Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Экспертиза видео- и звукозаписей

 За последние годы средства регистрации изображения и звука благодаря их надежности, миниатюрности, простоте и полноте фиксации визуальной и звуковой рода информации нашли широкое применение в быту, на предприятиях и в учреждениях.

Для криминалистов записи изображения и (или) звука – часто являются важным источником информации. С юридической точки зрения особенность анализа видео- и звуковой информации расследуемого происшествия состоит в том, что такое исследование позволяет доказать многие факты преступной деятельности, происходящие с глазу на глаз, без свидетелей. По этой причине видео- и звукозаписи широко используются в уголовном и гражданском судопроизводстве.

Исследование магнитных или каких–либо других записей изображения или звука с целью установления фактов, имеющих доказательственное значение, и составление по данным указанного исследования экспертного заключения для использования последнего в судопроизводстве называется криминалистической экспертизой видео- и звукозаписей1 (КЭВиЗ). Данный род судебной экспертизы входит в класс криминалистических экспертиз и подразделяется соответственно на два вида: криминалистическую экспертизу видеозаписей (КЭВ) и криминалистическую экспертизу звукозаписей (КЭЗ).

Предмет криминалистической экспертизы видео- и звукозаписей составляют фактические данные, обстоятельства дела, устанавливаемые на основе специальных познаний экспертов – специалистов в области видеозаписи и видеопроекции, звучащей речи, звуковой среды, а также условий, средств, материалов и следов видео- и звукозаписей.

 

 Научные основы криминалистической экспертизы видео- и звукозаписей составля­ют специальные знания в области криминалистики, электроакустики, звуко- и видеотехники, математики, электроники, психологии, лингвистики, теории речеобразования, ме­дицины. Использование средств и методов, разработанных в различных науках, для проведения экспертных исследований видео- и звукозаписей позво­лило криминалистам создать комплексные методики, с помощью которых эксперты в состоянии решать весь перечень задач данного рода экспертизы.

Для иллюстрации высказанных положений рассмотрим более подробно перечень задач криминалистической экспертизы звукозаписей. Каждая из задач этого вида экспертизы связана с той или иной следственной ситуацией, возникающей в ходе расследования. Наиболее часто встречающиеся в процессе расследования следственные ситуации требуют решения следующих задач КЭЗ:

 

Идентификационные задачи – экспертные задачи, основная цель которых – установление факта индивидуально–конкретного тождества или общности групповой принадлежности конкретных материальных объектов.

Идентификационные задачи облекаются в форму вопросов о конкретном объекте, принадлежности сравниваемых объектов к одному роду, виду, группе (причем, возможно, очень узкой), общности источника происхождения разных объектов, о принадлежности к единому целому, единой массе, выполнении разных объектов (например, речевой продукции) одним лицом.

 

К идентификационным задачам криминалистической экспертизы звукозаписей следует отнести:

  • идентификацию личности по голосу и звучащей речи;
  • идентификацию средств звукозаписи;
  • идентификацию источников звука.

 

Диагностические задачи в настоящее время трактуются различно. Наиболее широкая интерпретация сближает их объём с объёмом неидентификационных задач. Учитывая это, с одной стороны, и большое число видов неидентификационных задач – с другой, в данном классе задач целесообразно сразу же выделить по меньшей мере четыре подкласса [1]:

  • классификационно–диагностические. Эти задачи имеют целью установление характеристик (свойств) неизвестного или известного объекта для отнесения его к общепринятому классу (примером может служить задача создания т.н. “речевого портрета” – установление по голосу и звучащей речи пола, возраста, профессии и других характеристик фигуранта экспертизы);
  • собственно диагностические. В таких задачах речь идёт об установлении состояния объекта (классическим примером подобной задачи в КЭЗ служит исследование фонограммы на предмет наличия / отсутствия на ней признаков монтажа или изменений, внесённых в процессе записи или после неё);
  • обстановочные непосредственно направлены на реконструкцию внешней обстановки события. Такой задачей является, например, установление того, где проводилась запись исследуемой фонограммы: в закрытом помещении, на открытом воздухе, в салоне автомобиля и т.д.;
  • причинно–динамические имеют целью установление причинно–следственных отношений, механизма эпизодов события. Задачи установления механизма эпизодов события реализуются в вопросах о числе участников исследуемого события (например, разговора), последовательности их действий (например, последовательности стуков во внешний корпус затонувшего судна) и т.д.

 

Примерами диагностических задач  криминалистической экспертизы звукозаписей могут служить задачи из списка, приведенного ниже2:

  • установление свойств личности;
  • установление свойств средства и материалов звукозаписи;
  • экспертиза условий, при которых происходил зафиксированный на фонограмме разговор;
  • установление   признаков  изменения  звукозаписей.

 

Примерами неидентификационных задач криминалистической экспертизы звукозаписей (которые, впрочем, согласно также следует отнести к диагностическим)  являются:

  • установление дословного содержания текста и его свойств;
  • определение количества участников разговора.

 

В свою очередь задачи целиком определяют тот круг вопросов, которые ставятся следствием или судом при назначении экспертизы. В рамках криминалистической экспертизы звукозаписей на разрешение экспертов могут ставится следующие вопросы:

  • Имеются ли на представленной фонограмме фрагменты с  записью звучащей речи?
  • Каково дословное содержание разговора, зафиксированного на данной фонограмме (отдельных ее фрагментах)?
  • Какие сведения, характеризующие говорящего, можно получить по фонограмме его звучащей речи?
  • Мужская или женская звучащая речь записана на фонограмме?  
  • Является  записанная   на   фонограмме  звучащая речь неподготовленной или подготовленной (т.е. заранее заученной и произнесенной наизусть или чтением)?
  • Сколько человек  принимало  участие  в  разговоре,  записанном  на представленной фонограмме?
  • Одним или разными лицами произнесена речь,  записанная на представленных фонограммах?
  • Пригодна  ли  представленная на исследование фонограмма для идентификации говорящего по голосу и речи?
  • Принадлежат ли голос и речь, зафиксированные на фонограмме, гр. А.?
  • Произнесены ли зафиксированные на представленной  фонограмме фрагменты  речи гр. А., Б. или кем–то другим? Какие именно фрагменты произнесены А., какие Б.?
  • Является ли представленная фонограмма непрерывной записью?
  • Является данная фонограмма оригиналом или копией?
  • На одном или нескольких магнитофонах были сделаны записи звучащей речи, представленные на фонограмме?
  • Какого типа магнитофон использовался при производстве звукозаписи?
  • Была ли изготовлена данная фонограмма на представленном на экспертное исследование магнитофоне?
  • Не содержит ли представленная фонограмма признаков монтажа, выборочной фиксации, наложения одной записи на другую?
  • Какова природа звуковых сигналов, зафиксированных на представленной фонограмме?
  • Являются ли звуковые сигналы на фонограмме сигналами конкретного источника (указать источник.)?
  • Могла ли быть произведена запись данной фонограммы в указанном месте?
  • Каковы основные характеристики помещения, в котором производилась запись данной фонограммы?
  • Обладает ли (судя по качеству записи) оператор, производивший запись, необходимыми техническими навыками?

 

Оговоримся, что представленный перечень вопросов не претендует на абсолютную полноту и может быть расширен по мере возникновения новых следственных ситуаций и увеличения списка задач, решаемых в рамках криминалистической экспертизы звукозаписей по мере её развития.

 

Объекты экспертизы. Подготовка и оформление материалов для ее производства

 

Объектом исследования при производстве криминалистических экспертиз видео- и звукозаписей является система, состоящая из источника информации в виде изображения и (или) звука и материального носителя информации, на котором зафиксирован этот источник.

Известно, что объект, получаемый экспертом для производства какой-либо экспертизы, всегда носит материальный, овеществлённый характер. Это элементы материальной действительности – различные предметы, вещества, растения, животные, живые лица, трупы и т.д. Именно они свидетельствуют о происшедшем событии либо самим фактом своего существования, либо как носители его следов.

Таким образом, материальным носителем информации в нашем случае служат магнитные или какие–либо другие записи изображения (видеограммы) или звука (фонограммы). Последние, как было сказано выше, могут фиксировать звуки различного происхождения – речь человека, пение, музыку, шум работающего механизма и т.п., данные о которых могут быть использованы при анализе тех или иных следственных ситуаций.

Что же считать объектом исследования в конкретной задаче КЭЗ? Приведём несколько примеров. Так, в задаче криминалистической идентификации личности по голосу и звучащей речи объект – это

  • каждый фрагмент речи, отделённый “вставкой” в виде фрагмента речи другого участника разговора,
  • а в случае монологической речи – каждый фрагмент, отбираемый для сравнительного анализа.

 

В задачах идентификации средств и материалов звукозаписи объект – это

  • каждый след (т.е. импульс и т.д.) на исследуемой фонограмме;
  • каждый след, полученный экспериментальным путём для сравнительного исследования.

 

В задаче диагностики условий записи объект – это

– каждый след, указывающий на условия записи.

 

В задаче реконструкции зашумлённых текстов объект – это

  • каждое восстановленное слово или каждое не восстановленное слово (группа слов) между восстановленными словами,
  • для текстов разборчивых, не требующих специальных исследований в процессе установления их дословного содержания (реконструкции), подсчёт объектов производится аналогично задаче криминалистической идентификации говорящего.

 

При назначении КЭВиЗ всегда должен определяться непосредственный объект исследования: фонограмма звучащей речи; фрагмент фонограммы; источник видео- или звуковой информации – магнитная лента, компакт-диск, DVD-диск и т.д.; средство регистрации информации – магнитофон, видеомагнитофон и т.д.

Назначая, например, экспертизу фонограммы звучащей речи, суд, адвокат или следователь должны (при наличии такой возможности) представить эксперту оригинал фонограммы, а не её копию. Последнее связано с тем, что в процессе проведения криминалистической экспертизы звукозаписей устанавливается факт отсутствия (наличия)  на представленной фонограмме признаков монтажа или изменений, внесенных в процессе записи или после неё.

Если следователю (суду, адвокату) необходимо использовать содержание записи до эксперт­ного исследования, то рекомендуется изготовить копию звукозаписи–оригинала и работать с копией. В случае невозможности изготовления копии число прослушиваний ориги­нальной записи необходимо ограничить до минимума. При многократном прослушивании можно придать оригиналу новые свойства, случайно уничтожить часть фонограммы либо ухудшить звучание записи, зафиксированной на носителе.

Направляемую для экспертного исследования аппаратуру необходимо надлежащим образом упаковать. При упаковке следует соблюдать осторожность, чтобы не вызвать изме­нения характера и вида идентификационных признаков. На направляемой для экспертного исследования аппаратуре не рекомендуется проводить никаких действий, даже таких простых, как воспроизведение видео- или звукозаписей. Важно выяснить, не подвергались ли подлежащие исследованию магнитофоны, микрофоны, линии передач техничес­кому регулированию после выполнения исследуемой записи, не ремон­тировались ли и не переделывались ли  они т.п.

Такие меры предосторожности по отношению к объектам экспертного исследования обусловлены тем, что заключение эксперта как доказательство формируется по результатам исследования представленных эксперту объектов и других материалов, от доброкачественности которых в немалой степени зависит и доброкачественность заключения как доказательства. Доброкачественность представленных на экспертизу материалов обуславливается прежде всего их физическим состоянием. Носители информации – магнитные ленты, CD и DVD диски, твердые диски персональных ЭВМ и т.д., а также аппаратура видео- и звукозаписи (видеомагнитофоны, видеокамеры, микрофоны, магнитофоны и т.д.) яв­ляются вещественными доказательствами. Неумелое обращение с ними, неправильное их хранение или фиксирование при транспортировке могут привести к частичному или полному повреждению видео и (или) звукозаписей и регистрационной аппаратуры и тем самым затруднить либо сделать невозможным решение поставленной перед экспертами задачи.

Зафиксированная на носителе информация может быть изменена и даже “погашена”. По этой причине не следует хранить, например, магнитные ленты в стальных шкафах и вблизи от массивных металлических предметов, в местах с высокой температурой или с высокой влажностью. Нужно охра­нять ленты и диски от механических повреждений, пыли и т.д. Транспортиров­ку носителей звуковой и видеоинформации и аппаратуры, предназначенной для идентификационных исследований, следует осуществлять в упаковке, предохраняющей их от механических повреждений, пыли и влаги.

В тех случаях, когда магнитофонная лента разорвана на части, ее не следует реставрировать.

Затрагивая вопрос достоверности исследуемых материалов, заметим, что такая достоверность обуславливается надлежащим процессуальным оформлением этих материалов, что гарантирует относимость их к делу.

Выше уже отмечалось, что при идентификации личности по звучащей речи эксперту должны быть представлены образцы голоса и речи лица, подлежащего идентификации3. Если следователь или суд при отборе сравнительных образцов фигуранта экспертного исследования не учитывает требований, предъявляемых к указанным действиям, это затрудняет производство экспертизы, а в некоторых случаях делает её успешное выполнение невозможным. При подготовке сравнительного материала следует учитывать, что на качество фонограммы образца влияет целый ряд факторов, в частности технические параметры аппаратуры регистрации звука, акустические характеристики того помещения, в котором производится запись, эмоциональное состояние фигуранта и т.п.

 

В процессе экспериментальной записи используются различные формы и способы отбора образцов речи:

  • монолог – рассказ по тематике, связанной с содержанием основной фонограммы. Применяя такую форму получения образцов, достигают их сопоставимости с исходной записью по смыслу, теме, интонационной структуре отдельных фраз и высказываний;
  • диалог – запись вопросов судьи (следователя) и ответов проверяемого;
  • чтение заранее неизвестных фигуранту экспертизы текстов 1) в обычном и 2) в ускоренном темпе.

 

В процессе подготовки к получению образцов следует определить, какие условия должны быть обеспечены в процессе записи и каким способом (установление психологического контакта с проверяемым, точная формулировка вопросов, планирование содержания беседы) этого можно достичь. Содержание вопросов необходимо продумать заранее, чтобы получить сравнительные материалы, сопоставимые с основной фонограммой. В ходе записи не следует прерывать испытуемого, надо дать возможность ему свободно высказаться, даже если он отклоняется от темы. Желательно получить образцы живой, свободной речи фигуранта общей длительностью не менее 20 – 25 минут);

  • чтение текста. При этом по указанию отбирающего образцы судьи (следователя) выбранный  текст может быть прочитан медленно, быстро, с рукой, приложенной ко рту, и т.д. Длительность образцов чтения должна быть не менее 5 – 7 минут для каждого вида чтения.

 

В целях обеспечения пригодности образцов голоса и речи для сравнительного исследования, их сопоставимости с исходной записью нужно стремиться получить сравнительные материалы в аналогичных технологических и акустических условиях или (если такое невозможно) попытаться смоделировать такие условия в процессе записи фонограммы-образца.

Качество записи речевого сигнала зависит не только от местоположения микрофона относительно источника звука, технических характеристик микрофона и устройства звукозаписи и акустики помещения, но и от сопровождающего запись шума.

Если возможность получения образцов голоса и речи в студийных условиях отсутствует, желательно производить запись фонограммы образца на аппарате, который использовался при записи исходной фонограммы, а если и это невозможно, то с помощью аппаратуры с теми же (или близкими) характеристиками канала записи. Например, если фонограмма представляет собой запись телефонного разговора, то сравнительные материалы также должны изготавливаться с применением телефона и телефонного адаптера.

Какие же характеристики должен иметь тракт записи для обеспечения статистических измерений параметров речи? Согласно требованиям ГОСТ Р 50840–95 оптимальная частотная характеристика тракта передачи должна обеспечить совпадение огибающей спектра помехи, приведенной ко входу тракта и спектра речи на входе. Для обеспечения наибольшей помехоустойчивости передачи частотная характеристика, близкая к оптимальной, должна быть линейной в областях частот 70…500; 3000…7000 Гц и иметь подъем 6 дБ/окт в области частот 500…3000 Гц. Динамический диапазон – не менее 60 дБ, нелинейные искажения – менее 1%.

На характеристики устройств звукозаписи, используемых при отборе образцов голоса и речи, следует обратить особое внимание. Требования к указанным характеристикам неодинаковы в различных задачах криминалистической экспертизы звукозаписей.  Так, коэффициент детонации у кассетных магнитофонов первого и второго классов составляет 0,2…0,4 %, что отрицательно сказывается на качестве исследования, например, акустических характеристик выражения эмоций. При изучении акустических характеристик эмоций – испуга, ярости, страха и т.д. коэффициент детонации должен быть минимальным.

Несоблюдение требований к условиям и средствам звукозаписи ведет к искажению спектрального состава изучаемых признаков и, следовательно, к уменьшению их идентификационной значимости.

Из вышесказанного видно, что наряду с техническими характеристиками немаловажную роль играет сопоставимость основной фонограммы и образцов речи с точки зрения ситуации общения. Если такая сопоставимость не была обеспечена судьей или следователем в процессе получения образцов, то имеющийся в распоряжении эксперта речевой материал должен анализироваться на предмет выбора из него сопоставимых фрагментов.

Добавим, что получение образцов голоса и речи для сравнения с исходными записями, исполненными в необычных условиях, как правило, должно происходить с участием спе­циалиста, способного обеспечить должное качество сравнительного речевого материала.

При подготовке материалов для проведения криминалистической экспертизы звукозаписей желательно, чтобы следователь (суд) представил экспертам сведения о человеке (подозреваемом, обвиняемом, свидетеле), в отношении которого проводится идентификационное исследование (решается вопрос о тождестве). К таким сведениям относятся данные о возрасте, нацио­нальности, образовании, прошлом и настоящем местах жительства, трудовой деятельности, физическом и психическом состоянии до и после записи исследуемой фонограммы и т.д. Указанные материалы могут иметь существенное значение для определения вида и объема экспериментальных сравнительных образцов, а также для экспертной оценки результатов сравнительного исследования.

 

Общая характеристика возможностей экспертизы видео- и звукозаписей

 

Криминалистическая экспертиза видео– и звукозаписей относится к числу новых родов экспертных криминалистических исследований. В процессе ее развития наметилось два направления, т.е. два вида экспертизы, один из которых – криминалистическая экспертиза видеозаписей – в системе экспертных учреждений Минюста в настоящее время только складывается, а второй – криминалистическая экспертиза звукозаписей уже сформировался и бурно развивается.

Говоря о криминалистической экспертизе видеозаписей, следует подчеркнуть, что развитие аппаратных и (что ещё более важно) программных средств обработки видеоизображений, основанное на новых возможностях вычислительной техники и современных видеоадаптеров расширяет возможности данного вида экспертизы, ставя, однако, перед экспертами и целый ряд новых вопросов.

Так, останавливаясь на особенностях идентификации личности по видеоизображениям, подчеркнем, что, например, судебно-портретная экспертиза, проводимая с использованием такого современного носителя информации, как видеозаписи, требует разработки новых подходов к решению диагностических и идентификационных задач криминалистического исследования видеопортретов. Это обусловлено тем, что видеозаписи, применяемые в повседневной практике, обладают определенными техническими параметрами, которые не обеспечивают должную разрешающую  способность и высокое качество изображения и, в известной мере, ограничивают объем информации об объекте исследования. По этой причине при разработке соответствующих методик особое внимание следует обратить на цифровое преобразование сигнала, которое следует проводить без потери информации и без сжатия (компрессирования) сигнала – в высоком стандарте  (желательно в стандарте не ниже XGA, SXGA). Только такое преобразование позволяет получить высококачественное, на уровне сигналетической фотографии4 видеоизображение, отображающее необходимый для экспертной и иных видов идентификации комплекс признаков внешности.

Переходя к вопросам исследования звукозаписей и, в первую очередь, к вопросам анализа звучащей речи,  заметим, что при проведении экспертных исследований голоса и речи в СЭУ Минюста России практически повсеместно используется система языково-измерительных методов. Это вызвано комплексностью и многоаспектностью данного вида экспертных исследований.

Указанная система отражена и в структуре экспертного заключения, в котором инструментальной части исследования представленной звукозаписи (т.е. просодическому и спектральному анализу) предшествует аудитивная и лингвистическая части (т.е. перцептивный анализ – анализ на слух) единого комплексного идентификационного исследования. Целью аудитивной части является не только выявление идентификационных признаков данной группы, но и выбор наиболее информативного (с точки зрения последующего лингвистического и инструментального анализа) речевого массива, а также  определение набора требований к экспериментальным образцам речи.

Языково-измерительный подход к проведению криминалистических экспертиз звучащей речи в настоящее время признан наиболее эффективным. Опираясь на новейшие достижения языкознания, кибернетики  и электроники, его непрерывно совершенствуют. Использование данной системы методов позволяет проводить идентификацию лиц на основании совокупности индивидуализирующих признаков звучащей речи, которые в каждом конкретном случае составляют устойчивый комплекс, как правило, достаточный для установления индивидуально–конкретного тождества.

В языково-измерительном подходе органически сочетаются аудитивный лингвистический и инструментальный методы выделения и анализа идентификационных признаков звучащей речи. Кроме того, в данном подходе,  наряду с измерением и математическо–статистической интерпретацией физических параметров устной речи, учитываются все психофизические и “языковые” (т.е. фонетические, лексические, синтаксические, семантические, психолингвистические, социо–лингвистические и др.) особенности, а также патология речи, голоса, слуха.

Располагая соответствующим сравнительным материалом и аппаратно–вычислительными средствами, позволяющими выделять необходимые признаки звучащей речи даже в условиях зашумленных звукозаписей, эксперт может провести идентификацию лица и в случае наличия на фонограмме помех, шумов и искажений. К недостаткам языково-измерительной системы методов следует отнести трудоемкость данного подхода, поэтому он применяется при произ­водстве экспертиз лишь по наиболее важным уголовным делам.

Сокращение продолжительности проведения криминалистической экспертизы звукозаписей можно возможно путем автоматизации исследования с помощью ЭВМ и использования математических методов. ЭВМ позволяет автоматизировать отдельные стадии процесса выделения различных признаков звучащей речи, их анализ и сравнение. При этом оценка результатов исследования остается процессом творческим.

Существует несколько методик идентификации лиц на основании физических параметров звучащей речи с применением ЭВМ. Указанные методики отличаются главным образом перечнем и числом индивидуализирующих признаков, которые используются в процессе идентификации. Общим для всех методик является, однако, использование ЭВМ, оборудованных специальными устройствами, позволяющими непосредственно обрабатывать речевые сигналы. С помощью ЭВМ производится автоматический статистический анализ времен­ных и частотных зависимостей, проявляющихся в этих сигналах.

Следует отметить, однако, что несмотря на широкое применение в КЭЗ вычислительной техники и средств мультимедиа исследование звучащей речи перцептивными методами (т.е. по слуху) является для экспертов обязательным. Сегодняшний уровень развития лингвистики, психологии, физиологии, психолингвистики позволяет широко использовать в экспертных исследованиях аудитивный анализ речи. Современный аудитивный метод в зависимости от числа и качества индивидуальных особенностей говорящего, отразившихся в его речи, дает возможность выявить большое количество черт и особенностей личности, получить данные для  идентификации говорящего.

 

На основании данных аудитивного анализа может быть также построен так называемый речевой портрет, т.е. с той или иной степенью вероятности могут быть определены

  • национальность, пол, возраст, район формирования устной речи и возможные места длительного проживания анализируемого лица;
  • его профессия, уровень и направление образования, знание им иностранных языков, его интересы;
  • эмоциональное, психическое и физическое состояние в момент записи;
  • наличие патологии мышления и психических болезней, а также некоторых видов заболеваний, например афазии (потерю речи), расстройства речи, рака гортани, расщепления неба, хронической хрипоты, катаральных состояний, состояние зубов (натуральные, искусственные, потеря главным образом передних зубов);
  • влияние наркотиков, алкоголя и т.д.

 

Данный метод применяется также для исследования шумов акустического окружения, сопутствующих зафиксированному на фонограмме разговору. В зависимости от числа, типа и характера акустических событий из записи можно получить полезную информацию: определить местность (село, город, район города), улицу (тихая, оживленная), характеристики помещения, в которых производилась запись; действия, выполняемые лицами в момент разговора, тип примененного огнестрельного оружия и т.д. Так, в РФЦСЭ при производстве одной из экспертиз по уголовному делу, связанному с расследованием убийства, были проведены спектрально-временные и аудитивные исследо­вания записи звуков выстрелов.

 

Экспертная практика показывает, что шумы, записанные на исследуемой фонограмме, часто содержат ценную доказательственную информацию. Наряду с исследованием звучащей речи  иногда необходимо исследовать характерные, в том числе и индивидуальные, структуры признаков, позволяющие идентифицировать источники шума  технического происхождения – автомобиль, самолет, пишущую машину и др.

 

Идентификация средств регистрации изображения и звука (видеомагнитофонов, магнитофонов, диктофонов и т.д.) осуществляется на основе анализа как групповых (общих), так и частных признаков, отобразившихся на носителе видео– или звуковой информации. При использовании общих признаков определяется группа тех аппаратов, на которых могла быть произведена запись. По совокупности общих и частных признаков устанавливается конкретный аппарат видео– или звукозаписи. Технология данных исследований базируются на выделении амплитудно-частотных признаков и других параметров регистрирующего устройства, которые присутствуют на видео- или фонограмме.

В процессе исследования материалов видео- и (или) звукозаписей решается и такая важная задача, как обнаружение признаков монтажа5 или изменений, внесенных в видео- или фонограмму в процессе записи или после неё.

Обсуждая вопросы монтажа звукозаписей, отметим, что данная диагностическая задача судебной экспертизы требует использования методов, относящихся к области судебной трасологии, магнитооптики, лингвистики, кибернетики, электроакустики и т.д. Кроме того, в процессе исследования применяется специализированная аппаратура. Не останавливаясь подробно на трасологической части исследования магнитной ленты на предмет присутствия на ней признаков монтажа,  заметим только, что исследованию должна быть  подвергнута не только магнитная лента (в том числе и геометрия расположения на ней магнитных дорожек), но и корпус той компакт–кассеты (микрокассеты, видеокассеты), в которой лента размещена. Последнее необходимо для установления наличия признаков вскрытия кассеты, если таковое имело место.

В то время как трасологическая часть исследования позволяет выявить признаки механического и электронного аналогового монтажа, следующая за ней аудитивно-лингвистическая часть экспертизы может оказать существенную помощь в обнаружении признаков не только механического и аналогового, но и электронного цифрового монтажа звукозаписей.

Поясним, что неестественное, физиологически необоснованное звучание некоторых реплик может возникнуть в том случае, когда в результате монтажа “обрезается” часть звучащего слова, фразы или высказывания. При этом оставшаяся часть может звучать физиологически необоснованно. Такое явление может сопровождаться отсутствием признаков монтажа инструментальной группы. В таких случаях возрастает роль аудитивно–лингвистического анализа. Ещё одним признаком этой группы служит определяемая на слух неоднородность акустического фона. При окончательном решении вопроса о наличии монтажа указанная неоднородность устанавливается далее, в инструментальной части исследования, с помощью средств спектрального анализа.

Интересно отметить, что, исходя из списка признаков  инструментальной группы, наиболее эффективными (с точки зрения обнаружения следов монтажа) оказываются такие параметры зафиксированного на фонограмме сигнала, которые вообще не воспринимаются на слух. К ним в первую очередь относятся низкочастотные и высокочастотные составляющие гармонического типа: следы фона электросетевого питания в низкочастотной области и следы высокочастотного подмагничивания записываемого сигнала. Последний параметр, однако, удается обнаружить далеко не во всех случаях, а только на магнитных лентах высшего качества и при использовании магнитофона высшего класса.

Анализируя звуковую информацию при поиске следов возможного монтажа, следует учитывать, что в зафиксированном на фонограмме сигнале дополнительно отражаются не только следы аппаратуры, использованной для записи и (или) передачи звука, но и следы того помещения, в котором производилась запись. Для выделения и исследования этих следов используются специальные спектральные методы, реализованные в специализированных системах и программных пакетах обработки звуковых сигналов, которые часто называют звуковыми редакторами. Визуализируя специальные признаки, которые по своей сути являются носителями необходимой эксперту информации, специалисты, обладающие специальными познаниями в области криминалистической экспертизы звукозаписей, могут получить убедительные доказательства присутствия (или отсутствия) на исследуемой фонограмме признаков монтажа или изменений, внесенных в процессе записи или после неё.

Приведенные данные об объектах, задачах и методике криминалистических исследований видео- и звукозаписей показывают, насколько сложен и трудоемок процесс решения идентификационных, диагностических и классификационных задач, возникающих в оперативно–розыскной, следственной и судебной практике, в связи с использованием в качестве доказательств устройств регистрации изображения и звука; носителей видео- и звуковой информации, записанных на них изображениях, речи человека, шумов акустической обстановки. Поэтому следователи и суды при подготовке материалов для проведения данной экспертизы должны широко использо­вать консультации, а если это необходимо, то и помощь специалистов.

Кроме того, следствию (суду) при назначении экспертизы и планировании сроков ее выполнения в экспертном учреждении необходимо учитывать тот факт, что процесс выделения идентификационных, диагностических, классификационных признаков, количество этих признаков и, как следствие, характер формулируемых экспертом выводов, тесно связан с качеством представленных на исследование материалов (в данном случае с качеством видео- и звукозаписей).

 


  

1 Наименование рассматриваемого рода экспертизы происходит от названия наиболее распространенных ее объектов.

 

2 Список носит информационный характер и не претендует на полноту.

3 Образцы речи могут быть свободными и экспериментальными. Свободные образцы — это записи речи проверяемого лица, выполненные до исследуемой за­писи и не связанные с обстоятельствами расследуемого события. Такие образцы удается обнаружить лишь в ограниченном числе случаев. Экспериментальными образцами речи считаются фонограммы, специально выполненные фигурантами экспертизы по предложению следователя (суда) в целях использования этих фонограмм в качестве сравнительных материалов при проведении идентификационной криминалистической экспертизы.

4 Т.е. фотографии, выполненной  в стандартных для криминалистики ракурсах при соблюдении необходимых условий съёмки.

5 Согласно под монтажом следует понимать “объединение двух или более частей одной или нескольких ранее записанных фонограмм путем перезаписи, при котором могут вноситься изменения в записываемую информацию, и может изменяться очередность фрагментов”.

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 2855 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека

Полезно!

Страхование путешественников