Регистрация

http://konsar.ru - Стружкоотсос, пылеуловители КОНСАР САРОВ УВП-1200, УВП-2000, УВП-3000, УВП-5000, УВП-7000, УВП-1200А, УВП-2000А

Значение криминалистической характеристики для установления субъекта налоговых преступлений

Для успешного выявления и расследования налоговых и иных эконо­мических преступлений необходимо знание характера первичной инфор­мации о рассматриваемых преступлениях, средств и приемов ее получения и проверки; способов уклонения от уплаты налогов и особенностей их от­ражения в материальных носителях информации; размера материального ущерба, причиненного указанными преступлениями; характеристики личности налогоплательщиков, уклоняющихся от уплаты налогов; условий, способствующих совершению этих преступлений, и других обстоятельств, которые в их совокупности и взаимосвязи составляют криминалистическую характеристику налоговых преступлений. 

 

Способы уклонения от уплаты налогов не существуют изолированно. Их отражение в материальных носителях информации позволяет выявить характерные связи между ними. Каждый способ уклонения от уплаты на­логов находит свое отражение в материальных носителях информации и личностных источниках. В частности, А. Ф. Лубин подразделяет источники информации о налоговых преступлениях на три группы: документальные, личностные и вещественные.

 

Аналогичной классификации придерживается и Е. М. Ашмарина, которая в одном случае считает документы носителями информации, а в другом — источниками. Однако, на наш взгляд, более точной и соответствующей правоприменительной практике является классифи­кация, предложенная Е. П. Фирсовым. Он полагает, что объекты информа­ции можно подразделить на материальные (объединяющие документаль­ные и вещественные носители информации) и личностные (являющиеся источниками информации).

 

 К личностным источникам информации, по мнению Е. П. Фирсова, относятся лица, располагающие сведениями о признаках налоговых пре­ступлений, о времени, способах и других обстоятельствах совершения преступлений. Среди них непосредственные исполнители работ (продавцы, водители, экспедиторы, грузчики и т. д.), покупатели (потребители), за­казчики, контрагенты, секретари, работники охраны, а также аудиторы, ревизоры, члены инвентаризационных комиссий, сотрудники налоговых инспекций, полиции и службы БЭП.

 

Субъектами налоговых преступлений, по классификации Е. П. Фирсова, являются физические лица, имеющие доход, превышающий уста­новленный законодательством предел, а также руководители и бухгалтеры предприятий (организаций, фирм), которые подписывают соответствующие бухгалтерские документы, представляемые в налоговую инспекцию. Не­редко роль бухгалтеров выполняют лица из числа родственников руководителя или рядовых сотрудников фирм. Руководители организаций, как правило, лица с высшим образованием, имеющие высокий профессио­нальный уровень и обширные деловые и личные связи, а также преследую­щие цели уклонения от уплаты налогов. Изучению свойств личности, со­вершившей преступление, в криминалистической литературе уделяется весьма существенное значение и внимание. При этом подчеркивается, что личность преступника, находясь во взаимосвязи с остальными эле­ментами преступной деятельности (способом совершения и сокрытия преступления, местом, временем и т. п.), оказывает весьма значительное влияние на механизм преступной деятельности, в том числе и при совер­шении налоговых преступлений. Поэтому данные о свойствах личности преступника являются непременным элементом криминалистической ха­рактеристики любого вида преступлений. В свою очередь криминалисти­ческая характеристика является первым элементом методики расследования конкретных видов преступлений.

 

Для изучения криминалистической характеристики важное значение имеет сочетание криминалистической модели личности преступника и его криминологического портрета. В связи с этим необходимо отметить по­лезность и актуальность для правоприменительной практики ряда теоре­тических работ И. И. Кучерова, посвященных криминологическим аспектам налоговой преступности, где дан криминологический портрет личности налогового преступника.

 

Однако в правоприменительной практике имеют место случаи, когда возникают затруднительные ситуации по определению криминалистической модели личности налогового преступника и его криминологического пор­трета. Такие же проблемы очень часто имеют место и при рассмотрении данных вопросов по иным экономическим преступлениям, так или иначе связанным с налоговыми преступлениями. Поэтому надо иметь в виду, что криминалистическая модель личности преступника и его криминологи­ческий портрет далеко не одно и то же и имеют существенное отличие и значение в плане добычи и легализации доказательств, изобличения пре­ступника и предупреждения налоговой преступности в целом.

 

Анализ практики показывает, что при рассмотрении методики рассле­дования налоговых преступлений значительное место отводится анализу психологических свойств лиц, совершивших или совершающих налоговые преступления.

Если криминологи изучают в личности преступника те свойства, ко­торые при взаимодействии со средой или преступной ситуацией порождают преступное поведение, иными словами, все входящее в причинный комп­лекс преступления, то криминалисты уделяют внимание любому свойству личности, которое можно использовать в процессе раскрытия, расследо­вания и предупреждения преступлений. При этом, конечно, их интересы в определенной степени могут совпадать (например, при разработке ти­пологических характеристик тех или иных групп преступников). Но типо­логическая криминологическая характеристика преступников и типоло­гическая криминалистическая модель преступников отличаются друг от друга в связи с решаемыми задачами и, соответственно, объемом сведений о свойствах рассматриваемых лиц.

 

Непременными условиями криминалистического аспекта изучения личности преступника являются классификация его свойств и выделение наиболее значимых из них применительно к той или иной группе преступ­ников.

 

Следовательно, для построения криминалистической модели личности лиц, совершающих налоговые преступления, необходимо выделить систему их свойств. К системе свойств личности преступника, в том числе и в сфере налоговых преступлений, можно отнести его социальные, психологические и биологические свойства, находящиеся во взаимосвязи и взаимообуслов­ленности. К лицам, совершающим налоговые преступления, применим анализ следующих свойств их личности:

социальных: материальное благосостояние и источники получения доходов, профессия, наличие судимости, семейное положение, связи и вхождение в различные малые социальные группы, положение в иерархи­ческой преступной структуре и выполняемые функции, наличие наград и т. д.;

психологических: знания, умения и навыки, способности, черты характера, мировоззрение, свойства, характеризующие эмоциональную, волевую сферу, и т. д.;

биологические: пол, возраст, антропологический тип, состояние здоровья и т. д.

 

В правоприменительной практике необходимость исследования лич­ности налоговых преступников обусловлена в первую очередь тем, что уголовно наказуемые деяния в сфере налогообложения относятся к категории «интеллектуальные преступления». Эффективная, успешная борьба с данной категорией экономических преступлений невозможна без всестороннего анализа образа мышления и личности злостных нарушителей налогового законодательства.

Кроме того, как было сказано выше, налоговые преступления нередко пронизывают иные экономические преступления, взаимосвязаны с ними, и налоговые преступники, таким образом, как бы аккумулируют совокуп­ность черт, свойств личностей разнообразных экономических преступников. При этом доминируют специфические, принадлежащие только налого­вым преступникам криминалистические аспекты личности налогового преступника.

 

Необходимо заметить, что отечественные криминологи, проводя ис­следования личностей преступников, совершивших экономические пре­ступления в период так называемой «перестройки» и первоначального этапа развития рыночных отношений в России, в основном ограничива­лись изучением классических типов экономических преступников — рас­хитителей и взяточников. За последние десять лет в сфере экономической деятельности произошли радикальные изменения, которые повлекли за собой изменение Конституции РФ и уголовного законодательства. Ряд составов преступлений, вошедших в новый Уголовный кодекс РФ, в пре­жнем отсутствовал, что не могло не отразиться на правоприменительной практике. Следственные и судебные органы столкнулись с проблемой реа­лизации уголовно-правовых норм, по которым практически отсутствовала необходимая методологическая и научно обоснованная база. При рассле­довании уголовных дел по налоговым преступлениям и их судебном раз­бирательстве практическим работникам пришлось анализировать и иные экономические преступления: незаконное предпринимательство, неза­конная банковская деятельность, лжепредпринимательство, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных неза­конным путем, и т. д.

 

При проведении анализа субъектов перечисленных экономических преступлений в правоприменительной практике вынужденно использовали метод аналогии. В связи с этим исключительная специфичность преступных нарушений налогового законодательства и личности налоговых преступ­ников требует проведения дополнительного специального исследования.

 

Правоприменительная практика показывает, что налоговым преступ­никам присущи те же типичные черты, что и иным лицам, совершающим корыстные преступления. К числу таких черт специалисты относят: полное или частичное уклонение от выполнения важнейших конституционных гражданских обязанностей; удовлетворение преимущественно материальных потребностей, главным образом — за счет общества; отсутствие сдержи­вающих центров к совершению аморальных и противоправных деяний; явно преувеличенное самомнение как о деловом человеке, умеющем «кра­сиво» жить, которому все дозволено и доступно. Этой категории лиц при­сущи частнособственническая психология, ярко выраженная корыстная антиобщественная установка, выражающаяся в стремлении получить от общества больше материальных благ, не давая ему ничего взамен.[7] Исходя из этого, определяющим фактором в нравственно-психологическом ас­пекте налоговых преступников следует признать корыстную мотивацию. Лица, совершившие налоговые преступления, в большинстве своем харак­теризуются завышенным уровнем материальных притязаний, стремлением к приобретению объектов недвижимости, предметов роскоши и т. п. В на­стоящее время предприниматель не может пойти на хищение средств и имущества, участвующих в воспроизводственном цикле и обеспечивающих функционирование его бизнеса, однако перспектива «сэкономить» на обязательных налоговых платежах весьма привлекательна для него.[8] По­этому уклонение от уплаты налогов рассматривается налоговыми преступ­никами как один из главных способов достижения указанных выше целей.

 

Анализ правоприменительной практики показывает правильность выводов о корыстной мотивации уклонения от уплаты налогов. Однако совершенно правильно мнение автора ряда научных трудов, посвященных изучению криминологической характеристики личности налогового пре­ступника, И. И. Кучерова о том, что не все налоговые преступления совершаются на основе личной корыстной заинтересованности. В практике имеют место факты, когда сокрытые от налогообложения средства ис­пользуются руководителями предприятий для модернизации производ­ственного оборудования, погашения кредитов и увеличения оборотных средств, карьеристских устремлений.[10] В составе мотивов совершения на­логовых преступлений встречаются иногда и забота о трудовом коллективе, когда сокрытые от налогообложения средства направляются на выплату заработной платы, поощрение сотрудников, приобретение для них жилой площади. Для отдельных лиц мотивом совершения преступления служит нежелание уплачивать налоги, основывающееся на неправильном пони­мании таких категорий, как добропорядочность, справедливость, честь. Многие преступники, являющиеся приверженцами особой идеологии, имея низкий уровень правовой культуры, считают «делом чести» не упла­чивать налоги, полагая, что добросовестное исполнение налоговых обяза­тельств нанесет урон их деловой репутации.

 

В качестве побуждающих факторов отмечается и необходимость возме­стить расходы, связанные с содержанием «крыш» или понесенные в резуль­тате рэкета. Криминологический портрет личности налоговых преступни­ков включает в себя и элементы криминалистической модели налогового преступника. Анализ правоприменительной практики показывает, что предупредительно-профилактическая деятельность должна быть направ­лена в первую очередь на повышение правосознания налогоплательщика, налоговой культуры населения.

 

По мнению первого заместителя руководителя ГНС России В. А. Пав­лова, «кардинально изменить ситуацию можно только добившись перелома в общественном сознании по отношению к обязанности платить налоги. Мы провели специальный опрос, в результате которого более 2 % опро­шенных глав администраций субъектов РФ отметили недостаточную ра­боту ГНС РФ по информированию налогоплательщиков, повышению их налоговой грамотности».

 

Целенаправленное формирование с использованием всех общест­венных институтов цивилизованного, лояльного отношения населения к налогам, закрепление в общественной морали норм, поощряющих стрем­ление жить в ладу с законом, вносить свой посильный материальный вклад в укрепление государственных основ, должно быть одной из основных задач государства по воспитанию у наших соотечественников налоговой культу­ры. И наоборот, уклоняющиеся от этой конституционной обязанности должны осуждаться с точки зрения нравственности.

 

Таким образом, основной детерминантой «налоговой преступности» является нравственно-психологическое состояние налогоплательщиков, включающее в себя следующие аспекты:

негативное отношение к существующей налоговой системе;

низкий уровень правовой культуры;

корыстная мотивация.

 

Как мы видим, в основе самой детерминанты «налоговой преступно­сти» лежит многообразие характеризующих признаков личности преступ­ника. В зависимости от наличия определенной совокупности признаков личности налогового преступника представляется возможным прогнози­ровать налоговое правонарушение или преступление, которое способен совершить определенный тип личности при наличии соответствующих условий и обстоятельств.

 

Например, по данным Российского независимого института соци­альных и национальных проблем, экономические формы девиации харак­терныв основном для мужчин старшей возрастной группы молодежи (от уплаты налогов уклонялись 8,4% молодых людей в возрасте до 20 лет, и 15 % — в возрасте 24—26 лет).[14] Наибольшее же количество совершаемых налоговых преступлений приходится на лиц в возрасте от 31 до 40 лет — 36 % и от 41 до 50 лет — 36 %, что обусловлено наиболее активным участием представителей этих возрастных категорий в предпринимательской дея­тельности. Специалисты Российского независимого института соци­альных и национальных проблем также пришли к выводу, что профессио­нальная деятельность людей является важным фактором экономической девиации. По их данным, молодые предприниматели втрое чаще уклоня­лись от уплаты налогов, чем, например, гуманитарная интеллигенция, у которой уровень этих форм девиации самый низкий.

 

Анализ правоприменительной практики подтверждает выводы Рос­сийского независимого института социальных и национальных проблем, в частности, проведенные исследования показывают, что в 82 % случаев инициатива совершения налоговых преступлений исходила от руководи­телей, которые зачастую являлись и владельцами предприятий. Нередко при совершении преступлений руководитель предприятия не ставит в извест­ность бухгалтера о совершенных им финансово-хозяйственных операциях, а денежную выручку, не сдавая в кассу, использует по своему усмотрению. Бухгалтерские работники действуют на основе трудового договора или по совместительству, т. е. не участвуют в распределении прибыли предприятия, а следовательно, в меньшей степени заинтересованы в сокрытии объектов налогообложения. Поэтому при совершении преступлений бухгалтеры чаще выступают в роли соучастников. Исключение составляют бухгалтер­ские работники, являющиеся совладельцами предприятий или членами семей, представители которых осуществляют руководство. В этих случаях бухгалтерские работники играют активную роль в совершении преступлений. По изученным уголовным делам в 6 % случаев преступления совершались именно бухгалтерами. Однако состав лиц, совершающих налоговые пре­ступления, не ограничивается руководителями и бухгалтерами. Около 4 % от общего числа налоговых преступлений совершается гражданами, осущест­вляющими предпринимательскую деятельность без образования юриди­ческого лица (граждане-предприниматели). Преступления, совершаемые указанными лицами, были преимущественно связаны с нарушением по­рядка декларирования доходов.

 

Для совершения налоговых преступлений нетипично создание пре­ступных групп. Групповые преступления составляют менее 10 % от общего числа. По указанной категории уголовных дел практически не встречаются факты создания преступных групп, состоящих из четырех и более лиц, а число преступлений, совершенных с участием трех лиц, составляют лишь 4 %. Обычно число участников совершения преступлений не превышает двух человек; ими, как правило, являются руководитель и бухгалтер. Догово­ренность между руководителем предприятия и бухгалтером позволяет им использовать самые различные способы сокрытия объектов налогооб­ложения и вносить ложную информацию в любые документы бухгалтерского учета и отчетности. В роли соучастников в ряде случаев выступали заместители руководителя, кассиры, кладовщики, товароведы.

 

Среди налоговых преступников отличительным признаком является незначительное число ранее судимых. Их доля составляет всего 7 %. В первую очередь это объясняется высоким социальным положением, интеллекту­альным уровнем и материальной обеспеченностью лиц данной категории.

 

Следует согласиться со специалистами, которые отмечают, что обра­зовательный и интеллектуальный уровни во многом определяют характер преступления, поскольку данные качества в значительной мере влияют на круг интересов и потребностей, направленность общения и досуга и в ко­нечном счете — на образец поведения лица. Налоговые преступники отли­чаются высоким образовательным уровнем, и, как отмечалось выше, пре­ступные нарушения налогового законодательства относятся к категории «интеллектуальных преступлений». Поэтому значительный интерес представ­ляет определение образовательного уровня и интеллектуального развития неплательщиков налогов. Проведенные Федеральной службой налоговой полиции исследования личности налогового преступника показали, что 58 % осужденных имели высшее, неполное высшее образование или ученую степень, а 22 % — среднее специальное образование.[15] И это понятно, поскольку лица, ответственные за ведение бухгалтерского учета, представление от­четности, должны иметь соответствующие специальность и квалификацию. Интеллектуальный характер налоговых преступлений нашел наиболее четкое отображение именно в этом показателе, так как число лиц с высшим образованием среди всех совершивших другие преступления составляет всего 4 %.

 

В 74 % случаев налоговые преступления совершаются мужчинами. Средний возраст налоговых преступников составляет 38 лет. Следует от­метить, что лица, виновные в совершении налоговых преступлений, мо­ложе 20 лет практически не встречаются. Лицами в возрасте от 21 до 30 лет совершено 20 % преступлений данной категории, от 31 до 40 лет — 36 %, старше 51 года — 8 %. То обстоятельство, что среди налоговых преступников лиц моложе 20 лет практически нет, объясняется объективными причинами: в этом возрасте они не имеют соответствующего образования, жизненного и делового опыта, связей. Налоговые преступники отличаются высоким уровнем материального благосостояния, что типично для лиц, занимаю­щихся предпринимательской деятельностью. В определенной степени это подтверждается также усредненным показателем суммы ущерба, причиняе­мого государству в результате совершения одного налогового преступле­ния, поскольку известно, что значительная часть сокрытых от налогооб­ложения средств обращалась преступниками в личную собственность. Кроме того, необходимо отметить, что обвиняемые (подозреваемые) по данной категории дел во избежание уголовной ответственности зачастую избирают активную позицию защиты. Налоговые преступники нередко пытаются ввести в заблуждение налоговые органы путем неверного тол­кования положений налогового законодательства, а в качестве оправда­ний представляют различные фиктивные договоры и другие документы.[17] Сравнительный анализ типологии личности преступника позволяет сделать вывод, что для налоговых преступников присуща характерная только для них система свойств, включающая в себя как общесоциологические, так и юридические критерии оценки личности. Совокупность личностных качеств, обусловливающих преступление, и ее взаимосвязь с остальными элементами преступной деятельности (способом совершения и сокрытия преступления, местом, временем и т. п.) дают возможность выработать определенную методологию прогнозирования индивидуального преступ­ного поведения, под которым следует понимать возможную вероятность совершения преступления в будущем тем или иным конкретным лицом. Важность и значение данной методологии для правоприменительной практики заключаются в предупредительно-профилактической работе как общей налоговой преступности (или экономической преступности в целом), так и рецидивной. В данном случае личность должна изучаться с позиции криминологии и с позиции криминалистики, поскольку определенные свойства личности возможно изучить только в процессе оперативно-ро­зыскных и следственных мероприятий, на основе анализа налоговых и иных связанных с ними экономических преступлений с помощью криминалистической характеристики.

 

Данный вывод находит свое подтверждение в правоприменительной практике. Состояние и динамика налоговой преступности свидетельствуют о том, что ситуация с криминализацией экономики в стране практически не контролируется государством. Проблема усложняется такими причи­нами, как высокая степень латентности налоговой преступности, образо­вательный уровень налоговых преступников, обладающих в том числе до­статочными знаниями в области права и экономики, что позволяет им совершать преступления с различными ухищрениями и нередко избегать уголовной ответственности. Кроме того, достаточно высокая криминальная активность налоговых преступников, проявляющаяся в продолжаемом ха­рактере преступной деятельности и ее многоэпизодичности, не позволяет на практике реально оценивать состояние и динамику налоговой преступ­ности, своевременно выявлять виновных лиц, привлекать их к установ­ленной законом ответственности и своевременно отрабатывать мероприятия превентивного характера.

 

По данным исследований Д. И. Беднякова, в материалах оперативно-розыскных подразделений содержится самая разная информация, имеющая ориентирующее значение для собирания доказательств по уголовному делу: о способе совершения преступлений — в 70 % изученных материалов оперативно-розыскных служб; о размере материального ущерба — в 38 %; о лицах, совершивших преступления, — в 74 %; о составе преступных групп — в 60 %; о предметах и документах, могущих быть доказательствами по делу, и их местонахождении — в 79 %; о лицах, которые могут быть до­прошены в качестве свидетелей, — в 73 %; о связях проходящих по делу лиц — в 64 %; об ухищрениях, используемых преступниками для сокрытия совершенных деяний, — в 61 %; об избранной подозреваемыми и обвиняе­мыми линии поведения на следствии — в 40 %; о склонении организаторами преступных групп своих сообщников к даче ложных показаний — в 36 %; о воздействии на свидетелей с целью их склонения к даче ложных показа­ний — в 37 %. Таким образом, обширная информация о свойствах лич­ности преступника, полученная в ходе проведения оперативно-розыск­ных мероприятий, нередко является необходимой доказательной базой по уголовному делу при соответствующем процессуальном оформлении, по­зволяет составить полный портрет преступника, спрогнозировать его возможное преступное поведение и спланировать необходимые мероприятия по выявлению и раскрытию преступления, документированию преступной деятельности личности, пресечению и профилактике преступного деяния. Однако, как показывает практика, такая информация, несмотря на ее важность, далеко не полностью и не всегда представляется следователям, в производстве которых находятся уголовные дела по налоговым преступлениям, и не используется ими в полном объеме, что негативным образом сказывается на процессе борьбы с налоговыми и иными экономическими преступлениями. Этому в определенной степени способствовала относи­тельная неурегулированность данного вопроса законодательством РФ и подзаконными нормативными актами, в связи с чем необходимо отметить своевременность и важность для правоприменительной практики научных разработок в указанной области права А. Ю. Шумилова.

 

Материалы оперативно-розыскной деятельности могут быть исполь­зованы в методологии прогнозирования индивидуального преступного поведения путем анализа и обобщения свойств изучаемой личности с учетом специфических условий получения и обработки информации в соответ­ствии с новым оперативно-розыскным законодательством, существенно расширяющим возможности по борьбе с налоговыми преступлениями. Оперативные и следственные материалы содержат элементы криминали­стической характеристики в отношении:

граждан РФ, иностранных граждан (подданных), лиц без граждан­ства, постоянно или временно проживающих или пребывающих на терри­тории РФ, т. е. информацию по физическим лицам как субъектам налоговых правонарушений и преступлений;

лиц, без вести пропавших (человек, исчезнувший с места постоян­ного жительства, местонахождение которого неизвестно его родственникам или близким), могущих быть субъектами налоговых правонарушений и преступлений;

должностных лиц (человек, постоянно, временно или по специ­альному полномочию осуществляющий функции представителя власти либо выполняющий организационно-распорядительные, административно-хозяйственные функции в государственных органах, органах местного само­управления, государственных и муниципальных учреждениях);

юридических лиц (организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное иму­щество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные не­имущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде).

 

Таким образом, совокупность получаемых сведений в ходе проведения оперативных и следственных мероприятий содержит необходимую ин­формацию о лицах — объектах уголовно-процессуальных мер воздействия за совершение налоговых преступлений. Она содержит биофизиологические, социально-демографические, психологические, нравственные, социально-ролевые, уголовно-правовые признаки, т. е. то, что составляет структуру личности. Однако необходимо отметить, что эти признаки находятся в тесной взаимосвязи, образуя единое целое. Такое единство при изучении свойств личности с криминалистической точки зрения обозначает харак­теристику свойств человека как биологического организма и человека как личности (общесоциологическое понятие), совершившего налоговое или иное экономическое преступление. При этом, изучая природу преступного деяния, причины и условия, способствующие совершению преступления, криминалистическая модель личности преступника позволяет глубже изу­чить все процессы, влияющие на формирование как субъективной стороны преступного деяния, так и объективной стороны в плане анализа способов, методов совершения преступления (уклонения от уплаты налогов или страховых взносов, незаконного предпринимательства и т. д.). Кроме того, криминалистическая модель личности налогового преступника дает возможность более достоверно определить причиненный государству ущерб и пути возмещения ущерба на основе анализа образа жизни, уровня материального благосостояния виновных и его близких родственников, вскрыть реальное состояние налоговой преступности и спрогнозировать мероприятия по ее стабилизации. Без знания и владения необходимой информацией о лицах, совершающих или совершивших налоговые преступления, практически невозможно бороться эффективно с латентной преступностью, к которой относится налоговая и связанная с нею иная экономическая преступность.

 

К примеру, анализ динамики налоговых преступлений с конца 1992 г. по 1997 г. показывает их резко прогрессирующий рост. Число воз­бужденных уголовных дел возросло с 147 до 6723, число осужденных за этот период увеличилось с 4 до 1450 человек. Указанные цифры далеко не в полной мере отражают масштабы налоговой преступности. По про­гнозам специалистов Федеральной службы налоговой полиции России, основная часть преступлений не выявляется, а количество уголовных дел должно возрасти до 15—20 тыс. в год.[20] И данный прогноз, к сожалению, оправдался. В производстве следственных подразделений налоговой поли­ции России на конец 1999 г. находилось 21 290 уголовных дел. В первом полугодии 2000 г. федеральными органами налоговой полиции самостоятельно и во взаимодействии с другими правоохранительными и контро­лирующими органами было выявлено 22 200 нарушений налогового за­конодательства, что в 1,75 раза больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Кроме того, было также выявлено 10 461 иных правонарушений, материалы по которым направлялись в другие органы для принятия решений. Одновременно анализ статистических данных о результатах деятельности правоохранительных органов по борьбе с пре­ступлениями в сфере экономической деятельности показывает постоянный рост преступлений, совершенных в крупном и особо крупном размерах, либо причинивших значительный ущерб государству. В первом полугодии 2000 г. всеми правоохранительными органами в сфере экономической дея­тельности было выявлено 27 тыс. преступлений, что в 1,7 раза больше, чем за аналогичный период прошлого года. Всего по налоговым наруше­ниям, выявленным с участием федеральных органов налоговой полиции, установлен ущерб, причиненный государству в размере 26 млрд. рублей, из которых возмещено более 10,4 млрд. рублей.

 

Таким образом, для успешного выявления и расследования налоговых и иных экономических преступлений важное значение имеет изучение криминалистической характеристики, которая позволяет анализировать динамику, интенсивность, устойчивость и латентность данных преступ­ных деяний, определять реальный экономический ущерб, причиненный государству преступлениями, выявлять условия и причины, способствующие их совершению, группировать и обобщать способы уклонения от уплаты налогов с целью их локализации и пресечения использования в практике налогоплательщиков и, конечно, изучать свойства личности лиц, совер­шивших указанные преступления.

 

Криминалистическая модель личности налогового преступника среди прочих элементов криминалистической характеристики требует дальнейшей научно-теоретической проработки с учетом повышенной общественной опасности налоговых преступлений. Безусловно, чрезвычайная ситуация в экономике страны складывалась под воздействием многих неблагопри­ятных факторов, прямым следствием чего и являются снижение собираемости налогов и рост налоговой преступности. Правительством России в последнее время принят ряд мер для повышения налоговой дисциплины, совершенствования налогового законодательства. Однако кардинально изменить ситуацию можно только добившись перелома в общественном сознании по отношению к обязанности платить налоги. Необходима ко­ординация усилий всех федеральных и местных органов власти, науки, средств массовой информации, имеющих те или иные рычаги влияния на формирование надлежащего налогового поведения населения.

 

 

Литература:

[1] Криминалистика. Расследование преступлений в сфере экономики/ Под ред. А. Ф. Лубина. Нижний Новгород, 1995. С. 227-228.

[2] Криминалистика / Под ред. В. А. Образцова. М., 1997. С. 651, 656.

[3] Фирсов Е. П. Криминалистическая характеристика налоговых преступлений. Вопросы квалификации и расследования преступлений в сфере экономики: Сб. науч. ст. Саратов, 1999. С. 91-92.

[4] См., напр.: Жбанков В. А. Концептуальные основы установления личности пре­ступника в криминалистике: Дис. ... доктора юрид. наук. М., 1995.

[5] Жбанков В. А. О свойствах личности членов организованных преступных струк­тур в сфере экономики // Актуальные проблемы борьбы с коррупцией и организованной преступностью в сфере экономики: Материалы научно-практической конференции. М., 1995.

[6] Жбанков В. А. К вопросу об изучении свойств личности лиц, совершающих нало­говые преступления // Материалы Первой межведомственной научно-практической кон­ференции ФСНП России. М., 1998. С. 34-35.

[7] Ляпунов Ю. И. Корыстные правонарушения нетерпимы. М., 1989. С. 8.

[8] Поролло Е. В. Налоговый контроль: принципы и методы проведения. М., 1996. С. 5.

[9] Кучеров И. И. Налоговые преступления. М., 1997. С. 18.

[10] Кучеров И. И., Марков А. Я. Расследование налоговых преступлений. М., 1995. С. 15, 26, 30.

[11] Кучеров И. И. Налоги и криминал. М, 2000. С. 52—53.

[12] Павлов В. А. Формирование налоговой культуры как важнейшее условие финансовой стабильности в стране // Материалы Первой межведомственной научно-практиче­ской конференции ФСНП России. С. 5—6.

[13] Алмазов С. Н. Налоговая преступность — угроза экономической безопасности России // Там же. С. 13.

[14] Новая Россия// Независимая газета. 1998. II февр.

[15] Кучеров И. И., Платонов Л. В. Криминологическая характеристика преступлений в сфере налогообложения. Актуальные проблемы совершенствования методов выявле­ния, предупреждения и пресечения налоговых преступлений // Материалы научно-прак­тической конференции Академии налоговой полиции РФ. М., 1999. С. 69-70.

[16] Криминальная ситуация в России и ее изменение / Под ред. А. И. Долговой. М., 1996. С. 43.

[17] Кучеров И. И. Налоги и криминал. С. 46—49.

[18] Бедняков Д. И. Непроцессуальная информация и расследование преступлений. М., 1991. С. 93-94.

[19] Шумилов А. Ю. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». М., 1997; Новый оперативно-розыскной закон России: Учебно-практи­ческое пособие. М., 1997.

[20] Кучеров И. И., Платонова Л. В. Криминологическая характеристика преступле­ний в сфере налогообложения. Актуальные проблемы совершенствования методов вы­явления, предупреждения и пресечения преступлений. С. 68.

 

В. А. Козлов, 2004

Кандидат юрид. наук, помощник заместителя директора Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотических средств и психотроп­ных веществ.

Правоведение. -2004. - № 1 (252). - С. 75 - 86

 

Статьи по теме:

Понятие и значение криминалистической характеристики налоговых преступлений

Криминалистические проблемы возбуждения уголовных дел об уклонении от уплаты налогов

Некоторые особенности характеристики преступлений связанных с легализацией доходов полученных преступных путём

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 1288 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Навигация

Библиотека