок или рулон ткани, предмет одежды, кусок веревки) привести о них соответствующие данные. Например, о предметах одежды важны такие сведения: место и время их изготовления и приобретения, факты переделки (перелицовка, перекрашивание и др.), условия эксплуатации (ношение, хранение). О предметах одежды кустарного (ручного) изготовления необходимы, кроме того, данные о способе изготовления, о материалах и приспособлениях, с помощью которых они изготовлялись.

Для оценки полноты и достоверности экспертного исследования и сделанных им выводов необходимо иметь некоторое представление о технологии исследования волокнистых объектов.

 

В процессе развития экспертизы волокнистых материалов и изделий из них была разработана общая для всех объектов схема экспертного исследования, состоящая из указанных ниже основных этапов:

  • осмотр вещественных доказательств, в том числе с использованием инструментальных средств. Одновременно проводится индивидуализа­ция (в пределах возможного) по внешним признакам вещественного доказательства и отдельных объектов, составляющих его, а также установ­ление локализации выявленных наслоений и загрязнений;
  • выделение объекта в пригодном для дальнейшего исследования виде (отделение от предмета-носителя, выделение из массы постороннего вещества);
  • выявление родовых признаков волокон нитей, пряжи, ткани, различных изделий из волокнистых материалов и отделенных от них частей в зависимости от объекта – вещественного доказательства, поступившего на исследование, а затем выявление групповых признаков исследуемых объектов; выявление частных признаков, индивидуализирующих объект. В этих же целях проводится изучение механизма повреждения, общей линии (поверхности) разделения и других признаков единого целого в сравни­ваемых объектах;
  • выявление признаков общего источника происхождения (по месту изготовления, хранения и т.п.), в том числе эксплуатационных признаков;
  • криминалистическая оценка выявленных признаков и формулирование выводов.

 

Выявить частные признаки, индивидуализирующие объект в достаточном для установления тождества объеме, удается в относительно редких случаях. Чаще всего выявленные частные признаки позволяют установить общий источник происхождения ряда объектов или узкую групповую принадлежность (принадлежность к специальному классу, к группе наименьшего объема, специальную групповую принадлежность, обусловленную расследуемым событием).

На каждом этапе исследования волокнистых материалов и изд­лий из них обычно используется определенный комплекс методов и частных методик, необходимый и достаточный для выявления соответствующих признаков.

 

Исследование текстильных волокон (микрочастиц волокон). В настоящее время подробно разработаны типовая методика и схема экспертного исследования текстильных волокон. В основу этой схемы по­ложен принцип последовательного ступенчатого выделения конкретных классифицированных множеств окрашенных текстильных волокон, объем которых в процессе исследования сужается до некоторого предельного уровня деления, предусмотренного соответствующей классификацией. Исходя из практической целесообразности, на данном уровне выделяют такие множества, как шерстяные волокна синего цвета, окрашенные красителем кислотный антрахиноновый чисто-голубой, полиамидные волокна толщиной 25 мк красного цвета, окрашенные поверхностно красителем дисперсный алый, и т.д. Эти определения соответствуют конкретной групповой принадлежности текстильных волокон. Естественно, что данный предел достигается постепенно путем применения соответствующих методов. В заключении эксперт указывает классификационную категорию, в которую он включил объект на основании признаков, выявленных в ходе исследования.

 

Исследование тканей является необходимой стадией исследования одежды, предметов бытового, технического и специального назначения, а также имеет самостоятельное значение в отношении лоскутов, кусков и рулонов ткани. В экспертной практике используются методики исследования тканей как материала для изготовления товарной продукции, разработанные в текстильном материаловедении и трансформированные для целей судебных экспертиз.

 К тканям, имеющим общую родовую принадлежность, относятся ткани, характеризующиеся совпадающими родовыми признаками: цвет, волокнистый состав, вид,  структура и линейная плотность нитей, переплетение, плотность и поверхностная плотность тканей и их  ширина.

Групповая принадлежность ткани устанавливается для тканей, имеющих общую родовую принадлежность, на основании наличия совокупности следующих совпадающих групповых признаков: раппорт переплетения (кроме полотняного), раппорт печати и пестроткани, классы и марки красителей. При наличии кромок можно получить дополнительную информацию о технологии изготовления сравниваемых тканей,  если в кромках имеются дефекты переплетения, включения цветных нитей или нитей, отличающихся от нитей фона ткани по составу. В ряде случаев эти признаки позволяют в совокупности с установленными родовыми и групповыми признаками тканей идентифицировать ткань, изготовленную на одном и том же ткацком станке  с одного и того же навоя.

В отдельных случаях выявление определенной совокупности признаков отделки ткани, применения композиции красителей, специфических признаков ее износа, а также повреждений и загрязнений могут привести к ус­тановлению индивидуально-конкретного тождества определенного объема (отреза, куска, фрагмента) ткани или предмета, изготовленного из него. При отождествлении целого, например куска ткани, разделенного на части, или предмета одежды по отделенному от него лоскуту ткани, обязательным является комплексное материаловедческое и трасологическое исследование.

 

Исследование нитей, пряжи, шнуров, веревок и других плетеных,  крученых и вязаных изделий предусматривает применение названных выше методов текстильного материаловедения для выявления технологических параметров (признаков).

 При этом, исходя из особенностей технологии производства,  в ряде случаев можно установить единый (общий) источник происхождения по технологии изготовления плетеных, крученых и вязаных изделий. В зависимости от значимости совокупности выявленных признаков в отдельных случаях возможно установить их принадлежность одному изделию, изготовленному на одном и том же станке.

 

Исследование остатков от сожжения текстильных материалов и одежды проводится в целях реконструкции объектов и последующего установления их первоначального вида и целевого назначения. При правильном изъятии золы, других остатков от сожжения и транспортировке их в экспертное учреждение можно получить значительный объем информации о сгоревшем текстильном материале или швейном изделии. Во многих случаях по обугленным остаткам и частицам золы устанавливаются волокнистый состав и характер переплетения нитей сгоревшего текстильного материала, а также признаки швейного изделия, указывающие на его целевое назначение.

Наиболее устойчивы к действию высоких температур многослойные детали одежды (воротники, борта, карманы и т.п.) и металлическая фурнитура (крючки, застежки-молнии, пряжки и т.п.). Обнаружив такие объекты в золе и установив их родовую принадлежность, эксперт, основываясь на ассортиментных данных о текстильных материалах, технологии изготовления швейных изделий, решает вопросы о родовой и группой принадлежности сожженного объекта волокнистой природы и его целевом назначении.

 

Исследование предметов одежды с наслоениями микрочастиц волокон представляет собой часть комплексного исследования вещной обстановки расследуемого события в целях установления ФКВ: комплекта одежды обвиняемого (подозреваемого) с комплектом одежды потерпевшего, комплекта одежды потерпевшего с орудием травмы или убийства, одежды потерпевшего и определенных частей ТС и объектов иных классов.

Для указанных случаев разработаны методики экспертного исследования. На первом этапе методика предусматривает обнаружение и изъятие микрочастиц волокон и других материалов (веществ), их сравнительное исследование с материалом (веществом) следообразующего объекта в целях установления их общей родовой (групповой) принадлежности. Особое место в методике занимает изучение локализации взаимопереходящих микрочастиц, а также следов притертости, трасс, повреждений одежды и контактирующих с ней объектов. На заключительном этапе экспертного исследования проводится оценка выявленных признаков – механизма контактного взаимодействия с учетом распространенности волокон различных родов (групп) и других частиц, устойчивости следов-наслоений, отображения признаков контактного взаимодействия конкретных предметов. Выявив совокупность общих и частных признаков контактного взаимодействия объектов, эксперт определяет их значимость и достаточность для решения соответствующего вопроса.

 

Криминалистическая экспертиза нефтепродуктов и горюче-смазочных материалов

 

Предмет и задачи экспертизы

 

Предмет криминалистической экспертизы ГСМ и НП составляют фактические данные: о наличии на предметах носителях (их остатков от сожжения) легковоспламеняющихся НП (ЛВНП), свидетельствующих о причине пожара; о принадлежности ЛВНП, обнаруженных на месте происшествия, определенной емкости (в том числе объему НП, изъятому у подозреваемого лица); о присутствии на одежде потерпевшего смазочных материалов (СМ) и их относимости к конкретному объекту (ТС, ножу); о наличии на предметах следов оружейной смазки, свидетельствующих о ношении (хранении) огнестрельного оружия; о других обстоятельствах.

 

Необходимость установления этих фактических данных определяет и типовые задачи данного рода судебной экспертизы, которые в каждом конкретном случае могут быть уточнены следователем (судом) исходя из специфики расследуемого события. К их числу относятся:

  • обнаружение следов НП и ГСМ, не воспринимаемых органолептическим способом;
  • установление природы вещества неизвестного происхождения в целях отнесения его к продуктам переработки нефти и к СМ;
  • определение вида, марки представленного на исследование НП и ГСМ в соответствии с существующими научными, техническими и товарными классификациями;
  • установление принадлежности сравниваемых объектов к одному виду,  марке НП и ГСМ;
  • установление общей групповой принадлежности исследуемых объектов (НП и ГСМ), т.е. выявление у них признаков, свидетельствующих о едином источнике их происхождения по месту изготовления (конкретном нефтеперерабатывающем заводе), принадлежности к одной партии выпуска, об одинаковых условиях хранения, эксплуатации и др.;
  • отождествление масс (объектов) ГСМ и НП, разделенных на части в связи с расследуемым событием;
  • определение характера и причин изменения первоначального состава НП и ГСМ.

 

Для правильной организации экспертного исследования важное значение имеет установление круга объектов идентификации, которыми в рассматриваемом виде экспертизы могут быть как конкретные объемы (массы) НП и ГСМ (канистра с топливом, бидон со смазкой), так и определенные предметы, связанные с НП и ГСМ условиями эксплуатации (смазывание деталей, узлов трения), хранения (покрытие консервационными смазывающими материалами) и другими обстоятельствами.

При отсутствии органолептических признаков НП и ГСМ задача их обнаружения ставится перед экспертом в тех случаях, когда обстоятельства расследуемого события не исключают возможности наличия этих следов на различных предметах, составляющих материальную обстановку данного события. При этом на разрешение экспертизы ставится воп­рос: «Имеются ли на... (указываются представляемые на исследование предметы-носители) следы НП и ГСМ?».

Решение задачи обнаружения следов НП и ГСМ возможно двумя взаимодополняющими путями: обнаружением собственно веществ НП и ГСМ и обнаружением следов их действия на вещество предмета носителя (расплывание штрихов паст и чернил при действии жидких НП на бумагу с текстом, специфический характер горения предметов, пропитанных НП, и т.п.).

 

Задача установления нефтехимической природы исследуемого вещества, его вида, марки ставится в тех случаях, когда класс, к которому принадлежит или не принадлежит объект, заранее определен обстоятельствами расследуемого дела (например, пересортица бензинов в связи с хищением, замена одного вида топлива другим, повлекшая взрыв двигательной установки, и т.п.). В этих случаях формулируются вопросы:

  • являются ли НП и ГСМ представляемые на исследование вещества (в конкретных емкостях или в виде пятен, наслоений на предметах-носителях и т.п.);
  • к какому виду (марке) относятся представленные на исследование вещества?

Особого внимания заслуживает редакция вопросов, возникающих в связи с расследованием уголовных дел с применением огнестрельного оружия. Формулировка вопроса в форме «Имеются ли на... следы оружейной смазки?» сужает круг идентифицируемых СМ, что объясняется использованием в настоящее время частными лицами для чистки оружия СМ в самом широком ассортименте, не имеющих отношения к маслам специального назначения. В этой связи в случае отсутствия информации о марке идентифицируемого НП, а также самого следообразующего предмета (оружия) целесообразно ставить вопрос в следующей редакции: «Имеются ли на... следы смазки, находившейся ранее на огнестрельном оружии?».

 

Отнесение исследуемого объекта к определенной категории в соответствии с существующими научно-техническими классификациями и наименованиями товарной продукции принято обозначать родовой принадлежностью этого объекта. Понятие «родовая принадлежность» относится ко всем уровням научно-технических и товарных классификаций НП и ГСМ — от самых общих классов, определяемых понятиями «нефтепродукты» и «горюче-смазочные материалы», до классов значительно меньших объемов, определяемых товарными марками, например «бензин А-72», «масло М-10Г2», «смазка 1-13». В рассматриваемом случае установление принадлежности объекта к конкретному классу является конечной целью исследования.

При постановке идентификационных задач перед экспертом кроме указанных выше формулируется вопрос: «Имеют ли... (указываются сравниваемые вещества в емкости, наслоениях, пятнах) общую родовую или групповую принадлежность?».

Определение групповой принадлежности НП и ГСМ основано на отнесении их к множествам, выделенным по признакам, связанным с особенностями технологии производства, условиями хранения, транспор­тировки, эксплуатации, обстоятельствами расследуемого события и другими условиями существования объектов. Групповые признаки позволяют выделить более узкое по сравнению с конкретным родом множество объектов, например: бензин А-72, измененный в результате хранения в открытом сосуде; моторное масло М-10Г2 с признаками эксплуатации в картере двигателя.

Если принадлежность к общей группе определена какими-либо обстоятельствами дела, то вопрос может быть конкретизирован в такой форме: «Имеют ли... (указываются сравниваемые вещества в емкостях, наслоениях, пятнах) общий источник происхождения... (указывается, по каким именно условиям существования: технологическим, эксплуатаци­онным и т.п.)?».

Успешному определению родовой и групповой принадлежности исследуемых объектов способствуют данные из материалов уголовного дела (чаще всего протоколы осмотров и допросов), которые содержат сведения об исследуемом объекте: его происхождении, месте приобретения, назначении, технологии изготовления самодельных композиций и т.п. Поскольку родовая принадлежность НП и ГСМ часто определяется их назначением, то эксперту необходимы сведения о предмете, на котором находился подлежащий исследованию объект, – тип автомобиля, оружия и т.п. Эти данные имеют большое значение при сравнительном исследовании объектов, поскольку они позволяют использовать существующие методики для целенаправленного выявления определенных свойств состава НП и ГСМ и дать оценку выявленным свойствам как идентификационным признакам.

В случаях когда задачей исследования является установление индивидуального тождества, вопрос нужно ставить в такой формулировке: «Являются ли... (указываются конкретные объемы или следы НП и ГСМ) частью конкретного объема... (указывается индивидуально-определенный объем НП и ГСМ)?».

Индивидуальное отождествление конкретных объемов НП и ГСМ в практике встречается сравнительно редко, когда следователь (суд) точно указывает, какой конкретно объем (количество) материала является искомым по делу элементом вещной обстановки.

Необходимость решения задачи индивидуального тождества часто возникает в случаях, когда вещество НП и ГСМ образует следы в результате контактного взаимодействия элементов материальной обстановки. Установление ФКВ – самостоятельная задача судебной экспертизы, которая, как правило, не может быть решена исследованием только в рамках криминалистической экспертизы НП и ГСМ, поскольку нельзя без необходимого исследования исключить возможность бесконтактного образования следов НП и ГСМ путем их разбрызгивания, переноса через третьи предметы и т.п.

Успешное решение задачи установления ФКВ возможно путем выявления совокупности признаков, индивидуализирующих сам процесс взаимодействия объектов. При этом НП и ГСМ надо рассматривать как часть исследуемой материальной субстанции. Так, в следах, оставленных огнестрельным оружием, кроме смазки могут быть продукты выстрела и металлизации. В следах действия холодного оружия помимо смазки могут находиться частицы материала клинка и поверхностных загрязнений. В следах действия ТС могут присутствовать также микрочастицы краски, металла, почвы. Отсюда возникает необходимость проведения комплексного исследования вещественных доказательств, содержащих НП и ГСМ.

 

Кроме рассмотренных выше задач на разрешение криминалистической экспертизы НП и ГСМ могут ставиться задачи диагностического характера по определению:

  • особенностей рецептурного состава конкретных образцов НП и ГСМ;
  • количественного содержания конкретных НП и ГСМ в смесях с другими веществами.

 

При назначении экспертизы вопросы могут быть сформулированы как в общем виде, так и с определенной степенью конкретизации. К первым относятся вопросы типа: «Что представляют собой жидкости...?», «Каким веществом образованы пятна...?». Подобные вопросы не позволяют эк­сперту конкретизировать задачу исследования, поэтому он вынужден давать ответы самого общего характера. Вместе с тем если в процессе собирания материалов по делу о пожаре следователю удалось получить информацию о возможной природе использовавшегося горючего (бензин, керосин, растворитель и т.п.) или по делу о хищении оружия – о покрытии его консервационной смазкой (солидолом), то в подобных случаях круг проверяемых веществ указывается в постановлении и задача экспертного исследования предельно конкретизируется.

Часто в постановлениях формируются вопросы такого типа: «Одинаковы ли (однородны, сходны, идентичны) по химическому составу представленные образцы...?». Установление сходства по химическому составу либо по отдельным физическим свойствам не дает оснований для отне­сения сравниваемых объектов НП и ГСМ к одному роду или группе, что связано со специфическими особенностями веществ нефтехимической природы, имеющих близкий химический состав по основным компонентам и различающихся по компонентам, содержащимся в незначительных количествах и порой не устанавливаемых. Соответственно выводы эксперта о «сходстве» и «идентичности» НП и ГСМ будут неопределенны и могут произвольно оцениваться следователем (судом).

 

Объекты экспертизы и подготовка материалов для исследования

 

Объектами исследования в рассматриваемом виде экспертизы являются вещества нефтяного происхождения: продукты различных видов переработки нефти, а также горючие, смазочные материалы, которые кроме нефтяного происхождения могут быть продуктами переработки каменноугольной смолы и сланцев, а также веществами, синтезируемыми химической промышленностью (полисиликоновые жидкости, сложные эфиры и т.д.).

Объем класса веществ, объединяемых понятием НП и ГСМ, чрезвычайно велик, товарный ассортимент насчитывает несколько сотен наименований. При этом подавляющее большинство объектов имеет общую нефтехимическую природу, что обусловливает сложность их судебно-экспертного исследования.

 

Анализ экспертной практики позволил выявить связь между определенными классами НП и ГСМ и категориями уголовных дел, при расследовании которых исследуются соответствующие объекты. Такими классами являются:

  • ЛВНП, которые исследуются в основном по делам, связанным с поджогами, сожжением трупов, взрывами и т.п., а именно в ситуациях, когда используется способность этих НП легко воспламеняться и содействовать возгоранию или поддерживать горение менее горючих материалов. Кроме того, ЛВНП исследуются по делам о фальсификации товарных НП;
  • СМ наиболее часто исследуются по делам о ДТП, а также по делам, связанным с применением холодного и огнестрельного оружия, хищениями оружия и боеприпасов либо иных материалов и изделий, имеющих смазочные покрытия. Это обусловлено способностью жидких и вязких НП переходить с одного предмета-носителя на другой при их контакте;
  • твердые НП (ТНП) исследуются по уголовным делам, связанным с убийствами, кражами и др.

 

Экспертное исследование каждого класса НП требует специальных схем с использованием различных технических методов и приемов, а также специфических подходов к оценке результатов исследований. Внутри этих классов сужение множества НП и ГСМ производится с учетом существующих научно-технических классификаций и наименований товарной продукции.

 

Важная особенность НП и ГСМ, относящихся к классам ЛВНП и СМ, – отсутствие у них собственной устойчивой формы. В этой связи к ним не могут быть применены положения и рекомендации традиционных методик криминалистической идентификации. Частично это относится и к ТНП, которые, несмотря на их достаточно устойчивое агрегатное состояние, при небольших отклонениях условий от атмосферных легко «теряют твердость» и приобретают пластичность, при которой морфологические признаки теряют устойчивость. Отсюда следует, что при экспертных исследованиях НП и ГСМ первостепенную важность приобретает изучение их состава.

 

В специальных отраслях знаний применительно к НП и ГСМ рассматриваются различные виды составов:

  • рецептурный – определяется совокупностью компонентов, взятых в определенных соотношениях для получения товарного продукта заданных свойств. В качестве компонентов используют вещества не только нефтяного, но и иного происхождения. Например, рецептурный состав бензина включает несколько бензиновых фракций, полученных по разным технологическим схемам (компоненты нефтяного происхождения), присадки и стабилизаторы (компоненты не нефтяного происхождения); пластичные смазки состоят из масел (компоненты главным образом нефтяного происхождения) и загустителей и присадок (компоненты не нефтяного происхождения);
  • фракционный – определяется количеством веществ НП, выкипающих в определенных температурных пределах, и устанавливается перегонкой НП. Фракционный состав ЛВНП чрезвычайно нестабилен и подвержен существенным изменениям при различных обстоятельствах: хранении в открытых сосудах, нагревании и т.п.;
  • групповой – определяется количественным содержанием классов химических соединений, входящих в состав НП;
  • элементный – определяется качественным и количественным содержанием химических элементов в НП.

 

Совокупность перечисленных видов состава определяет структуру НП и ГСМ как объектов экспертного исследования.

 

В зависимости от агрегатного состояния, количества вещества, обнаруженного на месте происшествия, от обстоятельств взаимодействия с другими объектами НП и ГСМ в качестве вещественных доказательств могут быть представлены на экспертное исследование в виде:

  • индивидуально-определенных объемов (масс) в конкретных емкостях, в том числе в виде смесей с другими техническими продуктами;
  • следов – поверхностных наслоений на предметах носителях;
  • следов, распределенных в массе предметов носителей.

 

Эффективность судебно-экспертного исследования НП и ГСМ в значительной степени определяется качеством работы следователя при подготовке материалов для ее производства. Подготовка указанных материалов включает в себя:

  • обнаружение емкостей, содержащих НП и ГСМ;
  • обнаружение предметов, способных оставлять следы НП и ГСМ на других объектах при их соприкосновении;
  • установление предметов, которые могут быть носителями следов НП и ГСМ, и их предварительное исследование в целях обнаружения последних;
  • обнаружение в емкостях с НП и ГСМ, следах и наслоениях примесей посторонних веществ и установление их возможного происхождения;
  • фиксацию состояния вещественных доказательств;
  • сбор сведений об условиях происхождения, хранения, эксплуата­ции НП и ГСМ, возможных обстоятельствах и механизме их попадания на объекты;
  • подготовку объектов (упаковка, маркировка) для направления на экс­пертизу;
  • определение вида и задач экспертного исследования, формулирова­ние вопросов;
  • обеспечение работы экспертов с нетранспортабельными объектами.

 

Свойствами НП и ГСМ обусловлены специальные требования к способу и материалу их упаковки для направления на экспертизу. Такие НП, как бензин, керосин, дизельное топливо, растворители и ряд других, содержат в своем составе легколетучие компоненты. Поэтому необходимым условием является герметичность емкости, в которую их помещают и доставляют в экспертное учреждение. Жидкие и вязкие НП и ГСМ способны проникать и распределяться в массе материала предмета носителя: тканях, бумаге, древесине, почве и др. Последующее извлечение их из пористых материалов часто приводит к искажению первоначал­ного качественного и количественного составов.

 

При подготовке НП и ГСМ для экспертного исследования и получения необходимых образцов должен соблюдаться ряд требований:

  • отбор образцов жидких НП (бензинов, керосинов, растворителей и др.) из конкретных объемов следует проводить в сухую стеклянную герметичную емкость, которая по своим размерам лишь незначительно должна превышать содержимое. Образцы нужно хранить в холодильнике или в прохладном темном месте. При обнаружении небольшой по размерам емкости, которую можно направить на экспертизу целиком, следует проверить и обеспечить ее герметичность. Если герметизацию осуществить не удается, необходимо содержимое слить в герметичную емкость, а освободившуюся поместить в полиэтиленовый мешок, завязать (заклеить) и все вместе направить на экспертизу;
  • образцы вязких НП и ГСМ (масла, пластичные смазки и т.п.) следует помещать в стеклянную тару. Нельзя помещать такие образцы в бумажные пакеты, спичечные коробки, использовать упаковочные материалы из пластмассы, картона и древесины;
  • для исследования НП и ГСМ, находящихся на предметах носителях, по возможности необходимо направлять на экспертизу сами предметы, обеспечивая сохранность на них пятен и наслоений НП и ГСМ и их локализацию, а также герметичность упаковки этих предметов. В случае наличия предмета носителя параллельно нужно произвести отбор его контрольного образца (например, при отборе почвы из кострища в качестве контрольного образца необходимо взять образец почвы в 5 – 10 м от костра; при отборе напольного покрытия в месте вероятного очага пожара в качестве контрольного может служить аналогичный материал, взятый из другой комнаты, и т.д.);
  • для наслоений, которые снимаются, следует использовать стеклянную тару. При использовании ватных или марлевых тампонов их надо упаковывать так же, как и предметы носители, одновременно отправлять на экспертное исследование чистые образцы этих же материалов;
  • образцы ТНП и ГСМ нужно помещать в полиэтиленовые пакеты, которые необходимо завязывать или заклеивать. При отборе образцов дорожного покрытия к постановлению следователя о назначении экспертизы нужно приложить протокол и схему отбора образцов.

 

Особую осторожность следует проявлять при обращении с вещественными доказательствами, на которых предполагается наличие НП и ГСМ, но в момент изъятия они не обнаруживаются органолептически либо имеют лишь слабый запах НП. Такие вещественные доказательства необходимо немедленно герметично упаковать и отправить на экспертизу, а в постановлении о назначении экспертизы указать, сколько времени прошло с момента происшествия до изъятия вещественного доказательства, а также условия его хранения или эксплуатации после расследуемого события.

Большинство НП, относящихся к категории ЛВНП, обладает способностью быстро изменять свои свойства. Так, в процессе хранения в естественных условиях они теряют часть наиболее летучих своих компонентов и могут стать непригодными для решения задач, стоящих перед экспертом. Поэтому чем быстрее изъяты, герметично упакованы и представлены на исследование вещественные доказательства, тем эффективнее экспертное исследование. Предметы со следами НП и ГСМ нео­ходимо направлять сначала на криминалистическую экспертизу НП и ГСМ, а затем на экспертизы других видов (судебные медицинскую, баллистическую, трасологическую и т.д.).

Эффективность экспертизы во многих случаях зависит от наличия у эксперта сведений о происхождении исследуемых объектов, условиях их хранения, транспортировки, расходования, эксплуатации, а также сведений об условиях взаимодействия предметов на месте происшествия, способах их обнаружения и изъятия.

Соответствующие данные могут содержаться в протоколах допросов, осмотров, в технической документации предприятий и других материалах дела, которые должны направляться в экспертное учреждение вместе с постановлением о назначении экспертизы и веществен­ными доказательствами.

При оценке полноты и достоверности экспертного исследования и выводов, содержащихся в заключении, необходимо иметь в виду общую схему исследования и вид применяемых методик.

При экспертом исследовании НП и ГСМ используются методы, позволяющие непосредственно изучать различные виды состава либо физические и химические свойства, обусловленные им.

Часть таких свойств является важнейшими техническими характеристиками, стандартизированными в ГОСТах и определяющими эксплуатационные качества НП и ГСМ как товарных продуктов. К ним относятся плотность, показатель преломления, пределы выкипания объема НП или его части (что характеризует фракционный состав НП), температуры плавления и кристаллизации (для ТНП), воспламенения, вспышки (для ЛВНП), вязкость (основной показатель для СМ), содержание различных примесей и т.д.

 

Возможность установления совокупности показателей, характеризующих НП и ГСМ как товарный продукт, позволяет решать задачи установления вида, марки НП и ГСМ и отнесения к конкретному наименованию товарного ассортимента. Исследования по ГОСТам проводятся редко, поскольку на исследование поступают, как правило, количества веществ (часто микроколичества), недостаточные для пров­дения таких испытаний. Кроме того, в подавляющем большинстве случаев поступающие на экспертное исследование НП и ГСМ оказываются измененными под влиянием разнообразных факторов. Поэтому в процессе экспертных исследований выявляют наиболее устойчивые признаки состава, связанные с первоначальным видом НП и ГСМ и их эксплуатационными свойствами, для чего используются инструментальные ана­литические методы:

  • микроскопические – оптическая микроскопия в различных вариантах (в том числе анализ в поляризованном свете), наблюдение люминесценции в ультрафиолетовых лучах, просвечивающая электронная микроскопия (ПЭМ);
  • хроматография – газожидкостная (ГЖХ), тонкослойная (ТСХ);
  • спектральные методы анализа – спектроскопия в инфракрасной, ультрафиолетовой и видимой областях спектра, эмиссионный спектральный анализ (ЭСА), лазерный микроспектральный анализ (ЛМА), ААА, метод электронно-парамагнитного резонанса (ЭПР).

 

На основе перечисленных методов в экспертных учреждениях разработаны и применяются различные методики исследования НП и ГСМ.

Если НП и ГСМ поступают на экспертное исследование в виде конкретных объемов, то их изучают как таковые. При поступлении НП и ГСМ в виде наслоений, пятен или органолептически невидимых следов на первой стадии исследования их извлекают с поверхности или из массы предметов носителей с помощью органических растворителей, подбираемых таким образом, чтобы вещества нефтехимической природы извлекались с наибольшей полнотой, а вещества, присущие предметам носителям (тканям, древесине, по­чве), и всевозможные загрязнения – наименьшей степени3.

Для решения вопроса о нефтехимической природе неизвестных веществ исследуется их групповой (структурно-групповой) состав, который характеризуется наличием конкретных классов углеводородов. Определенная их совокупность является необходимым и обязательным признаком всех веществ нефтехимической природы. Исключение составляют парафины и церезины, относящиеся к ТНП, состав которых опреде­ляется одним классом углеводородов.

Установление группового состава производится методами ТСХ, ГЖХ и инфракрасной спектроскопии.

Групповой состав НП и ГСМ определяется рядом факторов: свойствами исходной нефти, особенностями технологии (способом примененной очистки), целевым назначением (октановое число, вязкость и другие показатели, зависящие от группового состава НП), условиями существования, при которых происходит потеря части углеводородов или их изменение (испарение, окисление и т.п.). Поэтому совпадение группового (структурно-группового) состава, установленное на количественном уровне для сравниваемых образцов НП и ГСМ, может указывать на общий источник происхождения (завод-изготовитель, место хранения) или одинаковые условия эксплуатации. Это обстоятельство в совокупности с другими выявляемыми признаками обычно интерпретируется в заключении эксперта как установление общей групповой принадлежности объектов4.

Метод ГЖХ дает возможность исследовать частичный углеводородный состав НП на уровне индивидуальных соединений. Установление полного углеводородного состава – сложная и в настоящее время не решаемая научно-техническая задача. Наиболее «простые» в этом отношении НП – бензины – содержат в своем составе более 600 индивидуальных углеводородов, многие из которых присутствуют в следовых количествах по отношению к суммарному составу.

Фракционный состав НП положен в основу научно-технических классификаций НП по их целевому назначению, в связи с чем установление его имеет существенное значение при решении классификационных задач. Для прямого определения фракционного состава требуются большие количества НП (в соответствии с ГОСТом – 2 л), поэтому в условиях экспертного исследования использование данного метода неприемлемо. К суждению о фракционном составе объектов приходят через определение состава индивидуальных углеводородов, устанавливаемого методом ГЖХ.

Важную информацию о НП и ГСМ содержат данные об элементном составе. При этом имеются в виду элементы, являющиеся микропримесями к основному элементному составу, на 95 – 90% состоящему из углерода и водорода. Наличие и конкретный состав микроэлементов в НП обусловлены: присутствием их в исходной нефти; рецептурным составом (в соответствии с которым к товарным НП добавляются в качестве присадок, добавок, загустителей различные металлорганические соединения, соли и др.); попаданием в НП инородных веществ в условиях производства (контакт с катализаторами), транспортировки (материалы трубопроводов, емкостей, атмосферная пыль и т.д.), эксплуатации (продукты износа трущихся деталей) и в других условиях существования объектов.

В криминалистических исследованиях для определения элементного состава НП используются методы ЭСА, ЛМА, ААА. Большую сложность представляет интерпретация результатов определения элементного со­става в качестве родовых, групповых, частных (индивидуализирующих) признаков исследуемых объектов. Для ее правильного проведения необходимы данные о происхождении, конкретном способе и условиях хранения, транспортировки, расходования вещества, а также образцы для сравнения, являющиеся, как и исследуемый объект, частями того же целого (большего) объема, и свободные образцы, аналогичные исследуе­мому по условиям существования.

Среди различных видов НП и ГСМ в экспертной практике исследуются пластичные смазки. В их состав входят загустители – вещества не нефтяного происхождения. Для основного количества выпускаемых смазок в качестве загустителя используются мыла или твердые углеводороды (парафины и церезины). Те и другие образуют специфическую для каждого конкретного загустителя кристаллическую микроструктуру, определяемую методом ПЭМ. Выявление особенностей микроструктуры, связанных с условиями эксплуатации смазок (истирание в ступицах автомобилей) либо с иными условиями существования (стирка изделий со следами смазок и др.), дает возможность устанавливать групповые и узкогрупповые признаки сравниваемых объектов.

Твердые НП, к которым относятся твердые углеводороды и твердые остаточные НП, часто являются составной частью изделий (косметических средств, гуталинов, а также кровельных и дорожных покрытий, изо­ляционных материалов и т.д.). В этой связи возникает задача их обнаружения и исследования в смеси с другими веществами. Для указанных целей используются оптическая микроскопия в поляризованном свете, с помощью которой исследуется специфическая структура твердых парафинов, а также метод ЭПР, возможности которого позволяют дифференцировать остаточные НП по сырьевому источнику.

Таким образом, о полном и всестороннем исследовании ГСМ и НП может свидетельствовать указанный в исследовательской части заключения комплекс инструментальных методов из существующего арсенала средств криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий.

 

Криминалистическая экспертиза стекла

 

Предмет и задачи экспертизы

 

Предметом криминалистической экспертизы стекла и изделий из него являются фактические данные (факты, обстоятельства), устанавливаемые при исследовании объектов из стекла на основе специальных знаний в области научных основ и методик криминалистического исследования стекла и изделий из него.

Изделия из стекла, их осколки и микрочастицы могут быть объектами исследования различных родов экспертиз. В судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации объекты из стекла в зависимости от характера поставленных вопросов исследуются преимуще­ственно в рамках  криминалистической экспертизы стекла и изделий из него и судебно-трасологической экспертизы.

Криминалистическая экспертиза стекла решает специфические задачи, существенно отличающиеся от задач исследования стекла вообще. Если сущность изучения стеклообразного состояния и изделий из стекла заключается в установлении зависимости физико-химических свойств и структуры стекла от технологических параметров его производства и химического состава, то криминалистическая экспертиза стекла ставит своей целью распознание природы объекта (стекловидного вещества), установление принадлежности исследуемого объекта к материалу  или изделию определенного рода или группы, идентификацию конкретного изделия, а также установление причины и механизма разрушения, условий эксплуатации изделия и т.п.

В рамках криминалистической экспертизы стекла могут решаться как идентификационные, так и диагностические задачи.

 

К диагностическим задачам относятся:

  • обнаружение микрочастиц стекла на предметах-носителях для установления их природы и различий с другими материалами;
  • определение направления действия разрушающей силы, вида инструмента, которым было вырезано стекло, поверхности, по которой был нанесен удар, числа ударов и последовательности их нанесения, причины разрушения изделия (механическая, термическая, саморазрушение);
  • определение температуры (распределение температур) по изменению осколков в очаге пожара, где находилось изделие;
  • установление факта вскрытия и повторной запайки ампул, особенностей условий эксплуатации изделия и т.п.

 

Вопросы для разрешения этих задач могут быть сформулированы следующим образом:

  • имеются ли на поверхности предмета (например, одежде) или в объеме материала (образце почвы), частицы стекла;
  • являются ли представленные предметы осколками стеклоизделия;
  • скольким изделиям (бутылкам, стаканам и др.) принадлежат осколки;
  • установить емкость изделия (банки, бутылки и т.п.), осколки которого обнаружены на месте происшествия;
  • каково было направление разрушающей  силы (с какой стороны – внешней или внутренней было выбито стекло);
  • в результате какого воздействия (по какой причине) разрушилось изделие (механическое, термическое, саморазрушение);
  • подвергались ли вскрытию и повторной запайке (перепайке) представленные ампулы;
  • в заводских или кустарных условиях запаяны представленные ампулы;

 

К идентификационным относятся следующие задачи:

  • определение вида изделия, от которого произошли осколки, области его применения;
  • установление принадлежности сравниваемых фрагментов стекла  единому целому (изделию);
  • установление общей родовой или групповой принадлежности изделий либо материала изделия сравниваемых объектов (осколков, микрочастиц, изделий). Под установлением групповой принадлежности понимается отнесение объекта к некоторому множеству ему подобных по признакам общности происхождения, условий существования, эксплуатации, например установление факта изготовления изделия в одной пресс-форме, на одном заводе-изготовителе, в одинаковых производственных условиях из сырья одинакового состава, в определенный отрезок времени и т.п.

 

Практика показывает, что следователи и судьи нередко испытывают затруднения при формулировании вопросов идентификационного характера, употребляя термины «идентичны», «однородны», «сходны», «одинаковы» по отношению к осколкам. Неопределенность таких формулировок, не содержащих указаний на объект идентификации (идентифицируемый объект) – его класс, род, вид, конкретный экземпляр изделия, завод-изготовитель, период времени выпуска и т.п., значительно снижает возможности экспертного исследования идентифицирующего объекта – изделия из стекла, осколки которого представлены в качестве вещественного доказательства.

Нельзя признать правильной постановку вопросов в целях сравнения осколков или изделий по отдельным признакам, например: «Одинаковы ли осколки по цвету, толщине, химическому составу?». Такой вопрос приводит к неоправданному ограничению экспертного исследования, в то время как для идентификации группы изделий или конкретного изделия из стекла необходимо выявить достаточно большой комплекс различных признаков.

 

Для решения идентификационных задач рекомендуется ставить вопросы примерно в следующей редакции:

  • к какому виду изделий принадлежат представленные на экспертизу осколки;
  • имеются ли среди представленных на исследование осколков части изделий из стекла, устанавливаемых на автомобилях; какому типу рассеивателя принадлежат осколки, обнаруженные на месте происшествия; на каких марках автомобилей он устанавливается;
  • имеют ли общую родовую или групповую принадлежность изделия (материал изделий), осколки которых обнаружены на месте происшествия, и изделия (материал изделий), осколки которых изъяты в автомоби­ле подозреваемого;
  • принадлежат ли единому целому осколки стекла, изъятые с места происшествия, и осколки, извлеченные из фары автомобиля;
  • не имеют ли общей родовой (групповой) принадлежности бутылка, осколки которой представлены, и изделие, микроосколки которого изъяты из раны потерпевшего;
  • имеют ли общую родовую или групповую принадлежность изделия, час­тями которых являются осколки, изъятые с места происшествия, и осколки, обнаруженные в одежде подозреваемого; если имеют, то какую именно.

 

Вопросы, связанные с идентификацией изделия из стекла, в случаях, когда у сравниваемых осколков отсутствует общая поверхность разделения, решаются, как правило, на уровне установления общей родовой или групповой принадлежности. Это объясняется высоким уровнем стандартизации производства изделий из стекла  по химическому   составу,  форме, качеству поверхностей, вследствие чего выявление индиви­дуализирующих признаков объекта становится невозможным. Кроме того, в зависимости от физической природы объекта идентификации (отдельный предмет, совокупность изделий, объем стекловаты и т.д.) и качества отображения свойств целого в его частях вопросы о родовой и групповой принадлежности сравниваемых объектов могут решаться на разных уровнях, что связано с возможностью выполнения разных видов идентификационного исследования: по особенностям поверхности разделения; по особенностям внешнего строения и внутренней структуры; по составу материала вещества.

Для решения многих вопросов, особенно связанных с ДТП, требуется проведение комплексной экспертизы с привлечением трасологов, специалистов по исследованию  стекла, автотехников и др. В процессе комплексного исследования и оценки совокупности всех выявленных признаков может быть решен вопрос о факте контактного взаимодействия конкретного транспортного средства с другим транспортным средством или одеждой потерпевшего.

 

Объекты экспертизы и подготовка материалов для исследования

 

Анализ следственной и судебной практики показывает, что изделия из стекла и их осколки являются распространенными элементами вещной обстановки расследуемых событий, что объясняет высокую частоту их встречаемости в качестве объектов криминалистического исследования. Объектами рассматриваемого рода экспертизы являются следующие изделия из стекла и их разрушенные части:

  • рассеиватели фар, травмобезопасные стекла (сталинит и триплекс), колбы электроламп, зеркала при расследовании дел о ДТП;
  • предметы из тарного и посудного стекла (бутылки, стаканы, вазы), а также зеркала, очки, бижутерия – по делам об убийствах и нанесении телесных повреждений;
  • листовые стекла (оконные, витринные, тонированные), стеклоблоки, объемы стекловаты и стеклоткани – по делам об убийствах, изнасилованиях, кражах;
  • ампулы, шприцы, медицинская тара и др. – по делам о кражах и употреблениях наркотических и сильнодействующих препаратов;
  • изделия из хрусталя и художественного стекла – по делам о хищениях.

 

Многообразные изделия из стекла классифицируют по назначению, способу производства, характеру поверхности, элементному составу и другим основаниям. Наиболее целесообразной и удобной для экспертных целей представляется классификация изделий.

Подавляющее большинство повседневно окружающих нас изделий из стекла относится к роду неорганического силикатного стекла, хотя для специальных целей могут изготовляться стекла на основе других оксидов (алюминатные, боратные, германатные стекла, а также бескислородные – халькогенидные и др.).

Для примера рассмотрим порядок классификации оконного стекла.

Оконное стекло по назначению относится к строительному стеклу; по области применения к листовому стеклу; в зависимости от качества обработки поверхности  к стеклу с гладкой поверхностью, полированное или неполированное; по способу производства – вертикальное вытягивание и по применению – для остекления окон, т.е. оконное стекло.

Производство стекла и изделий из него стандартизировано и осуществля­ется в соответствии с требованиями межгосударственных, государственных (ГОСТов), отраслевых (ОСТов) стандартов. В ГОСТах содержатся потребительские (приемочные) характеристики изделий: типы, параметры, основные размеры и допустимые отклонения в них; максимальные размеры осколков при разрушении закаленного стекла, прочностные и оптические характеристики и т.п. Таким образом, вид стекла и тип конкретного изделия, определяются нормативными документами (ГОСТами, ТУ, СТП, чертежами).

Изделия из стекла обладают совокупностью различных по своей природе свойств: внешним строением (морфологические особенности, форма, качество поверхности, наличие покрытий), внутренним строением (неоднородности, включения, дефекты), составом материала, различными физико-химическими свойствами (плотность, оптические характеристики, твердость и др.). Эти свойства (каждое в отдельности и в сово­купности) могут быть использованы экспертом при исследовании объектов в целях решения поставленных перед ним вопросов.

 

Большое значение для успешного проведения экспертного исследования имеют полнота и качество материалов, представляемых на экспертизу. При назначении криминалистической экспертизы стекла необходимо выполнять следующие рекомендации:

  • изымать с места происшествия и представлять на исследование все обнаруженные осколки стекла;
  • вещественные доказательства нужно представлять на экспертизу в том виде, в котором они были обнаружены (на поверхности осколков могут сохраниться загрязнения, наслоения, следы содержимого бутылки и т.п.);
  • при изъятии оконного стекла (из рамы) следует пометить наружную и внутреннюю стороны осколков; если на осколках есть трещины, пометить место, до которого они доходят;
  • при упаковке необходимо принять меры, исключающие разрушение

     

    осколков при их транспортировке;

  • нельзя использовать для упаковки вещественных доказательств стеклянную тару, фиксировать микрочастицы на предметных стеклах и т.д.;
  • в постановлении о назначении экспертизы следует сообщать сведения о виде, происхождении вещественных доказательств, условиях их попадания на предметы-носители, об изъятии объектов исследования (например, через какое время и на каком расстоянии от места ДТП изъяты осколки) и другую информацию, имеющую значение для эксперта при оценке комплекса выявленных признаков;
  • представлять необходимые сравнительные образцы изделий из стекла соответствующего вида (сведения о них).

 

Кроме того, в постановлении о назначении экспертизы следует оговаривать возможность либо, наоборот, нежелательность уничтожения или повреждения вещественных доказательств в ходе экспертного исследования, так как с учетом этого выбирается методика исследования.

При оценке полноты и достоверности экспертного исследования и сделанных выводов необходимо принимать во внимание следующее.

 

В зависимости от вида изделия, осколки которого поступили на экспертизу, количества материала, а также от характера разрешаемых экспертом вопросов применяются различные методики исследования. Несмотря на разнообразие, методы применяются, исходя из общей схемы экспертного исследования:

  • осмотр вещественных доказательств, в том числе с использованием инструментальных средств; при этом проводится дифференциация по цвету, прозрачности, морфологическим особенностям, наличию наслоений, внутренних напряжений;
  • исследование родовых признаков объекта – химической природы вещества (неорганической или органической), формы, толщины, особенностей технологических поверхностей, поверхностей разрушения и других признаков;
  • выявление и изучение признаков общего источника происхождения (завода-изготовителя, пресс-автомата и т.п.), условий эксплуатации, периода изготовления, других групповых признаков, не предусмотренных классификацией;
  • выявление и изучение частных признаков, индивидуализирующих объект: поверхности разделения, след от формового комплекта, случайно возникших дефектов повер­хности и других признаков искомого изделия;
  • криминалистическая оценка выявленных признаков и формулирование выводов.

 

На каждом этапе исследования частей изделия из стекла обычно применяется определенный комплекс методов, необходимый и достаточный для выявления признаков. Экспертное исследование каждого вида изделий имеет свои особенности.

При исследовании рассеивателей фар только по внешнему виду и форме осколков можно определить вид и тип рассеивателя, в ряде случаев – установить завод-изготовитель и пресс-форму, период времени, в который было изготовлено изделие (по осо­бенностям маркировки), модель ТС, на котором мог быть установлен данный рассеиватель.

Особенность исследования безопасных стекол для наземного транспорта (автомобильных и др.) заключается в том, что основная информация о при­знаках изделия может быть получена при определении их физико-химических свойств. Так, внешний вид осколков дает информацию о виде изделия, от которого произошли осколки (закаленное или триплекс). Результаты люминесцентного спектрального анализа позволяют установить способ производства листового стекла (флоат-метод), т.е. выделить группу заводов-изготовителей. Определение показателей преломления и плотности, а также поверхностных характеристик стекла при сравнительном исследовании в ряде случаев дает возможность сделать вывод об общем производственном источнике происхождения.

Исследование осколков тарного и посудного стекла имеет свою специфику. К качеству этих изделий предъявляются не такие высокие требования, как к светотехническому и автомобильному стеклам (в отношении их оптических, физико-химических свойств, состава и, следовательно, технологии производства). Указанные изделия отличаются разнообразием видов, типов, оттенков, форм, размеров, составов и способов декорирования.

Наибольшую трудность для экспертного исследования представляют микрочастицы стекла, т.е. осколки размером менее 1 мм. Это, как правило, бесформенные осколки, не сохранившие поверхности тех­нологического происхождения. Для обнаружения и изучения микрочастиц стекла применяют микроскопические исследования в обычном и в поляризованном свете, исследования в рентгеновских и в ультрафиолетовых лучах, рефрактометрию, методы эмиссионного спектрального анализа (ЭСА), локального рентгеноспектрального анализа (ЛРСА), электронного парамагнитного резонанса (ЭПР) и др.

Для обнаружения и извлечения стекла из сыпучих продуктов последние отмучивают или растворяют, после чего исследуют осадок. В целях обнаружения частиц стекла на объектах – носителях (предметах одежды и обуви) их тщательно осматривают с помощью лупы, микроскопа, частицы, похожие на стекло, извлекают и исследуют указанными методами. Если не удается обнаружить стекло в процессе осмотра, то всю одежду встряхивают над чистым листом бумаги, счищая скальпелем наслоения с поверхностей предполагаемого контакта со стеклом. Вытряску просматривают под микроскопом, выделяют из нее частицы стекла и исследуют.

 

Для исследования поступивших на экспертизу объектов из стекла выделяются следующие группы методов и средств:

  • морфологический анализ, т.е. изучение внешнего и внутреннего строения;
  • изучение отдельных свойств (физических, химических) материалов и изделия;
  • анализ состава материалов (элементный,  фазовый).

 

Исследование морфологии осколков стекла позволяет установить вид стекла и тип изделия. Например, по наличию оптических элементов (призм и линз) можно отнести осколок к рассеивателю фар; по зеленому или коричневому оттенку стекла, разнотолщинности осколков, наличию на их поверхности следов разъема пресс-формы – к тарному стеклу. Присутствие на поверхности осколка определенного вида дефектов (складок, кованости) позволяет установить способ производства, с помощью которого было получено изделие, а также принадлежность осколков единому изделию. Толщина, извитость, наличие неволокнистых включений позволяют определить вид стеклянного волокна (штапельное или непрерывное) и возможную область применения изделия из него.

По морфологическим признакам проводится дифференциация стекла, а путем изучения рисунка трещин и поверхностей разрушения решаются задачи о направлении действия разрушающей силы, причине разрушения изделия и т.п.

Большую группу составляют методы исследования физико-химических свойств стекла: плотности, оптических постоянных (показателя преломления, дисперсии), микротвердости, хрупкости, спектральных свойств и др. Эти свойства зависят от химического состава стекла и условий температурной обработки, которой подвергались изделия, и практически не меняются со временем, т.е. являются устойчивыми признаками, служащими для дифференциации и идентификации стекла.

Существует группа применяемых для исследования стекла методов, связанная со специфическим свойством стекла – прозрачностью. К таким методам относятся, в частности, исследование напряжений и оптических неоднородностей в стекле в поляризованном свете (определение двойного лучепреломления). Отожженные стекла, свободные от напряжений и не имеющие включений (свилей), однородны и не обладают свойством двойного лучепреломления. Однако при возникновении напряже­ний стекло проявляет анизотропию (неоднородность) свойств, в частности двулучепреломление. Это явление используется в криминалистической практике при выявлении микроосколков стекла среди кристаллических материалов (песчинок кварца, кальцита и т.п.), а также при дифференциации осколков отожженного (рассеиватели, листовое, тарное) и закаленного стекла (сталинит).

Стекла разных видов различаются по присутствию характерных элементов, специально вводимых в стекло для придания ему требуемых свойств, их количественному соотношению, присутствию случайных примесей (загрязнений). В экспертной практике элементный состав стекол исследуется методами ЭСА и ЛРСА  для определения вида стекла и для решения идентификационных задач, когда содержание примесных элементов является групповым признаком объектов, сравниваемых по технологии изготовления или по условиям существования.

Метод ЭПР позволяет выявить в стекле присутствие парамагнитных примесей (Fe, Mn, Cr, Ti и др.) и оценить их количество. Поскольку перечисленные примеси появляются в стекле как случайные, в основном за счет песка и доломита, добытых из определенных карьеров, либо как специально вводимые (например, для окраcки изделий) их количество характеризует производственный источник про­исхождения изделия.

При назначении криминалистической экспертизы изделий из стекла, в связи со сложностью исследования данного объекта и спецификой решаемых задач следователю целесообразно консультироваться со специалистом.

 

Криминалистическая экспертиза металлов, сплавов и изделий из них

 

Предмет и задачи экспертизы

 

Предметом криминалистической экспертизы металлов, сплавов и изделий из них (КЭМ) являются фактические данные и обстоятельства уголовного (гражданского) дела, устанавливаемые на основе специальных познаний в области криминалистики и металловедения.

КЭМ разрешает классификационные, идентификационные и диагностические задачи.

Классификационные задачи, ставящиеся на разрешение экспертизы, как показывает анализ экспертной практики, отвечают в общем случае на вопрос: «Что это такое?», Идентификационные – : «Откуда?» Диагностические – : «Как?», «Почему?», «Когда?».

Решение классификационной задачи включает в себя: обнаружение и установление вида следов металлов и сплавов, обнаружение и установление вида следов внешнего воздействия на металлический объект, вида технологической поверхности, рассоединения, разделения на части металлического объекта; установление природы, вида металла, сплава области применения (назначения) на основе исследования его химического состава и структуры; установление технологии изготовления изделия (механизма образования) на основе анализа формы, конструкции, размеров, морфологии, химического состава, структуры объекта; установление, вида объекта как объекта криминалистической экспертизы металлов сплавов и изделий из них на основе анализа материалов дела и проведенного классификационного исследования его сигналитических и субстанционных признаков.

 

Для решения классификационных задач формулируются следующие вопросы, например:

  • имеются ли частицы металла на представленных объектах – носителях и, если да, то не являются ли они золотом, серебром, платиной и другими благородными металлами и их сплавами, каков их вес;
  • частицы какого металла имеются в следе, оставленном на куске доски, какова область его применения (назначения);
  • какова область применения назначения объекта;
  • не является ли представленный на исследование металлический объект осколком, если да, то какова область применения (назначения) его материала-металла, сплава;
  • не являются ли частицы металла из тела пострадавшего дробью?

 

Для решения идентификационных задач возможна следующая формулировка вопросов:

  • являются ли представленные на экспертизу осколки частями фрагмента разорвавшегося газового баллона, изъятого на месте происшествия;
  • не являются ли частицы, изъятые на месте вскрытия сейфа и частицы на надфиле, изъятом у подозреваемого, частицами металлической обшивки замочной скважины указанного сейфа;
  • имеют ли заготовка, из которой - изготовлен нож с места происшествия, и заготовки, изъятые у подозреваемого, общий источник происхождения;
  • является фрагмент металла, извлеченный из черепа пострадавшего, частью клинка ножа, изъятого у подозреваемого;
  • не является ли слиток, изъятый у подозреваемого, исходной заготовкой для производства обручального кольца, представленного потерпевшим;
  • не является ли повреждение на корпусе баллона результатом воздействия корпуса взорвавшегося взрывного устройства, представленного на экспертизу?
  • При решении диагностических задач могут быть сформулированы следующие вопросы:
  • каков механизм разрушения объекта;
  • каков механизм и причина нарушения целостности (рассоединения, разрушения) объекта;
  • какова давность образования излома (повреждения) детали передней подвески автомобиля (пломбы, закрутки вагона, хранилища, контейнера);
  • каков механизм термического повреждения объекта;
  • горела ли лампа в момент разрушения ее нити?

 

При решении вопроса о механизме разрушения (повреждения) объекта устанавливаются: вид и характер разрушающей (повреждающей) нагрузки (механическая, изгибом, статическая, циклическая, ориентация в пространстве и др.); наличие и источник происхождения дефектов, имеющих причинно-следственную связь с разрушением (повреждением); соотношение величины разрушающей нагрузки и конструктивной прочности объекта; эксплуатационный, одномоментный или длительный характер разрушения (повреждения); момент разрушения (повреждения) относительно момента аварии (происшествия).

При решении вопроса о давности образования (повреждения) устанавливается временной промежуток (месяц(ы) год (ы)) в пределах возможных (максимального и минимального) значений давности возникновения рассматриваемого события (повреждения, разрушения): τ min ≤ τ ≤ τ max,где τ – искомая давность. Вопрос о давности решается на объектах, не имеющих защитных антикоррозионных слоев, покрытий, не подвергающихся в процессе эксплуатации (существования) воздействию антикоррозионных сред.

Вопрос о причине разрушения (повреждения) объекта решается путем анализа данных о его механизме, моменте и относительной давности, а также технической документации о технических требованиях, предъявляемых к объекту, условиях его эксплуатации, а также - привлечением экспертов других специальностей – автотехнической, строительной и других.

Успешное решение задач в большей степени зависит от правильности постановки задачи, определения объекта идентификации, подготовки материалов для проведения экспертизы. Анализ экспертной практики показывает, что при назначении экспертиз по установлению общей родовой или групповой принадлежности следователи нередко ставят экспертам недостаточно конкретные вопросы, объект идентификации указывают не всегда определенно, а иногда и неправильно.

При установлении факта контактного взаимодействия, целого по его частям, источника происхождения изделий из металлов иногда, кроме специалистов криминалистической экспертизы металлов, требуется участие в исследованиях и специалистов других видов экспертиз – трасологов, экспертов по ЛКП, судебных медиков и т. д. В этих случаях может быть назначена комплексная экспертиза, как и в случае установления причины пожара, аварии.

При назначении КЭМ необходимо учитывать, что исследование снарядов (дроби, картечи, пуль, следов металлизации, образовавшихся при производстве выстрелов), традиционно отнесено к судебно-баллистической экспертизе, а экспертизы по установлению проб изделий из золота (согласно Положению о пробирном надзоре, утвержденному Советом Министров СССР № 5016 от 22 декабря 1950 г.) выполняются специалистами инспекций пробирного надзора.

 

Объекты экспертизы и материалы, необходимые для проведения исследования

 

Объектами КЭМ являются: следы металлов - металлизация, наслоения, микрочастицы; следы внешнего воздействия на металлах, сплавах и изделиях из них; видоизмененные, неизвестного происхождения и назначения металлические объекты – осколки, конгломераты, оплавленные объекты металлической природы и т. п.; сыпучие и компактные материалы и изделия, содержащие благородные металлы и сплавы, а также ценные сырьевые материалы; номерные и маркированные обозначения на металлических изделиях и их частях; ювелирные изделия, государственные награды и денежные знаки; детали холодного и огнестрельного оружия, взрывных устройств, металлическая составляющая боеприпасов огнестрельного оружия; разрушенные и поврежденные изделия из металлов и сплавов и их части с мест пожаров и аварий – детали механизмов, машин, электро-оборудования, трубопроводов, строительных конструкций; металлические емкости (цистерны, газовые баллоны и др.), запорные устройства, преграды, пломбы, сейфы и т. п.; продукция из металлов и сплавов.

Эксперты начинают исследования с изучения технических нормативов на данное изделие. Ознакомление следователя (судьи) с нор­мативными документами5 или консультация эксперта помогают им определить задачу и уяснить возможности исследования объекта, подготовить материал для экспертного исследования и, наконец, правильно оценить выводы эксперта. На изделия заводского изготовления имеются технические условия (ТУ) или ГОСТы (ОСТы) и другие норма­тивы, регламентирующие основные требования, предъявляемые к этим изделиям (состав, форма, размеры, допуски, требования эксп­луатационного характера и т.д.).

Для успешного проведения экспертиз изделий из металлов необходимо располагать максимумом технических сведений об их изготов­лении, особенностях хранения и эксплуатации, поскольку облегчается индивидуализация, а тем самым и отождествление экспертом объектов. Немалую ценность представляют для эксперта и сведения, ориентирующие на наличие групповых признаков химического состава, структуры металла, внешнего вида изделия. Например, при кустарном изготовлении сплава для коронок зубов, обручальных колец, кастетов важны сведения об использованном сырье и о технологии изготовления объекта.

Для определения способа самодельного изготовления изделия, а также для установления общего источника происхождения эксперт может получить полезную информацию при исследовании инструментов и приспособлений, использовавшихся в процессе изготовления. Такие предметы необходимо изымать и представлять эксперту. Если это невозможно, то в распоряжение эксперта надо предоставить протоколы осмотров и допросов, в которых содержится характеристика инструментов, использовавшихся в процессе изготовления изделия.

При производстве криминалистической экспертизы металлов чаще всего исследуются объекты стандартного производства, широко распространенные в быту. Это обусловливает необходимость проведения научных экспериментов на свободных образцах. В частности, они должны быть представительны для выявления идентификационного комплекса признаков. Подбор образцов (их количество, характер) следователем (судом) производится в зависимости от задачи экспертного исследования с учетом консультации эксперта (специалиста).

При подготовке вещественных доказательств и образцов к пересылке необходимо соблюдать ряд правил, обеспечивающих их сохранность: каждый объект исследования – вещественные доказательства и сравнительные образцы (свободные и экспериментальные) – упаковывается в отдельные пакеты; участки предметов, на которых предполагается наличие следов металлизации или частиц металлов (например, опилок, стружек и т.п.), должны упаковываться так, чтобы предохранить их от утери либо перехода на другие участки; все пакеты должны быть опечатаны и иметь краткие надписи о содержании, заверенные надлежащим образом.

Анализ экспертной практики показывает, что при изъятии, хранении и транспортировке, вещественные доказательства из металлов и сплавов подвергаются загрязнениям, механическим, термическим, коррозионным воздействиям. В итоге криминалистически значимые признаки объектов могут частично или полностью уничтожиться.

Так, при изъятии вещественных доказательств в ряде случаев применяются механическая и термическая резки. Эти виды воздействия на объект приводят к его разогреву до температур, вызывающих образование окалины, изменение структуры, активизацию атмосферной коррозии металла. Такие воздействия могут изменить природу следов металлизации, уничтожить морфологию изломов и исключить тем самым возможность установления механизма, давности разрушения, единого целого по частям. Структурные изменения не позволят установить в необходимой совокупности ее признаки до момента изъятия объекта. Загрязненные объекты при термическом воздействии могут изменить химический состав.

При механической и термической резке следует исключать формоизменение (деформацию) металла, иначе эксперту трудно оценить, является ли деформация объекта криминалистически значимым признаком.

При изъятии микрочастиц с места происшествия с помощью магнита необходимо иметь в виду, что ряд марок сталей и чугунов являются немагнитными. Поэтому перед изъятием микрочастиц таким способом предварительно следует установить, является ли проверяемый объект магнитным, либо использовать иной способ их изъятия. Изъятые микрочастицы следует предохранять герметичной упаковкой от воздействия атмосферы воздуха, влаги и других коррозионных сред. Воздействие коррозии может полностью изменить морфологию и природу микрообъекта, что в конечном итоге сделает его непригодным для экспертных исследований.

Полнота и достоверность экспертного исследования обеспечиваются применением комплекса методов и методик.

Объекты из металлов и сплавов характеризуются конструкцией, морфологией, структурой, элементным (химическим) и фазовым составом, комплексом физических и механических свойств материала, из которого они изготовлены, технологией изготовления. В соответствии с таким делением группируются методы и методики, применяемые в экспертной практике криминалистического исследования изделий из металлов и сплавов.

При внешнем осмотре и выявлении морфологических признаков объектов широко используются методы и приборы оптической микроскопии, а также РЭМ (растровая электронная микроскопия). Они позволяют выявлять вид технологической поверхности объектов ее особенности по следам, возникшим при технологических процессах их изготовления, а также при эксплуатации.

Растровая электронная микроскопия благодаря большой глубине резкости и большим (по сравнению с оптической микроскопией) увеличениям дает возможность решить ряд задач, связанных с особенностями механической обработки, условиями эксплуатации и хранения объектов из металлов и сплавов. Как правило, все задачи исследования разрушенных электроламп успешно решаются на основе признаков, выявленных РЭМ. Методы электронной микроскопии широко применяются для фрактографии при установлении характера и механизма разрушения металлических объектов.

Изучение факта контактного взаимодействия изделий из металлов и сплавов связано, как правило, с использованием методов оптической микроскопии и РЭМ в сочетании с методом Л РСА (локального рентгеноспектрального анализа).

Если речь идет о выявлении дефектов внутреннего строения объекта (пустоты, усадочные раковины, непровары сварочного шва и т.п.), то применяются неразрушающие методы – ультразвуковая, магнитная, рентгеновская интроскопия.

Понятия «внутреннее строение» объекта из металла, сплава, «структура» включают: природу, размерные и морфологические характеристи­ки зерен (кристаллитов) металла (твердого раствора на его основе) или различных фаз. Сюда же относятся особенности топографии выделения включений либо примесей, выявляемые на металлографических шлифах и изломах. Важную роль здесь играет количественная металлография, по­зволяющая определить как число сосуществующих фаз, так и размерные характеристики зерен и каждой фазы.

Самым высоким уровнем исследования внутренней структуры является установление ее кристаллического строения, т.е. строго определенного пространственного расположения атомов индивидуального химического соединения, металла, твердого раствора (фазы). Кристаллическая структура каждой фазы определяется по расположению и интенсивности линий дифракционного спектра, регистрируемого на рентгенограммах. На этом основан РФА (рентгеновый фазовый анализ). Кроме информации об усредненном фазовом составе исследуемого металла, сплава рентгенограммы несут информацию и об особенностях совершенства кристаллической структуры каждой фазы. Так, неоднородность какого-либо твердого раствора по составу приводит к уширению дифракционных линий данной фазы.

Иногда на поверхности изделий из металлов и сплавов образуются очень тонкие пленки, что обусловлено взаимодействием материала из­делия с окружающей средой либо воздействием повышенной темпера­туры. Это тонкие пленки продуктов коррозии (гидроокиси, хлориды, сульфиды и т.п.) либо оксидные, карбидные или нитридные и т. п., образовавшиеся при повышенных температурах. Применение рентгеновских методов не всегда позволяет выявить кристаллическую структуру таких пленок, и в этих случаях используются методы РЭМ.

Для определения элементного состава изделий из металлов (их час­тей) применяется большая группа методов качественного и количественного анализов. Это прежде всего методы АСА (атомно-спектрального анализа). Во всех экспертных учреждениях основным методом исследования химического состава объектов металлической природы является ЭСА (эмиссионный спектральный анализ). В последние годы в практику внедряются количественный ААА и ЛМСА (атомноабсорбиционный и лазерный микроспектральный анализы). Применение этих методов дает возможность при минимальном повреждении пробы проводить сравнительное исследование объектов по элементному составу самого материала, а также загрязнений и примесей как технологического характера, так и связанных с условиями существования объекта получать информацию об источнике происхождения (по признакам сырья), а иногда и о технологии производства (кустарное или промышленное).

Химический состав определяется по спектру, полученному любым спектральным методом исследования микроколичеств вещества. Даже при анализе следовых количеств вещества в спектре присутствуют аналити­ческие линии элементов его основы. Высокая чувствительность ЭСА в сочетании с количественной оценкой получаемых результатов позволяет получать обширную информацию о составе исследуемого металла – как об элементах основы, так и о легирующих элементах и микропримесях. С помощью ЭСА можно определять наслоения одного металла на металле другой природы, следы металлов (включая благородные) на предметах другой природы (чашки весов, бумага, ткань и т.д.).

Кроме методов ЭСА для определения химического состава используется метод рентгеновского флуоресцентного анализа (по вторичному спектру), преимущество которого заключается в том, что нет необходимости сжигать в дуге части изделия. Данный метод является полностью неразрушающим.

Еще один метод определения химического состава материалов изделий из металлов и сплавов – ЛРСА по первичному излучению (локальный рентгеноспектральный анализ). Этот метод также является полностью неразрушающим. Он применяется совместно с растровым электронно-микроскопическим исследованием и позволяет устанавливать качественно и количественно химический состав фаз, наслоений размером от нескольких квадратных миллиметров до нескольких квадратных микрон с чувствительностью до 0,10 – 0,01 %. Применение метода ЛРСА особенно эффективно при исследовании микрочастиц изделий из металлов и сплавов. Практически любая видимая невооруженным глазом или под оптическим микроскопом микрочастица может быть исследована в целях установления содержания основных компонентов сплава. Кроме того, при возможности изготовления шлифа из микрочастицы можно проводить и количественный анализ сплавов.

Для установления качественного и количественного состава металла и сплава используются также методы классического химического анализа (качественные реакции, методы количественного, колориметрического и титриметрического анализов и т.д.) и электрохимические методы анализа (полярография, кондуктометрия и др.).

Рентгеновский фазовый анализ позволяет идентифицировать каждую фазу, причем, как правило, его целесообразно применять в тех случаях, когда известен элементный химический состав материалов изделия (иногда РФА позволяет идентифицировать металл не прибегая к методам спектрального или химического анализа). Одинаковость фазового состава материала в ряде случаев является необходимым признаком при идентификационных исследованиях целого по частям. Использование названного метода дает возможность идентифицировать фазовый состав новообразований, связанных с различного рода внешними воздействиями на изделие. Например, исследование разных оксидных форм меди (закиси – Cu2O и окиси – CuO), окислов вольфрама – вопросы, касающиеся исследования поврежденных медных проводов и спиралей электроламп (горела или не горела нить в момент разрушения лампы) и т.д.

При установлении фазового и структурного состава материала изделий существенную роль играют методы металлографии. В шлифах материала под оптическим микроскопом по отражательной способности форме, цвету можно различать зерна различных фазовых составляющих. Кроме того, металлографические методы позволяют получать информацию об особенностях взаимного расположения зерен различных фаз в объеме материала, устанавливать характер распределения примесей и включений в материале основной фазы, что особенно важно при проведении сравнительных идентификационных исследований.

И наконец, большая группа методов используется для определения механических свойств изделий из металлов и сплавов: испытания на растяжение и на изгиб, ударную вязкость; измерение твердости и микротвердости и др. Вместе с тем меха-нические свойства металла, сплава объекта можно установить по признакам его хими-ческого состава и структуры исходя из справочной литературы.

В целом возможности экспертных исследований изделий из металлов и сплавов возрастают по мере увеличения комплекса перечисленных методов.

 

Криминалистическая экспертиза пластмасс, резин и изделий из них

 

Широкая распространенность изделий из пластмасс и резин в промышленности и быту обуславливает высокую частоту их встречаемости в качестве элементов вещной обстановки (ЭВО) расследуемых событий.

Если свойства этих материалов, а также свойства и отношения образованных ими ЭВО находятся в связи с теми обстоятельствами, которые устанавливаются в процессе судебной, следственной или оперативно-розыскной деятельности, то они становятся потенциальными носителями розыскной и доказательственной информации.

Эта информация может быть заключена в определенном целевом назначении предмета или материала, конкретном или общем источнике происхождения объектов, условиях, в которых они существовали или использовались, в механизме, по которому произошло их разделение на части или образованы следы их материалов, в принадлежности частей конкретному предмету, в обнаружении предметов и их частей (следов) в определенном месте и т.п.

 

Важное место в извлечении «расшифровке» этой информации, заключенной в свойствах полимерных материалов, резин и изделий из них, и получении фактических данных о расследуемом событии отводится судебной экспертизе, в частности – криминалистической. Она назначается и проводится для следующих целей:

  • обнаружения микрочастиц или микроколичеств пластмасс и резин на предметоносителях;
  • распознавания природы обнаруженных следователем (оперативным работником) частиц (наслоений вещества), установления целевого назначения следообразующего объекта (принадлежности его к определенному множеству (роду) изделий) и его отличительных свойствах;
  • идентификации проверяемого объекта по отделенным от него частям 
  • (установление общей родовой, групповой принадлежности или индивидуального тождества);
  • установления общего или конкретного источника происхождения (места изготовления) изделий из пластмасс или резин;
  • установления временных характеристик и иных обстоятельств расследуемого события по видоизменениям свойств пластмасс и резин, обнаруживаемых, например, на месте совершения преступления или сокрытия его следов (например, температуры в очаге пожара, и т.п.);
  • определения механизма или способа, которым объект был разделен на части или произошло следообразование с его участием;
  • решения других задач.

 

Идентификационные исследования пластмасс, резин и изделий из них относятся к основным видам исследований в данном роде криминалистических экспертиз. Их результативность во многом предопределена механизмом следообразования и самой природой объекта (его материала). Наибольшую сложность представляют случаи, когда след представлен веществом (материалом) образующего объекта, особенно его микроколичеством. При таких условиях индивидуальная идентификация, как правило, невозможна, и экспертное исследование завершается выводами об общей родовой или групповой принадлежности объектов: – в лучшем случае, - проверяемого и искомого, - в худшем (что чаще имеет место) – их материалов (веществ).

Поскольку такие выводы являются распространенными в данной экспертизе, следует дать пояснение этим понятием. Под родом понимается множество изделий и, соответственно, материалов, которые обозначены (выделены) в научно-технологических или ассортиментных классификациях пластмасс, резин, изделий из них. Например, такие широко распространенные в быту и промышленности изделия, как полиолефиновые пленки подразделяются на множества (роды) полиэтиленовых и полипропиленовых пленок. В свою очередь среди полиэтиленовых пленок выделяют пленки из полиэтилена высокого, среднего и низкого давления. В зависимости от целевого назначения выпускают пленки различных марок. Пленки могут быть окрашенными или неокрашенными, изготавливаться стабилизированными и нестабилизированными, с антистатистическими и модифицирующими добавками и без них. Отличаются они и по толщине, размерам. Отмеченные и другие характеристики пленок, как по отдельности, так и в определенных совокупностях являются основанием для их дифференциации на отдельные множества, называемыми «родами» пленочных изделий.

Групповая принадлежность устанавливается по иным основаниям. К их числу относятся свойства производственного происхождения, позволяющие выделять внутри однородных изделий или материалов группы объектов, изготовленные, например, на одной технологической линии (одном комплекте оборудования) или из одного и того объема сырьевых материалов.

Группы объектов могут быть сформированы и по свойствам, приобретаемым объектами в процессе их хранения или эксплуатации. Известно, например, что под действием тепла и света происходит старение полимеров, их деструкция. Молекулярный состав и структура объектов претерпевают изменения. Данное обстоятельство также является основанием для группификации объектов в специальные множества. Особое место в групповой идентификации отводится свойствам, возникновение или видоизменение которых может быть так или иначе связано с расследуемым событием.

Пластмассы, резины и изделия из них помимо рассматриваемого рода судебной экспертизы (а также судебно-трасологической экспертизы) изучаются в рамках и других судебных экспертиз, в т.ч. криминалистических. Так, объектами криминалистической экспертизы волокнистых материалов и изделий из них являются волокна, нити, пряжа, ткани и изделия из синтетических полимерных волокон (полиэфира, полиамида и т. п.). Полимерные материалы входят в число компонентов лакокрасочных материалов – объектов криминалистической экспертизы ЛКМ и ЛКП (смолы алкидные, мочевиноформальдегидные и др.), в состав бумаги и других материалов письма – объектов судебно-технической экспертизы документов.

Определение товарных качеств сырья и продукции из пластмасс и резин, соответствия их ГОСТам, ОСТам – составляет предмет судебно-товароведческой экспертизы.

 

Объекты экспертизы и подготовка материалов для ее производства

 

Объектами экспертизы являются упаковочные средства, рассеиватели и детали из резин ТС, элементы радио – и телеаппаратуры, продукция электротехнической и кабельной промышленности (изоляционные слои проводов, шнуров, кабелей, изоляционные ленты и др.), обувной (резина, натуральная и искусственная кожа), галантерейной (бижутерия, пуговицы) промышленности и другие распространенные в быту пластмассы, резины и изделия из них, а также их фрагменты и следы, образованные их материалами.

Пластмассы могут быть простыми, состоящими только из полимерного материала (полимерами или сополимерами), и сложными, содержащими кроме полимерного материала наполнители, пластификаторы, красители и другие компоненты.

Резина является сложной многокомпонентной системой, состоящей из каучука или смеси каучуков (полимерная часть), вулканизирующих агентов, ускорителей вулканизации, наполнителей, пластификаторов, антиоксидантов, антиозонатов.

Для объектов данного рода экспертизы полностью применима общая классификация объектов криминалистической экспертизы материалов, веществ и изделий. Так, по типу разделения материальной субстанции в пространстве объекты подразделяются на единичные (пластмассовая расческа, брошь) и множественные (авторучка с пластмассовым корпусом и пластмассовым колпачком, расческа с футляром), на объекты с устойчивыми пространственными границами и объекты, мыслимые в своем продолжении, как части более общей массы или длины (объемы резиновых смесей или например, мотки проводов, рулоны пленок). Среди единичных выделяют монолитные и составные (пластмассовая застежка-молния). В соответствии с данной классификации разрабатываются специальные подходы к организации исследования объектов определенных видов, методики и приемы исследования и рекомендации к оценке его результатов.

Особого рассмотрения требует идентификация объектов с протяженными и поэтому не всегда очевидными границами. Результаты их экспертной идентификации, например вывод о принадлежности массы веществ одному объему или вывод, что отрезки (провода, рулоны и т. п.) являются продолжением один другого, не всегда обеспечивают расследование и доказывание уголовно-релевантной информацией. Например, установленная экспертом принадлежность одного из концов резинового шланга, использованного для упаковки похищенного, к отрезку шланга, обнаруженного у гр-на А, не исключает существования другого отрезка шланга у гр-на Х, который также будет иметь продолжение, но уже с другим концом инцендентного отрезка. В этой связи следователь (дознаватель, суд) должны располагать сведениями о целостности, неделимости искомого объема (длины) изделия, исключить возможность иного его расходования, вне связи с расследуемым событием. В противном случае результат экспертной идентификации следует рассматривать как факт не индивидуального, а группового тождества (установления общей групповой принадлежности).

Необходимо отметить, что судебно-экспертная идентификация разделенных на части изделий из пластмасс и резин всегда начинается с исследования поверхности разделения. Проводится оно традиционными методами морфологического (трасологического) анализа. Если сравниваемые объекты не имеют общей поверхности разделения, эксперты приступают к изучению иных морфологических, структурных и субстанциональных свойств.

При идентификации объектов сложного строения, т.е. состоящих из композиции различных материалов, а не только полимерной природы, например электрических проводов, кабелей (помимо пластмассы или резины в них имеется металлическая токопроводящая жила, обмотка из текстильных материалов), исследование осуществляется в рамках комплексной экспертизы, к производству которой привлекаются не только эксперты-трасологи, но и специалисты по исследованию металлов, текстильных материалов.

 

Данное обстоятельство предопределяет и характер решаемых вопросов. Так, на разрешение комплексной экспертизы изделий кабельной промышленности могут быть поставлены следующие вопросы:

  • каков механизм (способ) отделения частей; не имеют ли части общей поверхности разделения; если да, то не являются ли они продолжением одна другой;
  • имеют ли полимерный материал (пластмасса, резина, эмаль), металлотокопроводящие жилы, матерчатая оплетка сравниваемых объектов общую родовую и групповую принадлежность;
  • имеют ли провода (кабели) единый источник происхождения по месту изготовления;
  • имеют ли объекты общую групповую принадлежность по условиям нахождения (хранения) или эксплуатации;
  • не принадлежали ли ранее части общему мотку провода (кабеля);
  • не составляли ли ранее единое целое (назвать искомый объект) части проводов (кабелей)?

 

Аналогичные вопросы можно ставить и в отношении других объектов, например, изоляционных лент, пленок.

Сложность экспертного идентификационного исследования проводов, кабелей и других подобных объектов заключается в том, что по их длине часто наблюдается определенная (иногда существенная) вариационность некоторых свойств, обусловленная конкретным технологическим режимом производства. Это требует изучения закономерностей распределения свойств по объему (длине) объекта. Поэтому в распоряжение эксперта необходимо предоставлять по возможности весь объект целиком, а не его части.

Другим распространенным объектом данной экспертизы являются пластмассовые пуговицы. Так, совершение преступлений, направленных против жизни и здоровья личности, часто сопровождается борьбой преступника с жертвой, в результате которой на месте происшествия остаются пуговицы иногда с нитками, которыми они были пришиты, а также с микрочастицами волокон (иногда кусочком ткани) от одежды. В таких случаях проводится комплексное идентификационное исследование с привлечением судебного трасолога, специалиста в области криминалистического исследования волокнистых материалов, пластмасс и др.

 

Установлению принадлежности пуговицы с остатками волокон (ткани) конкретному предмету одежды предшествует решение ряда промежуточных задач, которые целесообразно формулировать и ставить на разрешение комплексной экспертизы вместе с конечной идентификационной задачей:

  • имеют ли пуговицы, обнаруженные на месте происшествия, и пуговицы на одежде общую родовую принадлежность (по назначению, конструкции, материалу);
  • имеют ли сравниваемые пуговицы общий источник происхождения по технологии изготовления и использованному сырью (материалу);
  • каков способ крепления сравниваемых пуговиц (машинный или ручной);
  • имеют ли нитки, которыми крепились пуговицы, общую родовую или групповую принадлежность с нитками, которыми пришиты пуговицы на предмете одежды (с образцами ниток, изъятых у подозреваемого);
  • каков механизм отделения пуговицы от одежды;
  • имеются ли на пуговице микрочастицы ткани, от которой она была отделена; если да, то не соответствует ли кусочек ткани по размеру, форме и иным признакам «минусу» ткани на исследуемом предмете одежды; от данного ли предмета одежды он был отделен;
  • имеют ли остатки ткани либо микроволокна от нее общую родовую и групповую принадлежность с тканью (ее волокнистым составом) идентифицируемого предмета одежды6?

 

В случаях, когда комплексная криминалистическая экспертиза не завершилась индивидуально-конкретным отождествлением предмета одежды, комиссия экспертов формулирует выводы по промежуточным задачам (вопросам).

Эффективность криминалистического исследования одежды в целях ее идентификации по отделенным пуговицам требует выполнения следователями (судами) следующих рекомендаций при подготовке материалов на экспертизу:

  • необходимо направлять весь идентифицируемый объект (предмет одежды), а не часть его (пуговицы, нитки, образцы ткани);
  • пуговицы, обнаруженные на месте происшествия и подлежащие экспертному исследованию, изымаются с минимальными изменениями их свойств (особое внимание обращается на сохранность у них ниток пришивки и микрочастиц волокон);
  • если при проведении осмотра и предварительного исследования установлено, что пуговица пришивалась к одежде кустарным способом, необходимо допросить ее владельца и изъять образцы ниток для сравнительного исследования; если при допросе установлено, что пуговица, обнаруженная на месте происшествия и предположительно отделенная от предмета одежды, является частью комплекта пуговиц, приобретенных в магазине, надо также изъять оставшуюся часть этого комплекта и приобщить к материалам дела;
  • формулировка вопросов экспертам должна обеспечить комплексное трасолого-материаловедческое исследование объектов. Раздробление единого по цели исследования на ряд отдельных экспертиз не обеспечивает в большинстве случаев полноты решения конечной задачи – идентификации предмета одежды по отделенным частям – и затрудняет последующее использование следователем (судом) промежуточных выводов экспертов.

 

Значимость результатов криминалистического исследования пластмасс, резин и изделий из них определяется отношением, в котором находятся материалы этой природы с конечным объектом криминалистического исследования (ЭВО). Если пластмассы, резины являются существенными характеристиками качества такого объекта – составляют основу его материальной субстанции, обусловливают специфические свойства объекта (изоляционную способность, эластичность, способность к формованию и др.), то связь между типом (маркой) пластмассы или резины и целевым назначением объекта может быть непосредственной и однозначно интерпретированной. Так, если известно, что для изготовления бамперов автомобилей конкретных марок или моделей используется пластмасса определенного состава и более нигде она не применяется, то тип (вид, марка) автомобиля может быть установлен по результатам исследования пластмассы, частицы которой были обнаружены на дорожном покрытии.

Однако далеко не во всех случаях отношения между промежуточными и конечными объектами криминалистического исследования имеют взаимообусловленный характер. Так, к одежде могут быть пришиты фабричным способом пуговицы, изготовленные на разных пресс-формах (гнездах) и из разных партий сырья. Поэтому различная родовая (групповая) принадлежность пластмассовой пуговицы с места происшествия и пуговицы от одежды подозреваемого еще не свидетельствует о том, что она ранее не была пришита к данному экземпляру одежды. Аналогичное имеет место, например, и с бамперами или шинами колес автомобилей.

В этой связи необходимо, чтобы экспертом была изучена, раскрыта и описана в заключении структура исследуемого объекта: выделены промежуточные объекты идентификации и их признаки, показаны их отношения как между собой так и с конечным объектом идентификации. Только тогда можно правильно оценить значимость результатов экспертного исследования пластмасс, резин и изделий из них для решения конкретной следственной (судебной) задачи.

При оценке заключения и выводов эксперта целесообразно обращать внимание на использованные при исследовании методы.

Исследование объектов начинается с применения методов, не приводящих к их существенному изменению и обеспечивающих возможность дальнейшего исследования. К их числу относятся методы оптической микроскопии. Затем используются методы, приводящие к «расходованию» объекта, а также к частичному либо полному изменению его свойств (разрушающие методы). Последовательность применения методов, а также их совокупность определяются экспертом соответственно характеру решаемых задач, состоянию и количеству объекта.

Микроскопическое исследование направлено на изучение следующих характеристик: цвета, прозрачности, толщины, наличия наполнителей, включений, загрязнений, следов рельефа обрабатывающих инструментов, дефектов технологического характера, следов механического взаимодействия и др.

Химический анализ позволяет определить природу полимерного материала и иных компонентов. Систематический анализ полимеров (пластмасс, резин), разработанный в аналитической химии полимеров, в экспертной практике не реализуется в полном объеме. Это связано с ограниченным количеством исследуемого объекта, видоизменением определенных свойств, а также с долговременностью и трудоемкостью проведения ряда химических тестов. Наиболее часто эксперты применяют следующие пробы и реакции: термическая проба, проба на горение, определение растворимости, реакции газообразных продуктов сухой перегонки, некоторые качественные реакции. Результаты химического исследования, как правило, используются в качестве ориентировочной информации о природе и свойствах материала объекта. Осторожность в интерпретации результатов химического анализа обусловлена, в частности, широким использованием в изготовлении изделий из пластмасс и резин смесей (комбинаций) различных полимерных материалов, в то время как химические тесты рассчитаны на анализ индивидуальных (чистых) веществ.

Метод инфракрасной спектроскопии, позволяет определять наряду с качественным составом полимерной основы материала также количественный состав сополимеров, наличие и концентрацию специальных добавок, выявлять признаки технологии синтеза полимеров, переработки его в изделие и эксплуатации последнего.

Применение рассматриваемого метода ограничено: анализ многокомпонентных смесей без их предварительного разделения не всегда позволяет устанавливать наличие всех компонентов, особенно присутствующих в незначительных количествах. Поэтому совпадение инфракрасных спектров сравниваемых объектов свидетельствует главным образом об однородности их материала (пластмасса на основе, например, полистирола), но не об одинаковости химического состава объектов.

В случаях ограниченного количества исследуемого объекта единственным методом анализа органической составляющей пластмасс и резин является пиролитическая газовая хроматография. С ее помощью устанавливается природа полимерного материала и проводится сравнительное исследование объектов в целях выявления их общности (различия) по партиям выпуска, условиям технологической обработки.

Сущность метода дифференциального термического анализа (ДТА) заключается в измерении тепловых эффектов, сопровождающих нагревание или охлаждение изучаемого вещества в зависимости от температуры. Эта зависимость выражается кривой – термограммой. С помощью метода ДТА можно дифференцировать объекты по их природе, технологическим условиям их производства, например различать полиэтилен высокого и низкого давления, полученный в различных условиях, и т.д.

Применение электронной микроскопии позволяет изучать надмолекулярные структуры полимеров, которые весьма чувствительны к технологическим условиям их получения, формования, обработке пластмасс и резин и их эксплуатации. Образование надмолекулярных структур - это процессы упорядочения, происходящие при переходе полимеров из аморфного в кристаллическое состояние. Чем выше кристалличность, тем в большей степени упорядочена надмолекулярная структура полимера. Многие полимеры способны неограниченное число раз перево­диться из аморфного в кристаллическое состояние.

Рентгенофазовый анализ применяется для исследования наполненных пластмасс и резин в целях изучения состава наполнителей (тальк, двуокись титана, бланфикс и др.). Использование рентгеноструктурного анализа позволяет дифференцировать объекты одинакового качественного и количественного состава по структуре полимерного материала.

Эмиссионный спектральный анализ дает возможность изучить элементный состав минеральной части пластмассы и резины, представленной наполнителями, минеральными пигментами, вулканизирующими веществами, ускорителями, активаторами вулканизации, а также минеральными элементами, входящими в состав разнообразных органических сырьевых компонентов, используемых при изготовлении пластмасс и резин. Несмотря на стандартизацию процесса изготовления, состав пластмасс и резин в пределах различных заводов-изготовителей и партий выпуска продукции существенно варьирует из-за недостаточно четкого соблюдения дозировки сырьевых компонентов, предусмотренных техническими условиями, замены одних компонентов другими. Метод ЭСА позволяет выявлять и случайные, появившиеся в процессе эксплуатации изделий, минеральные примеси. Высокая чувствительность метода дает возможность одновременно обнаружить более 20 элементов в небольшом количестве исследуемого объекта.

Применение как названных методов, так и иных известных в криминалистической экспертизе приемов исследования вещественных доказательств и квалифицированная оценка выявленных свойств позволяют успешно решать многие задачи экспертного исследования пластмасс, резин и изделий из них.

 

Криминалистическая экспертиза наркотических средств,  психотропных веществ, их аналогов и прекурсоров, лекарственных средств, сильнодействующих и ядовитых веществ

 

Анализ следственной, судебной и экспертной практики показывает, что при расследовании уголовных дел различных категорий (убийства, изнасилования, хищения и др.) в качестве вещественных доказательств нередко выступают наркотические средства (НС), психотропные вещества (ПВ), их аналоги (А) и прекурсоры (П), лекарственные средства (ЛС), сильнодействующие и ядовитые вещества (СЯВ). Эти же объекты, а также сырье для их кустарного производства либо про­мышленного изготовления являются основными доказательствами при расследовании уголовных дел, связанных с их незаконным изготовлением, приобретением, хранением, перевозкой, пересылкой, сбытом и др. Судебно-экспертное исследование НС, ПВ, А и П, ЛС, СЯВ может осуществляться в рамках криминалистической, судебно-биологической, судебно-медицинской, фармацевтической и токсикологической экспертиз. В судебно-экспертных учреждениях системы Минюста России указанные объекты в зависимости от характера решаемых вопросов исследуются в рамках криминалистической, судебно-биологической, а при наличии специалистов с высшим фармацевтическим образованием – также в рамках судебно-химической (фармацевтической) экспертизы. Основанием для разделения перечисленных выше экспертиз служат предмет (задачи) и методики исследования.

 

Предметом криминалистической экспертизы НС, ПВ, А и П, ЛС, СЯВ являются фактические данные, устанавливаемые на основе специальных научных познаний о природе, свойствах, технологии кустарного либо промышленного их изготовления, методах иссле­дования НС, ПВ, А и П, ЛС, СЯВ и анализа материалов уголовного дела, в связи с которыми назначена экспертиза.

 

В рамках криминалистической экспертизы НС, ПВ и П, ЛС, СЯВ решаются следующие основные задачи:

  • обнаружение следов НС, ПВ, ЛС, СЯВ на различных предметах-носителях (кроме органов и тканей тела людей и животных, а также продуктов жизнедеятельности живых орга­низмов, являющихся объектами судебно-медицинской экспертизы);
  • отнесение вещества к числу НС, ПВ, ЛС, СЯВ с ука­занием его рода и массы;
  • установление общей групповой принадлежности однородных НС, ПВ, А и П, ЛС, СЯВ по признакам сырья, тех­нологии его переработки, условиям хранения и т.д.;
  • установление общего источника происхождения НС, ПВ, ЛС, СЯВ по месту и способу их изготовления или производства;
  • отождествление конкретных масс НС, ПВ, ЛС, СЯВ по отделенным от них частям;
  • определение способа, технологии и иных характеристик кустарного производства наркотических средств и психотропных веществ.

 

В соответствии с современными возможностями криминалистической экспертизы НС, ПВ, ЛС, СЯВ на ее разрешение целесообразно ставить следующие вопросы:

  • является ли представленное вещество наркотическим средством, психотропным веществом; если да, то каким именно;
  • является ли представленное вещество лекарственным средством,
  • является ли представленное вещество сильнодействующим или ядовитым веществом;
  • какова масса представленного наркотического средства (психотропного вещества);
  • каково содержание наркотически или психоактивных веществ в представленном на исследование объекте;
  • имеются ли следы наркотических средств психотропных веществ на представленных на исследование объектах; если да, то каких именно;
  • имеются ли следы сильнодействующих либо ядовитых веществ на представленных на экспертизу объектах;
  • имеются ли в остатках выкуренных табачных изделий наркотические средства; если да, то какие именно;
  • имеют ли представленные вещества общий источник происхождения по месту произрастания растительного сырья;
  • изготовлены ли представленные вещества единым способом (по единой технологии);
  • хранились ли представленные вещества в одинаковых условиях;
  • являлись ли представленные на исследование объекты частями единого целого (единой массы);
  • составляли ли изъятые вещества одно целое (одну массу)?

 

Приведенные вопросы являются наиболее типичными. Они не ограничивают возможность постановки других вопросов, которые могут возникнуть в процессе расследования конкретного уголовного дела.

 

Поставленные на разрешение экспертизы вопросы должны отвечать следующим требованиям:

  • должны быть четкими и конкретными, характер их должен вытекать из обстоятельств расследуемого дела;
  • должны относиться к тем научным познаниям, которыми обладает эксперт, производящий экспертизу данного вида;
  • должны быть сформулированы логически связанно, чтобы и ответы на них были четкими и последовательными.

 

Не рекомендуется ставить вопросы в форме установления «одинаковости», «сходства», «идентичности» объектов по химическому составу или свойствам из-за сложности последующего использования результатов таких исследований в доказывании.

Наконец, вопросы, которые не входят в компетенцию экспертов-криминалистов, касаются определения воздействия НС, ПВ, ЛС, СЯВ на организм человека; количества доз, вызывающих наркоманию; последствий приема наркотического средства или психотропного вещества на организм человека; об отнесении количества контролируемого средства или вещества, изъятого у конкретного лица, к крупному либо особо крупному размеру.

 

В экспертных исследованиях выделяют следующие объекты:

  • наркотические средства, кустарно получаемые из растений конопли и мака, а также целые растения либо измельченные части растений конопли и мака;
  • синтетические и полусинтетические наркотические и психотропные вещества и средства;
  • лекарственные средства;
  • сильнодействующие и ядовитые вещества;
  • предметы-носители со следами НС, ПВ, ЛС, СЯВ (шприцы, иглы и т.п.);
  • вещества неустановленной природы (в том числе фармпрепараты), камуфлированные под наркотические средства или психотропные вещества либо проверяемые на предмет возможного их использования в качестве прекурсоров (исходные или вспомогательные вещества, используемые при производстве, изготовлении либо переработке НС  или ПВ).

 

Полный перечень наркотических средств и психотропных веществ содержится в Перечне наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г. с поправками, внесенными в нее в соответствии с протоколом от 25 марта 1972 г., Конвенцией о психотропных веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ

Необходимо иметь в виду, что в медицине к наркотическим средствам отнесена группа фармакологически активных веществ растительного и синтетического происхождения, обладающих способностью избирательного воздействия на центральную нервную систему, приводящего к полной потере сознания, утрате всех видов ощущения и расслаблению скелетной мускулатуры (т.е. к наркозу), к особому психологическому и физиологическому состоянию организма, при котором отсутствие привычного яда-наркотика вызывает ряд неприятных ощущений, требующих периодического его потребления.

Психотропные вещества – вещества, введение которых в организм человека вызывает изменение психики и поведения человека.

Наркотическим и психотропным эффектом обладают многие вещества. С учетом губительного влияния на жизнедеятельность человека, приводящего к различным заболеваниям, нервно-психическим расстройствам, в том числе к тяжелым формам наркомании, способствующей различного рода правонарушениям, наиболее фармакологически активные из них включены в указанный выше Перечень наркотических средств и психотропных веществ.

 

Особой категорией контролируемых веществ являются аналоги НС и ПВ. Это понятие было законодательно закреплено в январе 1998 г. в Федеральном законе №3-ФЗ "О наркотических средствах и психотропных веществах", в соответствии с которым "аналоги наркотических средств и психотропных веществ – запрещенные для оборота в Российской Федерации вещества синтетического или естественного происхождения, не включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, химическая структура и свойства которых сходны с химической структурой и со свойствами наркотических средств и психотропных веществ, психоактивное действие которых они воспроизводят". Однако в Уголовном кодексе данное понятие отсутствовало вплоть до принятия в декабре 2003 г. Федерального закона №162-ФЗ "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации". Таким образом был поставлен законодательный барьер на пути распространения так называемых "дизайнерских наркотиков", являющихся по сути аналогами НС и ПВ.

  • Вопрос о признании вещества аналогом НС и ПВ является предметом комплексной экспертизы и должен решаться путем дачи заключения уполномоченным на то экспертным органом. В Российской Федерации таким органом является Постоянный комитет по контролю наркотиков (ПККН) при Минздравмедпроме России. В число основных задач ПККН входит наблюдение за вы­полнением на территории РФ Единой конвенции о наркотических средствах (ООН, 1961 г.) и Конвенции о психотропных веществах (1971 г.), а также методическое обеспечение требуемого уровня экспертных исследований контролируемых средств и веществ. Этот же Комитет длительное время определял перечень средств и веществ, отнесенных к числу наркотических и психотропных на территории РФ. С 1998 года, в соответствии с Федеральным законом о наркотических средствах и психотропных веществах, определение и утверждение Перечня наркотических средств и психотропных веществ перешло к прерогативе Правительства РФ.

 

Следует иметь в виду, что Единая конвенция о наркотических средствах предоставляет государствам право введения на их территории более строгих мер по контролю нарко­тиков и соответственно включения в число наркотических средств более широкого, чем это предусмотрено Единой конвенцией, перечня средств. Таким образом, при определении средств, обладающих наркотическим или психотропным действием, нужно учитывать, что УК РФ рассматривает в качестве таковых только средства и вещества, отнесенные к указанному выше Перечню, либо признанные аналогами в установленном порядке.

Другой группой объектов, поступающих на экспертизу данного рода, являются лекарственные  средства, а также сильнодействующие и ядовитые вещества. ЛС – «вещества, применяемые для профилактики, диагностики, лечения болезни, предотвращения беременности, полученные из крови, плазмы крови, а также органов, тканей человека или животного, растений, минералов методами синтеза или с применением биологических технологий. К лекарственным средствам относятся также вещества растительного, животного или синтетического происхождения, обладающие фармакологической активностью и предназначенные для производства и изготовления лекарственных средств».

Сильнодействующие вещества – вещества, употребление которых в количествах, больших рекомендуемых, может нанести вред здоровью человека.

Ядовитые вещества – вещества, как правило, чуждые организму человека, употребление которых в весьма малых количествах может нанести вред здоровью человека.

С юридической точки зрения СВ и ЯВ – это вещества, включенные ПККН в Списки сильнодействующих  и ядовитых веществ, соответственно.

Среди наркотических средств наиболее часто на экспертизу  поступают следующие группы объектов.

 

Наркотические средства, получаемые из растений конопли (Cannaвis L.). В данную группу входят: каннабис (марихуана), гашиш (анаша, смола каннабиса), масло каннабиса (гашишное масло).

Каннабис (марихуана) – приготовленная смесь высушенных или не высушенных верхушек с листьями и остатками стебля любых сортов конопли без центрального стебля.

Гашиш (анаша, смола каннабиса) – специально приготовленная смесь отделенной смолы, пыльцы растения каннабис или смесь, приготовленная путем обработки (измельчением, прессованием и т.д.) верхушек растения каннабис с разными наполнителями независимо от того, какая форма придана смеси – таблетки, пилюли, спрессованные плитки, пасты и др.

Масло каннабиса (гашишное масло) – наркотическое средство, получаемое из частей растений любых видов и сортов конопли путем извлечения (экстракции) различными растворителями или жирами (может встречаться в виде раствора либо вязкой массы).

Своеобразие наркотических средств рассматриваемого типа состоит в простоте получения и доступности сырья для их изготовления. Для этой цели может быть использована как посевная конопля, широко культивируемая в Европейской части РФ, так и дикорастущая конопля, наиболее распространенная в Средней Азии. При получении наркотических средств чаще всего используются верхушки соцветий женских растений конопли, в которых содержание наркотически активных компонентов максимально. Однако в случае необходимости наркотические средства могут быть получены из листьев, а также из мякины и других отходов, образующихся при механической уборке и обмолоте конопли. В силу отсутствия каких либо регламентов на изготовление рассматриваемых наркотических средств, внешний их вид достаточно многообразен. Также необходимо иметь в виду, что растения конопли волокнистого типа, специально выведенные для получения волокна, произрастающие в районах средней  и северной полосы России, как правило, содержат незначительное количество наркотически активных компонентов (тетрагидроканнабинола) и мало пригодны для получения рассмотренных выше наркотических средств.

 

Наркотические средства, получаемые из растений мака (Papaver L.). В данную группу наркотических средств входят: опийный мак (растение вида Papaver somniferum L.), опий (в том числе медицин­ский), млечный сок разных видов мака, не являющихся опийным маком, но содержащий опийные алкалоиды мака, включенные в списки наркотических средств и психотропных веществ, маковая солома, экстракт маковой соломы  (концентрат маковой соломы), ацетилированный опий.

Характеризуя наркотические вещества данной группы, следует отметить, что ранее в силу сложившейся практики под термином «опийный мак» подразумевались южные подвиды (сорта) снотворного мака (тянь-шаньский, китайский, джунгарский, тарбачатайский, южноазиатский и малоазиатский), которые содержали значительное количество алкалоидов опия (в первую очередь наркотически активных: морфин, кодеин, тебаин) и поэтому использовались для получения опия. Те же сорта (евразийский подвид) снотворного мака, которые использовались для получения семян и масла, получили название «масличный мак». Однако как опийные, так и масличные формы снотворного мака содержат алкалоиды опия и поэтому могут быть использованы для получения кустарным путем наркотических средств рассматриваемой группы. В настоящее время в РФ термин «опийный мак» используется в определении, приведенном в Единой конвенции (опийный мак – любое растение снотворного мака – Papaver somniferum L.). В настоящее время на территории РФ культивирование любых форм снотворного мака (как опийных, так и масличных) запрещено.

Опий представляет собой свернувшийся млечный сок, выделившийся из надрезов незрелых коробочек различных форм снотворного мака и подвергшийся усушке. По внешнему виду это смолообразная масса либо твердые комочки, иногда порошок бурого или темно-коричневого цвета и горького вкуса. Не высушенный опий (опий-сырец) имеет серо-бурый цвет и неприятный специфический запах. Около 25% опия составляют алкалоиды, основными из которых являются морфин, кодеин, тебаин, папаверин, наркотин. Наряду с алкалоидами в опии содержатся смолы, камеди, жирные кислоты и др.

С давних времен опий широко применялся в медицинской практике, где употреблялся в виде порошков, таблеток, экстрактов, а также в смеси с другими веществами. Однако в настоящее время медицинские препараты на основе опия исключены из использования в медицинской практике.

Маковая солома – все части (как целые, так и измельченные, как высушенные, так и не высушенные, за исключением семян) растения люб­го сорта мака, собранного любым способом, содержащие наркотически активные алкалоиды опия.

Экстракт маковой соломы (именуемый также концентратом маковой соломы) – средство, получаемое из маковой соломы любым способом, путем извлечения наркотически активных алкалоидов водой или органическими растворителями; может встречаться в жидком, смолообразном либо твердом состоянии.

Ацетилированный опий – средство, получаемое путем ацетилирования опия или экстракта маковой соломы, и содержащее в своем составе кроме алкалоидов опия моноацетилморфин, диацетилморфин, ацетилкодеин либо их смесь.

 

Синтетические и полусинтетические наркотические средства. В последнее время данная категория наркотических средств получила большое распространение. В нее входит большинство из наркотических средств, запрещенных Минздравом РФ к применению в медицинской практике на людях и к производству и не подлежащих включению в рецептурные справочники и учебные пособия.

Названные наркотические средства получают либо из других, менее активных наркотических средств, либо из исходных продуктов, не обладающих наркотическим действием. Например, начальной стадией получения наркотических средств на основе героина (диацетилморфина) является ацетилирование морфина или морфинсодержащих средств (опия, экстракта маковой соломы и т.п.); наркотические средства на основе эфедрона (меткатинона) получают из эфедрина; психотропное вещество катинон – из норэфедрина (фенилпропаноламина).

Большую группу наркотических средств синтетического происхождения составляют производные амфетамина, среди которых следует выделить получаемые из эфедрина и весьма распространенные наркотические средства, содержащие метамфетамин.

Рассматриваемая группа веществ, в своем большинстве, представляет собой аморфные либо кристаллические порошки, таблетки, жидкости, которые во многих случаях не являются химически чистыми веществами, а представляют собой многокомпонентные смеси. Содержание наркотически активных компонентов в таких смесях может быть незначительным (несколько процентов и меньше). Например, так называемый «уличный героин» может содержать около 5% диацетилморфина (собственно героина). Остальную часть наркотика составляют нейтральные наполнители и другие наркотически не активные вещества.

 

Наркотические средства, выпускаемые фармацевтической промышленностью. Данную группу наркотических средств составляют лекарственные средства, включенные в Список 2 указанного выше Перечня наркотических средств.

Фармацевтическая промышленность выпускает наркотические лекарственные средства в виде таблеток, порошков либо водных растворов. Как показывает экспертная практика, наиболее распространенными объектами экспертизы являются вещества группы алкалоидов опия: омнопон, морфин, кодеин, а также промедол и трамал. В частности, омнопон (очищенный от балластных веществ опий) и морфин поступают, как правило, в виде ра­створов либо следов на шприцах, иглах, ампулах; кодеин - в виде таблеток и растворов; промедол – в виде таблеток, растворов и порошков.

Помимо лекарственных средств, включенных в Перечень наркотических средств и психотропных веществ, в качестве объектов судебной экспертизы нередко поступают и иные лекарственные средства. Нередко в качестве лекарственных средств представляются вещества неустановленной природы, камуфлированные под лекарственные средства (выпуск недоброкачественной продукции).

 

Подготовка материалов для экспертного исследования. При назначении экспертизы наркотических средств и психотропных веществ следует учитывать, что во многих случаях у следственных органов возникает необходимость определения природы вещества и отнесения его к числу наркотических средств или психотропных веществ и т.д. до возбуждения уголовного дела. Поскольку действующее уголовно-процессуальное законодательство не допускает производства экспертизы до возбуждения уголовного дела, в практику некоторых судебно-экспертных учреждений Министерства юстиции РФ введено проведение по заданиям следственных органов исследований веществ, по внешнему виду похожих на наркотические, и оформление результатов исследования в виде актов экспертизы либо заключений специалистов, которые впоследствии могут быть использованы в каче­стве оснований для возбуждения уголовных дел.

Важное значение для успешного проведения экспертного исследо­вания рассматриваемых объектов имеют полнота и качество материа­лов, представляемых на экспертизу. Обнаружение, фиксация и изъятие наркотических средств, многие из которых растительного происхожде­ния либо являются жидкостями, требуют определенных навыков и соблю­дения мер предосторожности в целях сохранения доказательственного значения объектов. Существенную трудность представляют обнаружение и фиксация микроколичеств наркотических средств, психотропных веществ и т.д. Микрочастицы и микроследы рассматриваемых объектов могут находиться на объектах-носителях в виде механических включений и наслоений – на одежде, особенно в карманах, на стенках стаканов и чашек, шприцев и игл, на различного рода материа­лах и приспособлениях, используемых при кустарном производстве нартических средств, – ситах, пресс-формах и т.д. Растворами наркотических средств нередко пропитывают одежду, сигареты и папиросы, на остатках которых они также могут быть обнаружены.

Особенности объектов, их количество и форма обусловливают определенную специфику подготовки материалов на экспертизу и определенные требования, предъявляемые к этому процессу. Так, при постановке перед экспертом задачи об обнаружении наркотических средств, психотропных веществ и т.д. на объектах-носителях последние должны быть упакованы таким образом, чтобы предотвратить их возможное загрязнение либо уничтожение веществ, которые могут быть на них. Целесообразно направлять микрочастицы или микроследы наркотических средств на экспертизу непосредственно на объектах-носителях, на которых они обнаружены либо могут быть обнаружены. При этом необходимо учитывать, что ввиду неустойчивости некоторых органических компонентов наркотических средств, особенно каннабиноидов, объекты-носители с микроследами наркотических средств должны быть доставлены в экспертное учреждение в максимально короткие сроки.

При направлении на исследование жидких, а также сыпучих форм наркотических средств, психотропных веществ и т.д. для решения идентификационных задач большое значение имеет правильный отбор проб. В этом случае объекты нужно представлять на экспертизу целиком и в том виде, в каком они обнаружены. Если изъято большое количество рассматриваемых объектов, на экспертизу представляются части обнаруженных масс, отражающие свойства всей массы объекта по компонентному составу, особенностям фракционного состава, морфологии и т.п. С этой целью из указанных масс отбираются 4 – 5 образцов из различных мест (по 10 – 20 г), а также средняя проба (50 – 100 г) – с различной глубины из разных мест (с каждого угла и из центра). Жидкие формы (экстракты, настойки) объектов перед отбором проб предварительно тщательно перемешиваются.

Каждый объект-носитель и образцы исследуемых веществ во избежание контакта должны быть упакованы в отдельную тару с хорошей укупоркой. Если наркотические средства растительного происхождения недостаточно сухие, то их нужно предварительно просушить, поскольку направление их в сыром состоянии может привести к порче объектов (воздействие плесени, изменение химического состава и т.д.).

При решении задач по установлению видовой принадлежности растений конопли и мака должны быть представлены растения с сохранением их вегетативных частей (стеблей, листьев, соцветий).

Для решения вопросов о способе кустарного производства наркотических средств растительного происхождения эксперт должен располагать наряду с образцами исследуемых веществ также предметами, которые могли быть использованы при получении наркотических средств (пресс-формы, сита, ступки и т.д.).

В целях решения вопросов о месте произрастания наркотических растений и выявления временных характеристик произрастания (фаз вегетации) они отбираются с участка сразу же после изъятия вещественных доказательств у обвиняемого. Из-за значительной изменяемости химического состава компонентов растений в зависимости от фазы вегетации контрольные образцы, собранные в более позднюю фазу вегетации, могут оказаться непригодным для исследования. Решение вопроса об установлении места произрастания растения – чрезвычайно сложная задача. Для ее успешного решения исследуются микроэлементный состав растений и почвы, биологическое окружение и другие специфические условия произрастания растений. В этом случае следует представлять наряду с образцами наркотических растений образцы почв в месте произрастания растений (с глубины 15 – 20 см в количестве 100 – 150 г), образцы растений других видов, растущих рядом, а также сообщать эксперту сведения о специфических условиях произрастания исследуемых растений (наличие производств, загрязняющих внешнюю среду, проведение агрохимических мероприятий и т.п.). Эти сведения необходимы, в частности, для проведения споро-пыльцевого анализа.

Несоблюдение изложенных требований к подготовке материалов ограничивает возможности экспертных исследований наркотических средств и психотропных веществ, существенно отражается на качестве и сроках производства экспертиз.

При оценке полноты и достоверности экспертного исследования и сформулированных выводов необходимо обращать внимание на использованные методы исследования.

Криминалистическое исследование рассматриваемых объектов проводится с применением комплекса методов, обеспечивающих научно обоснованное решение поставленных вопросов. Типовая схема криминалистического исследования рассматриваемых объектов включает методы экспертного осмотра, морфологического ана­лиза и трасологического исследования; методы исследования молекулярного, элементного и фазового составов, определения количественного содержания компонентов; оценку выявленных признаков и формулирование выводов. Выбор конкретной схемы исследования зависит от решаемой задачи, исследуемого объекта и технических средств, имеющихся в распоряжении эксперта.

На первом этапе исследования проводится тщательный осмотр объектов исследования. Он может проводиться визуально либо с использованием инструментальных средств (в поле зрения микроскопа, в ультрафиолетовом свете и т.д.). При осмотре эксперт фиксирует форму, ра­меры, консистенцию, цвет, запах, степень измельчения исследуемых объектов, наличие трасологических признаков и инородных включений. Важную информацию об исходном сырье, условиях кустарного производства, хранения и употребления может дать обнаружение в исследуемых объектах посторонних примесей и веществ - микрочастиц волокон, почвы, табака, кристаллических веществ, растительных и других материалов, растворителей. Уже на данной стадии исследования эксперт может сделать предварительную дифференциацию наркотических средств по технологии получения, используемому сырью, условиям хранения и т.д. По завершении осмотра эксперт определяет программу, намечает частные задачи дальнейшего исследования, выбирает методы исследования и определяет последовательность их применения.

На втором этапе экспертного исследования проводятся трасологическое, морфологическое и микроскопическое исследования.

Трасологическое исследование проводится при решении задач установления принадлежности исследуемых объектов (отдельных частей) единому целому и единому источнику происхождения (изготовления), определения условий (места) хранения, способа изготовления и т.д. Оно применимо, как правило, к наркотическим средствам, имеющим устойчивую форму, и к предметам упаковки, инструментам, использованным для получения наркотических средств. В процессе исследования выяв­ляется наличие и проводится сравнительное исследование следов упаковочных материалов, пресс-форм, инструментов и т.д.

Морфологическое и микроскопическое исследования осуществляются для выявления: особенностей строения растений конопли и мака, посторонних включений (инородных растений, микроорганизмов и т.д.) для изучения однородности, наличия инородных микровключений и загрязнений при исследовании кристаллических либо аморфных наркотических средств.

На следующем этапе исследования проводится изучение молекулярного состава наркотических средств. Для этого используются общехимические тесты и физико-химические методы: хроматография, инфракрасная спектроскопия, масс-спектрометрия, рентгеновские методы. Методы химического анализа используются на начальной стадии рассматриваемого этапа исследования для установления класса, группы органических веществ, содержащихся в исследуемом объекте. Данные, получаемые с помощью химических методов, носят, как правило, вспомогательный характер и должны дополняться данными, получаемыми другими методами.

Хроматографические методы анализа (тонкослойная, газовая, жидкостная хроматография) широко используются для получения сведений о качественном составе и количественном содержании основных наркотически активных компонентов и иных органических веществ, присутствующих в исследуемых объектах.

При исследовании наркотических средств, получаемых из растения конопли, определяется содержание основных каннабиноидов конопли – тетрагидроканнабинола (ТГК), каннабидиола (КБД), каннабинола (КБН), их пропильных гомологов, а также других компонентов, присутствующих в малых количествах. В процессе исследования наркотических средств, получаемых из снотворного мака, определяется содержание алкалоидов опия: морфина, кодеина, тебаина, наркотина, папаверина и др. Исследование наркоти­ческих лекарственных средств, синтетических и полусинтетических наркотических средств и психотропных веществ предполагает определение основ­ных активных компонентов, а также примесных либо балластных веществ (например, при исследовании героина определяются наркотически активный компонент диацетилморфин, активные и нейтральные добавки – сахара, димедрол, кофеин, амидопирин и другие, добавляемые к диацетилморфину).

При сравнительном исследовании объектов растительного происхождения полезную информацию о наличии посторонних примесей можно получить при проведении ботанического, в частности, споро-пыльцевого анализа.

При изучении синтетических наркотических средств и психотропных веществ кустарного производства и фармпрепаратов, поступающих на экспертизу, как правило, в виде камуфлированных веществ неизвестной природы, информацию о молекулярном составе исследуемых объектов получают по результатам анализов методами масс-спектрометрии и инфракрасной спектроскопии. Достоинством этих методов является высокая чувствительность, что важно при исследовании следовых количеств. Для получения данных о фазовом составе кристаллической части исследуемых объектов применяется рентгеновский фазовый анализ.

Проведение сравнительного исследования связано с информацией о качественном и количественном содержании макро- и микроэлементов в исследуемых объектах. Для этой цели используются рентгеноспектральный анализ, эмиссионный спектральный анализ и атомно-абсорбционная спектрофотометрия, а также нейтронно-активационный и рентгеноспектральный анализы.

На заключительном этапе экспертного исследования наркотических средств осуществляются оценка результатов исследования, обоснование и формулирование выводов. Следует отметить, что в настоящее время решение задач установления природы неизвестного вещества и отнесения его к числу наркотических или психотропных с указанием конкретного рода вещества, обнаружения следов наркотических средств на различного рода объектах-носителях, установления способа и технологии получения в целом не вызывает трудностей. Наиболее сложным яв­ляется решение идентификационных задач, связанных с установлением общей групповой принадлежности, общего источника происхождения, с отождествлением конкретных масс наркотических средств по отделенным от этих масс частям. Трудности во многом обусловлены самим объектом исследования: сложностью и неоднородностью состава по объему, неустойчивостью внешних форм (сыпучестью) и т.д. В данных случаях применяется весь комплекс рассмотренных методов.

 

Криминалистическая экспертиза спиртосодержащих жидкостей

 

Спиртосодержащие жидкости (ССЖ) являются довольно распространёнными объектами, изымаемыми и приобщаемыми к делу в качестве вещественных доказательств при расследовании и судебном разбирательстве уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст.ст. 111, 112, 115 (умышленное причинение вреда различной степени здоровью), 171 (незаконное предпринимательство) ст. 180 (незаконное использование товарного знака), ст. 200 (обман потребителей), ст. 234 (незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта), ст. 238 (выпуск или продажа товаров, не отвечающих требованиям безопасности) УК РФ, а также дел об административных правонарушениях, оговоренных, например, в ст. 6.14 соответствующего Кодекса. Встречаются они также и при расследовании убийств, изнасилований, причинений тяжких телесных повреждений, совершение которых нередко сопровождается употреблением алкогольных напитков (АН).

Источниками доказательственной (оперативно-розыскной) информации ССЖ становятся благодаря тому, что определённые их свойства, а также свойства или отношения образованных ими элементов материальной обстановки по делу (например, предметоносителей со следами ССЖ, или ёмкостей со ССЖ) оказываются в связи с теми обстоятельствами, которые устанавливаются в процессе судебной, следственной или оперативно-розыскной деятельности.

 

Таким образом, доказательственное значение объектов данного вида определяется:

  • природой ССЖ. Например, установление принадлежности спирта, использованного для  приготовления лицом (группой лиц) АН, к синтетическому или техническому этиловому спирту имеет характер самостоятельного доказательственного факта, поскольку Постоянным комитетом по контролю наркотиков МЗ РФ эти этиловые спирты включены в список ядовитых веществ (протокол № 2171-99). На этом основании незаконный оборот их попадает под действие ст. 234 УК РФ;
  • фактом наличия конкретного объема ССЖ у определенного лица или в определенном месте, который подтверждает определенные обстоятельства дела, а иногда является источником их установления. Например, обнаружение на квартире подозреваемого определенного объема разбавленного спирта, аналогичного по свойствам продукции под названием "Водка", изъятой из нелегального оборота, позволяет установить место производства этой продукции, а определение марки спирта, использованного в этих целях, может позволить выйти на источник, где данный спирт был незаконно приобретен или похищен;
  • способом производства АН. Кустарный способ изготовления и укупорки АН, реализуемых в сети розничной торговли, свидетельствует о незаконном предпринимательстве (ст. 171 УК РФ);
  • несоответствием свойств содержимого бутылки АН его типу (виду), наименованию или ГОСТу на его производство, обозначенному на этикетке. Например, ординарный коньяк выдается за марочный. Данное обстоятельство указывает на обман потребителей (ст. 200 УК РФ);
  • присутствием в алкогольных изделиях технологических примесей в количествах, превышающих допустимые показатели ГОСТов и норм СанПин7. Данное обстоятельство может свидетельствовать об использовании этилового спирта, не предназначенного для изготовления таких изделий, что попадает, например, под действие ст.ст. 111, 112, 115 (умышленное причинение вреда здоровью);
  • наличием в организме умершего больших доз этилового спирта или его суррогата, как возможная причина его смерти;
  • установлением временных характеристик события. Например, по свойствам обнаруженного на месте совершения преступления АН, находящегося в неукупоренном виде, например, в стакане, можно судить о времени, прошедшем после его распития.

 

Перечисленные обстоятельства не являются исчерпывающими.

Важное место в установлении таких фактических данных и получении судебных доказательств отводится экспертизе ССЖ. Без привлечения этого процессуального института специальных знаний многие из них вообще невозможно получить. Более того, результаты экспертизы могут иметь самое непосредственное отношение к установлению элементов состава некоторых преступлений, о чём уже отмечалось выше.

 

Предмет задачи и объекты криминалистической экспертизы ССЖ

 

В зависимости от задач расследования и доказывания, а также с учётом природы ССЖ, или носителя их свойств в отношении такой разновидности объектов могут быть назначены и проведены разные экспертизы: судебно-товароведческие, судебно-токсикологические, криминалистические и др. Каждая из них, согласно своему предмету, изучает определенные совокупности свойств ССЖ, решает определенный круг задач с использованием своих методов и методик. Правильный выбор судебной экспертизы является залогом успешного расследования и получения доказательств, отвечающих требованиям к ним, закрепленным в ст. 75 УПК РФ.

Практика производства экспертиз ССЖ в СЭУ МЮ РФ показывает, что следователи (дознаватели) испытывают трудности в определении как задач экспертного исследования ССЖ, так и учреждений, в которых они могли бы быть реализованы. Особенно они характерны для экспертизы алкогольной продукции (АП), изымаемой из нелегального оборота. В таких случаях можно придерживаться следующих рекомендаций.

Если необходимость таких исследований возникает до возбуждения уголовного дела или дела об административном правонарушении, то экспертизу АП следует поручать госучреждениям, на которые возложен контроль за качеством и безопасностью пищевых продуктов, а также иным организациям, имеющим аккредитацию на занятия такого рода деятельностью. Именно эти учреждения обладают всем необходимым оборудованием для производства исследований АП на соответствие её свойств требованиям ГОСТ на её изготовление.

При возбуждении уголовного дела (дела об административном правонарушении) по факту производства некачественной (не безопасной для здоровья) АП следует назначать судебно-товароведческую экспертизу. Именно в рамках предмета этой экспертизы решаются вопросы о соответствии свойств АП требованиям ГОСТ на её изготовление. Если употребление некачественной алкогольной продукции повлекло вред различной степени здоровью, то в отношении таких изделий может быть назначена санитарно-гигиеническая экспертиза ССЖ.

Следует признать неверной, ошибочной практику, когда решение вопросов о соответствии АП, изымаемой из нелегального оборота, ГОСТам на её изготовление выносится на разрешение криминалистической экспертизы ССЖ (КЭ ССЖ). Во-первых, при расследовании уголовных дел предметом доказывания является, как правило, не только и даже не столько качество (соответствие ГОСТу) такой продукции, сколько способ и место её изготовления, факты фальсификации АП под определенный ее тип, наименование, торговую марку конкретного производителя. Во-вторых, ошибочным является убеждение, что ГОСТы «защищают» АП от подделок. Это не так. Кустарно приготовленная водка (из ректификованного этанола, полученного не только из пищевого, но и технического сырья, и даже синтетического этанола) вполне может соответствовать ГОСТ Р 51355 «Водки и водки особые ТУ». Это относится и к другим типам АН. ГОСТы не являются средством распознавания АН. Они распространяются на АП заведомо известного (не требующего доказывания) типа и не предназначены для продукции кустарного (домашнего) изготовления.

Отмеченное выше вовсе не означает, что в рамках КЭ ССЖ не изучаются и не оцениваются нормируемые для АН свойства и не реализуются те или иные «гостированные» методики. Всё это может и имеет место. Однако, происходит это не с целью оценки «качества» АП, а для решения задач, специфичных именно для предмета КЭССЖ, а не судебно-товароведческой или, например, судебной санитарно-гигиенической экспертизы. При этом используются и свои, специально разработанные методики и методы анализа ССЖ.

Предметом КЭ ССЖ являются фактические данные, устанавливаемые судебным экспертом, имеющим специальные знания в области научных основ и методик криминалистического исследования ССЖ, в результате исследования представленных следователем, дознавателем или судом (судьёй), объектов и материалов дела, которые относятся к обстоятельствам изготовления и хранения ССЖ, идентификации источника их происхождения (общего и конкретного) или определенного объема ССЖ, разделенного на части в условиях расследуемого события.

К типовым объектам данной экспертизы относятся алкогольные изделия домашнего и заводского производства, следы ССЖ на различных предметоносителях, а также аппараты (устройства) для получения крепких алкогольных напитков в домашних условиях.

В рамках данной экспертизы формируется и такой её новый вид, как исследование спиртов и технических жидкостей на их основе.

Если объектом исследования являются алкогольные изделия (бутылки с АН), то в отношении них организуется и проводится комплексное исследование, включающее изучение не только содержимого ёмкости (бутылки), но и самой тары (признаков её укупорки, этикирования и др.).          

Не являются объектами КЭССЖ лекарственные настойки, микстуры, одеколоны и иные лекарственные и парфюмерные средства, изготавливаемые с использованием этанола. Они исследуются в рамках иных судебных экспертиз, в т.ч. криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий.

 

Назначение экспертизы, подготовка материалов для её производства

 

Основанием для производства КЭ ССЖ являются определение суда, постановления судьи, лица производящего дознание, следователя или прокурора.

В постановлении (определении) о назначении экспертизы должна быть четко обозначена ее специфика (класс, род).      

 

В установочной части постановления (определения) необходимо:

  • четко изложить фабулу дела, дать полный перечень представленных на исследование объектов;
  • изложить данные об обстоятельствах возникновения (получения) ССЖ, изъятых в качестве вещественных доказательств, о наличии внешних и внутренних факторов, могущих оказать влияние  на состав жидкости;
  • привести сведения о способах обнаружения, отбора и условиях хранения ССЖ, их образцов, предметов со следами воздействия ССЖ до их направления на экспертизу.

 

При исследовании следов, образованных ССЖ, следует указывать на возможность (не возможность) повреждения их предметоносителя, а также полного или частичного расходования объема ССЖ.

 

Вопросы, поставленные на разрешение экспертизы, должны отвечать следующим требованиям:

  • относиться к предмету КЭ ССЖ;
  • быть четкими и конкретными, отражать устанавливаемые фактические обстоятельства дела;
  • формулироваться логически связно и последовательно.

 

С учетом обстоятельств расследуемого события вопросы могут быть сформулированы следующим образом:

  • Является ли представленная на исследование жидкость спиртосодержащей? Какова ее крепость?
  • К какому виду спиртного напитка относится данная ССЖ?
  • Каков способ изготовления (кустарный, заводской) данной ССЖ?
  • На базе какого спирта (синтетического или ферментативного; ректификованного, сырца или коньячного) приготовлена данная ССЖ?
  • Каков способ укупорки, оклейки данной бутылки со спиртным напитком?
  • Имеются ли на представленных предметах следы спиртосодержащих жидкостей? Если да, то к какому виду ССЖ они относятся?
  • Из какого сырья изготовлена данная брага, вино?
  • Является ли представленное устройство (детали) аппаратом (деталями аппарата) для выработки крепких спиртных напитков? Если да, то к какому типу аппарата относятся?
  • Относятся ли представленные на исследование жидкости (следы) к одному виду спиртного напитка, наименованию?
  • Имеют ли представленные на исследование ССЖ (или бутылки со ССЖ) общий источник происхождения?
  • Изготовлены ли бутылки со ССЖ на данном предприятии (производстве)?
  • Не является ли обнаруженная ССЖ частью объема ССЖ, изъятого у подозреваемого?
  • Не составляли ли ранее единый объем, представленные на экспертизу ССЖ?

 

Правильное и наиболее эффективное решение вопросов зависит от четкой ориентировки экспертов в направлении разрабатываемой следственной версии, задачи доказывания. Однако в постановлениях нередко содержатся неопределенные вопросы, например, о химическом составе, о сходстве и (или) идентичности сравниваемых объектов.

 

В заключение следует отметить, что успешность судебно-экспертного исследования ССЖ во многом определяется тем, насколько были соблюдены технико-методические приёмы и рекомендации по обнаружению, фиксации или извлечению следов ССЖ с объектоносителя, отбору проб и образцов для сравнительного исследования, упаковке объектов для последующего их исследования и др. Эти рекомендации сводятся к следующим:

  • конкретные емкости (бутылки, банки и пр.) с ССЖ должны быть герметично укупорены чистыми пробками, крышками без посторонних запахов;
  • жидкости из открытой посуды (стаканы, рюмки, кастрюли и пр.) следует перелить в чистые герметично укупоренные емкости (бутылки, банки), при этом их объем должен соответствовать объему изымаемой ССЖ;
  • если по делу проходит большое количество алкогольных изделий, то на экспертизу направляется выборка, проведенная методом случайного отбора. При количестве бутылок (n) более десяти величина выборки (N) определяется по формуле N=Vn+1;
  • в случае невозможности представления на экспертизу всей емкости, например, из-за крупного размера (цистерна), следует отобрать образцы, позаботившись об их представительности. Если возможно перемешивание всего объема, то после его проведения отбирается средняя проба. Если перемешивание не возможно, то отбор проб производится с 3-х уровней цистерны (верхнего, среднего и придонного). Образцы помещаются в чистые стеклянные емкости (бутылки, банки) и герметично укупориваются. Использование для этих целей пластиковых или металлических емкостей не допускается, т.к. этиловый спирт - основной компонент ССЖ, относится к органическим растворителям, что может привести к переходу в исследуемый объект пластификаторов полимеров или металлов;
  • предметоносители со следами ССЖ следует направлять на экспертизу, по возможности, целиком, также герметично упаковав их в чистую стеклянную емкость (банку) или, в худшем случае, в герметичный полимерный пакет;
  • локализацию имеющихся на предметоносителях следов (пятен, капель, подтеков) следует зафиксировать нитью (обшить) либо карандашом, ручкой (обрисовать);
  • участки предметов с влажными пятнами следует накрыть полиэтиленом с двух сторон и обшить мелкой строчкой;
  • в случае невозможности предоставления всего предметоносителя (ковровое покрытие) следует произвести вырезки его участков со следами ССЖ;
  • каждый предмет упаковывают отдельно для предотвращения контакта и перехода следов ССЖ с одного предмета на другой;
  • капли, натеки жидкости с поверхности твердых предметов должны быть перенесены в небольшие чистые стеклянные герметично укупоренные емкости (пузырьки, баночки) пипеткой либо с помощью фильтровальной бумаги или ватного тампона;
  • аппараты, которые могли использоваться для изготовления ССЖ, и их детали следует также по возможности герметизировать, затыкая шланги, трубки чистыми пробками, либо пережимая их концы;
  • каждая упаковка с объектами, направляемыми на экспертизу, должна иметь индивидуальную маркировку с пояснительной надписью и удостоверительные реквизиты.

 

Упакованные объекты следует направлять на экспертное исследование в минимальные сроки во избежании видоизменения свойств и потери следов ССЖ. Хранить объекты желательно в холодильнике при температуре + 2о + 5оС.

Для установления предприятия-изготовителя ССЖ необходимо отобрать образцы сравнения – АИ того же наименования с проверяемого производства. При проверке подлинности импортной продукции также обязательно получить образец напитка несомненного происхождения.

В случаях, когда объектом идентификации является объем ССЖ кустарного изготовления, необходимо в ходе допроса лиц выяснить об использованном для этих целей сырье.

Специфичность ССЖ, заключенная в отсутствии у них собственной внешней устойчивой формы, диктует особые условия (требования) к организации и проведению некоторых видов идентификационных исследований, а именно отождествлению их объемов. Для решения такой задачи искомый объём ССЖ должен быть обозначен (установлен) собранными по делу материалами, поскольку не во всех случаях он является очевидным. Поясним это на следующих примерах.

 

На месте происшествия обнаружена емкость с остатками самогона. Судебно-экспертным исследованием этой жидкости установлена уникальность, практическая неповторимость его состава, т.е. пригодность для индивидуальной идентификации. В доме лица, подозреваемого в совершении преступления, изъята бутыль с самогоном со свойствами, аналогичными ССЖ, изъятой с места происшествия.

  • Вариант А. Установлено, что данное лицо изготовило самогон для личного употребления, другим лицам его не продавал (не раздавал). В этом случае искомым объемом является самогон, ранее находившийся в бутыли.
  • Вариант Б. Подозреваемое лицо занималось продажей самогона, и реализовало часть объема самогона из обнаруженной у него бутыли.
  • Вариант В. В доме подозреваемого лица обнаружена бутылка с самогоном по составу аналогичная самогону с места происшествия. Установлено, что приобрел он эту бутылку на рынке у неустановленного лица.

 

В случаях Б и В искомый объем ССЖ неочевиден, поскольку существует вероятность наличия самогона с таким же комплексом (совокупностью) идентификационных свойств у других лиц, помимо подозреваемого. Поэтому результатом идентификации явится не индивидуальное, а, так называемое, групповое тождество – констатация принадлежности сравниваемых объектов общему, а не конкретному объему самогону, как это имело бы место в варианте А.

Таким образом, объем ССЖ, являющийся искомым по делу, может быть идентифицирован, если он индивидуально определен, что требует, в свою очередь, получения дополнительных сведений о нем.

При необходимости идентификации конкретного производства АН следует получить сведения об ассортименте выпускаемой на нем продукции, используемом сырье, емкостях, в которые разливается АН, особенностях их укупорки, оклейки и маркировки, а также располагать образцами продукции и нормативной документацией на их производство. Если на момент отбора образцов алкогольной продукции на предприятии изменялись технологические условия или регламенты на изготовление АН, то следует получить данные о ранее имевшихся условиях производства. Отмеченные выше данные необходимо направлять эксперту вместе с постановлением о назначении экспертизы. Необходимо отметить, что установление конкретного источника происхождения изъятой алкогольной продукции реализуется в большинстве случаев путем доказывания следователем или судьей, использующих заключение эксперта среди иных источников доказательств.

К материалам, содержащим фактические данные, могущими иметь значение для экспертного исследования, следует отнести также протоколы осмотра места происшествия, изъятия вещественных доказательств и отбора образцов, и другие материалы дела, содержащие какие-либо сведения об исследуемых ССЖ.

Дополнительные сведения о таких объектах судебно-экспертного исследования не всегда легко получить. Следователь (судья) не всегда могут определить, какие данные необходимы эксперту в конкретных случаях.

Вместе с тем, значение их огромно. Без них нередко невозможно правильно выбрать наиболее эффективную схему исследования, дать оценку идентификационной значимости свойств ССЖ, оценить существенность или несущественность различий сравниваемых объемов ССЖ (являются ли они следствием различных условий существования или же объекты являются частями разных объемов и т. д.). Поэтому, изучив данные, изложенные в установочной части постановления (определения) о назначении экспертизы, осмотрев представленные на исследование объекты, эксперты определяют характер необходимой им информации и заявляют ходатайства об ее представлении. Иногда необходимость в этом возникает и на этапе аналитического исследования.

Дополнительные материалы имеют значение и для оценки результатов экспертного идентификационного исследования. Например, собрав доказательства неделимости идентифицируемого объема ССЖ на иные части, кроме тех, которые фигурируют в расследуемом событии и в отношении которых экспертизой установлена их принадлежность общему объему, тем самым можно установить факт индивидуального тождества, хотя эксперт ограничился выводом о групповом тождестве.

 

Методы криминалистической экспертизы ССЖ

 

В зависимости от вида ССЖ, ее количества и поставленной перед экспертом задачи применяются различные схемы экспертного исследования. Однако, в последовательности применения методов есть определенная закономерность. Например, общая схема экспертного исследования алкогольных изделий состоит из следующих этапов.

  • 1.Внешний осмотр и органолептическое исследование: проводится предварительная дифференциация по общему характеру укупорки бутылок, по органолептическим признакам жидкости (цвет, прозрачность, наличие осадка и посторонних включений, запах).
  • Исследование способа укупорки и оклейки бутылок методами механоскопии.
  • Определение полноты налива жидкости в бутылках.
  • Определение свойств ССЖ:
  • микроскопическое исследование осадка для установления исходного сырья;
  • качественное и количественное определение этанола и летучих микрокомпонентов методом газожидкостной или газоадсорбционной хроматографии;
  • определение сахара химическим тестированием (на качественном уровне) и УФ-спектрофотометрически (на количественном уровне);
  • определение показателей кислотности ССЖ методами титрования и pH-метрии;
  • определение дубильных веществ (танинов) химическим тестированием и УФ-спектрофотометрически;
  • определение некоторых физико-химических показателей, регламентированных ГОСТом для данного вида спиртного напитка;
  • определения жесткости входящей в состав ССЖ воды (для водок и водно-спиртовых смесей) методом ААА;
  • определение состава органических кислот методом хроматографии в тонком слое в целях установления исходного сырья (для вин и ликеро-водочных изделий);
  • определение состава аминокислот методом электрофореза (для вин, браг);
  • определение липидного состава методом хроматографии в тонком слое (для вин, браг);
  • определение состава зольных элементов методом эмиссионного спектрального анализа;
  • определение терпенов (для коньяков) и эфирных масел (для ликеро-водочных изделий) методом ГЖХ-анализа.

 

В завершение эксперт проводит криминалистическую оценку выявленных признаков и формирует выводы.

В приведенной схеме перечислены не все методы, используемые в экспертной практике. Например, этанол можно определять не только методом ГЖХ-анализа, но и дистилляционным методом с применением стеклянного спиртометра, а содержание сахара – не УФ-спектрофотометрически, а титрованием или методом ГЖХ-анализа эфирпроизводных сахаров и т.д.

Все упомянутые выше методы и методики достаточно полно освещены в специальной литературе.

В последнее время арсенал средств экспертного исследования ССЖ пополнился новым методом – методом изотопного анализа, позволяющим дифференцировать синтетический ректификованный этанол от пищевого и технического ректификатов. Метод основан на определении удельной радиоактивности  С14 и Т (трития) в спирте с помощью жидкостного сцинтилляционного анализатора. Метод пригоден как для анализа непосредственно спиртов, так и для установления природы спирта в любой ССЖ.

 


 

1 В качестве объектов – носителей посторонних микрочастиц текстильных волокон – на экспертизу направляют предметы одежды участников происшествия, ножи и другие орудия преступления, отделяемые детали ТС, срезы ногтей потерших и подозреваемых лиц, дактилопленки с микрочастицами, изъятыми с ладоней и других частей тела трупа.

2 В целях сохранения волокон-наслоений и обеспечения возможности направления объектов-носителей на экспертизы иных видов целесообразно провести изъятие микрочастиц с помощью чистых увлажненных поролоновых губок или светлых дактилопленок. Такое изъятие могут выполнить: следователь, владеющий методиками обнаружения и изъятия микроследов и микрочастиц веществ; специалист, приглашенный для осмотра и предварительного исследования вещественных доказательств; эксперт, которому в постановлении сформулировано задание по обнаружению и изъятию посторонних текстильных волокон и их фрагментов (микрочастиц).

3 Часто так называемые загрязнения, или сопутствующие вещества, являются носителями важной информации об исследуемых объектах. Они тоже изучаются экспертом.

4 Групповой (структурно-групповой) состав является свойством (признаком), присущим только части всего состава НП и ГСМ.

5 Норматив на серийное заводское изделие можно найти с помощью указателя стандартов.

6 Последняя задача решается экспертами тогда, когда исследование повреждения ткани трасологическими методами не завершилось отождествлением. В таких случаях затрудняется решение и других перечисленных задач.

7 Гигиенические требования к качеству и безопасности пищевых продуктов. Санитарные правила и нормы. СанПин 2.3.2. 560-96. – М., 1997.

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 10796 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека

Полезно!

Страхование путешественников